Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Горячее лето 44-го: Юбилей начала Полоцкой операции

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 29-го июня 1944 года – началась Полоцкая наступательная операция, как часть более крупной, стратегической операции «Багратион». Она проводилась силами Первого Прибалтийского фронта, под командованием генерала Баграмяна Ованеса Хачатуровича, выходца из дворянской семьи, и одного из наиболее опытных советских полководцев. 
Генерал Баграмян (будущий маршал), тремя годами ранее встретил войну в должности заместителя начальника штаба Юго-Западного фронта, участвовал в организации первых крупных встречных танковых сражений в районе Дубно, Ровно и Луцка, окончившихся неудачей (кстати, там одним из корпусов командовал будущий маршал Рокоссовский). Затем, участвуя в управлении войсками в ходе обороны Киева, Баграмян в финале сражения успешно прорвался из Киевского котла во главе штабной колонны, тогда как большинство остальных высших офицеров погибли (включая командующего фронтом и начальника штаба фронта). Соответственно, Баграмян был назначен начальником штаба воссозданного Юго-Западного фронта. Первое время он хорошо проявил себя в сражении за Ростов-на-Дону, и затем на начальных стадиях Второй битвы за Харьков. Однако закончилась та битва с результатом «военная катастрофа»: несколько советских армий погибли в Барвенковском котле, и Сталин возложил вину, в том числе, на генерала Баграмяна. Не миновать бы ему трибунала и расстрела, но, как и в случае с Коневым, за него вступился Г.К.Жуков, заявивший, что там виноват не только лишь один Баграмян, и вообще: опытных военачальников не хватает, нужно дать Баграмяну возможность исправиться. По официальной версии, Жуков поручился за Баграмяна, и тот отделался понижением в должности – до начальника штаба армии. Вообще, Жуков чем-то напоминает одного из персонажей Гоголя, который ездил по стране и скупал «мёртвые души», в данном случае – генералов, приговорённых сталинским трибуналом к смертной казни. В письме по поводу Баграмяна, И.В.Сталин указал следующее:
«… Тов. Баграмян не удовлетворяет Ставку не только как начальник штаба, призванный укреплять связь и руководство армиями, но не удовлетворяет Ставку и как простой информатор, обязанный честно и правдиво сообщать в Ставку о положении на фронте. Более того, т. Баграмян оказался неспособным извлечь урок из той катастрофы, которая разразилась на Юго-Западном фронте [имеется в виду предыдущий, Киевский котёл]. В течение каких-то трёх недель Юго-Западный фронт, благодаря своему легкомыслию, не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел ещё отдать противнику 10-20 дивизий. … После всего случившегося тов. Баграмян мог бы при желании извлечь урок и научиться чему-либо. К сожалению, этого пока не видно. … Тов. Баграмян назначается начальником штаба 28-й армии. Если тов. Баграмян покажет себя с хорошей стороны в качестве начальника штаба армии, то я поставлю вопрос о том, чтобы дать ему потом возможность двигаться дальше….».
На армейском уровне управления Баграмян воспользовался своим шансом и показал себя с хорошей стороны, и через полтора года был возвращён на фронтовой уровень, возглавив Первый Прибалтийский фронт. Его войска первыми, 22-го июня 1944 года, вступили в сражение в ходе операции «Багратион», участвовали в создании и ликвидации так называемого Витебского котла, а затем, без оперативной паузы, выдвинулись на Полоцк. Далее фронт Баграмяна постепенно покидал зону проведения операции «Багратион», смещаясь на северо-запад, к Балтийскому морю, вдоль русла реки Западная Двина (протекая далее по территории Прибалтики, эта река называется уже Даугава). Южнее, три «белорусских» фронта приступали к ликвидации, попавшей в «котёл», немецкой группы армий «Центр», а войскам Баграмяна противостояла уже другая группа армий – «Север». 
Полоцк был первым крупным узлом обороны (так называемой «крепостью») на пути войск генерала Баграмяна к Балтийскому морю. Это – самый древний город Белоруссии, и, по одной из версий, он является географическим центром Европы. Город расположен на обоих берегах сливающихся рек Полота и Западная Двина, в 100 километрах ниже по течению последней реки относительно Витебска. Тогда, как и сейчас, в городе было три капитальных моста. Два из них (железнодорожный и автомобильный) немцы успели взорвать, но третий, крепкий и узкий деревянный мост, способный выдержать вес бронетехники, они оставили до последнего – для эвакуации своих войск. Ведь было непонятно – откуда и куда придётся эвакуироваться: по северному берегу на город надвигалась советская 4-я ударная армия, а по южному берегу – 6-я гвардейская. Река была линией разграничения между ними. Кроме того, ещё южнее наступала 43-я армия: её соединения, совместно с частями 1-го танкового корпуса, перерезали железную дорогу Полоцк—Молодечно и вышли на рубеж Германовичи—Докшицы. Кроме того, 1-й танковый корпус 29 июня занял райцентр Ушачи (в 35 км южнее Полоцка), и вырвался на оперативный простор, отсекая с тыла Полоцкую группировку от основных сил немецкой группы армий «Центр».
На подступах к Полоцку противником была оборудована оборонительная полоса «Тигр». Озерно-болотистая местность вокруг Полоцка создавала труднопреодолимый оборонительный район. В городе был создан рубеж круговой обороны. Сама по себе река Западная Двина имеет здесь ширину около 150 метров и, в отсутствие мостов, является серьёзной водной преградой.
Начав выдвижение на Полоцк 29-го июня, уже к утру 1-го июля соединения 6-й гвардейской армии вышли к окраинам Полоцка. Именно эта армия, под командованием генерала Чистякова, наносила главный удар с целью овладения Полоцком. Это та самая армия, которая в своё время завершала ликвидацию так называемого Сталинградского «котла», потом была переброшена в район севернее Белгорода – и очень вовремя, чтобы остановить немецкое наступление на север в ходе Третьей битвы за Харьков. Затем эта армия приняла на себя первый удар немцев на Курской Дуге (в составе Воронежского фронта). После Курской Битвы она, в связи с большими потерями, была выведена в резерв на пополнение и переформирование, и вот теперь снова оказалась в эпицентре одной из главных битв Второй Мировой войны – операции «Багратион».
Упорные бои за Полоцк продолжались 4 дня. Решающий штурм начали подразделения 6-й гвардейской армии во второй половине дня 3-го июля, после овладения единственным мостом через Западную Двину, который соединял две части города (подробнее об этом будет рассказано ниже). Уже на следующий день, к утру 4-го июля, Полоцк был очищен от противника: руководитель немецкой обороны самовольно отдал команду уцелевшим войскам прорываться из окружения, покидая город, несмотря на приказ Гитлера «стоять насмерть». За это Гитлер отстранил от должности командующего группой армий «Север» генерала Линдеманна (кстати, ранее этот генерал прославился тем, что именно его войска окружили и уничтожили советскую 2-ю ударную армию генерала Власова, а самого Власова взяли в плен).
В результате Полоцкой операции, части Первого Прибалтийского фронта продвинулись в целом на 120—130 км за шесть дней, и вышли на рубеж Опса—Козьяны—озеро Нарочь. Приказом Верховного Главнокомандующего, маршала И.В.Сталина, отличившиеся воинские части были удостоены почетного наименования «Полоцких». За взятие Полоцка более 30 советских воинов получили звание Героя Советского Союза.
Один из них – младший лейтенант В.Д.Халев – командир экипажа огнемётного танка ТО-34, который первым ворвался в город, и погиб в уличных боях 2-го июля. Сам танк стоит сейчас на пьедестале возле шоссе на Минск.
Ключевым моментом в сражении за Полоцк было взятие того единственного моста, который упоминался выше. Сейчас этого моста не существует, осталась только дорога – улица Красина, которая с юга подходит перпендикулярно к реке, и далее упирается прямо в воду, а на северный берег мост выходил около дома № 41 по нынешней улице Новопокровской. Как уже говорилось, этот мост не был взорван немцами, но был заминирован и подготовлен к взрыву. 
Группа советского спецназа, под командованием сержанта Дмитрия Фалина, смогла переплыть реку (с южного берега на северный) и обезвредить систему подрыва моста. Однако под огнём противника эта группа была вынуждена отступить, и вернуться в расположение своей части. У немцев появилась возможность снова провести цикл работ по минированию моста, и взорвать его. Допустить этого было нельзя.
Предотвратить взрыв моста было поручено группе под руководством 23-летнего лейтенанта Александра Григорьева, командира 8-й стрелковой роты 158-го гвардейского стрелкового полка 51-ой гвардейской стрелковой дивизии 6-й гвардейской армии. Памятник этим бойцам сейчас установлен на северном берегу реки (там, где раньше стоял мост). О  ходе этого боя, начавшемся рано утром 3-го июля, подробно рассказано в песне «Цена жизни» Ю.Визбора, написанной именно по этому случаю. Текст песни приводится ниже полностью, поскольку не всем читателям ранее доводилось слышать про лейтенанта Григорьева (в отличие от рядового Райана). Примечание: упоминаемый в песне «генерал» - это командир дивизии С.В. Черников. После длительного боя, немцы выжгли огнемётами группу лейтенанта Григорьева, но повредить мост уже не успели - на него ворвались советские танки.

"Товарищ генерал, вот добровольцы – 
Двадцать два гвардейца, и их командир,
Построены по Вашему..." – "Отставить. Вольно!
Значит, вы, ребята, пойдете впереди.

Все сдали документы и сдали медали.
К бою готовы, можно сказать.
Видали укрепленья?" – "В бинокль видали".
"Без моста, ребята, нам город не взять".

Этот город называется Полоцк,
Он войною на две части расколот,
Он расколот на две части рекою,
Полной тихого лесного покоя.

Словно старец, он велик и спокоен,
Со своих на мир глядит колоколен,
К лесу узкие поля убегают –
Белорусская земля дорогая.

"Задача такова: в город ворваться,
Мост захватить и от взрыва спасти.
Моста не отдавать – держаться. Держаться
До подхода наших танковых сил.

А мы-то поспешим, мы выйдем на взгорье,
Прикроем артиллерией смелый десант.
Как Ваша фамилия?" – "Лейтенант Григорьев!"
"Успеха Вам, товарищ СТАРШИЙ лейтенант!"

… Беги вперед, беги, стальная пехота –
Двадцать два гвардейца и их командир.
Драконовым огнём ревут пулеметы,
Охрана в укрепленьях предмостных сидит.

Да нет, она бежит! В рассветном тумане
Грохочут по настилу ее сапоги,
И мост теперь уж наш! Гвардейцы, вниманье:
С двух сторон враги, с двух сторон враги!

Четырнадцать атак лавой тугою
Бились об этот малый десант.
Спасибо Вам за всё, товарищ Григорьев –
Командир десанта, старший лейтенант.

Вот берег и река, грохотом полны,
И мост под танками тихо дрожит...
Товарищ генерал, приказ Ваш исполнен,
Да некому об этом Вам доложить.

 

Интерактивная карта боевых действий приведена по ссылке:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Aa89f5795a2fdf3e43bc378525a050d6e39d5bcdc7c260158db3db876a1aee93f&source=constructorLink 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...