Перейти к публикации
Николай Декапольцев

Юбилей взятия Луцка и Ровно

Рекомендованные сообщения

75 лет назад – Второго Февраля 1944 года – Сталин ввёл войска в города Луцк и Ровно – тогдашнюю столицу немецкого рейхскомиссариата «Украина». 
Как обычно, командующий Первым Украинским фронтом генерал Ватутин приурочил взятие двух областных центров к годовщине – 2-му февраля (это День воинской славы России, согласно Федеральному закону N 32-ФЗ от 13.03.95 г.).
Этот регион, в наши дни знаменитый разве что масштабами незаконной добычи янтаря, имеет богатую историю, мало в чём уступая европейским столицам Средневековья. Когда-то здесь бурлила жизнь, и, входивший в состав литовско-польского государства, Луцк был духовным, культурным, политическим и коммерческим центром Волыни, его называли Волынским Римом. Начиная с конца Семнадцатого века, он стал постепенно приходить в упадок (по причинам, достойным отдельного разговора), опустошался частыми пожарами, наводнениями, эпидемиями и войнами. К 1795-му году, когда этот регион был аннексирован Российской Империей, Луцк представлял собою село из менее чем сотни дворов. Центр Волыни был перенесен в Житомир. 
После ликвидации Российской Империи Романовых, в 1921 году этот регион снова вернулся в состав Польши, но ненадолго. В самом начале Второй Мировой войны – 17-го сентября 1939 года, опираясь на «Пакт Молотова-Риббентропа»,  Сталин впервые ввёл сюда свои войска. Советская танковая бригада и разведбат 45-й стрелковой дивизии в тот день заняли Луцк, взяв в плен 9 тыс. военнослужащих польской армии (с полным вооружением). Но и это оказалось – ненадолго: уже в конце июня 1941 года эти места были захвачены Вооруженными Силами Германии, и в городе Ровно была обустроена столица нового немецкого региона, получившего название «Рейхскомиссариат Украина».
Операция по возврату контроля над этим регионом, проводимая силами Первого Украинского фронта под командованием генерала Ватутина, началась 27-го января 1944 года. В ней участвовали две общевойсковые армии – 13-я и 60-я. Остальные семь армий Первого Украинского фронта в эти дни сражались в районе Винницы, Умани, и замыкали Корсунь-Шевченковский котёл.
В ходе предыдущих боев 13-я армия, наступая в сложных условиях местности, овладела значительной частью южных районов Полесья и к середине января 1944 года вышла на рубеж реки Случь, а передовыми отрядами заняла населенные пункты Сарны, Столин, Костополь, Тучин. Дальше на запад находился обширный лесисто-болотистый район, простирающийся до линии Ковель – Луцк – Дубно. В ходе предстоящей операции этот район следовало очистить от противника, после чего развернуться в южном направлении и «спускаться» к Чёрному морю, освобождая Правобережную Украину.
Главный удар 13-я армия генерала Пухова наносила своей центральной группировкой в составе 76-го стрелкового, 1-го и 6-го гвардейских кавалерийских корпусов, из района Сарны, обходя Луцк и Ровно с северо-запада. На южном фланге этой армии, 24-й стрелковый корпус наносил удар из района Тучин – Гоща, в обход Ровно с юга и юго-запада. На северном фланге этой же армии, 77-й стрелковый корпус силами одной из своих дивизий (397-й стрелковой) прикрывал с севера зону проведения операции (в районе Столина), а второй дивизией (143-й стрелковой), примыкавшей к центральному 76-му корпусу, выдвинулся к реке Горынь.
Соседняя (с юга) 60-я армия наносила главный удар силами своего 18-го гвардейского стрелкового корпуса с задачей овладеть Шепетовкой. Ещё один её корпус, 23-й стрелковый, примыкавший к 13-й армии, должен был овладеть рубежом Острог – Славута. Остальные корпуса 60-й армии (15-й и 30-й стрелковые, 25-й и 4-й гвардейский танковые) в это время участвовали в позиционных боях на подступах к Виннице, их задачей было сковывать противостоящие силы противника, прикрывая с юга зону проведения операции, от возможного удара сильной танковой группировки немцев.
Кроме того, в зоне проведения операции действовало не менее 30 партизанских отрядов и соединений, наиболее известные – под командованием Ковпака, Федорова, Сабурова, Медведева (в последнем из них служил разведчик Николай Кузнецов, лично ликвидировавший 11 немецких генералов и высокопоставленных чиновников администрации рейхскомиссариата «Украина»).
В ночь начала операции (с 26 на 27 января) 1-й и 6-й гвардейские кавалерийские корпуса выдвинулись из занимаемых районов, прошли рубеж 143-й стрелковой дивизии и к утру 27 января расположились в районах Владимирец – Островце (1-й гвардейский кавалерийский корпус), Полицы – Седлиско – Б. Стыдын (6-й гвардейский кавалерийский корпус). Здесь корпуса остановились на дневку, готовясь к продвижению на рубеж р. Стырь.
Части 76-го стрелкового корпуса с утра 27 января перешли в наступление, прорвали оборону противника на своем правом фланге и продвинулись вперед на 5–7 км. В полосе левофланговой 6-й гвардейской дивизии противник оказал сильное сопротивление на переднем крае своей обороны. 24-й стрелковый корпус успешно форсировал на всем фронте реку Горынь и продвинулся от 4 до 6 км. Его 287-я стрелковая дивизия в первый же день наступления заняла г. Острог. Войска 60-й армии силами 23-го стрелкового корпуса и 18-го гвардейского стрелкового корпуса на правом фланге выдвинулись на рубеж реки Горынь и подошли с севера и востока на подступы к Шепетовке. Части 226-й стрелковой дивизии освободили Славуту.
На второй день операции (28 января) оба кавалерийских корпуса, возобновив наступление на запад, достигли рубежа р. Стырь в районе Рафаловки – Чарторийска и передовыми отрядами форсировали реку в этих районах. Ночью 28 января командующий Первым Украинским фронтом генерал Ватутин дал распорядился повернуть кавалерийские корпуса на 90 градусов влево – на юг, для удара по Луцку и Ровно. При этом 1-й кавалерийский корпус получил задачу, действуя вдоль восточного берега реки Стырь, к исходу 31 января овладеть Луцком. 6-й гвардейский кавалерийский корпус получил задачу нанести удар в направлении на Клевань и атаковать Ровно с северо-запада.
Поскольку кавалерийские корпуса должны были оставить район Рафаловка – Чарторийск, туда было приказано выдвинуть 143-ю стрелковую дивизию 77-го стрелкового корпуса. Несколько позднее на рубеж Чарторийск – Колки была выдвинута 181-я стрелковая дивизия.
Маневр был выполнен скрытно и точно. Командование противника не имело представления о количестве советских войск, введенных в действие, и о размахе их действий. Передвижение крупных колонн регулярных советских частей по лесам в своем тылу, оно приняло за рейд партизанских соединений. Для проверки полученных данных немцы выслали разведывательный самолет, но советские войска сбили его зенитным огнём.
С утра 29 января 1-й и 6-й гвардейские кавалерийские корпуса повернули на юг, нанося удар в тыл группировке противника, действовавшей в районе Луцка – Ровно.
Наступление происходило в чрезвычайно трудных условиях; войска двигались по заболоченным лесным дорогам. Люди шли по пояс в ледяной воде, несли на руках боеприпасы, минометы, тащили орудия. Лошади выбивались из сил.
31 января части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса вышли в район Киверцы, а 6-й гвардейский кавалерийский корпус овладел Клеванью. Этот населенный пункт в наши дни очень популярен благодаря своей достопримечательности, называемой «Туннель любви».
С выходом в район населенных пунктов Киверцы – Клевань, шоссе и железная дорога, связывающие Ровно с Луцком и Ковелем, были перерезаны, а войска противника, действовавшие в районе Луцка и Ровно, разобщены. Тылы всей луцко-ровенской группировки немцев оказались под угрозой. Немецкое командование начало принимать отчаянные меры для спасения положения. Все полицейские, эсэсовские и тыловые формирования были срочно брошены на укрепление обороны Луцка, Ровно, Здолбунова, Шепетовки и других городов. 
Из Ровно на северо-запад были выдвинуты два немецких полка (кавалерийский и охранный) и полицейская команда с задачей выйти в район Цумань и прикрыть Ровно с северо-запада. Однако эти силы, очевидно, не были должным образом проинструктированы, в том числе о советских подразделениях, вышедших в район Клевани. Поэтому немцы двигались походным порядком, как принято по дорогам в своем тылу. Разведка 6-го гвардейского кавалерийского корпуса обнаружила их движение. Была организована засада, в ходе которой оба немецких полка были полностью разгромлены.
В ночь на 2-е февраля, 1-й гвардейский кавалерийский корпус, развивая наступление от Киверцы на юго-запад, силами своей 7-й гвардейской кавалерийской дивизии ворвался в Луцк и к утру полностью овладел этим городом. 6-й гвардейский кавалерийский корпус, действуя из района Клевани, силами своей 13-й гвардейской кавалерийской дивизии нанес удар на Дубно, а двумя другими дивизиями (8-й гвардейской и 8-й) — на юго-восток, в тыл ровенской группировке противника. В первой половине дня 2-го февраля, 8-я гвардейская кавалерийская дивизия во взаимодействии с 121-й гвардейской стрелковой дивизией ворвалась в Ровно. К этому времени 6-я гвардейская стрелковая дивизия подошла к городу с востока и 112-я стрелковая дивизия — с юга. К 6 часам вечера 2-го февраля советские войска, при содействии партизанских отрядов, уничтожили гарнизон противника и полностью овладели Ровно.
В те годы в Ровно находилась столица немецкого рейхскомиссариата «Украина». Во всех больших, благоустроенных зданиях города размещались канцелярии многочисленных управлений этого рейхскомиссариата, включая резиденцию тогдашнего главы Украины (гаулейтера) Эрика Коха, которого неоднократно пытался убить вышеупомянутый Николай Кузнецов.
Самого Коха на месте не оказалось: он ранее убыл в Восточную Пруссию (нынешнюю Калининградскую область РФ). Газета «Известия» писала в те дни: «В резиденции „рейхскомиссара Украины“… все было устроено для долгого, прочного и уверенного в своей силе существования. Мы увидели там массивные письменные столы с аккуратно расставленными приборами, с тяжелыми, как танки, пресс-папье, с хорошо отточенными карандашами, которые чинились несколько часов назад… Но… нас заинтересовало другое — совершеннейшая нетронутость всего чиновничьего хозяйства — столов, ящиков, приборов, бумаг, делопроизводства, как будто сотрудники рейхскомиссариата на минутку вышли из помещения проветриться или перекусить на скорую руку. Проветриваться им пришлось достаточно далеко и от Ровно, и от Луцка, где в последнее время Кох создал на случай отхода из Ровно филиал своего комиссариата. Не было времени собираться, упаковывать ордена и бумаги. Все брошено в полном порядке. Такого рода „порядок“ показывает растерянность и смятение немецких военных, ошеломленных этим внезапным ударом на Ровно и Луцк. Чем больше порядка на брошенных канцелярских столах рейхскомиссариата, тем меньше порядка в германских войсках, застигнутых врасплох, не успевших предупредить даже наместников Гитлера о том, что пора собираться в дорогу … ».
Выбитые из Ровно, остатки немецкого гарнизона частью поспешно отступали через леса на юго-запад, а частью — по единственной оставшейся у них дороге на юг, в сторону Здолбунова, преследуемые 8-й кавалерийской дивизией. Соединения 24-го стрелкового корпуса — 149-я и 287-я стрелковые дивизии, наступавшие из района Гощи на запад и юго-запад, совершив умелый обходный маневр, в ночь на 3-е февраля овладели Здолбуновом. Германские войска, бежавшие из Ровно, попали под удар советских частей, занявших Здолбунов, и после непродолжительного боя были разгромлены. 
5-го февраля в Москве был  дан торжественный салют второй категории (24 залпа из 224-х орудий) в честь войск Первого Украинского фронта, овладевшим Луцком, Ровно и Здолбуновом. Части и соединения, отличившиеся в этих боях, получили почетное наименование «Ровенских».
Вот так, «по-простому», командующий Первым Украинским фронтом (бывшим Воронежским) генерал Ватутин, и подчиненные ему офицеры и солдаты, среди которых был и мой дед – лейтенант артиллерийской разведки Пётр Прокофьевич Лисичкин, отметили первую годовщину сразу трёх знаковых (для них) событий, имевших место быть 2-го февраля 1943 года. В тот день Сталинградская битва завершилась военной победой и ликвидацией так называемого Сталинградского котла, ключевая роль в создании которого принадлежала генералу Ватутину (он в то время командовал Юго-Западным фронтом, наносившим главный удар в ходе Сталинградского контрнаступления). В тот же день завершилась эпическая Битва за Воронеж, которая мало в чём уступала Сталинградской. И в тот же день началась операция «Звезда», известная также как Третья битва за Харьков…
За этот год они прошли от Воронежа до Луцка почти 1000 километров – через Киев, Харьков, Курскую Дугу. От Луцка до Берлина им оставалось 840 километров (но уже без генерала Ватутина, хотя тогда они ещё не знали об этом).

«… В свой срок – не поздно и не рано – 
Придёт зима. Замрёт земля,
И ты к Мамаеву Кургану 
Придёшь Второго Февраля.

И там, у той заиндевелой,
У той священной высоты,
Ты на крыло метели белой
Положишь красные цветы.

И, как впервые, ты заметишь – 
Каким он был, их ратный путь…
Февраль, февраль – солдатский месяц:
Пурга в лицо, снега по грудь.

Ещё сто зим и сто метелиц – 
А мы пред ними всё в долгу.
Февраль, февраль – солдатский месяц,
Горят гвоздики на снегу …»

Авторская интерактивная карта боевых действий:
https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A1b0fe4ed18c8d4ce59f1faaec5b0b9a1e5ad87394f84fa6792c112cd4ce12e3c&source=constructorLink 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×