Перейти к содержимому
тохта

К вопросу о численности войск в средневековых сражениях

Рекомендованные сообщения

Говоря  о  численности  войск  в  средние  века,  нельзя  не  отметить, что  традиционная  наша историческая  и  особенно  научно-популярная   литература  приводила    совсем  другие  числа. Так  же  следует  уточнить,  что  если  принять  предложенные  выводы, то  насколько  серьезными  с  точки  зрения  участников  были  масштабы  данного  сражения.

Для  того,  что  бы  определится  с   указанными  цифрами,  надо  учитывать  следующие  факторы.

Для  начала    мы  должны  учитывать,  что  количество  населения  в  средние  века  было  намного  ниже,  чем  в  наше  время. Так, коллективная  монография  История  Европы  предлагает  следующие  цифры: в  начале    13  в.  в  Скандинавии  проживало  порядка  одного   млн. человек. Население  Руси   насчитывало  около  шести  миллионов  человек (История  Европы т. 2. с. 37 М.  1992 г.).

Для  нашей  статьи   первую цифру    следует уменьшить    минимум  втрое, поскольку  Швеция  тогда  была  самой  слабой  из  скандинавских  королевств. Соответственно, даже  с  учетом  завоеванных  областей   Финляндии,   ее  население  составляло  примерно  300-400  т. человек,  включая  женщин, детей,  стариков.

Вторую  цифру  так  же  следует  разделить  минимум  на  десять (количество  русских  земель). При  этом  надо  учитывать, ,  что  Новгородская республика   была  самой  крупной  по  площади, но  при  этом  самой  северной  по  расположению  областью  Руси.

Т. е.  значительная  часть  новгородских  владений  для  земледелия  не  использовалась, а  оставшаяся  включала  самые северные,  т.е. неплодородные и   следовательно, малонаселенные) земли. 

Сам  Новгород  являлся    крупным городом  имевшим  порядка  30 т.  жителей, кормившихся  благодаря  торговле и  ремеслу,  в  том  числе  с  западом.

 Но  хорошо  известный  факт,  что  при  прекращении  хлебных  закупок  из  других  регионов    в  Новгороде  наступал  голод, говорит  о  том, что  крестьянское  население  области  было  не  столь  велико, что  бы  прокормить  столицу.

Поэтому  для  Новгорода  видимо  имеет  смысл  сократить  количество  крестьян, составлявших      большинство  жителей  того  времени.  Следовательно,  население  Новгородской  области  можно  оценить  как  примерно  равное  шведскому,  т. е.  те  же 

300-400-т. жителей.

    Учитывая  то, что  семьи  тогда  были  довольно  многодетными, (особенно  с  учетом  высокой  детской  смертности), количество   количество  взрослых  мужчин, годных  для  службы  в  армии, не  превышало    20 процентов  от  этого  числа.

Конечно,  даже  при  тотальной  мобилизации  современной  страны  призыв  всех  мужчин  в  армию  невозможен. Специалисты  оценивают  максимально  возможный  уровень  мобилизации  в  10 процентов  населения.

Так  же  следует  учитывать, что  даже  для  генерального  сражения  всегда  используется  только  часть  армии, потому  что  какие  отряды должны  защищать  другие  направления.

Следует  ли  из  этого,  что  сократив  указанные  цифры  до  скажем  5  процентов населения, мы  получим  численность  полевых  армий  соответствующих  государств?

Самое  милитаризованное  на  сегодняшний  день  государство (Северная  Корея)  при  численности  населения  в  25 млн. чел.  имеет  постоянную  армию  в  размере  около  1  млн.  и  порядка  4  млн. резервистов (по  данным  википедии). Т.е. те  самые  5  процентов  населения. США  держит  в  строю  0.5 процентов населения. Россия  почти  вдвое  больше (в  процентом  соотношении).

Насколько  эти  соотношения    подходят  для  средних  веков?

Тут  в  памяти  всплывают  многочисленные  в  нашей  литературе  указания  на  русское  ополчение, как  важнейшую  часть  армии.  Лучше  всего  это  было  показано  в  замечательном  советском  историческом  фильме  Александра  Невский. Вспомните  эпизод, когда под  песню  «Вставайте  люди  русские»   буквально  из  под  земли  выбираются  мужики   в    рубахах  и  лаптях, вооруженные  копьями,  и  вступают  в    ополчение.

   Однако  на  практике  следует  учитывать, что    средневековый  крестьян   работал  весь  сезон-  пахота, сев, уборка  урожая (озимых  и  яровых), заготовка  кормов  и  т.д. Все  эти  занятия  требовали  серьезных  усилий. Другие  члены  семьи   заменить  его не  могли  как  чисто  физически (так  как  часто  требовалась  мужская  сила),  так  и  в  силу  собственной   занятости.

Так,  женщина  в  то  время  во  первых  имели  несколько   детей  (при  средней  детской  смертности  30%), кормили  всю  семью (причем  не  имели  возможности  ни  купит  полуфабрикаты  в  магазине, ни  заготовить  еду  надолго  из-за  отсутствия  холодильника). Так  же  на  ее  плечах  лежало  изготовление  одежды (и  материала  для  нее).

Следует  учитывать,  что  мужские (как  и  женские)  занятия того  времени   требовали многочисленных   знаний  и  умений, которые  частично  передавались  из  уст  в  уста, частично  вырабатывались  путем  опыта. Получение  информации    из  книг и  интернета   для  средневековых   крестьян  была  исключено  по  понятным  причинам.

      Разумеется, крестьянин  мог  оторваться  от  своих  работ  на  несколько  дней, но  как  мы  видим, даже  Невская  битва, проходившая  на  границах  княжества, требовала  почти  недельного  пути  до  места  боя.  А  ведь  войну  стремились  вести  за  пределами  своего  княжества. При  этом    в  обычных  условиях  еще  несколько  дней  тратилось  на  то,  что  бы все   отряды  могли  дойти  до   места  сбора.

     Затем  следовало  само  сражение, которому  вполне  могли  предшествовать  определенные  маневры, ожидание  союзников  и  т.д. После  боя  войско  нередко  продолжало  боевые  действия, или  как  минимум  проводило  несколько  дней  на  поле  боя.  Дело  было  не  только  в похоронах  погибших (что  считалось  христианским  долгом, тем  более  что  воины  чаще  всего  были  земляками  и  нередко  родственниками)  и   сборе  добычи (учитывая  стоимость  железа, даже  сбор  доспехов  погибших  был  весьма  выгодным  делом, не  говоря  уже  о  разграблении  територии  проигравших), но  и  в  том,  что  следовало  дать  своим  раненным несколько  дней  на  выздоровление, хотя  бы  минимальное. Передвижение  по  тогдашним  дорогам  на  телегах  без  рессор  стала  бы  для  тяжелораненных  приговором  к  мучительной  смерти.

Затем  следовал  путь  домой, который  так  же  занял  бы  не  меньше  недели.

Таким  образом,  призыв крестьян  в  армию   означало  бы  отрыв  их  от  работ  минимум  на  месяц, а  во  многих  случаях    и  больше. Это  означало   полный  срыв  графика  сельскохозяйственных  работ  и  неминуемый  голод.

Далее, если  уж  речь  зашла  о  фильме  Александр  Невский,  вспомним   и  другой  эпизод  из  того  же  фильма- когда  мастер-оружейник  раздает  воинам  кольчуги, оставляя  себе  самую  короткую («коротка  кольчужка»).

На  практике  стоимость оружия  и    доспехов  в  то  время  была  весьма  велика, поскольку  требовала  не  только  оплаты  весьма  дорогостоящего  железа,  но  и  длительной  работы  мастера. Даже  минимальный  набор- шлем, щит, меч, копье-требовали  очень  серьезных  вложений,  недоступных  для  крестьянина. Тем  более,  если  речь  шла  о  доспехах  и  боевом  коне (которого  часто  до  боя  вели  в  поводу,  т.е. в  идеале  всадник  имел  еще  и  запасную  лошадь).

      Очень  важно  понимать  и  то, что  в  отличие  от  современного  огнестрельного  оружия,  которое  дает возможность  ранить  и  даже  убить  опытного  бойца  любому, кто  может  его  поднять  и  направить  в  нужную  сторону,  холодное  оружие  требует  серьезных  навыков  владения  им. Хорошее  владение  мечом  или  копьем, другим  холодным  оружием,  включая  боевой  лук, требует серьезной   многолетней  подготовки.

Пожалуй  единственным  исключением  из  этого  правила  является  арбалет,   который  требует  намного  меньшего  обучения. Оборотной  стороной  является  высокая  стоимость  как  самого  арбалета (некоторые  детали  которого  приходилось  изготовлять  годами),  так  и  болтов  для  него (из  железа).

При  столкновении  необученного  воина  и  хорошо  подготовленного  коллеги    произойдет  то  же  самое, что  и  при  схватке  современного,   обычного  человека ( с  улицы)   с  профессионалом, долгое  время  практикующим  боевых  искуств.

      Компьютерный  подход,  когда  на  одного  высокоуровнего  бойца  кидается  большого  количество  юнитов  низкого  уровня, что  бы  завалить  его  толпой, в  реальной  жизни  малоэфективен.  Если  противник  боле-менее  сохраняет  строй, то  количество  воинов, сражающихся   друг с   другом  ограниченно  чисто  физически. Известно, что  даже  в  полном  окружении  против  одного  бойца  нельзя  выставить  более  четырех  человек,  иначе  они  будут  мешать  друг  другу. При  наличии  строя  это  соотношение  сокращается  до  одного-двух  человек  напротив.

        При  использовании  холодного  большую  роль  играют  доспехи,  дающие  возможность  принять  на  себя  часть  ударов. И  вновь  следует  учесть,  что  они  будут  эффективными  только  у  хорошо  подготовленного  бойца. Ведь  кроме  веса  самих  доспехов,  следует учитывать,  что  под  них  обычно  поддевалась  дополнительная  одежда, что  бы  не  допустить  получения  переломов  от ударов, даже  не  пробивших  броню.

Т.е. воин  должен  был  уметь   двигаться, в  первую  очередь  использовать  свое  оружие,    когда  на  нем   надеты  достаточно  стесняющие  его  доспехи. Иначе  он  окажется  в  положении  современного  спортсмена, которому  предложили  повторить  его   спортивные  достижения, предварительно  одев  его  в  телогрейку, зимние  штаны  и  валенки.

      Последним, но  не  по  важности, необходимым  навыком  для  воина   является  владение  конем. Ведь  в  бою  лошадь  должна  слушаться  малейших  движений  всадника,  что  так  же  требует   серьезного  обучения  как  всадника,  так  и  коня. Зато  наличие  лошадей  увеличить  скорость  передвижения  как  до  боя,  так  и  в  бою,  избежать  излишней  усталости  бойцов  от  переходов, дать  всаднику  возможность  наносить  удар  сверху  и  т.д.

     Обычные  крестьянские  лошади  не  только  не  обучались  для  боя, но  даже  не  использовались  взрослыми  мужчинами  для  езды  верхом. На  лошадях  ездили  только  мальчишки (т. е.  легкие  всадники).  Вспомните  любые  картины  и  рассказы-крестьяне  всегда  ездили  на  телегах  или  на  санях. И  дело  не  только  в  том,  что  использование  колес  или  полозьев  позволяло серьезно   облегчить  нагрузку   лошади  и  использовать  ее  для  перевозки  различных  вещей (хотя  это  важно). Но  и  в  том,  что  седло  так  же  было  весьма  дорогим  удовольствием,  а  езда  без  седла  могла  серьезно  повредить  лошади  спину (позвоночник), а  всаднику  весьма  важные (для мужчин)  органы.

      В  отношении  ремесленников  часть  приведенных  выше  аргументов  не  действуют.

В  отличие  от  крестьянина  ремесленник  мог  оставить  свое  дело  и  уйти  на  войну. Но  только  при  условии,  что  кто  будет  кормить  его  семью. А  это  уже  было  проблемой. Более  того,  если  дворянин  имел  имел  феод, который  позволял  его  семье  выжить  даже  при инвалидности  или  гибели  кормильца, то  для  семьи   гибели  ремесленника  ситуация  была  иной.  Однако  и  для  ремесленника  вопрос  покупки  дорогостоящих   оружия,  доспехов  (а  в  идеале  и  коня),  а  так  же    времени  и  желания  для  получения  навыков  владения всем  этим  богатсвом  оставался  весьма  серьезной  проблемой.

    Да,  ремесленное  ополчение  в  Европе  активно и  успешно    использовалось  для  защиты  своих  городов  от  соседних  феодалов. Но  при  средневековых  методах  войны  защита  городских  стен  требовала  умения  в  первую  очередь  быстро  поднимать  на  эти  стены  различные  камни, кипяток, смолу  и  прочие  подарки  для  тех,  кто  лезет  на  стену  по  лестницам.  А  так  же  быстрой,  но  не  обязательно  меткой  стрельбы.

     За  пределы  городских  стен  выходили горожане  тех  стран,  где  города  были  весьма  богатыми  и  влиятельными (Италия, Фландрия). Соответственно  и  их  ополчения  состояли  из  хорошо  обеспеченных  мастеров. Более  того,  в  состав  ополчений    разбогатевших  городов  вливалось  и  местное  дворянство, встававшее  в  первые  ряды.

     Другой  успешный  вариант  использования  простолюдинов  предлагают  шотландские, а  позднее  и  швейцарские  горцы. Здесь  мы  видим  что  повседневные  занятия  людей  играли  роль  подготовки   к  боевым  действиям. Земледелие  здесь  было  малоразвито,  в  отличие  от  скотоводства (требовавшего   защиты  скота  от  хищников)  и  традиций  набегов  на  соседей.

То  же  самое  касается  кочевых  армий- лук  и  умение  ездить  верхом  для  кочевника  были  привычными  элементами  в  обычной  жизни.

В  отношении  как  Швеции  13 в.,  так  и  Руси  мы  не  видим  отклонений  в  хозяйстве. Говорить  о  многочисленных  и  богатых  городах  в  обеих  странах  не  приходится. Более  того,  русские  города  оставались  местом  пребывания  феодалов,  которых  в  Европе  во  многом  вытеснили  в  их  замки.

     Возможно  только  Новгород  мог  и  действительно  выставлял  серьезные  силы  без  помощи  князя,  но  какой  процент  их  составляли  новгородские  феодалы (бояре  и  гриди,  позднее  известные  как  жильцы),  жившие  в  городе,  а  какой  процент  ремесленники  и  купцы,  вопрос  спорный.

     Подъитоживая  все  вышесказанное,  можно  констатировать,  что плохо (то  есть  дешево)  вооруженный  и  необученный  боец  практически  не  имел  шансов  выстоять  в  схватке  с  хорошо  вооруженным  и  обученным  профессионалом. При  этом  нормальная 

экипировка  бойца  требовала  больших  денег,  а  экипировка  необученного  бойца  резко  повышала  вероятность  потери  этих  денег  в  бою, т.е. была  экономически  неоправдана.

      Все  это  позволяет,  на  взгляд  автора,  сделать  вывод, что  все  разговоры  об массовом   ополчении  и  соответствующие  расчеты  следует  считать   художественным  вымыслом.

Точнее можно  и  нужно   говорить  о  феодальном или  рыцарском   ополчении,  т. е. ополчении  дворян. Именно  их  обязанностью, как  говорят  все  источники,  и  была  воинская  служба.  Разумеется,  вместе  с  дворянами   в  бой  шли  и их  воины. Вместе  они  образовывали  то, что  в  Западной  Европе  называлось  копье (минимальный  отряд)  из  рыцаря,  оруженосца (обычно  так  же  принадлежащего  в  дворянскому  сословию)  и  его  воинов, в  том  числе  слуг.

Так  же  следует  учитывать,  что  в  любой  армии  были  некомбатанты,  например  служащие  обоза  и  т.д..  которые  в  бою  не  участвовали. Это  то  же  простолюдины.

     Разумеется  в  обычной  ситуации  далеко  не  все  дворяне  служили  в  армии- кто  то  поддерживал  порядок  дома, кто  то  был  болен  или  ранен.

Так  же  следует  учитывать  что  для  такой  армии  любые  серьезные  потери  представляли  большую  проблему- новых  воинов  следовало  долго  готовить  и  учить, т.е. заменить  их  могло  только  следующее  поколение. А  учитывая, что  воевали  в  то  время  много, то  численность  воинов  сокращалсь  и  по  этой  причине.

Итак, закончив  столь  многословные  теоретические  построения,  попытаемся  посчитать,  каким военным    потенциалом    и   какими   реальными  возможностями  обладали  наши  противники.

Поскольку  крестьяне  и  ремесленники  не  могли  выставить нормальных  воинов (хотя  выходцы  из  этих  сословий  вполне  могли  стать  слугами  и  прочими  некомбатантами), то  мобилизационный  потенциал  той  или  иной  страны  в  средние  века  можно  приравнять  к  ее  дворянскому  сословию.

Из  более  поздних  данных  мы  знаем,  что  его  состав  был  примерно  равен  5 процентам  населения. Разумеется,  в  некоторых  странах (Речь  Посполита, Испания) он  был  и  выше,  но  это  означало  что  часть  этих  дворян  были  буквально  нищими,  вплоть  до  того  что  лично  пахали  землю ( загонная  шляхта  и  т.д.).

Соответственно, с  учетом  того,  что  у  дворян,  как  и  простолюдинов, то  же  были  семьи,  мы  можем  сказать,  что    для  получения  цифры  максимального  мобилизационного  потенциала  надо  разделить  население  исследуемого  региона  на  количество  мужчин-дворян, т. е. примерно  на  25.

Для  Новгорода  и  Швеции     это  составляет  приблизительно  16 т. подходящих  для  армии  людей.

Далее  следует  учитывать,  что  даже  современное  государство  не  может  мобилизовать  больше  половины  мужчин.  А  в  средние  века  и  система  учета  была  слабее,  и  количество  больных  и  инвалидов,  учитывая  тогдашнюю  медицину, было  видимо  больше.  А  так  же  необходимость  защищать  другие  направления  и  свои  дома  от  соседей  и  т. д. Все  это  позволяет  предположить,  что  для  большого  похода  или  генерального  сражения  можно  было  выставить  не  более  четверти  или  одной  пятой  мобилизационного  потенциала.

Т. е.  и  Новгородская  республика  и  Шведское  королевство  при  полной  мобилизации  могли  выставить  не  более  четырех  тысяч  воинов,  а  в  обычный  поход  выводило  и  того  меньше,  т.е. 1-2  т. воинов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


×