Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Та весна: Юбилей начала Уманско-Ботошанской наступательной операции

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 5-го марта 1944 года – началась Уманско-Ботошанская наступательная операция войск Второго Украинского фронта, под командованием маршала Конева. 
Название операции отражает направление оси её главного удара: от Умани на Ботошаны (это – крупный город уже в Румынии). Исходный рубеж операции совпадал с линией, на которой советские войска ранее замкнули так называемый Корсунь-Шевченковский котёл, проходящей через населенные пункты Виноград – Лысянка – Звенигородка – Шпола. 
Главный удар наносили именно те воинские части, которые буквально три недели назад завершили Корсунь-Шевченковскую операцию: три общевойсковые армии (27-я, 52-я и 4-я гвардейская) и три танковые: (2-я, 6-я и 5-я гвардейская). Уже сам этот перечень является опровержением мифа западной пропаганды (хотя, конечно, не только западной) о том, что якобы немцы чуть ли не выиграли Корсунь-Шевченковскую битву: мол, они успешно вырвались из котла и нанесли тяжёлые потери советским войскам. Но, как мы увидим далее, «потерянные» советские соединения уже через три недели заходили в Румынию, а остановить их было некому: личный состав немецких частей, «успешно прорвавшихся из Корсунь-Шевченковского котла», согласно официальной версии, был «распределён между госпиталями, пунктами переформирования и учебными частями», и, видимо, сильно задержался в тех «учебных частях».
На вспомогательном направлении (южнее главной группировки фронта), ещё две общевойсковые армии (7-я и 5-я гвардейские) наносили из района Кировограда (ныне Кропивницкий) на Новоукраинку. 
Особенностью данной операции было её проведение в условиях сильной весенней распутицы и плохих погодных условий, при этом было необходимо форсировать с ходу крупные реки. Вернее, все три наступающих одновременно «украинских» фронта действовали в условиях распутицы, но именно Второму Украинскому фронту выпала такая полоса наступления, в которой почти не было крупных населенных пунктов, ни одного областного центра, а значит – и развитой сети дорог с твёрдым покрытием. Наступать предстояло всё время по бездорожью, по раскисшей грязи и разлившимся в половодье рекам. Но это было и главным фактором успеха: в такой местности немецкие войска встречались, не то чтобы редко, но действовали крайне неубедительно.
Артиллерийская подготовка наступления началась 5-го марта в 7 часов утра, а в 7:50 в атаку двинулась советская пехота. В отличие от соседнего Первого Украинского фронта (который перешёл в наступление на сутки ранее), маршал Конев использовал свои танковые армии фактически как танки НПП (непосредственной поддержки пехоты), вместо того чтобы вводить их в уже пробитые пехотой коридоры. Это не очень приветствуется боевым уставом танковых войск (есть риск, что при неподавленной обороне противника, танки будут расстреляны ещё до подхода к переднему краю). Но в данном случае, противник был ошеломлён и разгромлен в самом начале атаки, поэтому две танковые армии (5-я гвардейская и 2-я), без особых потерь, вместе с пехотой преодолели первую полосу обороны, и к концу дня продвинулись на 30 километров. При этом 6-я танковая армия в первый день в сражение не вводилась, двигаясь во втором эшелоне за наступающими передовыми частями.
В течение 7-го и 8-го марта противник подтянул резервы из глубины (11-я, 13-я и 14-я танковые дивизии и 506-й батальон тяжёлых танков) и попытался задержать советское наступление встречные контрударами. Наиболее ожесточенные бои разгорелись на оборонительном рубеже, проходившем вдоль русла реки Горный Тикич. Эта река, шириной 15–30 м и глубиной до 2 м, имела весьма обширную пойму, достигавшую ширины 100–300 м. Противник подготовил здесь последний оборонительный рубеж перед выходом к реке Южный Буг. Сотни танков, тысячи орудий с обеих сторон участвовали в этом сражении, закончившемся военной победой советских танкистов. Их передовые подразделения, с помощью инженерных частей, находившихся в боевых порядках, успешно форсировали реку Горный Тикич и вышли на оперативный простор: впереди, до самой границы, теперь находились только разрозненные отступающие немецкие части, иногда пытавшиеся наспех окопаться в степи. Преследование противника производилось стремительно, темпы продвижения танковых соединений были исключительно высокими, хотя сопровождавшим частям приходилось двигаться по колено в грязи, и на руках тащить артиллерийские орудия и боеприпасы. Неоценимую помощь в доставке войскам боеприпасов, горючего, продовольствия оказывало местное население.
Остатки немецких войск, отброшенных от Горного Тикича, начали поспешно отступать к Умани, бросая боевую технику, оружие, снаряжение и военное имущество. Особенно большое количество различного имущества было захвачено советскими войсками на станции Поташ (50 км севернее Умани). Эта станция была буквально забита боевой техникой и вагонами с продовольствием, брошенными отступавшими.
Интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A60415055fc0192f3e2e3457c70906f8c076b781aa458e9201ab5f2d491e5f888&source=constructorLink 
 

Изменено пользователем Николай Декапольцев

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×