Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Юбилей окончания операции "Ванда"

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 11-го февраля 1944 года – немецкое командование сделало последнюю попытку прорвать оцепление «снаружи» так называемого Корсунь-Шевченковского котла, и, пробив гуманитарный коридор, вывести оттуда свою окружённую группировку.
Эта операция танковых войск, получившая кодовое наименование «Ванда», была начата 4-го февраля, ударом со стороны Тыновки и Шубиных Ставов, но через несколько дней советским войскам удалось остановить противника на рубеже Косяковка – Вотылёвка – Виноград.
Накануне вечером (10-го февраля) в новый исходный район выдвижения главной ударной группировки (Рыжановка – Ризино) дополнительно подтянулась в полном составе немецкая 1-я танковая дивизия – в дополнение к уже сосредоточенным здесь 16-й, 17-й и эсэсовской «Лейбштандарт Адольф Гитлер». 
На вспомогательном направлении, в районе Ерки, сосредотачивалась ещё три танковые дивизии (11, 13-я и 14-я). Обе группировки наносили удар в общем направлении на Лысянку, намереваясь оттуда пробиваться далее к г. Стеблев (где сосредотачивались, для встречного удара, основные силы окруженных пехотных дивизий).
Итак, операция «Ванда» возобновилась 11-го февраля: немецкие танкисты вновь перешли в наступление, и почти на всем протяжении внешнего кольца окружения завязались тяжелые бои.
На направлении вспомогательного удара, из района Ерки (в полосе Второго Украинского фронта генерала Конева) противнику в течение 11-12 февраля удалось потеснить подразделения советской 375-й стрелковой дивизии и занять станцию Звенигородка, населенные пункты Романовка, Ерки, Юрковка и Скелеватка, а также мост через реку Шполка в направлении Малого Екатеринополя. Но дальнейшее продвижение противника на этом участке было остановлено – упорным сопротивлением и контратаками частей 375-й стрелковой дивизии и 20-го танкового корпуса из 5-й гвардейской танковой армии генерала Ротмистрова.
Гораздо больших успехов противнику удалось добиться на направлении главного удара (из района Ризино) – в полосе Первого Украинского фронта генерала Ватутина. Несмотря на упорное сопротивление оборонявшихся здесь советских 167-й и 359-й стрелковых дивизий противник сумел прорвать оборону и выйти в район Лысянки. 
В частности, немецкая 16-я танковая дивизия, в первый же день наступления преодолев 8-10 км, вышла к Бужанке и Франковке, где захватила неповреждённым мост через реку Гнилой Тикич. 1-я танковая дивизия, которая была южнее, пройдя 15 км, также вышла к Бужанке и захватила плацдарм на другом берегу Гнилого Тикича силами своих пехотных подразделений. Затем пехотинцы из 1-й танковой дивизии вечером внезапной атакой захватили южную часть Лысянки, но главную цель их атаки – мост – успели взорвать советские саперы.
13 февраля, в ходе утреннего боя с частями советской 2-й танковой армии генерала Богданова, 16-я танковая дивизия противника захватила населенные пункты Дашуковку и Чесновку, затем были последовательно взяты: стратегическая «высота 239,8» (в 5 километрах севернее Лысянки) и село Хижинцы. 1-я танковая дивизия в этот день переправилась через Гнилой Тикич и полностью захватила Лысянку. 198-я пехотная дивизия в течение 11-13 февраля, сначала была выбита советскими войсками из с. Виноград, но затем снова вернула контроль над этим населенным пунктом.
С 14-го февраля, немецкие танкисты безуспешно попытались продвинуться дальше на восток из с. Хижинцы, но эти попытки потерпели крах, ввиду труднопроходимой местности и упорного сопротивления советских войск. 1-я танковая дивизия сумела занять мост через ручей, который отделял хутор Октябрь (в паре километров севернее Лысянки). 16 февраля была сделана последняя попытка разгромить советские войска к северо-востоку от Лысянки, но удалось лишь занять хутор Октябрь. Имеющиеся силы немецкой танковой группировки, пройдя 12 километров, на этом были полностью исчерпаны. От заблокированных в «котле» её отделяли всего лишь 7 километров.
Таким образом, операция «Ванда» не достигла своих целей: деблокирующая немецкая группировка не смогла прорвать внешнее оцепление, выстроенное генералом Ватутиным – как и год назад, когда во время операции «Винтергеви́ттер (Зимняя гроза)» танки всё того же Манштейна безуспешно пытались разблокировать армию Паулюса из так называемого Сталинградского котла.
Более успешно действовали немецкие пехотинцы, что пытались прорваться из «котла» навстречу танкистам, тоже в направлении Лысянки (но с противоположной стороны). Здесь внутреннее оцепление держала 27-я армия генерала Трофименко (из состава Первого Украинского фронта). 12 февраля группировка противника, предварительно сосредоточившись в районе Стеблева,  нанесла удар вдоль дороги на юго-запад. На этом направлении завязались тяжелые бои, нередко переходившие в рукопашные схватки: собрав последние силы, противник шёл напролом, не считаясь с потерями. Здесь лидировали эсэсовские части: танковая дивизия «Викинг» и бельгийская штурмовая бригада «Валлония», при поддержке двух армейских пехотных дивизий, заняли стратегический населенный пункт Шендеровка. Части немецкой 72-й пехотной дивизии провели ночную атаку и заняли Новую Буду, северную часть с. Хильки и Комаровку. Им оставалось около 10 километров (по прямой) до Лысянки, где их ждали прорывавшиеся навстречу танкисты.
Эти успешные действия немецких войск вызвали кризис в советском военном руководстве. По версии маршала Жукова (который формально был «координатором» между Первым и Вторым Украинскими фронтами, но реально тёрся всё время возле Ватутина – и мы потом увидим, почему): командующий  Вторым Украинским фронтом генерал Конев, узнав о неудачах Ватутина на участке обороны 27-й армии, позвонил Сталину, сообщил ему об этом, предложил отстранить Ватутина и Жукова, и передать ему (Коневу) единоличное руководство завершающим этапом операции. Несмотря на возражения Ватутина и Жукова, Сталин удовлетворил эту просьбу.
Сам Конев это отрицает, но нужно учитывать: Жуков знал его «как облупленного», и в данном случае Жукову виднее – мог ли Конев так поступить. Уж кому лучше знать об этом, если в своё время Жуков не раз спасал Конева (в том числе и от расстрела по приговору военного трибунала за то, что Конев пропустил немцев к Москве), но впоследствии отношения между этими полководцами доходили до мордобоя, Конев даже отказался командовать Парадом Победы вместе с Жуковым (и поэтому пришлось поставить Рокоссовского); это не помешало им выступить сообщниками в процессе убийства Берии, но потом Конев сыграл одну из главных ролей в процессе отправки Жукова в отставку и лишении всех должностей.
По версии же самого Конева, он никуда не звонил, это сам Сталин «что-то почувствовал» и первый позвонил Коневу, якобы поинтересовавшись его мнением относительно полководческих способностей Ватутина. А позже Сталин позвонил Коневу ещё раз и сам предложил тому единолично возглавить операцию, и принять в своё подчинение те воинские части, которые ранее подчинялись Ватутину (27-ю армию, а также 6-ю и 2-ю танковые армии).
Конев излагает свою версию следующим образом:
«…12 февраля 1944 года около 12 часов мне позвонил Верховный Главнокомандующий и сказал:
— В Ставке есть данные, что окруженная группировка прорвала фронт 27-й армии и уходит к своим. Какова обстановка у соседа?
Я доложил: — Не беспокойтесь, товарищ Сталин. Окруженный противник не уйдет. Наш [Второй Украинский] фронт принял меры. Для обеспечения стыка с Первым Украинским фронтом и для того, чтобы загнать противника обратно в котел, мной в район обозначившегося прорыва были выдвинуты войска 5-й гвардейской танковой армии и 5-й кавалерийский корпус.
Сталин спросил: — Это вы сделали по своей инициативе? Ведь это за разграничительной линией Вашего фронта.
Я подтвердил: — Да, по своей.
— Это очень хорошо. Мы посоветуемся в Ставке и о своем решении сообщим Вам …  ».
Ещё Конев утверждает в своих мемуарах, что он пытался отказаться от «подарка» в виде 27-й армии (скромность украшает человека!): мол, ему тяжело будет управлять ею, поскольку она находится на противоположной стороне «котла». Но это уже явная ложь: такое положение было в начале операции, когда немцы ещё упирались в правый берег Днепра (в районе Канева), и безопасно добраться в 27-ю армию Конев мог разве что по левому берегу (переправившись туда и обратно). Но к 12-му февраля фланги двух фронтов уже давно сомкнулись, и 27-я армия непосредственно примыкала к боевым порядкам Второго Украинского фронта (восточнее Корсунь-Шевченковского), и добраться к ней можно было, в крайнем случае, через Черкассы и Канев (освобожденный советскими войсками ещё в конце января).
Кроме того, если вернуться к мемуарам Жукова, то в завершение разговора с ним Сталин сказал: « … а Ватутин теперь пусть занимается Луцко-Ровенской операцией …». Это уже была явная насмешка: ведь города Луцк и Ровно были освобождены войсками генерала Ватутина ещё 2-го февраля, Шепетовка – 11-го февраля, и на этом Луцко-Ровенская операция была, в целом, завершена (официальная дата её окончания – 14-е февраля). Больше похоже на то, что Ватутину «дали отдохнуть» в результате неких подковёрных моментов, к которым мы ещё вернёмся позже.
Дополнительно в адрес Жукова и Ватутина была отправлена Сталиным телеграмма с указанием причин создавшейся ситуации: «Во-первых, не было общего плана уничтожения корсунь-шевченковской группировки противника совместными усилиями Первого и Второго Украинского фронтов…» [но такой «общий план двух фронтов» должен был готовить их «координатор» - маршал Жуков, а не Ватутин и не Конев].
« … Во-вторых, слабая по своему составу 27-я армия не была своевременно усилена.
В-третьих, не было принято решительных мер по выполнению указаний Ставки по уничтожению в первую очередь стеблевского выступа противника, откуда вероятнее всего можно было ожидать попыток его прорыва».
И далее:
«Ввиду того, что для ликвидации корсуньской группировки противника необходимо объединить усилия всех войск, действующих с этой задачей, и поскольку большая часть этих войск принадлежит Второму Украинскому фронту, Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: Возложить руководство всеми войсками, действующими против корсуньской группировки противника, на командующего Вторым Украинским фронтом генерала Конева, с задачей — в кратчайший срок уничтожить корсуньскую группировку немцев. В соответствии с этим 27-ю армию передать с 24 часов 12.02.44 г. в оперативное подчинение командующего Вторым Украинским фронтом. Снабжение 27-й армии всеми видами оставить за Первым Украинским фронтом. Командующему Вторым Украинским фронтом связь со штабом 27-й армии до установления прямой связи иметь через штаб Первого Украинского фронта».
Новоиспеченный руководитель Корсунь-Шевченковской операции, генерал Конев принял ряд энергичных мер. На угрожаемые направления были срочно переброшены с других участков стрелковые войска, артиллерия, инженерные части. Он поставил уточненные боевые задачи всем «своим» армиям:
- 52-я армия — не выталкивать противника из «котла», а блокировать пути его отхода, отрезать по частям, сковать его силы и не давать ему возможности маневрировать,
- 27-я армия — стойко оборонять занимаемые позиции. Ее 180-ю стрелковую дивизию передать в состав 4-й гвардейской армии, а вновь прибывшую 202-ю стрелковую дивизия вывести в район Хижинцев,
- 4-я гвардейская армия — наступать с юга на север; рассекать противника на части и пленить его. Иметь на внешнем фронте заслон от наступающей группировки противника со стороны Лысянки.
Но главной действующей силой становилась 5-я гвардейская танковая армия генерала Ротмистрова. Она перебрасывалась из района Звенигородки (где обороняла второстепенное направление с момента замыкания «котла») в район Лысянки, а частью сил – на уничтожение противника в районе Стеблева – Шендеровки. Результаты не замедлили сказаться. 13-го февраля 29-й танковый корпус этой армии выбил противника из Новой Буды и потеснил в районе Комаровки, что резко изменило обстановку в районе Шандеровки: немцы здесь были не только остановлены, но и отброшены назад на 1,5–2 км. К 16 часам 14 февраля танковая армия занимала следующее положение:
- 29-й танковый корпус двумя бригадами (25-я и 32-я танковые бригады) вел бой в районе Комаровки,
- 18-й танковый корпус занял оборону в районе Хижинцы – Октябрь – опушка леса юго-восточнее Комаровки, усиливая участок обороны 375-й стрелковой дивизии, при этом часть его сил была повёрнута «внутрь» котла (170-я танковая бригада), а главные силы – «наружу» (110-я и 181-я танковые и 32-я мотострелковая бригады), 
- 20-й танковый корпус, сдав оборону в районе Звенигородки пехотным частям, свою 155-ю танковую бригаду выдвинул в район Лысянки (где уже вела бой его же 8-я гвардейская танковая бригада), а 27-я гвардейская танковая бригада сосредоточилась в районе Майдановки (10 км юго-восточнее Лысянки, возле Журжинцев) с задачей организовать засады и занять прочную противотанковую оборону, чтобы не допустить прорыва противника от Лысянки к окруженной группировке. 
Перегруппировка танковой армии в условиях распутицы была чрезвычайно трудным делом. Поэтому командующий армией приказал 20-му и 18-му танковым корпусам все неходовые танки оставить на прежних рубежах. В связи с этим в новые районы бригады вышли, имея по 5–14 танков. Но в то же время командующий армией отдал распоряжение: для более жесткой обороны в новом районе на буксире за танками перевести 462-й истребительно-противотанковый полк, который ранее находился в районе стыка дорог в 2 км западнее Михайловки. Этот полк, как мы увидим далее, впоследствии сыграл ключевую роль, в режиме «нон-стоп» расстреливая на последнем рубеже колонны противника, пытавшиеся вырваться из окружения.
В результате всех этих решительных мер, состояние советского кольца оцепления в районе Лысянки и Шендеровки было укреплено, противник был остановлен. Но ненадолго: деваться немцам всё равно было некуда, ждать помощи «снаружи» (от танкистов) – не приходилось, и единственный шанс теперь заключался в известной поговорке «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»: снова попытаться самостоятельно прорвать оцепление «изнутри», и вырваться наружу – хоть тушкой, хоть чучелом. Как мы увидим далее, им это отчасти удалось, пусть и не только лишь всем.
Авторская интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Abfa643638f6e00de59d824427e8da61e90c7c1bf9585479052d580acf5a62128&source=constructorLink 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×