Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Юбилей завершения операции "Диадема"

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 19-го мая 1944 года – наши англо-американские партнеры завершили операцию «Диадема» - последнее сражение в рамках 5-месячной битвы за Монте-Кассино, называемой «Итальянским Сталинградом». 
Операция «Диадема» началась 12-го мая, и поначалу развивалась всё так же неблагоприятно для «союзников», как и предыдущие сражения за Монте-Кассино, которые гремели здесь начиная с середины января 1944 года. Однако, в этот раз «союзникам» удалось создать небывалое ранее численное преимущество, удвоив свои силы: к ранее сражавшейся здесь 5-й армии США теперь присоединилась 8-я британская армия. Позиции вокруг Монте-Кассино, обороняемые остатками немецкой 1-й воздушно-десантной дивизии, на этот раз штурмовала уже настоящая «сборная мира» - тринадцать дивизий из США, Франции, Канады, Новой Зеландии, Марокко, Польши, Непала, ЮАР, Раджастана и собственно Великобритании (владелицы вышеперечисленных колониальных регионов, которые стали независимыми государствами уже после Второй Мировой войны).
Столь весомое численное преимущество не замедлило сказаться: на ряде участков немецкая оборона начала трещать и разваливаться. Ключевой успех в наступательной операции был достигнут 14-го мая, когда горнострелковые подразделения 2-й марокканской дивизии из состава Французского Экспедиционного корпуса (5-й армии США) пересекли горный хребет параллельно долине Лири и обошли немецкие укрепления с фланга, оказывая поддержку основным силам британцев, сражавшимся в долине. Место перехода марокканцев не оборонялось противников:  немцы считали, что пересечение войсками подобной местности невозможно. Они недооценили тот факт, что марокканцы имели особую подготовку, ведь они – уроженцы Атласных гор (это горы на северо-востоке Африки, на побережье Гибралтара напротив Испании, воспетые ещё Гомером, и они же – знаменитые «Сцилла и Харибда», между которыми тяжело пройти кораблям, пересекающим Гибралтарский пролив).
Действуя по ночам, марокканские горно-стрелки заняли гору Монте-Майо, тем самым преодолев совершенно непроходимые горы Аурунчи. К 16-му мая они уже углубились в тактическую зону немецкой обороны на 15-18 километров. Это, в свою очередь, позволило их соседям – британцам на следующий день перерезать шоссе номер 6 – главную цель всего сражения: дорогу, ведущую на Рим, мимо Монте-Кассино. В результате, оборонявшиеся немецкие десантники оказались под угрозой окружения на своём главном оборонительном узле – горном монастыре Святого Бенедикта, и ночью покинули его, отступив в сторону Рима.
Тем временем подразделения 2-го Польского пехотного корпуса генерала Андерса (из состава 8-й британской армии), все эти дни отважно штурмовавшие монастырь с фронтального направления, и за это время поредевшие наполовину, продолжили своё наступление 17 мая. Но уже утром 18-го мая, разведывательный дозор 12-го полка подольских улан из состава Карпатской дивизии (была такая в польском корпусе) вошел в монастырь Святого Бенедикта, там оставалось только 30 раненых немецких десантников. Поляки водрузили над руинами монастыря польский флаг как символ своей победы. 
Но битва продолжалась: остатки немецкой 1-й воздушно-десантной дивизии отошли на 13 километров и окопались на запасных оборонительных позициях, так называемой «линии Зенгера». Войска союзников попытались атаковать эту линию сходу, но их поспешная атака не удалась, и они взяли оперативную паузу в несколько дней для реорганизации. За эти дни они перебросили 20 000 единиц бронетехники и 2000 танков через ранее неприступные, а теперь разрушенные укрепления в районе Монте-Кассино.
Следующая атака началась 23-го мая: на правом фланге польский корпус атаковал Пьедимонте, а в центре тактического построения союзников наступала 1-я канадская пехотная дивизия (из состава 8-й британской армии). 24-го мая канадцы прорвали линию обороны, и 5-я канадская танковая дивизия была введена в прорыв. 25-го мая поляки взяли Пьедимонте, и вся линия немецких укреплений рухнула. Дорога на Рим была свободна.
Одновременно развернулись боевые действия на прибрежном плацдарме в районе Анцио-Неттуно (между Монте-Кассино и Римом), где ещё с января 1944 года был заблокирован 6-й пехотный корпус 5-й армии США. 23-го мая американцы с этого плацдарма организовали две продолжительные атаки, задействовав пять из семи дивизий, находившихся на плацдарме. Пользуясь крайне тяжёлой для немцев обстановкой, сложившейся под Монте-Кассино, им удалось прорвать оборону противника, говоря военным языком – вскрыть плацдарм.
Однако далее начало твориться что-то странное. По первоначальному плану, после вскрытия плацдарма, американские войска должны были двигаться перпендикулярно побережью, чтобы перерезать пути отхода к Риму немецкой группировки, оборонявшейся у Монте-Кассино. К 26-му мая этот 6-й американский корпус должен был выйти к путям отступления немцев, и вся их группировка оказалась бы в ловушке, в окружении между Римом и Монте-Кассино, между морем и горным хребтом.
Но в этот момент командующий 5-й армией США генерал Кларк отдал командиру 6-го корпуса совершенно неожиданный приказ: развернуться на 90 градусов и идти вдоль побережья прямо на Рим, т.е. параллельно отступающим немцам, а не перпендикулярно им.
Причины, побудившие Кларка принять такое решение, до сих пор не ясны, и существует много противоречивых теорий, объясняющих происходившее. Большинство исследователей указывают в качестве причины такого решения на амбиции Кларка — желание быть первым, кто войдёт в Рим. Командир 6-го корпуса (генерал Траскотт) писал позднее в своих мемуарах, что «Кларк опасался того, что англичане вынашивают секретные планы, цель которых — первыми быть в Риме». Это весьма странно, поскольку ещё перед началом операции и так было оговорено, что Рим будет брать именно 5-я армия генерала Кларка. Тогда как британская 8-я армия должна была давить на немцев с фронтального направления и теснить их от Монте-Кассино к Риму, нанеся им максимальный урон, а потом, обойдя Рим, продолжить продвижение на север. И, фактически, 8-я армия так и сделала, преследуя отступающую немецкую группировку на протяжении 360 км вплоть до Перуджи.
В тот момент генерал Траскотт был шокирован, он позднее писал в мемуарах: «… Я был ошеломлён. Было не время для того, чтобы идти на северо-запад [на Рим, параллельно побережью], где враг всё ещё был силён; нам надо было направить нашу максимальную мощь на Вальмонтоне [перпендикулярно побережью], чтобы обеспечить уничтожение немецкой армии, отступающей от Монте-Кассино к Риму. Я бы не исполнил приказ, предварительно не поговорив лично с генералом Кларком … однако его не было на побережье высадки и даже нельзя было найти через радиосвязь. …таков был этот приказ, свернувший основное усилие войск в направлении Вальмонтоне и предотвративший уничтожение немецкой армии. 26-го мая приказ был исполнен». И далее: «У меня никогда не было сомнения в том, что если бы генерал Кларк остался верен первоначальному плану операции, если бы он не изменил 26 мая направление моего наступления на северо-восток, то все стратегические цели, поставленные перед высадкой войск у Анцио, были бы полностью достигнуты. Честь первым войти в Рим была плохой компенсацией за эту утерянную возможность». 
Что и говорить, «Итальянский Сталинград» оправдывает своё название только в первой части – упорная оборона (причём здесь немцы выступали в прямо противоположной роли, по сравнению с обычным человеческим Сталинградом). А вот вторая часть – «так называемый Сталинградский котёл» генерала Ватутина – у союзников не получилась. Видимо, генерал Кларк захотел хоть немного побыть нашим маршалом Жуковым, буквально перед этим последовательно выпустившим немцев из Корсунь-Шевченковского и Каменец-Подольского котлов.
В результате этих глубокомысленных решений американского командования, немецкая 10-я армия благополучно отошла от Монте-Кассино через Рим до следующей линии обороны — «линии Тразимене», после чего, соединившись с 14-й армией, начала организованный отход с боями к мощной оборонительной «Готской линии», к северу от Флоренции. Рим был объявлен «открытым городом»: все немецкие войска покинули его, отступив на север. В 19 часов 4-го июня 1944 года в Рим вошла 88-я пехотная дивизия США.
Практически сразу же после прекращения боёв у Монте-Кассино польское правительство выпустило награду — «Крест Монте-Кассино», чтобы оценить таким образом заслуги польских войск в захвате важнейшей точки в немецкой обороне. Интересно, что кант этой награды изготовлен в хорошо знакомых нам «колорадских» цветах, идентичных нашей медали «За победу над Германией» (также эти цвета содержатся на канте медали «За взятие Берлина»).
Позднее возле монастыря Святого Бенедикта было заложено гигантское польское кладбище; оно хорошо видно любому, кто осматривает окрестности с высоты восстановленного монастыря, а также на спутниковых снимках (при увеличении прилагаемой по ссылке интерактивной карты).
В целом, «союзники» потеряли под Монте-Кассино более 120 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Потери немцев в этом сражении составили более 20 тыс. солдат.
На отдельном военном кладбище стран Содружества наций покоятся павшие в боях британские, новозеландские, канадские, индийские, южноафриканские и непальские солдаты. Отдельно, французское и итальянское кладбища расположены на шоссе № 6 в долине Лири, а американское кладбище — в Анцио. Немецкое военное кладбище находится примерно в 3 км к северу от Кассино, в долине Рапидо. В 2006 году в Риме был открыт мемориал, увековечивающий память солдат союзных войск, погибших в этих боях.
По некоторым данным, на следующий день после битвы, военнослужащие 2-й марокканской дивизии из состава Французского Экспедиционного Корпуса (5-й армии США) начали бродить по прилежащим холмам, разбойничая и грабя местные сёла. В отношении местного населения были совершены множественные преступления. Это явление в Италии называют «мароккинат» (т.е. «действия, совершённые марокканцами»). Впрочем, командование «союзников» по этому поводу сделало заявление, что такие случаи были «единичными явлениями, которые были использованы немецкой пропагандой с целью опорочить союзников, и в частности французские войска, которые проявили большую храбрость в этой битве».
Эти события отражены в фильме «Женщины из Чочара», в главной роли – Софи Лорен и Жан-Поль Бельмондо. Чочария – это регион между Римом и Монте-Кассино, в котором и разворачивались описанные выше события. По сюжету фильма, героиня Софи Лорен и её 13-летняя дочь были изнасилованы толпой марокканских солдат, прямо в помещении христианского храма. Софи Лорен была удостоена премии «Оскар» за лучшую женскую роль, став первой актрисой, получившей эту премию за фильм не на английском языке. Да, это ещё один парадокс свободного мира: американцы дали премию за роль итальянки, изнасилованной в храме солдатами армии США. Кадр из фильма – на прилагаемом фото.
Конечно, это не единственное отражение «Итальянского Сталинграда» в культуре и искусстве.
«… Поздно вечером 17-го мая 1944 года, Феликс Конарский с Театром Солдата Польского вернулся с выступления в Кампобассо, где квартировал театр. По собственному рассказу, он не мог заснуть и сидел у окна, глядя на отблески канонады и думая о происходящей у Монте-Кассино битве. Мысленно он сравнивал гитлеровцев с крысами, засевшими среди облаков, и из этого сравнения родилось начало песни: «Ты видишь эти руины на вершине? Там враг твой укрылся, как крыса…» Конарский набросал первый куплет и припев и в три часа ночи разбудил своего приятеля Альфреда Шютца, который в течение полутора часов написал мотив. Утром стало известно о падении Монте-Кассино, и Конарский сочинил второй куплет. Когда же театр выехал на позиции, Конарский увидел по дороге солдатскую могилу — крест, перевязанный белой лентой, с букетом маков в снарядной гильзе. Он тут же на нотной бумаге написал третий куплет: «Ты видишь этот ряд белых крестов…». На следующий день, 19 мая, у подножия горы Монте-Кассино Театр Солдата Польского впервые исполнил песню. Четвёртый куплет был написан на встрече ветеранов под Монте-Кассино к 25-летию битвы, в мае 1969 г. 
Русский перевод этой песни «Красные маки на Монте-Кассино»:

«…. Ты видишь - чернеют руины,
Враги на вершине горы
Должны мы, должны мы, должны мы
Их выбить из этой норы!

И ринулись яростно в драку,
Священною местью горя,
И шли, не сгибаясь в атаку,
Врагов беспощадно громя.

Алеют маки на Монте-Кассино…
От кровавой росы опьянев,
Насмерть пули поляков косили,
Но сильнее, чем смерть, был их гнев.

Минует время и войн, и насилий
Лишь останется несколько дат,
И только маки на Монте-Кассино
Как пядь на крови здесь погибших солдат.

Ты видишь, вверху, за кустами,
Шеренга надгробий бела
Крестами, крестами, крестами
Дорога к победе легла.

За нашу и вашу свободу
Здесь с честью герои легли,
И польскому дорог народу
Стал клок итальянской земли…»
 
Интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A0d50c276709ed81fa5f919a36c6623263438a73dd4834341f9cef2ac6bba0ff5&source=constructorLink
 

Krzyz_MonteCassino_Polska.jpg

Чочара-12.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×