Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Юбилей окружения немецких войск в Корсунь-Шевченковском котле

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – 3-го февраля 1944 года – завершилось создание внутреннего кольца окружения вокруг так называемого Корсунь-Шевченковского котла, где оказалось заблокированными 50-80 тыс. (по разным оценкам) немецких военнослужащих. В этот день во всех воинских частях был зачитан приказ Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина, в котором объявлялась благодарность войскам Первого и Второго Украинских фронтов, завершившим окружение противника, и о присвоении ряду соединений почетного наименования «Звенигородских». В тот же вечер в Москве по этому поводу был дан торжественный салют второй категории (24 залпа из 224-х орудий). 
Как уже говорилось ранее, 28-го января в Звенигородке встретились передовые подразделения Первого и Второго Украинских фронтов, наступавшие навстречу друг другу, и тем самым сомкнувшие внешнее кольцо окружения. Однако для создания устойчивой двуслойной полосы обороны, которая бы блокировала Корсунь-Шевченковский котёл и «на вход» и «на выход», потребовалось ещё несколько дней ожесточённых сражений, которые и завершились 3-го февраля. 
Ещё до начала советской наступательной операции, т.е. к 24 января, противник создал наиболее прочную оборону (с развитой системой инженерных сооружений и различного рода заграждений) на северном участке периметра Корсунь-Шевченковского выступа — по линии Кагарлык – Канев – Мошны (село на берегу Днепра, в 20-ти километрах выше города Черкассы). Далее, поворачивая на юг, на участке Мошны – Смела передний край немецкой обороны проходил по сильно заболоченной местности. Поэтому оборона здесь состояла из отдельных опорных пунктов, перехватывавших основные дороги. 
Далее, южнее Смелы оборона противника состояла из двух полос. Передний край главной полосы обороны проходил по берегу реки Тясмин, по оврагам и высотам. Главная полоса была оборудована системой опорных пунктов и узлов сопротивления, местами соединенных траншеями. Внутри опорных пунктов имелась развитая система траншей и ходов сообщения, значительное количество оборудованных огневых точек. Опорные пункты и узлы сопротивления с фронта и флангов прикрывались минными полями и проволочными заграждениями. Вторая полоса оборудовалась на рубеже реки Сухой Ташлык – Пасторское – Тишковка, однако строительство ее к началу советского наступления не было закончено. Вдоль реки Ольшанки, на участке Млеев – Топильно, проходила отсечная позиция фронтом на юго-восток. 
Все немецкие подразделения, оказавшиеся «внутри» котла (11 дивизий), хотя и понесли значительные потери в предыдущих боях, были вполне боеспособны. Большая часть их длительное время находилась на советско-германском фронте и имела большой боевой опыт. 
В районе западнее и северо-западнее Кировограда («вне» котла, но в непосредственной близости к нему), а также в районе юго-западнее Охматова находилось в общей сложности 7 немецких танковых дивизий, которые могли быть быстро переброшены на помощь окруженным в район корсунь-шевченковского выступа. 
Так и произошло: сразу после начала советского наступления, противник перебросил в район Новомиргорода 11-ю и 14-ю танковые дивизии (из района северо-западнее Кировограда), дополнительно к располагавшейся там 3-й танковой дивизии – они должны были попытаться разблокировать котёл «снаружи». Одновременно, для прорыва им навстречу «изнутри», со стороны Городища, в районе села Пасторское создавалась сильная группировка в составе танковой дивизии СС «Викинг» и трёх пехотных дивизий. 27-го января обе эти группировки начали наступление навстречу друг другу, в общем направлении на Оситняжку (6 км юго-восточнее Пасторского), намереваясь ликвидировать прорыв Второго Украинского фронта и отрезать танкистов, которые в это время уже подходили к Звенигородке. 
Этот немецкий удар с севера («изнутри» котла, со стороны Ташлык), отражали войска 4-й гвардейской армии, а с юга («снаружи») – 53-й армии. Эти удары, в ходе тяжёлых боёв, были успешно отражены, в первую очередь благодаря интенсивным действиям артиллерии, которая шквальным огнем в упор расстреливала танки, бронетранспортеры и пехоту противника. Большую роль сыграли также умелые действия инженерных войск: только за одну ночь на 29-е января в полосе обороны 53-й армии они установили более 9400 противотанковых и свыше 1000 противопехотных мин. 
В ходе тяжелых боев в районе Оситняжки противнику на некоторое время удавалось блокировать пути снабжения танкистов, ушедших на Звенигородку, из-за чего последние оказывались в тяжёлом положении, и могли получать топливо и боеприпасы только по воздуху – самолётами У-2 («кукурузник»). Населенные пункты Капитановка, Тишковка и другие (расположенные вдоль дороги на Звенигородку) неоднократно переходили из рук в руки. В немецкую 11-ю танковую дивизию 28-го января прибыло сильное подкрепление — батальон «Пантер» (75 танков, из них 61 боеспособный). Однако, этот батальон действовал крайне неудачно: вступил в сражение в отрыве от основных сил 11-й танковой дивизии, и потерял 44 танка. 
Ход этого сражения кардинально изменился после того, как командующий Вторым Украинским фронтом генерал Конев ввёл в бой свежие силы 5-й гвардейской танковой армии: 25-ю танковую бригаду (из 29-го танкового корпуса) и 18-й танковый корпус, а также 5-й гвардейский кавалерийский корпус. К 29-му января немецкая угроза на данном участке была устранена. Некоторые части противника, особенно настойчиво стремившиеся прорваться из Новомиргорода в северном направлении, действительно прорвались, но обратно из «котла» уже не вышли. В это время окруженная группировка, прорывавшаяся навстречу, находилась ближе всего к внешнему периметру. Она пыталась наносить удар из района Городище (10 км севернее Вязовок), но была уничтожена во встречном сражении войсками 52-й и 4-й гвардейских армий 
На других участках вокруг «котла», к этому дню ещё имелись разрывы в боевых порядках советских войск, через которые противник мог вырваться из окружения или получить помощь извне. Для замыкания внутреннего кольца привлекались соединения 27-й армии Первого Украинского фронта и наступавшие им навстречу силы 4-й гвардейской армии и 5-го гвардейского кавалерийского корпуса Второго Украинского фронта. При этом советские войска, смыкая внутреннее кольцо окружения, параллельно решали и вторую задачу – ударами со всех направлений «внутрь» котла стремились расчленить и уничтожить окружённую группировку противника. 
Немецкие войска отходили назад, на запасные рубежи обороны, стараясь максимально использовать условия местности. Так, в полосе наступления 27-й армии, немецкая 88-я пехотная дивизия в ночь на 29-е января отошла за реку Рось и заняла позиции к востоку и северу от Богуслава. Утром 29 января советская пехота из 337-й стрелковой дивизии завязала бой за овладение Богуславом. На соседнем участке, во второй половине дня 29-го января противник начал отходить на рубеж реки Россавы. 2-го февраля части 27-й армии форсировали Россаву на участке Синявка – Пилявы и образовали плацдарм на её южном берегу, шириной 10 км и несколько километров в глубину. 
Вечером того же дня (2-го февраля) немецкое командование приняло решение начать отвод войск от берега Днепра, в том числе из города Канев, где находится могила Тараса Шевченко. Как утверждает ряд источников, немцы надругались над этой могилой и осквернили её. После этого, в один из дней на плитах памятника появилась надпись: «Помстимось, батьку! Партизаны». И действительно, роль партизанских отрядов в этом сражении трудно переоценить: они устроили внутри «котла» настоящее сафари на немецких военнослужащих, создавали «группы охотников за танками» (экипированные соответствующим образом), разрушали немецкие коммуникации и инфраструктуру, и систематически выполняли роль проводников для советских регулярных частей в ходе боевых действий. 
Отойдя от берега Днепра, немецкие войска формально нарушили условие Гитлера, который ранее, призывая их «держаться там», делал примерно следующие заявления: «Пока ваши повара черпают воду из Днепра – вы можете надеяться на меня, как на каменную стену: я спасу вас оттуда». Соответственно, участь этого котла была решена уже 2-го февраля, когда немецкие повара перешли на артезианскую и родниковую воду. Интересно, что именно в этот день, но годом ранее, капитулировал так называемый Сталинградский котёл (которому Гитлер обещал то же самое: держитесь, пейте из Волги). Официально считается, что других котлов (между Корсунь-Шевченковским и Сталинградским) не было, хотя это не так: чудовищные котлы устраивали немцам войска Воронежского фронта (потом переименованного в Первый Украинский) в ходе засекреченной Битвы за Воронеж (на правобережье реки Дон). 
Днём 3-го февраля четыре советских пулемётных батальона при танковой поддержке прорвали оборонительную позицию противника между Мироновкой и Богуславом, вынудив немецкие 332-ю и 88-ю пехотные дивизии отойти несколько восточнее. Под угрозой окружения с севера, Богуслав был оставлен немецкими войсками этим же вечером.  
28-го января 180-я стрелковая дивизия, усиленная танковой бригадой, атаковала немецкий гарнизон в Стеблеве, состоявший в основном из запасного полевого батальона танковой дивизии СС «Викинг». В ходе боёв ряд немецких позиций был окружён, а утром 29 января советские танки прорвались в сам Стеблев, но были уничтожены. Вечером этого же дня к городу подошло немецкое подкрепление (два батальона 255-й пехотной дивизии и несколько САУ), и взять его советским войскам (на тот момент) не удалось. 
30-го января части 180-й стрелковой дивизии заняли Квитки, находившиеся всего в 10 километрах к югу от Корсунь-Шевченковского и в 12 километрах к западу от Городища. На следующий день, 31 января, немцы организовали контрудар на юг, в сторону Квитков, и заняли Петрушки (в 5 километрах севернее Квитков). Поздним вечером 1 февраля, они атаковали Квитки и застали советские части врасплох, быстро захватив северную часть села. Утром 2 февраля эта немецкая группировка пыталась продолжить своё наступление, но сил у неё уже не было, несмотря на подоспевшее подкрепление из 112-й пехотной дивизии. Но в это же время усилились и советские части: из-под Богуслава прибыла 337-я стрелковая дивизия. В ходе дальнейших боёв немецкие войска были вынуждены оставить центр села Квитки и отойти в его северную часть, а к 9 февраля они отступили обратно в Петрушки, откуда начинали восемью днями ранее. 
Одним из важнейших пунктов немецкой обороны стало село Ольшана. Изначально в самой Ольшане базировались только части снабжения танковой дивизии СС «Викинг». 28-го января противником была дополнительно направлена в Ольшану рота из эстонского батальона СС «Нарва», которая прибыла в село в 18 часов вечера и уже через час контратаковала советские части из 136-й стрелковой дивизии, которые ранее прорвались в село с севера, и выбила их оттуда. 29 января бои за Ольшану разгорелись с новой силой и новыми тяжёлыми потерями для обеих сторон. 30 января подошла и вступила в бой 63-я кавалерийская дивизия из 5-го гвардейского кавалерийского корпуса, но и немцы, наконец, получили подкрепление в лице главных сил батальон «Нарва», который прибыл 31-го января вместе с сапёрной ротой и танками из дивизии СС «Викинг». 
В тот же вечер, 31 января, под Ольшану прибыла советская 180-я стрелковая дивизия (из 27-й армии Первого Украинского фронта), и установила контакт с 5-м гвардейским кавалерийским корпусом (Второго Украинского фронта) – таким образом создание внутреннего кольца окружения вокруг Корсунь-Шевченковского котла было завершено. 
Бои за Ольшану продолжились: она была полностью окружена советскими войсками, но решительный штурм был отложен до подхода более крупных сил пехоты 4-й гвардейской армии. 2-го февраля, с прибытием 5-й гвардейской воздушно-десантной и 62-й гвардейской стрелковых дивизий, советские атаки на Ольшану были возобновлены. К 3-му февраля Ольшана была занята советскими войсками примерно на четверть. Тем временем немцы создали новую оборонительную линию в 10 км севернее Ольшаны, с участием танковой дивизии СС «Викинг», 57-й и 389-й пехотных дивизий, и в ночь на 6 февраля полностью оставили Ольшану и прорвались из неё на северо-восток, где у Петропавловки соединились с 389-й дивизией. В ходе прорыва понёс серьёзные потери эстонский батальон СС «Нарва», замыкавший колонну и попавший в советскую засаду. 
Сами по себе бои за Ольшану имели местное значение, но именно здесь, 3-го февраля окончательно сомкнулось внутреннее кольцо окружения, в результате смыкания смежных флангов двух украинских фронтов. 
Внешнее кольцо образовали две танковые армии, передовые части которых ранее встретились в Звенигородке: 6-я (от Первого Украинского фронта) и 5-я гвардейская (от Второго Украинского). В целях повышения устойчивости обороны, они были серьёзно усилены артиллерийскими и пехотными соединениями. К флангам танковых армий примыкали войска общевойсковых 40-й и 53-й армий соответственно. 
Таким образом, войска Первого и Второго Украинских фронтов выполнили первую часть задачи, поставленной перед ними Верховным Главнокомандующим: в течение периода с 24 января по 3 февраля взломали оборону противника у основания Корсунь-Шевченковского выступа и, продвинувшись навстречу друг другу, окружили крупную немецкую группировку. При этом было освобождено более 300 населенных пунктов и пять городов, наиболее крупный из которых – Смела (освобождена 29 января силами 373-й стрелковой дивизии). 
Авторская интерактивная карта боевых действий: 
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A451be0bec4d4a445c281b83a0f7e3b8fb80cb9fccb6b24fb386d9e33027e4d10&source=constructorLink 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×