Перейти к публикации
cosmos111

ЮАР || Отбор в РДО ЮАР || Хилтон Хамман - часть I

Рекомендованные сообщения

Одна из первых обстоятельных статей о южноафриканском спецназе – Reconnaissance commandos (Recces). Написана одним из самых авторитетных южноафриканских военных журналистов Хилтоном Хамманом как специальный репортаж для журнала Scope; материал опубликован в 1989 году. Годом позже аналогичная статья Хаммана появилась в журнале Soldier Of Fortune.

SCOPE Mar 1989
Специальный репортаж

Люди-тени южноафриканской армии.
Текст и фото – Хилтон Хамман
Прим.ред.: лица на фотографиях в этом репортаже зачернены по соображениям безопасности. Не говоря уж о том, что если бы я этого не сделал, то меня бы просто расстреляли. 

    Бесшумные воины. Ночные солдаты-невидимки. Рука, которая может протянуться до любой части Африки и нанести удар по какому угодно врагу.
    Когда дело касается войны в буше, то друзья и враги единогласны во мнении: им нет равных. 
    Они живут в обстановке секретности, уходя от прямых вопросов и ответов – люди-тени, не стремящиеся выходить на свет.
    Бойцы легендарных разведывательно-диверсионных отрядов ВС ЮАР – спецназ. 
    Обычно они избегают публичности – за почти что 10 лет, никто кроме военнослужащих спецназа не был допущен на их базу на Полосе Каприви. Но теперь власти имущие из Претории решили немного приподнять завесу секретности и дать нам одним глазком глянуть на то, что там происходит.
    Причины, стоявшие за этим решением, просты. Речь не идет о какой-то там благосклонности по отношению к СМИ или смягчению отношения – Бог свидетель, за те три месяца, что понадобились мне для того, чтобы собрать материал, я более чем часто слышал от них, какая дрянь эти журналисты…

  В основе лежало другое. «Меня тошнит оттого, что люди радостно верят, что мы едим щеночков», - проворчал полковник-спецназовец. – «Я хочу разъяснить этот момент раз и навсегда». 
    Он имел в виду популярную легенду, которая гласит, что каждый кандидат в спецназ при начале курса получает щенка. Он обязан кормить и заботиться о животном, а когда между человеком и щенком возникнут прочные узы, то солдат должен собственноручно перерезать щенку горло и съесть собаку. 
    На самом деле это полнейшая чушь – но люди не устают ее повторять. Постепенно она начала всерьез раздражать парней в малиновых беретах.
    Что касается моего репортажа, то основные правила были обозначены сразу: никаких имен, никаких фото с лицами, никаких деталей, касающихся боевых операций. Во всем остальном мне предоставлялась полная свобода. 
    Мне бы хотелось, чтобы читатели понимали – эта статья не претендует на всеохватность; напротив, она всего лишь вкратце рассматривает жизнь и действия одного из самых лучших боевых подразделений в мире. Я увидел, услышал и снял на пленку очень многое – но по условиям моего соглашения я не имею права привести это в статье. По моему мнению, ничего из того, что я увидел, не способно как-то очернить спецназ – равно как и шокировать читателя. Но уговор дороже денег.
    Не стоит обманываться – эти ребята ничуть не похожи на учителей из воскресной школы. Они профессионалы, прошедшие великолепную подготовку, умеющие убивать врагов своей страны мгновенно и эффективно – что они и делали… и довольно часто.
    Они лучшие в своей области – но перед тем, как вы кинетесь к телефону и начнете дозваниваться в Amnesty International, пожалуйста припомните, что смыслом деятельности любого солдата в любой армии мира является уничтожение врага. Это относится к любому призывнику в армии ЮАР – так же как это относится и к спецназу.     Просто некоторые люди умеют это делать куда более эффективно, чем другие.
    Или, как однажды заметил генерал Джордж Патон: «Цель не в том, чтобы пойти и умереть за свою страну. Цель – сделать так, чтобы какой-нибудь другой болван умер за свою страну».

    Южноафриканские силы специального назначения не могут похвастаться долгой историей. По сравнению с другими полками у них мало исторических традиций, а свое начало они берут в конце 60-х, когда, после встреч с иностранными силами спецназначения, высшее командование начало испытывать нужду в военнослужащих-профессионалах с уникальными навыками, могущими работать глубоко в тылу врага. 

  В 1970 году в сухопутных силах была создана группа, находившаяся в административном подчинении Пехотного училища в Оудсшорне. Она называлась Экспериментальная Оперативная группа. Эксперимент прошел успешно, и 1 октября 1972 года был создан 1-й Разведывательно-диверсионный отряд (коммандо) под командованием легендарного полковника Яна Брейтенбаха. 
    В ходе Операции «Саванна» в 1975 году, спецназовцы оказывали поддержку различным частям и подразделениям, но по-настоящему специальных операций не проводили – поскольку многие командиры тогда просто не понимали уникальность спецназа.
    После «Саванны» возникла необходимость в специализации – и в спецназе была развернута часть, специализирующаяся на морских операциях. Примерно в то же время было сформировано подразделение, выполнявшее операции с участием солдат-африканцев.
    В июле 1978 года в Лангебаане был официально развернут 4-й Разведывательно-диверсионный отряд (коммандо) – часть постоянного состава, способная проводить водные операции. Спустя полгода появилась специализированная черная часть – 5-й Разведывательно-диверсионный отряд (коммандо). 1-й РДО, базировавшийся в Дурбане, остался частью специального назначения, специализирующейся на воздушно-десантных операциях.
    Под конец войны в Родезии, часть Скаутов Селуса и диверсантов САС Родезии эмигрировали на юг и сформировали ядро 3-го и 6-го полков СпН – в Фалаборве и Дурбане. Однако для многих родезийцев служба в вооруженных силах ЮАР была всего лишь «мостиком» для того, чтобы официально осесть в ЮАР и после года службы, большинство из них покинуло южноафриканскую армию в поисках лучшей доли. В 1981 эти полки были расформированы, а персонал переведен в другие части спецназа.
    Примерно в это же время, из-за дефицита кадров, Сухопутные силы решили использовать призывников в спецназе. В июле 1981 года первая группа добровольцев-призывников прибыла на отборочный курс в Дукудуку в северном Натале. 

    Клуб под названием «Спецназ» – это эксклюзивное заведение; для того чтобы в него вступить, необходимо соответствовать определенным требованиям, едва ли не самым жестким в мире. Решение о вступлении в спецназ принимается исключительно добровольно. Но для того, чтобы кандидата просто допустили к началу отбора, он должен удовлетворять очень строгим условиям.
    Для того, чтобы на кандидата обратили внимание и решили, что он достоин начать отборочный курс, он обязан:
    - быть не моложе 18 и не старше 28 лет.
    - отслужить как минимум один год в вооруженных силах.
    - иметь документ о среднем образовании (в некоторых случаях допускаются исключения).
    - быть гражданином ЮАР.

  - владеть двумя государственными языками.
    - не иметь судимостей.
    - быть готовым подписать контракт на 3 года службы по контракту, по окончании 2-летней службы по призыву.
    А самое главное – он обязан соответствовать исключительно жестким стандартам здоровья и физической подготовки. На этом этапе отсеиваются 75% кандидатов – их просто не допускают к отбору.
    «Мы устанавливаем определенный стандарт физической подготовки кандидата, который он обязан пройти – прежде чем на него хотя бы обратят внимание…» - пояснил майор-спецназовец, отвечающий за набор кандидатов. – «В этом случае мы сразу сможем отсеять всех негодных по здоровью и не тратить на них время».

    Тесты по физподготовке на предварительном отборе включают в себя:
    - 20-километровый марш с выкладкой 25 килограммов за 3 часа 15 минут.
    - 5-километровый бег по пересеченной местности за 20 минут.
    - 10 подтягиваний безостановочно.
    - 75 приседаний за 2 минуты.
    - 50 сгибаний и разгибаний пресса безостановочно.
    - эстафета 18 раз по 25 метров за 2 минуты.
    - переноска человека на себе на 200 метров, без снаряжения за 1 минуту.
    - 170 ударов безостановочно.
    Это всего лишь предварительная фаза первоначального отбора. Кандидат, прошедший этот этап, всего лишь получает право на предварительный отбор.
    Он начинается в северном Натале, среди угрюмых лесов Дукудуку. Это жаргонное название, данное местным населением, переводится как «место, где можно заблудиться в темноте».
    Условия там чудовищны. Влажность не опускается ниже 90%, температура днем часто зашкаливает за 40 градусов – а по ночам, когда с побережья наплывают облака и задувает ветер, становится очень холодно. В воздухе роятся тучи москитов и мух, а в высокой траве таятся габонские гадюки.
    Вот что ожидает кандидата в спецназ. Но по сравнению с тем, что будет в дальнейшем, это можно считать райским местечком.

  Окончательный отбор длится три дня, а элементы программы умещаются на одном-единственном листе бумаги и выглядят вполне себе невинно: несколько маршей по трассе... головоломка... упражнения с конструктором Лего. 
    Понедельник в Дукудуку. День душный и влажный. 40 кандидатов в спецназ построились на плацу и сержант-майор, бывший родезйиский САСовец, со шрамом на лице (пуля, выпущенная каким-то коммунистом, разбила ему челюсть) показывает им на ведерко с камуфляжным кремом black-is-beautiful. Они еще не представляют, что находятся на пути, который приведет их в ад – и выведет обратно. 
    Для них это всего лишь начало программы, по окончании которой, спустя год, они получат право носить на груди миниатюрный кинжал, обрамленный лавровым венком – отличительный знак военнослужащего спецназа.
    «Не стесняйтесь, мажьтесь кремом от души, у нас его навалом», - рявкает сержант-майор. Белые кандидаты мажут свои лица кремом с помощью старой тряпки – от жары она высохла и затвердела. Черные солдаты молча улыбаются.
    Black-is-beautiful – дьявольская штука. Он запекается на коже, забивает поры, а когда человек потеет, то крем стекает ручейками. Не дай Бог, он попадет в глаза – ощущение, что в них начался пожар. В общем, это один из случаев, когда черный цвет кожи в Южной Африке дает нешуточное преимущество.

    Первым пунктом программы стоит Vastrap – 45-километровый марш с выкладкой в 40 килограммов. На него отводится не более 15 часов. Тропа петляет по лесу и по другим дорогам, в том числе и песчаным.
    Как только марш заканчивается, то кандидат тут же приступает к упражнению «экстренная эвакуация»: 4-километровый отрезок пути, в течение которого, он должен пронести на себе своего товарища, свое снаряжение, его снаряжение и оружие. Винтовки должны находиться в любое время в безупречном состоянии. Время от времени инструкторы устраивают внезапную проверку оружия.
    В течение этих трех дней ада кандидатам не дают никакой еды – зато воду предоставляют в неограниченном количестве. За каждым шагом кандидатов внимательно следят доктора, психологи и опытные ветераны спецназа. В начале этапа на каждых четверых кандидатов приходится по одному инструктору и одному медику. Но эта пропорция постоянно изменяется, поскольку многие выбывают с курса. 
    На третий день число инструкторов, докторов и психологов значительно превышает число кандидатов.
    Психологи наблюдают за кандидатами все время. Они проверяют и изучают солдат, выявляя у кого есть задатки лидера, а кто из кандидатов «сачкует». Или же просто смотрят за теми, кто готов все бросить и отказаться от прохождения.
    Кандидаты могут отказаться от прохождения в любую секунду. Они и отказываются. Те, кто решает пойти в спецназ для того, чтобы произвести впечатление на подружку, или потом хвастаться перед приятелями в баре своими военными подвигами, очень скоро уходят с курса. 
    Спать не дают – все построено так, чтобы бежать наперегонки со временем. В 9 часов вечера понедельника, как раз когда кандидаты, сумевшие преодолеть первый день испытаний, поздравляют друг друга с этим, их собирают для очередного экзамена – возможно, самого жуткого и требующего от них невероятного психологического напряжения.

    На бумаге этот этап называется обыденно – «Заключенный». Но за этим простым словом кроется пять часов пыток – в буквальном смысле слова. От кандидата же требуется одно – найти в себе силы взглянуть в лицо страху – и преодолеть этот страх.
    «Сейчас вас заберут на следующий этап и будут с вами обращаться, как будто вы находитесь во вражеском плену», - поясняет кандидатам симпатичный майор-спецназовец с обезоруживающей улыбкой. Кандидаты молча стоят уставившись в пространство типичным отсутствующим взглядом. 
    «Разговоры запрещены. Движения запрещены. Если вы хотите уйти с курса – просто позовите инструктора. Все понятно?»
    34 кандидата тупо кивают. Одного за другим их уводят за цепь припаркованных грузовиков. Там их раздевают до пояса, сковывают руки наручниками за спиной, на голову нахлобучивают брезентовый мешок. Чтобы он не сполз, его фиксируют двумя петлями, которые пропускают подмышками. Кандидаты стоят с мешками на головах, похожие на заключенных, ожидающих расстрела. Единственное, по чему можно их опознать – это по номерам, грубо написанным яркой краской на мешках. 
    Бам! Их неожиданно сбивают с ног. «Эй, урод, сел прямо, ноги держи вместе», - рявкает капрал. 
    Может быть и хорошо, что кандидаты не видят стоящие неподалеку баки с водой и кусками льда. 

    Кандидат №2 вопит - инструкторы обливают его водой со льдом, выплескивая ее снизу вверх, так, что она проникает сквозь ткань и попадает ему в ноздри и в рот. 
    Он подается вперед и ледяная вода попадает ему на штаны. Такой ледяной душ будет повторяться каждые 30 минут. Слышно, как стучат его зубы. 
    Он поскуливает, подобно щенку, которого отняли от матери. Затем он начинает всхлипывать – его душит страх, притупляя способность логически мыслить.
    Инструктор хлопает его по спине: «Сидеть смирно!»
    С начала этого упражнения прошло 17 минут – осталось 238.
    «Этим испытанием мы хотим выявить у кандидатов одну очень важную вещь», - поясняет спецназовец. – «Мы хотим найти человека, на которого можно положиться в самый страшный момент. Чтобы выйти живым из такой ситуации, он должен уметь контролировать свой страх. Именно это позволило вернуться капитану Вяйнанду дю Тойту из плена целым и невредимым.
    Эти парни находятся здесь, потому что они хотят получить опасную работу, требующую специальных навыков. Это нерядовая молодежь. Нам необходимо удостовериться, что у них есть все требуемые качества».

    Инструктора начинают набирать ледяную воду в вёдра. С начала испытания прошло 28 минут.
    От звука льющейся воды №2 опять начинает кричать. В этот раз его не пытаются остановить. Обливание начинают с другого конца шеренги – чтобы он мог слышать кряхтение и выдохи своих товарищей, когда ледяная вода льется на их тела.
    «Мы все прошли через это», - замечает один из спецназовцев. Вопли №2 его нисколько не трогают.
    «Это всего лишь вопрос отношения к испытанию. Курсантам не причиняют никакой боли. Вода не делает им больно, просто это очень неприятное ощущение.

  Единственный способ пройти через это испытание – постоянно помнить, что тебе не причинят вреда, и все это закончится через несколько часов».
    «Сэр!» - кричит №2. Зубы клацают, голос дрожит. – «С меня хватит. Я ухожу».
    «Ты уверен?»
    №2 кивает.
    «Развяжите ему руки и отведите к грузовику».
    Над кандидатами, которые решают выйти из борьбы, никогда не смеются. Их интервьюируют, с ними беседуют психологи и потом они с честью возвращаются в свою часть.
    «То, что они дошли до этого этапа – уже выделяет их в отдельную группу», - говорит майор, отвечающий за набор кандидатов. – «Только у крайне малого количества кандидатов получается преодолеть предварительный курс отбора».

    По окончании испытания «Заключенный» «в живых» остается 28 кандидатов и после 10-километрового марш-броска и преодоления полосы препятствий «Летра» их ожидает самое тяжелое испытание – прадедушка подобных экзаменов по имени «Железный крест».
     «Железный крест» - это своего рода шедевр, приводящий в отчаяние кандидатов; злая гениальная шутка. Придуман он был тем самым родезийским сержант-майором – небольшая стальная квадратная рама, к углам которой прикреплены четыре «лапы», сделанные из железнодорожных рельсов.
    Он сконструирован таким образом, что при попытке поднять его за перекладины центр провисает вниз. Это все равно, что пытаться поднять два куска рельса, которые скреплены цепью. 
    Каждая перекладина креста весит 25 килограмм и они все коротко обрезаны – так что тем, кто его несет приходится шагать в буквальном смысле плечом к плечу, не имея возможности взвалить их себе на спины. Рукоятей на «лапах» нет и устройство приходится тащить группе из четырех человек (не говоря о том, что каждый из кандидатов несет свое снаряжение и свое оружие, на котором также нет ни рукоятей для переноски, ни ремней).
    Длительность прогулки с «Железным Крестом» составляет 15 километров – по дорогам, которые время от времени представляют собой песчаные дюны, куда нога утопает по щиколотку. Как они его донесут, и кто его будет нести – это их проблемы. Единственное правило – крест нельзя волочить по земле.
    «Это очень ценное оборудование и государству не понравится, если вы его поцарапаете», - ядовито ухмыляется сержант-майор.
    «Ну и чего мы тут стоим, как старухи? Взяли эту чортову штуку и пошли. У вас на всё про всё 7,5 часов»

   В ходе марша кандидаты пытаются придумать хоть какой-нибудь относительно удобный способ переноски проклятого устройства. С помощью веревок и тросов они делают петли – но перекладины выскальзывают. Они пытаются тащить его на плащ-палатке – но он из нее вываливается, а нейлоновые петли на плащ-палатке режут им руки. 
    Есть только один способ: взять на руки и ковылять. Как вьючные мулы. Если кто-то из команды решает уйти с курса – то инструкторы убирают его перекладину, а оставшаяся группа продолжает брести с крестом далее. 
    В лесу постепенно смеркается. У №37 начинаются проблемы с товарищами по команде. Они постоянно спотыкаются и падают, кроме того, они требуют привала каждые 200 метров. Эта группа плетется в конце, отстав от основной массы почти на 3 километра. Они отстают все больше и больше.
    «Ну давайте, парни», - просит их №37. – «У нас в запасе всего лишь 2,5 часа, а мы едва полпути преодолели. Я что зря что ли прошел через отбор, чтобы под самый коне из-за вас вылететь?»
    Мир жесток. Это испытание рассчитано на команду и «Железный Крест» должен быть доставлен к финишу командой. 
    «Я думаю, что они не справятся», - замечает один из психологов. – «Эти трое потеряли мотивацию двигаться дальше».

    Для №37 ситуация патовая. Он – часть команды. Ему придется вылететь с курса вместе с ними – и из-за них. 
    Его гнев и разочарование группой так же реальны и осязаемы, как и его револьвер, заправленный за брючный ремень. Ему хочется отделать своих напарников, вломить им так, чтобы они пришли в чувство – и только присутствие психологов и инструкторов его останавливает. 
    Помощи со стороны ему не предлагают. Это его проблема, он должен решить ее сам. 
    «Ну, ладно, сволочи», - цедит он сквозь зубы. Он снимает свое снаряжение и швыряет им под ноги. – «Надеюсь, что это вы способны дотащить?»
Затем он взваливает крест себе на плечи и, упрямо сжав зубы (подобно молодому буру идущему сражаться с англичанами), идёт к финишу в одиночку.
    «Эй, уроды, вы там побыстрее шевелите ногами», - кричит он через плечо своим напарникам. Те разбирают между собой его снаряжение и ковыляют за ним вслед.
    «Нет, вовремя он не успеет», - один из инструкторов глядит на часы. 
    Но инструкторы недооценили стремление №37 поступить в спецназ. Он пришел к финишу не просто вовремя, но даже с запасом – и это со 100 килограммами на плечах. И в ходе марша умудрился обогнать 3 других группы.

    Наверное, в этом и кроется ответ. Твое желание стать спецназовцем, должно быть гораздо сильнее, чем боль, которую ты ощущаешь. Охотники за славой и те, кто хочет пострелять ради удовольствия, просто не проходят отбор – «Железный Крест» их ломает.

  Сразу после «Железного Креста» следует головоломка – задачка на сообразительность. Кандидаты должны продеть разноцветные цепи в окрашенные соответствующим цветом отверстия в столбах. Даже когда ты сытый, выспавшийся и весь внимание – задача не из простых. А уж когда ты только что прошел 74 километра, навьюченный, подобно мулу, не ел и не спал два дня – это «развлечение» будет похлеще, чем попытка проверить счет по кредитной карте, будучи вдрызг пьяным.
    Хуже всего то, что ты знаешь: как только ты решил эту задачу, ты берешь этот столб и несешь его на себе – еще 15 километров. 
    Отбор длится три дня. Кандидаты настолько измотаны маршами и перетаскиванием чего-либо, что они уже не помнят, как их зовут. К концу последнего дня отбора они проходят пешком в общей сложности более 110 километров.

    Это жёсткий курс, возможно, самый жёсткий отборочный курс во всем мире – и только самым сильным удается его преодолеть. Из 120 кандидатов, допущенных к первой фазе предварительного отбора, сейчас осталось только 19.
    Главная новость для этих 19 – они едва-едва взяли старт на том, что можно назвать «тысячекилометровым марафоном». Страдания и боль, которые они претерпели в ходе предварительного отбора, всего лишь предоставили им право приступить к годичному курсу подготовки военнослужащего специального назначения. Если они не справятся с требованиями на этом курсе – их могут отчислить в любую секунду, с любого этапа. Те нагрузки, которым они подвергались во время отбора, покажутся им легкой прогулкой в парке – по сравнению с тем, что им еще предстоит испытать.
    Время от времени раздаются голоса, чтобы спецназ немного смягчил отбор и подготовку. Но командование спецназа и слышать об этом не хочет. 
«Мы не собираемся ни с кем спорить или что-что кому-то доказывать», - сказал полковник из штаба СпН. – «Мы готовы довольствоваться всего лишь одним процентом от населения – но самым лучшим процентом».
    На одном из учебных полигонов спецназа, некий кандидат выразил примерно те же самые мысли с помощью надписи мелом на стене. Фраза, возможно, не такая изысканная, как у его командира – но чувства переданы верно: «Грош тебе цена, если ты не в спецназе». 

16fe1694cfcfa27766d3f038b9f995cfc70fe899

СПЕЦНАЗ!
Почему эти солдаты сидят с мешками на головах? Ответ простой – они хотят стать бойцами разведдиверсионных частей. У большинства из них нет ни малейшего шанса…

5f3a9a2917160fdc6ecfde37f76589b26998e66f

БЕЗ ТРУДА НЕ ВЫЛОВИШЬ И РЫБКУ
Кандидату в спецназ назначили наказание в виде дополнительной физподготовки – и он отважно сражается с бревном.

aa9136e7e4e09ce0b24912a3e95c02163591f0e8

УЧЕБНАЯ АТАКА
Отработка навыков агрессии в ходе отборочного курса в спецназ.

Источник:http://archive.is/WYhgJ#selection-1175.0-1177.62

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Статья,про спецназ ЮАР-80х годов.Но вообще не раскрыта тема подготовки ,быта армии ЮАР.

Несколько фото в тему.

 

1cd4fa634fb8262afb50f79d418ebf92.jpg

1cf7b39711e6b20a3eac9d737a51fbde.jpg

0feac8a5c7e0cb001da79c3ca8b29724.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Казарма-это лицо каждого подразделения.

И,личное место/койка, шкаф с набором личных вещей и униформы.

 

8d259a64cf8426c0f18bb248def36398.jpg

63f554adac1b2156ee9e32836637e446.jpg

5d17c41bad4ef9d446195b267e31fbac.jpg

93e44a49888fdf4299205feaacd1f216.jpg

34e95658c6484dd2f7b349943b9ef44d.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 14.9.2016 в 15:32, cosmos111 сказал:

Еще несколько боевых упражнениий.

0c52748f0b3803a3ebb53b7e54c44a59.jpg

1b03c937d7bfbb30f28bf72a8de55770.jpg

7c46323e360851807ccc7ef3581314de.jpg

9f9c4ffef8600e40e87441af1a2c97c6.jpg

Обычная физ подготовка, что тут особенного, у нас во много раз покруче

Изменено пользователем peter

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 17.06.2017 в 18:49, peter сказал:

Обычная физ подготовка, что тут особенного, у нас во много раз покруче

Согласен,но это у нас.А порядок и дисциплина,у них была немецкая.

Бои Куито-Куанавале    .Переправились по одному дряхлому мосту ,а потом всё героически преодолевали.

Два три понтонных моста не судьба было навести,при ширине реки в 40-к метров???

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...