Перейти к публикации
0255

Боевой вертолёт Ка-50

Рекомендованные сообщения

Успешное применение  вертолетов в качестве штурмовой поддержки войск с воздуха американскими войсками во Вьетнамской войне показало, что вертолет не просто «игрушка» или не поворотный транспорт. Это надежное, высоко мобильное оружие. 
Не прихотливые, не требующие специальных площадок Белл UH-1 «Ирокез» (англ. Bell UH-1 Iroquois) — американский многоцелевой вертолёт фирмы Bell Helicopter Textron, также известный как «Хьюи» (Huey).

irokez.thumb.jpg.58c15482792e71e087912b1

Bell UH-1 "Ирокез"

Одна из самых известных и массовых машин в истории вертолётостроения.  Для кого-то эти «пташки» стали спасением, а для кого-то несли не минуемую гибель. Не смотря на простоту конструкции, данная машина имела мощное по тем временам вооружение.
Тактика применения вертолетов в бою, отработанная американцами во Вьетнаме применяется и по сегодняшний день. Вертолет поднимался с наскоро расчищенной площадке в джунглях, атаковал врага с низкой высоты, и возвращался на перезарядку. При этом экипаж вертолета мог точно различать дружественные войска, что сводило к минимуму ошибочное поражение  своих. Применение самолетной авиации в таких условиях не представлялось возможным. 
Не смотря на огромные плюсы вертолеты того времени были еще далеки от совершенства. Во-первых, отсутствовала какая-либо бронезащита экипажа и основных узлов вертолета. Зачастую машину сбивали из обычного стрелкового оружия, не говоря уже о крупнокалиберных пулеметах и т.д. Во-вторых,  используемое вооружение было неуправляемым, что вносило значительные ограничения на применение вертолета в районе с бронетехникой противника. 
В середине 60х годов прошлого столетия как американскими, так и советскими конструкторами была сформулирована концепция «современного» вертолета.  Вертолет должен быть вооружен средствами для борьбы, как с живой силой противника, так и с бронированной техникой; должен иметь возможность переброски десанта, иметь броню. Следует отметить, что американцы не ставили задачу перевозки десанта, их усилия были сосредоточены на создания машин разного класса. Роль транспортировки грузов и десанта отводилась специальными транспортно-десантным вертолетам.
Отражение этой концепции можно найти в вертолетах МИ-24, AH-1 Cobra, и Bell 409 / YAH-63.

Mi-24.thumb.jpg.ca0f1dad6234b4d6ce0626d7

Ми-24 ВВС России

ah-1_cobra.thumb.jpg.3d7f24060b05ecc94d5

АН-1 "Кобра"

Boeing_AAH_proposal.thumb.jpg.a759bdf7ab

Белл YAH-63

С развитием и наращиванием ядерных потенциалов сверхдержавы ведут активные поиски оружия способного выполнять боевую задачу в условиях ядерного заражения. Таким оружием стал танк. Перед конструкторами ставится новая задача, вертолет должен не только бороться с бронетехникой, он должен поражать танки. И в 1972г. в США запускается программа по разработке основного ударного вертолета. Основная задача - уничтожения танков, нанесение точечных ударов по укрепленным сооружениям, поддержка сухопутных войск. Результатом работы американских конструкторов стал AH-64 «Апач».

apache.thumb.jpg.e5f783e5d5485578b20c3e1

AH-64A "Апач" армии США, 1993 год

В гонке вооружение советские оружейники не отставали. В ответ на американскую программу создания ударного вертолета, 16 декабря 1976 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР издали постановление о начале боевого вертолета нового поколения. Основным назначением нового вертолета должно было стать уничтожение бронетехники на поле боя близко к линии боевого соприкосновения.  Разработку вертолета по заданию было решено передать в КБ Миля, но чуть позже был объявлен тендер по данному заданию. В разработку включилось КБ Камова.

Конструкторы КБ Миля не стали «изобретать велосипед», и выбрали за основу классическую схему постройки вертолета. Одновинтовой, с кабиной на два пилота в тандемном исполнении. Облик нового вертолета под литером МИ-28 получился очень схожим с AH-64 «Апач». Тем временем конструкторы КБ Камова не спешили браться за работу. Значительную часть времени тратилось на разработку новой концепции машины, которая должна обладать впечатляющими свойствами. 

mi-28.thumb.jpg.00aa2e5ae9f501ea82a38b36

Ми-28А на Ле-Бурже, 1993 год

Стоит отметить, что КБ Камова к тому времени было не новичком в области вертолетостроения. В 1966г. на базе КА-25 был создан транспортно-боевой вертолет КА-25Ф, вооруженный спаренной 23-мм пушкой в турели под фюзеляжем, шестью противотанковыми ракетами «Фаланга» и бомбами. КА-25Ф имел экипаж из двух человек, и мог брать на борт до восьми десантников. Однако по ряду причин предпочтение было отдано МИ-24. 

ка-25ф.thumb.jpg.818add62aa68abaa9e7d

Модель боевого вертолёта КА-25Ф

В 1969г. КБ Камова предлагает концепцию вертолета будущего. Проект был назван В-50. На вертолете предполагалось продольное расположение двух роторов с синхронизированным вращением винтов во избежание перехлеста лопастей. Предполагаемая максимальная скорость В-50 должна была составлять около 400 км/ч. Также в середине 70-х годах был предложен еще один проект В-100, в котором предполагалось использовать поперечное расположение роторов на концах крыла, и дополнительный толкающий винт. Вертолетом такой аппарат назвать нельзя, т.к. уже в 30-х годах аппараты такого рода существовали, и назывались автожирами. К сожалению, предложенные проекты так и остались на бумаге.

Kamov_V-50.thumb.jpg.427912d1b08783de556kamov_v-50_схема.thumb.gif.4976fc00

Проект вертолёта В-50 ОКБ Камова

В-100_1.thumb.jpg.3cdf4fe265870a0d1b4d8В-100_2.thumb.jpg.3e6fb8c7f15c8b6f12adb

Модели боевых вертолётов по проекту В-100 ОКБ Камова

Итак, к январю 1977г. в КБ Камова приступили к разработке новейшего ударного вертолета. Ведущим конструктором программы был назначен Сергей Михеев, впоследствии ставший Генеральным Конструктором КБ Камова. Предлагаемые конструкторами идеи были революционными. Предлагалось выполнить вертолет по уже отработанной, и хорошо зарекомендовавшей себя соосной схеме, которая давала неоспоримые преимущества.  Значительное уменьшение потерь мощности по сравнению с классической схемой позволяло увеличить статический потолок вертолета при той же мощности двигателей. Аэродинамическая симметрия и отсутствие перекрестных связей в управлении значительно упрощали управление вертолетом. Фундаментальным отличием нового вертолета было отсутствие наводчика, отныне эта работа возлагалась на автоматику. По поводу этого были горячие споры, а в США проводились серьезные исследования, в заключении которых, ставилось невозможность использования одного пилота,  но конструкторы настояли на своем. Ведь одноместный вертолет позволял снизить вес и повысить летные характеристики, увеличить боезапас и топливо, обеспечить более эффективное бронирование, уменьшить затраты на обучение летного состава, уменьшить людские потери в военное время, в целом снизить затраты на содержание армейской авиации.

«Одноместность», как и соосная схема, стала красной тряпкой для противников камовского проекта. Отвечая многочисленным оппонентам, СВ. Михеев в свое время говорил: «Не стоит доказывать, что один летчик работает лучше двух, не требуется доказывать недоказуемое. Но если летчик на нашем вертолете справится с тем, что должны будут сделать двое на вертолете-конкуренте, это будет победа». Моделирование на стендах и дальнейшие испытания показали, что концепция одноместного боевого вертолета вполне жизнеспособна.

Отсутствие потерь мощности на привод рулевого винта и соответствующее повышение тяги несущих винтов позволяли достичь большего статического потолка и вертикальной скороподъемности. По результатам летных испытаний и других экспериментальных исследований было установлено, что КПД несущей системы вертолета соосной схемы в среднем на 16-22% больше одновинтового вертолета. При равной мощности силовой установки преимущество в статическом потолке для вертолета соосной схемы составляет порядка 500-1000 м, а в вертикальной скороподъемности — 4-5 м/с.

Следствием этих преимуществ соосной схемы является возможность выполнения ряда маневров, практически недоступных вертолетам с одним несущим винтом. Среди них «плоский» («педальный») разворот с большими углами скольжения (вплоть до ±180°) во всем диапазоне скоростей полета, что позволяет выполнять быстрое нацеливание неподвижного бортового оружия. «Плоский» разворот также дает возможность взлетать-садиться с ограниченных площадок при любых направлениях ветра и значительно больших его скоростях. Вертолет соосной схемы способен страгиваться с режима висения с большим ускорением. Кроме того, ему доступен на больших скоростях полета такой криволинейный горизонтальный маневр, как «воронка» (боковой вираж), в ходе которого вертолет выполняет на скорости 100-180 км/ч боковое перемещение вокруг цели на неизменной высоте, удерживая отрицательный угол тангажа 30-35°, при этом цель постоянно находится в поле зрения бортовых обзорно-прицельных систем. Сравнительно небольшие моменты инерции, являющиеся следствием компактности вертолетов соосной схемы, обеспечивают ему более эффективное управление в вертикальной плоскости. Благодаря этому становится более высоким темп увеличения угла тангажа и перегрузки с меньшей потерей скорости.

Нельзя не отметить и отрицательные стороны соосной схемы. Главные из них — большая масса несущей системы, сложная и громоздкая колонка несущих винтов, наличие специальных устройств, предотвращающих соударение лопастей при выполнении энергичных маневров. Однако богатый опыт камовской фирмы в сочетании с применением новых конструкционных материалов позволял рассчитывать на успех боевого вертолета соосной схемы. Естественно, у него с самого начала было немало противников, достаточно их остается и по сей день.


В-80_первый_вариант.thumb.
Первый вариант компоновки рис. С.Фомина

Приоритетным направлением при создании вертолета было увеличение его живучести в условиях современного боя. Для этого тщательно продумывалась компоновка каждого узла и механизма. Велись исследования конструкционных материалов. Инновационным стало применение катапультного кресла пилота, которое располагалось в полностью бронированной кабине. Металлическая броня, общей массой более 300кг, представляющая собой разнесенные алюминивые конструкции, была интегрирована в фюзеляж, что позволило несколько снизить вес машины. Бронезащита позволила надежно защитить летчика от пуль калибра 12,7 мм, и осколков снарядов калибра 20мм. Кроме того,были внедрены меры:

  1. размещение двигателей по бортам фюзеляжа, что исключало их поражение одним выстрелом;
  2. возможность продолжения полета на одном двигателе в широком диапазоне режимов;
  3. бронирование и экранирование отсека гидравлической рулевой системы;
  4. экранирование более важных агрегатов и систем менее важными;
  5. заполнение топливных баков пенополиуретаном и их протектирование;
  6. применение композиционных материалов, сохраняющих работоспособность при поражении силовых элементов конструкции;
  7. разработка двухконтурной конструкции лонжерона лопасти;
  8. увеличение диаметра тяг управления и размещение значительной их части в бронированной кабине;
  9. противопожарная защита силовой установки и примыкающих к топливным бакам отсеков;
  10. обеспечение работоспособности трансмиссии в течение 30 минут после поражения маслосистемы;
  11. дублирование и разнесение по бортам системы энергопитания, цепей управления и др.;
  12. возможность применения индивидуальных средств защиты летчика.

Самым положительным образом на повышение живучести повлияло отсутствие у В-80 уязвимого рулевого винта с промежуточным и хвостовым редукторами и тягами управления.

Особое внимание при проектировании вертолета было уделено выбору и конструктивному решению пушечной установки. Специалисты ОКБ остановились на 30-мм одноствольной пушке 2А42, созданной тульским КБ приборостроения под руководством В. П. Грязева для боевых машин пехоты. Перед конструкторами встала задача разместить пушку на вертолете так, чтобы сохранить ее достоинство — высокую точность стрельбы, и компенсировать главный недостаток — больший по сравнению с авиационными пушками вес. 
В качестве основной системы вооружения В-80 был выбран противотанковый ракетный комплекс «Вихрь», созданный тульским КБ приборостроения (Генеральный конструктор Аркадий Шипунов). Его отличительной особенностью являлось лазерное наведение и автоматическое сопровождение цели, что гарантировало высокую точность стрельбы вне зависимости от дальности. Дальность пуска ракеты превышала радиус поражения зарубежных ЗРК Chaparral, Roland и Rapier. Наличие контактного и неконтактного взрывателей и мощной кумулятивно-осколочной боевой части позволяло использовать ракету для поражения как бронетанковой техники, так и воздушных целей.

пушка.thumb.jpg.64c8df7677397d291a7

30-мм пушка 2А42

Решено было поставить ее в районе центра масс по правому борту между подредукторными шпангоутами — в самом прочном и жестком месте фюзеляжа, что впоследствии наиболее благоприятным образом отразилось на точности стрельбы. Отказ от турели дал возможность существенно сократить массу пушечной установки, при этом ограничение угла ее отклонения по азимуту компенсировалось способностью вертолета разворачиваться со скоростью, не уступающей скорости поворота оружия существующих подвижных систем. Таким образом обеспечивалась возможность грубого наведения пушки на цель по азимуту корпусом вертолета, а для ее точного наведения применили гидропривод.

Помимо ПТУР и пушки, заказчик пожелал разместить на вертолете ряд других систем вооружения. В результате в арсенал В-80 вошли: блоки НАР, пушечные контейнеры УПК-23-250, авиабомбы, контейнеры мелких грузов (КМГУ), а в перспективе управляемые ракеты «воздух-поверхность» и «воздух- воздух».

вооружение.thumb.jpg.09dd830cbподвеска.thumb.gif.c2f5b120453be

Подвесное вооружение Ка-50

Уже на ранних этапах проектирования В-80 его создатели целенаправленно занимались улучшением эксплуатационных качеств вертолета, созданием эффективных средств наземного обслуживания. Активное участие в этой работе принимали специалисты НИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники (НИИЭРАТ) Министерства обороны. При создании системы технического обслуживания вертолета особо учитывалась возможность его автономного базирования на неподготовленных полевых площадках.
Применять В-80 предполагалось как автономно, так и в составе разведывательно-ударного комплекса, включавшего авиационные и наземные средства разведки и целеуказания.

 

В  августе 1980г. Комиссия Президиума Совета Министров СССР по военно промышленным вопросам приняла постановление о постройке экспериментальных вертолетов: двух В-80 и двух МИ-28, с целью проведения их сравнительных испытаний. К этому времени камовцы предложили создание В-80 как одноместного, выполненного по соосной схеме, высокоманевренного вертолета с мощным и разнообразным вооружением, дальность стрельбы которого должна превышать дальность стрельбы противодействующих систем потенциального противника. 

В-80_010_рисунок.thumb.jpg.8ad3c30812_original.thumb.jpg.7a716e3d2c4335aka50-3.thumb.jpg.90a76f6cd32e029827a2fab

Первый лётный экземпляр вертолёта В-80, бортовой номер 010

Первый опытный образец В-80 (бортовой номер 010) в условиях строжайшей секретности вышел из цехов Ухтомского вертолетного завода (УВЗ) в июне 1982г. 17 июня летчик-испытатель Н.П. Бездетнов впервые выполнил на нем висение, а 23 июля совершил первый полет по кругу. На данном экземпляре оценивались летно-технические характеристики, и отработка систем. В частности выполнялись полеты с хвостовым оперением различной формы, без крыльев и т.д.
В августе 1983 года был выпущен второй опытный образец с бортовым номером 011, который предназначался для обработки оборудования и вооружения. На вертолете были установлены двигатели ТВЗ-117ВМА вместо ТВЗ-11В. Впервые были смонтированы ПрПНК «Рубикон» К-041, несъемная подвижная пушечная установка НППУ-80 и система кондиционирования воздуха. Первый полет «двойки» 16 августа 1983 года.

В-80_011_схема.thumb.jpg.2e62762f2

В-80_011.thumb.jpg.4a8a9f2d10fb87193a39

011_стреляет.thumb.jpg.89985a2bd

Второй лётный экземпляр В-80, бортовой номер 011

В апреле 1985 г. второй опытный В-80 впервые продемонстрировали высшему руководству Советского Союза на показе новой авиационной техники в Мачулищах (Белоруссия). При подготовке к этому показу создателей вертолета ждало глубокое потрясение. 3 апреля произошла катастрофа В-80 № 01, в которой погиб один из лучших летчиков ОКБ Евгений Ларюшин. При отработке ускоренного ухода с малой высоты к земле за препятствие в рамках исследования предельных режимов полета произошел перехлест лопастей несущих винтов, они разрушились, и вертолет упал. Анализ катастрофы показал, что ее причиной стали не дефекты машины, а превышение летчиком допустимой отрицательной перегрузки при выполнении неустановившегося снижения по спирали со скоростью менее 40 км/ч. В-80 попал в опасный режим «вихревого кольца» — особый режим вихревого течения воздуха, симметричного относительно оси несущего винта, в который вертолет может попасть при энергичном снижении с малой поступательной скоростью (например, из висения). При этом несущий винт оказывается в возмущенном потоке отброшенного им же вниз воздуха, что вызывает возрастание амплитуды взмахов лопастей с выходом их из конуса винта. Подъемная сила несущего винта значительно падает, вертолет еще более теряет высоту, а из-за «вымахивания» лопастей управление им сильно осложняется. «Вихревое кольцо» затягивает вертолет в своеобразную воронку, выход из которой требует от летчика применения специальных методик. Необходимым условием для успешного вывода снижающегося вертолета из режима «вихревого кольца» является достаточная для этого высота. А ее в роковом полете не было… Трагическая гибель Евгения Ларюшина стала для ОКБ тяжелым ударом. Его мнение, опыт и интуиция летчика оказали огромное влияние на формирование облика одноместной боевой машины.

 

69211999_laryushin.thumb.jpg.247db7c8acc

Евгений Ларюшин

Специалисты ВВС, изучив материалы расследования катастрофы, дали разрешение на продолжение испытаний. Чтобы избежать перехлеста лопастей в дальнейшем, в конструкцию В-80 внесли некоторые изменения: увеличили расстояние между несущими винтами, в систему управления ввели механизм, затяжеляющий органы управления при опасном сближении лопастей и т.д.

В связи с потерей В-80 № 01 для завершения программы оценки летно-технических характеристик вертолета в декабре 1985 г. был выпущен третий опытный В-80 (№ 800-03, борт 012). На него так же, как позднее и на В-80 № 02, установили вверху носовой части фюзеляжа макет низкоуровневой телевизионной прицельной системы «Меркурий», предназначенной для обеспечения боевого применения ночью.

В80_3.thumb.jpg.7198c3905f9bdfb5dd6ce8e

В-80_012_и_ка-50.thumb.jpg.01fbd12ad

В-80 бортовой номер 012

После окончания летно-технических испытаний В-80 №2, 18 сентября 1985 г. на полигоне Главного ракетно-артиллерийского управления «Смолино» в Гороховце в рамках второго этапа Государственных сравнительных летных испытаний начались полеты по оценке боевой эффективности вертолетов В-80 и Ми-28. Полеты совершали летчики-испытатели ГНИКИ ВВС им. В. П. Чкалова. Первым из них освоил В-80 полковник В. И. Костин, за которым вскоре последовал полковник А. С. Папай.

Предусматривалось выполнение каждым вертолетом 45 полетов. Милевцы летали более интенсивно: к 20 мая следующего года им удалось выполнить уже 38 полетов, из них 21 — зачетный. Было проведено 39 пусков ПТУР (28 ракет «Атака» и 11 — «Штурм»), в том числе 25 зачетных, которые дали 23 попадания в цель. Камовцам не везло: из-за частых отказов еще недоведенного комплекса «Шквал» и недопоставок промышленностью необходимого количества ПТУР «Вихрь» к тому же сроку удалось выполнить всего 20 полетов (9 зачетных) и только 12 пусков. Этот этап испытаний завершился 15 сентября 1986 г., результаты показали, что В-80 превосходит вертолет Ми-28 по многим параметрам. 

К тому времени количество зачетных полетов В-80 удалось довести до 24, а количество пусков — до 18. И хотя Ми-28 сделал в полтора раза больше полетов и пусков ПТУР «Атака», вооружение В-80 было признано более эффективным. ПТУР «Вихрь» с автоматической лазерно-лучевой системой наведения успешно поражала цели на дальностях до 8 000 м, в то время как имеющая радиокомандную систему наведения ПТУР «Атака» — только на расстоянии до 5 300 м (требование ТТЗ — 6-8 км). В условиях боевых действий это позволило бы В-80 запускать ракеты вне зоны действия объектовой ПВО противника, а Ми-28 приходилось бы попадать под ее огонь.

Оправдала надежды камовцев и артиллерийская установка. Хотя у Ми-28 пушка могла отклоняться по азимуту на ±110°, а у В-80 — только на 2° влево и 9° вправо, это с лихвой компенсировалось высокой маневренностью самого вертолета. Гидропривод пушки обеспечивал парирование колебаний машины в путевом канале по сигналам телеавтомата комплекса «Шквал». В результате у В-80 точность стрельбы оказалась в 2,5-4 раза выше, чем у Ми-28 (2 мрад против 5-8 мрад). К тому же, камовская машина вдвое превосходила милевскую по боекомплекту пушки (500 и 250 патронов соответственно).

Важным результатом этого этапа испытаний стало практическое доказательство возможности выполнения летчиком В-80 и функций оператора. Хотя уровень психофизических нагрузок на него приближался к уровню нагрузок на пилота истребительно-бомбардировочной авиации, было доказано, что полеты на малых высотах при боевом применении В-80 выполняются с соблюдением необходимого уровня безопасности и достаточно эффективны.

В НИИ Министерства обороны были сделаны выводы, что вертолет КБ Камова является более перспективным. В то же время были выявлены и ряд недостатков. В итоге, заказчик потребовал: завершить доводку системы ночного видения, оснастить вертолет комплексом обороны, обеспечить уменьшение количества операций, выполняемых летчиком при поиске и атаке цели, выполнить сопряжение бортовой аппаратуры с наземными частями. По результатам конкурса 14 декабря 1987 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о победе КБ Камова, проведении Государственных испытаний, и запуске В-80 в серию.
Подготовка к серийному производству началась на Арсеньевском авиационном заводе, находившемся в 278 км от Владивостока, ныне как кампания «Прогресс». В марте 1989 года на Ухтомском вертолетном заводе был выпущен четвертый образец (бортовой номер 014), а в апреле 1990 г пятый 015, который стал эталоном для серийного производства. Бортовой номер 013 из-за суеверия присваивать не стали. Серийные машины внешне отличаются друг от друга только расположением двух одинаковых антенн на брюхе и на спине вертолёта. У 015 антенна под брюхом находится под кабиной со смещением влево и расположена против движения вперёд. А на спине антенна эта же расположена до заднего горизонтального оперения. Так же расположены антенны на 024. Условно будем называть такой вариант расположения антенны "1". Второй вариант расположения антенн: антенна на спине сдвинута назад и располагается над горизонтальным оперением, антенна на брюхе расположена по середине между задним горизонтальным оперением и крыльями. Расположение антенна второго варианта хорошо видно здесь:

ka50-025_(1).thumb.jpg.e6280a9db91ea75db

Обратите внимание на расположение антенн Ка-50 б/н 25 по второму варианту

В-80_014_схема.thumb.jpg.a57a8a009

В-80_014_фото.thumb.jpg.770a81c6b1c

Четвёртый лётный экземпляр В-80 бортовой номер 014 на МАКС 1999

14.thumb.jpg.0d1d0cd57b73a0076a42fb202f3

Он же в полёте

В-80_015_схема.thumb.jpg.da5067646

015_2.thumb.jpg.043fd90b148967c6cced139bВ-80_015_фото.thumb.jpg.9a009351f77

Пятый лётный экземпляр, бортовой номер 015

С 1988 по 1990 года четыре вертолета приняли участие в летно-конструкторских испытаниях. В мае 1991 года Арсеньевским авиационным заводом был выпущен головной серийный вертолет В-80 №8 (бортовой номер 018). Первый полет на нем выполнил летчик-испытатель Н.Довгань 22 мая 1991 года.

018.thumb.jpg.7b79df9e405030199a040c5d8a

Головной серийный вертолет В-80 №8 (бортовой номер 018)

Первый этап государственных испытаний (оценка летно-технических характеристик) начался в середине 1991 года. В них участвовали вертолеты В-80 с бортовыми номерами 014 и 015. В январе 1992 года В-80 №8 (бортовой номер 018)  был передан в Научно-испытательный институт ВВС, ныне – Государственный летно-испытательный центр (ГЛИЦ), где с февраля приступили к полетам по программе второго этапа Государственных испытаний (оценка боевой эффективности).
В марте 1992 года Генеральный конструктор С.Михеев выступил с докладом о вертолете В-80 на международном симпозиуме в Великобритании. Здесь впервые прозвучало новое название вертолета КА-50. В августе 1992 года вертолет принял участие в показательных полетах на «Мосаэрошоу-92» в Жуковском, в сентябре того же года был показан на международном авиасалоне в Фарнборо (Великобритания), где стал гвоздем программы.

Farnboro_1992.thumb.jpg.d694a65e0671891d

Ка-50 на Фарнборо, 1992 год

К этому времени выкрашенный в черный цвет 015 успел сняться в художественном фильме «Черная акула», и в дальнейшем это имя стало прочно ассоциироваться с вертолетом КА-50. Специалисты НАТО высоко оценили возможности (угрозу) данного вертолета, и дали ему название “Hokum”, что можно перевести как призрак. С 1992 года вертолет стал неизменным участником всех важных мировых авиавыставок.

__1996.thumb.jpg.595f95cefd905a18fd57089

Ка-50 снова в Фарнборо, 1996 год

__Китай.thumb.jpg.307e0a5a89b9cc793

Ка-50 на авиационной выставке в Китае, Чжухае, ноябрь 2000 года

В середине 1993 года начались войсковые испытания серийных КА-50 в центре боевого применения армейской авиации в г. Торжок. Летчики и инженеры Центра внесли большой вклад в доводку вертолета и отработку тактики его боевого применения.28 августа 1995 года Указом Президента Российской Федерации Б.Ельцина вертолет КА-50 был принят на вооружение российской армии. Однако в связи с тяжелым финансовым положением в стране машины в войска не поступили. В совершенстве освоивший новую машину начальник Центра генерал-майор Борис Воробьев неоднократно демонстрировал Ка-50 на международных выставках в Ле Бурже, Дубае (ОАЭ), Куала-Лумпур (Малайзия), Фарнборо. К огромному сожалению, он трагически погиб, проводя в Торжке испытания Ка-50 (борт 22) на предельных режимах.

17 июня 1998 г. генерал Воробьев выполнял полет по упражнениям Курса боевой подготовки в комплексе с программой освоения новой авиационной техники по НИР «Летные исследования методики выполнения фигур сложного пилотажа» и со «Специальной программой подготовки летного состава к выполнению демонстрационных полетов на вертолетах Ка-50». На 30-й минуте полета на высоте около 50 м и скорости менее 60 км/ч в процессе интенсивного изменения крена на 116° и энергичного снижения с большим углом пикирования произошло соударение лопастей несущих винтов. Вертолет столкнулся с землей, а летчик, не успев воспользоваться средствами спасения, погиб. 

__ка-50.thumb.jpg.3addec477ff3e3ae6bf4

Пара вертолетов 344-го ЦБП выполняет демполет. На переднем плане - машина, на которой в 1998г. разбился генерал-майор Борис Воробьев

Стоит отметить, что вопреки расхожему мнению, распространяемому противниками вертолетов соосной схемы, случаев «схлестывания» лопастей несущих винтов история знает всего несколько, причем не только на Ка-50. Например, 24 октября 1969 г. из-за соударения лопастей разбился Ка-25, экипаж которого в правом развороте с торможением на малой скорости превысил ограничения по углам крена более чем в 3 раза. 14 мая 1988 г. был потерян Ка-27, схлестывание лопастей у которого произошло при разгоне до 350 км/ч с левым креном 70° и углом пикирования 60° (допустимые значения соответственно 290 км/ч, 35° и 15°). Оба эти случая, как и практически все прочие, связаны с пилотированием вертолетов за пределами предусмотренных ограничений.

За год до катастрофы генерала Воробьева был зафиксирован еще один случай соударения лопастей несущих винтов на Ка-50: 31 июля 1997 г. при выполнении горки, вследствие потери летчиком пространственной ориентации, вертолет вышел на угол тангажа 90° с последующим опрокидыванием на «спину» и нарастающим темпом увеличения угловой скорости до 180 °/с. К счастью, в тот раз обошлось только разрушением законцовок лопастей, и Ка-50, выполнив непреднамеренную петлю, благополучно приземлился. Исследования проблемы возможности соударения лопастей несущих винтов на вертолетах Ка-50 показали, что при соблюдении требований Руководства по летной эксплуатации «схлестывания» быть не может.

sborka.thumb.jpg.b62d37fae618cc8a621b623

Сборка вертолёта Ка-50

В жесточайших условиях нехватки финансирования конструкторы продолжали работу над своим детищем. В 1997 году вышла ночная версия вертолета, КА-50Ш. В состав оборудования была включена новая ночная оптоэлектронная система «Самшит-50», разработанная на Уральском оптико-механическом заводе. Данный комплекс оборудования имел набор обзорных и прицельных подсистем (ИК станция, лазерный дальномер-целеуказатель, лазерная система управления противотанковыми ракетами), и был смонтирован на гиростабилизированной платформе в сферической турели, которая располагалась  в носовой части фюзеляжа. Для операций в дневное время применялся комплекс «Шквал».

sanshit50.thumb.jpg.5da30a8b6599802a51e8

Оптико-электронная система "Самшит-50"

1024px-Ka-50Ш.thumb.jpg.5d020a2e8b117e8

Ка-50Ш "Ночной охотник"

схема.thumb.gif.271107e5b999fba7beb

Схема Ка-50

кабина.thumb.jpg.d1c883e59776806ad

Кабина Ка-50

Модернизированная кабина Ка-50

Всего было построено 15 штук Ка-50.

Модульная конструкция Ка-50 имеет колоссальный ресурс для модернизации. Специалисты КБ Камова предложили создать командный вертолет, который должен быть оснащен более мощным обзорным и прицельным оборудованием, позволяющим производить поиск и распределение целей на поле боя, управление своей группой, а также координацию с наземными частями. Таким вертолетом стал Ка-52 «Аллигатор» - многоцелевой, всепогодный, двухместный вертолет с поперечным расположением летчиков, сохранивший боевую мощь КА-50. Его обзорные и прицельные системы позволяют производить поиск, и атаковать цели в любых метеоусловиях днем и ночью. Ка-52 не подразумевает замену одноместного КА-50. Наиболее эффективно эти вертолеты должны действовать в команде, где один КА-52 руководит группой КА-50. Прототип КА-52 был построен в ноябре 1996 года, и совершил первый полет 25 июня 1997 года.

ка-52.thumb.jpg.ccf49143e16ae4b22f2ad4ка-52--.thumb.jpg.404fc91d9dbea85a58fd

Ка-52 "Аллигатор"

В 1997 году двухместная модификация КА-50 была предложена на тендер, объявленный турецкой армией. В данной модификации по желанию заказчика предусмотрено тандемное расположение летчиков. Машина была оборудована западной авионикой, и адаптирована под использование западных систем вооружения, и обозначалась КА-50-2.
К сожалению, в 21 век российская армия вступила без ударного вертолета в строю. Отсутствие должного финансирования, и необъяснимые причины привели к тому, что Министерство обороны РФ решило выбрать в качестве основного ударного вертолета Ми-28, а из КА-50 и КА-52 сформировать незначительные специальные подразделения.
Сегодня КБ Камова продолжает работы по совершенствованию своих машин. Основными направлениями выбраны: повышение боевой эффективности, улучшение защищенности и надежности, решение вопросов всепогодного применение, замена бортового оборудования на современные электронные комплексы.

ka-50-turk.thumb.jpg.3398812c120859842ed

Макет вертолёта Ка-50-2 для ВВС Турции

Ка-50

ЛТХ:
Диаметр главного винта, м 14.50
Длина,м 13.50
Высота ,м 4.90
Масса, кг
пустого 7692
нормальная взлетная 9800
максимальная взлетная 10800
Тип двигателя 2 ГТД Климов ТВ3-117ВМА
Мощность, кВт 2 х 1660
Максимальная скорость, км/ч 390
Крейсерская скорость, км/ч 270
Практическая дальность, км 1160
Дальность действия, км 460
Скороподъемность, м/мин 600
Практический потолок, м 5500
Статический потолок, м 4000
Экипаж, чел 1
Вооружение: одна 30-мм пушка 2А42 с 500 патронами
Боевая нагрузка - 2000 кг на 4 узлах подвески
4х3 ПТУР Вихрь или УР воздух-воздух или
80 80-мм НУР или контейнеры с пушками или пулеметами 

Ка-50Ш

ЛТХ:
Модификация Ка-50Ш
Диаметр главного винта, м 14.50
Длина,м 13.50
Высота ,м 4.90
Масса, кг
пустого 7692
нормальная взлетная 9800
максимальная взлетная 10800
Тип двигателя 2 ГТД Климов ТВ3-117ВМА
Мощность, кВт 2 х 1660
Максимальная скорость, км/ч 390
Крейсерская скорость, км/ч 270
Практическая дальность, км 1160
Дальность действия, км 460
Скороподъемность, м/мин 600
Практический потолок, м 5500
Статический потолок, м 4000
Экипаж, чел 1
Вооружение: одна 30-мм пушка 2А42 с 500 патронами
Боевая нагрузка - 2000 кг на 4 узлах подвески
4х3 ПТУР Вихрь или УР воздух-воздух или
80 80-мм НУР или контейнеры с пушками или пулеметами 

 

 

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Sikorsky явно был вдохновлен Ка-50 когда делал свой S-97:

Raider2.thumb.jpg.5e190db270147f61b6a7edСм. на расположение орудия под фюзеляжем.

 

К сожалению у нас один попил - похвастаться реально нечем, а в америке на один проект V-22 конвертоплан Osprey тратят по 30E9 млрд. USD.

То что у вас написано как "автожир" ("Также в середине 70-х годах был предложен еще один проект В-100..") - эталонный вариант транспортного вертолета или вертолета разведки, правда в качестве последнего варианта лучше схема S-97, или то что у нас было "в металле" под инексом Ка-92:

640px-Kamov_Ka-92_model_at_HeliRussia_20

Автожир имелось в виду это:

%D0%92-100_2.jpg.41f2ecea4da77a0aea6efad

 

Вообще "Камов" реально прорывное КБ было, раньше по крайней мере, всегда концептуально выше всех.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...