Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Та весна: Юбилей ввода советских войск в Румынию

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 28-го марта 1944 года – Сталин ввёл войска в Румынию, впервые расширив зону боевых действий Сухопутных войск за пределы Советского Союза.
Первыми вышли на государственную границу СССР (и «проскочили» её) в ходе Уманско-Ботошанской наступательной операции части Второго Украинского фронта, которым тогда ещё командовал маршал Конев (это была его последняя операция на данной должности).
Начав наступление 5-го марта (из района так называемого Корсунь-Шевченковского «котла»), войска Второго Украинского фронта в первый же день прорвали линию обороны противника; на третий день они с ходу форсировали реку Горный Тикич, на которой был оборудован последний оборонительный рубеж немецких войск на пути к Южному Бугу.
10 марта они с ходу взяли город Умань, а передовые отряды, преодолев за четверо суток свыше 100 километров, вышли на реку Южный Буг и захватили ряд немецких переправ. Форсирование Южного Буга осуществлялось одновременно в 100-километровой полосе. Там где не было переправ — войска переправлялись на лодках и подручных средствах, а танки переправлялись по разведанным бродам.
К 15 марта все армии Второго Украинского фронта оставили Южный Буг в своем тылу и вышли на оперативный простор. Впереди до самой границы перед ними находились только разрозненные немецкие части. Преследование отступавшего противника производилось стремительно, темпы продвижения танковых соединений были исключительно высокими. Эта операция — одна из немногих в истории, когда были последовательно форсированы шесть крупных рек — Горный Тикич, Южный Буг, Днестр, Реут, Прут, Серет (последняя – в Румынии). Причём – в условиях весеннего половодья и с ходу. В операции в полной мере проявились искусство командования, смелость, опыт и высокие моральные качества офицеров и Солдат Советской Армии.
Имея в своём распоряжении три танковые армии, командующий фронтом маршал Конев поставил их все на одном направлении, так, чтобы из-за спины одной танковой армии выходила новая танковая армия. Грамотное введение их в бой позволяло Коневу непрерывно наращивать силу своих ударов по выявленным слабым местам в немецкой обороне, делая эти удары неотразимыми для противника. Это позволяло сохранять высокие темпы наступления до следующего рубежа – реке Днестр, двигаясь всё время по бездорожью, широко применяя охват и обход узлов сопротивления.
В ночь на 17 марта передовые части правого фланга Второго Украинского фронта с ходу форсировали реку Днестр и захватили плацдармы южнее г. Могилёв-Подольский, а сам этот город был взят 19-го марта.
К 20 марта плацдарм на западном берегу реки Днестр составлял уже 40 километров в ширину и 20 километров в глубину, на него переправились основные силы 6-й танковой армии, тем самым вступив на территорию Молдавии (по реке Днестр проходит украинско-молдавская граница). 
По первоначальному плану Уманско-Ботошанской операции, войска Второго Украинского фронта теперь должны были смещаться к северу – на соединение с соседним Первым Украинским фронтом маршала Жукова, который параллельно проводил свою Хмельницко-Черновицкую наступательную операцию.
Однако, в этот момент Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин распорядился внести существенные изменения в первоначальный план операции. Учитывая, что продвижение южного соседа – Третьего Украинского фронта генерала Малиновского, проводившего параллельно свою Одесскую операцию – сдерживается сильным сопротивлением немцев рубежах Южного Буга, Сталин приказал войскам Второго Украинского фронту повернуть не на север, а на юг. Теперь нужно было, для оказания помощи Третьему Украинскому фронту, основными силами наступать на юг вдоль обоих берегов Днестра, а частью сил продолжить наступление на запад и юго-запад с целью выхода на государственную границу с Румынией. 
В директиве Сталина, отданной 22 марта, говорилось: 
«… В связи с отставанием войск Третьего Украинского фронта, вызванным сильным сопротивлением противника на нижнем течении реки Южный Буг, в целях окружения этой группировки противника и недопущения ее отхода за реку Днестр, приказываю:
… Второму Украинскому фронту:
- своим левым флангом, включая туда 5-ю гвардейскую танковую армию, наносить удар с рубежа Кодыма – Песчана – Первомайск на юг по восточному берегу реки Днестр с задачей овладеть рубежом: Бендеры – Тирасполь – Раздельная, отбрасывая противника к Черному морю и не допуская отхода его за реку Днестр; 
- правым флангом фронта выйти на реку Прут, нанося одновременно удар силами одной-двух общевойсковых армий с двумя танковыми армиями, на юг по западному берегу рек Днестр, с задачей овладеть рубежом Унгены – Кишинев; 
- 5-й гвардейский  использовать для развития удара на Кишинев по западному берегу р. Днестр;
- наступление на юг по западному берегу р. Днестр начать не позднее 24–25.03.44 г.
- наступление по восточному берегу р. Днестр продолжать … ».
В соответствии с этой Директивой, войска Второго Украинского фронта начали развивать энергичное наступление. Основные силы 40-й, 27-й и 52-й общевойсковых армий наступали на юг и юго-запад. Только один 50-й стрелковый корпус 40-й армии, после форсирования Днестра, развивал удар в северном направлении – на Хотин, содействуя Первому Украинскому фронту в окружении группировки противника в районе Каменец-Подольского. 
А войска 27-й и 52-й общевойсковых армий, преследуя противника в междуречье Днестра и Прута, форсировали реку Реут, и к исходу 25 марта передовыми частями вышли на реку Прут, по которой проходила довоенная государственная граница СССР с Румынией. 26-го марта главные силы этих армий овладели г.Бельцы (вторым по величине городом Молдавии после Кишинева) и вышли к Пруту на 85-километровом участке от Лопатника (25 км юго-восточнее Липканы) до Скуляны (20 км севернее Яссы). В последующие дни подразделения этих армий форсировали Прут и перенесли боевые действия на территорию Румынии.
Этим успехам в СССР было придано огромное значение, они широко использовались в пропаганде. Войска, отличившиеся в боях при форсировании Днестра и выходе на государственную границу, специальным приказом Верховного Главнокомандующего получили наименование «Днестровских» и «Прутских».
Строго говоря, если под «довоенной» понимать границу на момент начала Второй Мировой войны, т.е. на сентябрь 1939 года, то её перешли ещё в феврале 1944 года войска генерала Ватутина – в ходе Луцко-Ровенской наступательной операции. Однако то событие никак не отмечалось: всем было неприятно вспоминать, что совсем недавно территория Польши начиналась сразу после нынешних Житомирской и Хмельницкой областей. Совсем другое дело – граница с Румынией образца 1940 года, по которой потом проходила и послевоенная граница СССР, а сейчас проходит румынско-молдавская.
2-го апреля 1944 года Министерство иностранных дел СССР опубликовало заявление, в котором говорилось: «Советское правительство доводит до сведения, что наступающие части Красной Армии, преследуя германские армии и союзные с ними румынские войска, перешли на нескольких участках реку Прут и вступили на румынскую территорию. Верховным Главнокомандованием Красной Армии дан приказ советским наступающим частям преследовать врага вплоть до его разгрома и капитуляции. Вместе с тем Советское правительство заявляет, что оно не преследует цели приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего общественного строя Румынии и что вступление советских войск в пределы Румынии диктуется исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением войск противника… ».
Вступление на территорию Румынии выдвинуло перед руководителем операции новую задачу — установить правильные взаимоотношения с населением страны, правительство которой еще продолжало войну против СССР. В связи с этим 10-го апреля 1944 года Государственный Комитет Обороны принял постановление, в котором давались указания о линии поведения советских войск на территории Румынии. Командование Второго Украинского фронта в соответствии с этим постановлением распространило воззвание к румынскому народу, в котором излагались основные положения упомянутого заявления советского МИД от 2 апреля. Войска получили указание строго охранять личные и имущественные права граждан и юридических лиц Румынии.
Велась большая работа по установлению правильных взаимоотношений между войсками и местным населением, включая хозяйственную и продовольственную помощь жителям.
Некоторые жители освобожденных районов Румынии поначалу попрятались, ушли в леса и горы. Но очень скоро они оттаяли и стали возвращаться в свои дома. Когда передовые советские части вступили в г. Стефанешти, его улицы были безлюдны, а двери и витрины лавок и магазинов заперты или забиты досками. Только через два часа в городе появились старик и старуха с поднятыми руками. Они прошли по главной улице, боязливо озираясь по сторонам. Видя, что никто их не трогает, они снова ушли. Некоторое время спустя из леса, домов и из-за укрытий высыпало много народу. Убедившись, что ничто им не грозит, румыны совершенно успокоились. В городе стала налаживаться нормальная жизнь, открылись лавки, магазины, мастерские и парикмахерские. Приводятся слова румынского крестьянина Василе Косовану из с. Чиорногалу: «… Нам твердили, что русские будут сжигать наши дома, а нас убивать. Сейчас мы убедились, что все это немецкие враки. Солдаты Красной Армии… вежливо обращаются с мирным населением…».
Почти всё население румынской деревни Луокашара помогало советской 38-й стрелковой дивизии переправляться через реку Сучаву. 9-го апреля крестьяне с. Варежки предупредили группу бойцов 4-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, направлявшихся в соседнее село, что там находится около 200 немцев. Разведка подтвердила эти сведения.
26 марта 1944 года, глава государства Румыния, Антонеску, вернувшийся после совещания в Германии, направил Гитлеру письмо, которое начиналось горьким упреком: «Вернувшись сегодня в свою страну, я нашел, что положение выглядит совершенно иначе, чем это мне казалось, когда я был в Верховном командовании вооруженных сил Германии …  Положение на фронте от Тернополя до Бугского лимана очень серьезно. Советские войска, прорвавшие фронт между Тернополем и Хмельницким, своими передовыми частями 24 марта достигли района Залещики. Вторая основная группа, форсировавшая Днестр между Могилев-Подольским и Каменец-Подольским, глубоко вклинилась в расположение румынских войск и передовыми частями уже находится в районе Стефанешти – Яссы – 20–30 км западнее р. Прут… Они ведут также мощное наступление между Днестром и Бугом; оказывается, германский фронт в этом районе отодвинут к югу намного дальше, чем это было представлено во время моего отъезда из Ставки. В результате сильных атак, направленных против немецкой 1-й танковой армии, эта армия, по моему мнению, находится в весьма критическом состоянии… мне кажется, что отступление 1-й танковой армии будет происходить в невыносимых условиях. Положение немецкой 8-й армии, находившейся в бреши, сделанной между Могилев-Подольским и Каменец-Подольским, также очень ненадежное…». Картина, нарисованная Антонеску, ничуть не походила на геббельсовскую версию об «эластичной обороне». Берлин вынужден был проглотить эту пилюлю.
В апреле 1944, года румынское правительство запросило у советского руководства условия перемирия. 12 апреля Сталин выдвинул им следующие условия:
«1. Разрыв с немцами и совместная борьба румынских войск и войск союзников, в том числе и Красной Армии, против немцев в целях восстановления независимости и суверенитета Румынии.
2. Восстановление советско-румынской границы по договору 1940 года.
3. Возмещение убытков, причиненных Советскому Союзу военными действиями и оккупацией Румынией советской территории.
4. Возвращение всех советских и союзных военнопленных и интернированных.
5. Обеспечение возможности советским войскам так же, как и другим союзным войскам, свободно передвигаться по румынской территории в любом направлении, если этого потребует военная обстановка, причем румынское правительство должно оказать этому всемерное содействие своими средствами сообщения как по суше, так и по воздуху.
6. Согласие Советского правительства на аннулирование решения венского арбитража о Трансильвании и оказание помощи в деле освобождения Трансильвании».
И хотя румынское правительство сначала отвергло эти условия, по мере переноса боевых действий на территорию Румынии становилось очевидным, что германский блок разваливается и попытка союзников Германии затянуть переговоры о выходе из войны уже не могла изменить хода событий.

«… Так-то, с ходу ли, не с ходу,
Соскользнув с родной земли,
Пограничных речек воду
Мы с боями перешли …»

Интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A719d490252c2aed95913fe4cc97c8ddb915c184a54d4f6f26c732624bec6a366&source=constructorLink 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×