Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Та весна: Юбилей взятия г. Чертков

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 23 марта 1944 года – советские танковые подразделения овладели райцентром Чертков. Это была конечная цель наступления войск Первого Украинского фронта, согласно первоначальному плану Хмельницко-Черновицкой операции, разработанному ещё генералом Ватутиным. Новый командующий фронтом, маршал Жуков, затем пересмотрел боевую задачу в сторону увеличения глубины прорыва – далее на юг до Днестра и Черновцов.
Город Чертков расположен в долине реки Серет (притока Днестра), и одна из версий происхождения его названия – от «Чертова долина», как в древности называли эти места южного Подолья (т.е. предгорья Карпат). С севера к городу примыкает самый большой парк Украины – «Подольские Товтры», который в 2008 году вошёл в список «Семь природных чудес Украины», а находящийся на его территории буковый лесной массив включён в Фонд мирового наследия ЮНЕСКО. Здесь проходит граница двух природных зон: Приднестровья и Прикарпатья.
С 16-го века городом Чертков, тогда же получившим Магдебурское право, владела талантливая семья Чертковских (очевидно, взявших фамилию от названия населенного пункта, а не наоборот – как ошибочно утверждает ещё одна версия происхождения названия города), потом – последовательно семьи Гольских (построившие здесь каменный замок), Потоцких и Садовских.
В ходе тотальной Гражданской войны Средневековья, осенью 1655 года Чертков взяли штурмом войска Богдана Хмельницкого. Затем город перешёл под власть Турции, а местный замок стал резиденцией представителя турецкого правительства в регионе. В 1683 году город был возвращён в состав Польши в результате боевых действий, а в 1699 году, в соответствии с договором между Польшей и Турцией, весь этот регион официально вернулся в собственность польской семьи Потоцких. 
По результатам бурных событий в период Первой мировой войны и последующих лет, город неоднократно переходил из рук в руки, а в ноябре 1918 года стал составной частью нового политического образования – Западно-Украинской народной республики (ЗУНР), появившегося, наряду с ещё несколькими подобными образованиями, в результате распада Австро-Венгерской империи Габсбургов. 22-го января 1919 года ЗУНР объединилась с другим политическим игроком – Украинской Народной Республикой (УНР). В современной Украине эта дата (22-е января) празднуется как День Соборности.
С 1920 года этот регион был включён в состав Польши в результате боевых действий. В 1939 году, 24-го августа (в наше время на эту дату приходится День Независимости Украины) был подписан так называемый Пакт Молотова-Риббентропа (договор между Германией и СССР), в соответствии с которым эта территория была включена в состав СССР.
Менее чем через два года, указанный выше договор был аннулирован, и немецкие войска в результате боевых действий овладели г.Чертков 6-го июля 1941 года, включив его в состав нового административно-территориального образования – Дистрикта «Галиция».
Весной 1944 года, Чертков снова оказался в эпицентре боевых действий, в ходе Хмельницко-Черновицкой наступательной операции войск Первого Украинского фронта. Операция началась 4 марта: стартовав в этот день из района южнее Шепетовки, две советские танковые армии прорвались к железной дороге Львов – Одесса (главной линии снабжения южной группы немецких войск) и, перерезав её на участке между станциями Волочиск и Черный остров (в 60 километрах севернее г. Чертков), завязали тяжёлые бои за её удержание.
21-го марта начался новый этап советского наступления: впервые в истории, в одном сражении были заиграны одновременно три танковые армии. К ранее действовавшим здесь 3-й гвардейской танковой армии генерала Рыбалко и 4-й генерала Баданова, присоединилась ещё одна – восстановленная и вышедшая из резерва Первая танковая армия генерала Катукова.
Предыдущий рекорд тоже принадлежал Первому Украинскому фронту (тогда ещё Воронежскому) и был установлен 5-го августа 1943 года: в тот день в Харьковскую область заходили сразу две танковые армии (Ротмистрова и того же Катукова), сохранявшие друг с другом визуальный контакт.
В своё время, Первая танковая армия генерала Катукова внесла решающий вклад в победу войск Первого Украинского (тогда ещё Воронежского) фронта в Курской битве. В конце зимы 1944 года эта армия находилась в резерве на переформировании и пополнении, после тяжёлых потерь, которые она понесла в ходе Житомирско-Бердичевской наступательной операции, и последующего отражения встречного немецкого наступления на рубеже Умань – Винница (с немецкой стороны та операция носила ехидное кодовое название «Ватутин»). Известно, что в ходе этого пополнения армия получала новые танки, построенные на деньги, собранные трудящимися Полтавской области, а также на средства из «доброхотных пожертвований верующих Российской Федерации».
К началу тотального весеннего наступления (т.е. к 4 марта), Первая танковая армия ещё не успела восстановиться, её готовность ожидалась не ранее 11 марта, после чего она должна была (по первоначальному, ещё ватутинскому, плану) вводиться в наступление на Винницу в полосе 38-й общевойсковой армии генерала Москаленко. 
Но планы изменились. Обстановка, сложившаяся на южном крыле советско-германского фронта, требовала как можно быстрее выйти к Карпатам: это позволило бы левому флангу Первого Украинского фронта во взаимодействии с соседним Вторым Украинским фронтом окружить и уничтожить крупную немецкую танковую группировку восточнее Каменец-Подольского.
Впоследствии пленный фельдмаршал Йодль (начальник немецкого Генерального штаба) показывал: «Мы предполагали, что удар со стороны русских последует на южном участке фронта, а именно: в направлении румынской нефти, поэтому основное число танковых дивизий было сосредоточено нами в районе южных групп армий. В это время Гитлер заявил на одном из оперативных совещаний: «Лучше я потеряю белорусские леса, чем румынскую нефть».
Ставя задачу Первой танковой армии, и.о. командующего Первым Украинским фронтом маршал Жуков (он временно заменял раненого Ватутина) сказал, обращаясь к генералу Катукову:
«— Имеете шанс отличиться, Катуков. Окажитесь через недельку вот здесь», — он показал на карте г.Чертков.
Боевая задача Первой танковой армии: во взаимодействии с 60-й общевойсковой армией генерала Черняховского прорвать рубеж обороны противника восточнее Тернополя и на третий день форсировать Днестр южнее Черткова. Справа соседей не было. Слева наступала на Каменец-Подольский 4-я танковая армия генерала Баданова (знаменитого героя Сталинградского контрнаступления, в котором корпус под командованием Баданова особо отличился, захватив немецкий аэродром в Тацинской).

В соответствии с этой новой боевой задачей, Первая танковая армия должна была к 16–17 марта завершить доукомплектование и сосредоточение в районе Тернополя, затем из этого района нанести удар в направлении на Теребовлю и Чертков. 
Перегруппировка войск Первой танковой армии из района Погребище (Винницкой области), где она находилась в резерве фронта, в выжидательный район (Тернополь) была проведена в два этапа. На первом этапе армия совершила комбинированный 200-километровый марш до Белгородки. Танки и часть грузов перевозились по железной дороге, автотранспорт и артиллерия следовали своим ходом. От Белгородки войска совершили своим ходом 100-километровый марш. Из-за рано наступившей весенней распутицы танки шли со скоростью не более 1–2 км в час. Одновременно им приходилось тянуть на буксире от одной шоссейной дороги к другой колесные машины. Несмотря на все сложности, главные силы армии к 17 марта вышли в район восточнее Тернополя. Отстали лишь тылы, понтонный парк и часть артиллерии. 
Вот как описаны эти дни в мемуарах маршала бронетанковых войск А.Бабаджаняна (он тогда командовал одной из бригад):  «… Наша Первая танковая армия готовилась к наступлению во все более ухудшавшихся погодных условиях. Бурное таяние снегов сочеталось с мокрым снегопадом, чередовавшимся с холодными дождями. Дороги настолько развезло, что даже танки по ним продвигались с огромным трудом. Что уж говорить об автотранспорте! Он застревал, и люди буквально руками двигали его вперед. На «проталкивание» автотранспорта были брошены саперные части, целые мотострелковые подразделения, гусеничные бронетранспортеры, танковые тягачи.
Дороги — сплошное месиво грязи. А по обочинам их двигается пехота. Солдаты промокли до нитки — сверху хлещет дождь, шинели как губки, на сапогах пудовые комья грязи, а на плечах пулеметы и минометы. И еще время от времени нужно подсобить плечом застрявшему грузовику.
Но надо идти вперед. Надо. И это молчаливо понимают все, кому не удалось добыть для этого лошадь. Командиры делают вид, что не замечают комичного вида этой «мотокавалерии». Вместо седел — у кого подушка, у кого подаренный сердобольной старушкой половичок, а у кого и просто серо-зеленая трофейная шинель.
Вперед, вперед во что бы то ни стало, потому что наступление должно начаться вовремя, а оно не начнется, если вовремя не выйти на исходный рубеж…».
В ночь на 21 марта оба корпуса Первой танковой армии заняли позиции в передовом эшелоне 60-й общевойсковой армии генерала Черняховского, действовавшей в районе Тернополя. Каждый корпус развернул по две танковые бригады: им предстояло вместе с артиллерией произвести короткий огневой налет по немецкой обороне, обеспечив огневую поддержку наступающей пехоте.
Утром 21 марта войска Первого Украинского фронта возобновили тотальное наступление после непродолжительной оперативной паузы. Общевойсковые 60-я и 1-я гвардейская армии и все три танковые нанесли главный удар на юг, а 18-я и 38-я общевойсковые армии – на юго-запад и запад. Это положило начало одному из крупнейших в истории той войны маневру на окружение. 
Как вспоминал потом этот день (21-е марта) в своих мемуарах командующий Первой танковой армией генерал Катуков: «После нашего первого совместного удара в обороне противника образовалась брешь шириной до 10 километров, в нее-то и вошли танкисты... На правом фланге армии наступал 8-й гвардейский механизированный корпус, а на левом – 11-й гвардейский танковый корпус. Затем мы расширили брешь до 60 километров. Преодолевая сопротивление противника, танкисты в непогоду за трое суток продвинулись на 120 километров и захватили важный узел магистральных дорог – город Чертков. К исходу 25 марта головные части армии вышли к Днестру…».
После прорыва рубежа обороны противника восточнее Тернополя, пехотные подразделения 60-й общевойсковой армии сворачивали на запад, окружая Тернополь, а танкисты устремились в прорыв на юг. Наступление шло на высоких скоростях, несмотря на сложные дорожные условия. Как эмоционально вспоминает далее тот же Бабаджанян: «… Танки возникали неожиданно, как смерч, давя на своем пути все, что сопротивлялось, и врывались как неуязвимая, непререкаемая сила в населенные пункты: Теребовля, Гримайлов, Буданов, Копычинцы... Когда в ночь на 22 марта танки 20-й гвардейской мотострелковой бригады внезапно оказались в Копычинцах, здесь еще спокойно стояли немецкие регулировщики и, ничего не подозревая, указывали путь нашим боевым машинам…. 
Не пропали даром уроки Белгорода и Харькова, Житомира и Винницы [здесь А.Бабаджанян имеет в виду операцию «Звезда», когда в марте 1943 года Белгород и Харьков, взятые советскими войсками, но плохо закреплённые, было снова потеряны, и последующее повторение этой ситуации в Житомире в ноябре 1943 года и в Виннице в январе 1944 года]. Командиры всех степеней твердо усвоили тактику маневрирования, способы обхода опорных пунктов и узлов сопротивления противника. Пока первые эшелоны танковых корпусов «свирепствовали» в глубоком немецком тылу, вторые эшелоны ликвидировали окруженные опорные пункты и очаги сопротивления...».
Командующий фронтом маршал Жуков «поприветствовал» взятие Черткова такой радиограммой: «Армия действует хорошо. Продолжайте быстрее выполнять поставленную задачу. К исходу 23 марта обязательно выйти в район Езыжаны – Борщев – Скала-Подольская. Не позднее 24 марта выйти на реку Днестр и с ходу форсировать ее...». И далее Жуков продолжает: «… В проводимой операции стремительный выход к Днестру и форсирование его с ходу имеет исключительно важное стратегическое значение, так как этим противник прижимается к Карпатам, теряя пути отхода. Кроме того, вся группировка противника, действующая на территории Украины, изолируется от сил, действующих севернее Полесья. Помните важность стоящих перед вами исторических задач. Обходите противника, окружайте его, не ввязываясь в длительные бои с его арьергардами». 
Чертков является перекрёстком двух стратегических магистралей: Ивано-Франковск – Каменец-Подольский и Тернополь – Черновцы. Последняя из этих дорог, ведущая на юг, была на десятки километров забита брошенным автотранспортом и обозами противника. Немецкие шоферы и хозяйственные команды разбрелись по лесам. Не ввязываясь (как и требовал Жуков) в мелкие стычки, танкисты обходили по бездорожью очаги сопротивления, стремясь успеть не дать противнику закрепиться на Днестре (это в 40 километрах южнее Черткова).
К вечеру 23 марта, 68-й гвардейский танковый полк вышел на развилку шоссейных дорог Ворвулинцы — Устечко, а уже на утро следующего дня танкисты вышли на берег реки Днестр в двух местах: в районе с. Устечко – 1-я и 21-я гвардейские танковые бригады, а в районе Залещиков – 20-я гвардейская механизированная бригада.
Танковая разведка, первой подошедшая к Залещикам, доложила: все мосты через Днестр взорваны, а в самих Залещиках ожесточенно обороняются части немецкой 11-й танковой дивизии.
К утру к Залещикам подошли главные силы 20-й механизированной бригады, и после ожесточенного боя овладели этим населенным пунктом. 
Перед ними теперь была река Днестр. Крутизна его противоположного берега благоприятствовала немцам в организации обороны. По понятным причинам, понтонные подразделения остались далеко в тылу, и на их быстрое прибытие рассчитывать не приходилось. В наличии были рыбацкие лодки и самостоятельно сделанные плоты из досок и бревен. Под прикрытием огня из танковых пушек, рота разведчиков переправилась на южный берег, быстро рассредоточилась и уже через полчаса захватила несколько командных высот.
За ними переправился мотострелковый батальон и батарея 45-мм орудий, которые сразу же обеспечили подавление огневых точек противника.
Захваченный таким образом плацдарм позволил переправлять вброд остальную технику, обеспечивая форсирование Днестра 20-й механизированной бригадой в полном составе. За эту операцию три человека получили звание Героя Советского Союза: командир разведроты, командир мотострелкового батальона и рядовой, закрывший своим телом немецкий пулемёт во время переправы. 20-й гвардейской механизированной бригаде, приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почётное наименование «Залещицкая».
Интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A1e809c7a0ada34a00f1c3c26b107bde7e1c7b66e99f5a6caecff9e3a0718195e&source=constructorLink 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...