Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Горячее лето 44-го: Юбилей начала операции "Багратион"

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 22-го июня 1944 года – Советская Армия приступила к проведению акции возмездия, приуроченной к годовщине начала Великой Отечественной войны. Эта операция, в отличие от предыдущих крупных наступлений (вроде Сталинграда или Курской Дуги), имела ярко выраженный карательный характер. Она получила кодовое название «Багратион», по имени одного из полководцев 19-го века.
Выбор этого имени мог быть продиктован, как минимум, двумя соображениями. Во-первых, приблизительно тогда же отмечался юбилей (135 лет) победного завершения последней русско-шведской войны: она окончилась 5-го сентября 1809 года, когда во Фридрихсгаме был заключен мирный договор (в соответствии с ним, поверженная Швеция отдавала России в вечное и нераздельное владение территорию Финляндии и Аландские острова). Генерал Багратион в той войне командовал дивизией, затем корпусом; именное его войска, преодолев по льду Ботнический залив, заняли эти самые Аландские острова и вышли к берегам Швеции, на расстояние вытянутой руки от Стокгольма. Во-вторых, генерал Багратион в ходе Отечественной войны 1812 года (с Наполеоном), уже командуя армией, руководил боевыми действиями как раз в тех краях, о которых ниже пойдёт речь: его армия встретила первый удар противника под Гродно, затем с боями отступала к Бобруйску и Могилёву, и, перейдя Днепр, вышла из окружения в районе Смоленска. И вот что интересно (хотя к делу уже не относится): генерал Багратион погиб при точно таких же обстоятельствах, что и генерал Ватутин в 1944-м: в ходе Бородинского сражения он получил огнестрельное ранение в ногу, с переломом и раздроблением большеберцовой кости, от неправильного лечения началась гангрена, и через 17 дней скончался.
Официальной датой начала операции «Багратион» считают следующий день (т.е. 23-е июня), чтобы избежать чрезмерной событийной нагрузки на 22-е. Хотя (как мы увидим ниже по тексту), боевые действия начались именно 22-го, пусть и не всеми силами и не на всех участках.
Часто «Багратион» называют одной из крупнейших войсковых операций в истории человечества; по своим масштабам она стоит на втором месте после Днепровско-Карпатской операции, проведенной тремя «украинскими» фронтами весной 1944 года, в ходе которой была ликвидирована немецкая группа армий «Юг».
Ранее уже говорилось, что логика тотального советского наступления в летнюю кампанию 1944 года, на всём пространстве межу Белым и Чёрным морями, заключалась в поочередном нанесении ударов, причём каждая последующая наступательная операция проводилась южнее предыдущей. По этой логике, после успешно проведенного наступления в Карелии и Ленинградской области (начатого 10 июня), пришел черед Белоруссии, и персонально – немецкой группы армий «Центр». Как известно, именно она, три года назад (22.06.1941) нанесла самый первый и самый мощный удар. Для сравнения, в районе Карпат немецкие войска начали наступать примерно 26-28 июня, т.е. через неделю после начала войны; на севере были участки, где они вообще не продвинулись за всю войну. Теперь же получилась прямо противоположная ситуация: южнее и севернее Беларуси, довоенная территория СССР уже была очищена от немецких войск, и только группа «Центр» слегка задержалась на нашей земле, образовав так называемый «Белорусский балкон». В деловой практике это называется «принцип LIFO»: первым зашёл – последним вышел.
Общий замысел операции «Багратион» состоял в отсечении этого «Белорусского балкона» и превращении его в гигантский «котёл», путём нанесении двух сходящихся ударов – с юга и с севера, с точкой встречи в районе Минска. Южную «клешню» (в районе Бобруйска) создавали войска Первого Белорусского фронта (они, как мы увидим далее, перешли в наступление позже – 24-го июня), а северную (в районе Витебска) – войска двух фронтов: Третьего Белорусского и Первого Прибалтийского. На центральном участке (между северной и южной «клешнями», т.е. в роли «тела краба») в районе Могилева действовал Второй Белорусский фронт. Специфика операции заключалась в том, что просто уход противника из Белоруссии считался нежелательным результатом: нужно было обязательно окружить и уничтожить (а не как Жуков с Коневым, раз за разом выпускали немцев из «котлов» на Правобережье Днепра). В этом был разительный контраст с предыдущей установкой Сталина от 1943 года: «Сейчас надо прогнать врага с нашей земли. А окружать их мы будем потом» - в этом тогда выразилось его разочарование от мучительно долгой (3 месяца) ликвидации так называемого Сталинградского «котла».
Боевая задача войск северной «клешни», которые перешли в наступление первыми (частью сил – с 22-го июня, основными силами с 23-го), заключалась в следующем. На первом этапе операции «Багратион», эти два фронта проводили свою частную Витебско-Оршанскую операцию, с целью овладеть областным центром Витебск, обходя его с разных сторон и замыкая кольцо окружения юго-западнее Витебска. Кроме того, Второй Белорусский фронт должен был овладеть ещё и райцентром Орша (в 75 км южнее Витебска, на шоссе Витебск – Орша – Могилев – Гомель).
После овладения Витебском, два фронта должны были продолжать наступление по расходящимся направлениям. Первый Прибалтийский фронт, под командованием генерала Баграмяна, должен был наступать по северо-западному маршруту: Витебск – Полоцк – Глубокое – Швенчёнис — Шяуляй – Клайпеда и выйти к Балтийскому морю, тем самым отрезав друг от друга две немецкие группы армий – «Центр» и Север». Третий Белорусский фронт, под командованием генерала Черняховского, должен был от Витебска двигаться на юго-запад, формируя северную «стенку» будущего гигантского «котла», и далее на Борисов – Минск – Молодечно – Вильнюс – Каунас – Лида – Гродно – Кёнигсберг (нынешний Калининград).
Общее руководство операцией «Багратион» осуществлял маршал Сталин. Его представители на местах: маршал Василевский – координировал взаимодействие между собою двух фронтов северной «клешни», маршал Жуков – взаимодействие южной «клешни» с «телом краба».
22-го июня 1944 года, войска северной «клешни» провели разведку боем. В полосе Первого Прибалтийского фронта (состоявшего из двух общевойсковых армий: 6-й гвардейской и 43-й) разведка боем проводилась силами десяти стрелковых рот, усиленных танками, после небольшой артиллерийской подготовки. В результате, в полосе 6-й гвардейской армии, в течение первого дня (22-го июня) и ночи на 23-е июня была прорвана главная полоса обороны противника на участке шириной 15 километров (глубина прорыва 5-7 километров), оттеснив подразделения немецкой 252-й пехотной дивизии. На следующий день, 23-го июня, эта армия, перейдя в наступление уже всеми силами, допрорвала главную полосу обороны противника на участке Савченки – Новая Игуменщина (шириной 20 км), и к 21:00 часам (23-го июня) продвинулась на 12-16 км, овладев 96-ю населенными пунктами, в том числе сильным узлами сопротивления противника: Крицкое, Залужье, Сиротино, Добрино.
В полосе 43-й армии (того же фронта), в ходе разведки боем 22-го июня, отдельным подразделениям удалось, начав атаку в 16 часов, на 0,5-1,5 км вклиниться в оборону противника. В ночь на 23 июня была взята деревня Замошье, а к утру 23-го июня передовые подразделения вышли к деревне Гороватка, продвинувшись таким образом до 3,5 км. На следующий день, 23-го июня, перейдя в наступление уже всеми силами, 43-я армия прорвала оборону противника на участке Новая Игуменщина – Ужмекино (шириной 16 км), овладела в течение дня (23 июня) узлами сопротивления Шумилино и ст. Сиротино, и к 21-00 часам продвинулась на глубину 16 км.
Этот глубокий прорыв войск Первого Прибалтийского фронта в течение 22-23 июня заставил противника начать быстрый отвод своих войск по расходящимся направлениям: 9-й армейский корпус отступал к реке Западная Двина, а 53-й армейский корпус — на южные и западные окраины Витебска.
В полосе соседнего Третьего Белорусского фронта, в течение дня 22 июня, в ходе разведки боем пехотные подразделения из состава 5-й армии захватили первые две траншеи противника, и вели бой в направлении Машкова. С целью наращивания успеха пехотинцев, командование армии в тот же день ввело в бой 153-ю танковую бригаду и 954-й полк САУ. В результате подразделениям 5-й армии удалось захватить плацдармы на южном берегу реки Суходревка, и в течение ночи на 23-е июня переправить на них пехоту, танки и артиллерию. На следующий день (23-го июня), перейдя в наступление уже всеми силами, 5-я армия прорвала оборону противника на участке Заречье — Шельмино. Подразделения 72-го стрелкового корпуса этой армии форсировали реку Лучеса и захватили плацдармы в районе деревень Ковали, Заречье и Савченки, разгромив немецкую 299-ю пехотную дивизию и захватив железнодорожный мост (тем самым была перерезана железная дорога Витебск — Орша). Подразделения 65-го стрелкового корпуса (той же, 5-й армии) после тяжелых боев во второй половине 23 июня захватили плацдармы на реке Лучеса в районе Рудаков, Калиновичей. Немецкое командование пыталось переломить ситуацию, введя в бой части 14-й пехотной дивизии при поддержке САУ, однако все их контратаки были отбиты. В результате части 5-й армии продвинулась вперед на 10 км и к концу дня расширили прорыв до 26 км. Оборонявшиеся здесь части 6-го немецкого армейского корпуса начали отход.
Остальные армии Третьего Белорусского фронта (39-я, 11-я гвардейская и 31-я) перешли в наступление 23-го июня, после артиллерийской подготовки и авиаударов по обороне противника.
39-я армия наступала на участке Перевоз — Романово: 5-й гвардейский стрелковый корпус этой армии в 6:00 прорвал оборону противника на участке Перевоз — Кузьменцы (шириной 6 км), форсировал реку Лучеса, с ходу заняв 3 переправы (к 12:00), а уже к 13-00 перерезал железную дорогу Витебск — Орша у станции Замостье. Части 84-го стрелкового корпуса (этой же армии) в течение дня вклинились в главную полосу обороны противника, силами 158-й стрелковой дивизии овладев населенным пунктом Бабиновичи. К концу дня 39-я армия вышла на рубеж Тишково — Ляденки, а передовыми частями в район Шелки (продвинувшись за день до 13 км).
11-я гвардейская армия прорывала оборону противника на участке озеро Зеленское — Киреево. Практически сразу же её наступающие части захватили первую траншею противника, и поселок Киреево, однако из-за сильного сопротивления немецкой 78-й штурмовой дивизии, дальнейшее продвижение советских войск на этом участке было приостановлено. На правом фланге этой армии, части 16-го гвардейского корпуса успешно прорвали оборону в лесисто-болотистой местности и к 10-00 захватили Остров Юрьев. Несмотря на многочисленные контратаки противника, наступление на правом фланге армии успешно развивалось. К исходу дня (23-го июня) армия продвинулась на глубину от 2 до 8 км в своей полосе наступления.
31-я армия вклинилась в оборону противника на глубину до 3 км, и к концу дня вела бой на рубеже: лес 2 км юго-западнее Киреёво — восточнее Бурое Село – восточнее Загваздино.
Продолжая наступление в последующие дни, 43-я армия (Первого Прибалтийского фронта) охватывала Витебск с северо-запада, а навстречу ей город охватывала с юга 39-я армия (Третьего Белорусского фронта). Немецкий 6-й армейский корпус, оборонявшийся южнее Витебска, был рассечён на несколько частей и утратил управление; командир корпуса генерал Пфайффер был убит, один из командиров дивизий этого корпуса взят в плен живым, остальные командиры дивизий убиты. Оставшиеся части корпуса, потеряв управление и связь друг с другом, мелкими группами пробирались на запад. 24-го июня Первый Прибалтийский фронт вышел к реке Западная Двина. 25 июня в районе Гнездиловичей (к юго-западу от Витебска) 43-я и 39-я армия соединились. В результате в районе Витебска (западная часть города и юго-западные окрестности) оказался окружён немецкий 53-й армейский корпус генерала Гольвитцера и некоторые другие части. В «котёл» попали 197-я, 206-я и 246-я пехотные, а также 6-я авиаполевая дивизия и часть 4-й авиаполевой дивизии. Другая часть 4-й авиаполевой была окружена западнее, у Островно.
К утру 27 июня Витебск был полностью очищен от окружённой немецкой группировки, которая накануне непрерывно подвергалась воздушным и артиллерийским ударам. Немцы предприняли активные усилия по прорыву из окружения. В течение дня 26 июня были зафиксированы 22 попытки пробить кольцо изнутри. Одна из этих попыток оказалась успешной, но узкий коридор был запечатан через несколько часов. Прорвавшаяся группа численностью примерно в 5 тысяч человек была снова окружена вокруг озера Мошно. Утром 27 июня командир 53-го корпуса генерал Гольвитцер с остатками вверенных ему войск объявил о капитуляции. Кроме него, в плен были приняты начальник штаба корпуса полковник Шмидт, командир 206-й пехотной дивизии генерал Хиттер, командир 246-й пехотной дивизии генерал Мюллер-Бюлов и другие.
Одновременно были уничтожены малые «котлы» в районе Островно и Бешенковичей, в которых оказались отдельные подразделения противника. Последнюю крупную группу окруженцев возглавил командир 4-й авиаполевой дивизии генерал Писториус. Эта группа, пытаясь уйти через леса на запад или юго-запад, 27-го июня наткнулась на идущую маршевыми колоннами советскую 33-ю зенитно-артиллерийскую дивизию, и была расстреляна; генерал Писториус погиб. Всего из состава 53-го корпуса к немецким частям прорвались двести человек, почти все — раненые. Десятки тысяч были убиты либо взяты в плен (а зачастую: убиты при попытке сдаться в плен – в этом специфика операций карательного типа).
Между тем, на оршанском направлении советское наступление развивалось достаточно медленно. Одной из причин отсутствия эффектного успеха здесь был тот факт, что под Оршей оборонялась сильнейшая из немецких пехотных дивизий — 78-я штурмовая. Она была укомплектована значительно лучше прочих и, вдобавок, имела поддержку почти пятидесяти САУ. Также в этом районе находились части 14-й моторизованной дивизии. Однако 25 июня командование Первого Белорусского фронта ввело в сражение 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием маршала Ротмистрова (в полосе наступления 5-й общевойсковой армии). Танкисты перерезали железную дорогу, ведущую из Орши на запад у Толочина, вынудив немцев к отходу из города; к утру 27 июня Орша была полностью занята советскими войсками. После этого 5-я гвардейская танковая армия лидировала дальнейшее движение основных сил Третьего Белорусского фронта на юго-запад, к следующей цели – райцентру Борисову на реке Березине.
К концу дня 28 июня войска северной «клешни» овладели райцентром Лепель и вышли к району Борисова. На этом Витебско-Оршанская наступательная операция (как часть более крупной операции «Багратион») завершилась, с результатом «военная победа». Как мы увидим далее, это было только начало …

Интерактивная карта боевых действий приведена по ссылке: 
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Aa752d52867be0e2b9a4b6716bd6b1a567689691c5972885e8816fb0c94964d08&source=constructorLink

Говоря о 22-м июня, нельзя не вспомнить строки песни о немецких биноклях, один из которых (на фото) принёс с войны, в качестве трофея мой дед Пётр Прокофьевич Лисичкин:

«… Казалось, стало холодно цветам,
И от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
Обшарили немецкие бинокли…»
 

1viber image.jpg

viber image.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...