Перейти к содержимому
Фома Неверящий

Призраки современной экономики: эффективные собственники и их деньги

Рекомендованные сообщения

 Призраки современной экономики: «эффективные собственники» и их деньги.

 

              Столкнувшись вплотную с появлением капиталистических отношений в нашей стране после распада СССР, нашим экономистам пришлось невольно задуматься над некоторыми вопросами экономической системы современного мира.

         И первый из этих вопросов, дикий на первый взгляд, заключается вот в чем. Был в СССР комбинат «Норильский никель», который вдруг из государственного стал частным. А что с предприятием реально произошло- ведь оно как работало, как и работает. Только доходы потекли не в государственный бюджет, а в карманы частных лиц для их развлечений, например, в Куршевеле.  Интересно было бы посмотреть документ, на основании которого бухгалтерия перечисляет немалые деньги неизвестно кому и неизвестно за что. А 40 миллионов наших граждан за груду акций бывших ЧИФов почему-то ничего не получают. А куда делись ЗИЛ и АЗЛК? Почему вдруг правительство выплачивает миллиарды на выпуск иномарок?

             Другой наивный вопрос. Во всех странах мира, и у нас ныне, существует колоссальное расслоение в обществе между «одним процентом», как его называет Нобелевский лауреат Стиглиц, и всеми остальными: более или менее оплачиваемой обслугой и преобладающей массой остального населения. Цифры называют разные, но не в цифрах дело. Как этому проценту удается считать своей собственностью материальные богатства, к которым они иногда за всю жизнь и не прикоснулись.

        В литературе о прежних временах рассказывалось, как хозяин заставлял работников трудиться, выжимал из них пот, чтобы получить прибыль. Но   первые же данные о доходах населения в нашей стране после распада страны шокировали. Даже в завуалированном виде получалось, что доходы от собственности в нашей стране были больше, чем доходы от предпринимательской деятельности!  В западной экономической литературе, которую любят некоторые руководители наших экономических властей иногда встречаются прямые указания на то,  что  одной из основных проблем современного менеджмента являются отношения между собственниками и управляющими компаний.

          И тогда возникает естественный вопрос: кто определяет эффективность предприятия, управляющий или собственник. Если это зависит от управляющего, то нас просто обманули в дурацкие 90-е, говоря о том, что нужен «эффективный собственник». Значит еще больший обман заключается в утверждениях о том, что частный собственник эффективнее государства как собственника, что приватизация экономически целесообразна. Как она может быть целесообразна, если покупатель приватизированного имущества сам не собирается им управлять, а сохраняет прежний управленческий аппарат? Может быть вместо приватизации подобрать толковых управленцев? Ведь Лихачев и Тарасов были управленцами высшего класса, хотя, а может быть потому, что в Гарварде не учились.

             Еще интереснее вопрос о том, во что эти «халявные» собственники нам обходятся. Ведь до «прихватизации» валовый доход страны делился на двоих: получали часть созданного работники в виде оплаты труда, все остальное получало государство. Теперь тот же доход (собственники же не создают его) делится на троих. Интересно, что наша статистика даже в больших статистических сборниках не сообщает о том, сколько эти собственники берут себе. Надо очень тщательно перелопатить уйму информации, чтобы узнать, во что стране обходится частная собственность га средства производства.

            Интересующие нас данные нашлись в документе, который называется «Национальные счета РФ». Последние данные опубликованы в этом году за 2015 год. Поэтому ответы на поставленные вопросы в абсолютном выражении не очень интересны. Но относительные величины весьма показательны.

             Итак, наши «собственники» кладут в карман 22,76 % валового внутреннего продукта страны, в том числе иностранные собственники более четверти (26,9%) всех доходов от собственности в России. Понятно, что при таком раскладе из страны уходят громадные средства (около 19 триллионов рублей в 2015году, что равно примерно  70 % доходов консолидированного бюджета страны), которые по определению уже не будут вложены в экономику нашей страны и борьбу с бедностью. В этих условиях понятны стоны руководителей нашего финансово-экономического блока об иностранных инвестициях. Продули полученное наследство, а теперь чешут себе одно место, откуда ничего путного не вылезет. Впрочем, и их предшественники после 1953 года тоже хорошо разбазаривали социалистическую собственность, доведя в 1961 году государство до объявления официального дефолта и первого после войны повышения розничных цен, а также грабительской денежной реформы.

            Невольно вспоминаю пародийный стих одного приятеля из того времени:

Наш паровоз в коммуну мчится, а пассажиры- кто куда:

Одни от триппера лечится, другой- на подвиги труда.

          Выходит, что-то не стыкуется в экономической практике современного мира, что-то не так мы делаем, что-то не так живем. Попробуем в этом спокойно разобраться, найти способы, с помощью которых маленькая кучка  пройдох  обманывает  и грабит миллионы людей .  

        С чего все началось.    

      Первым по этому вопросу высказался Энгельс, который был фабрикантом, а потому хорошо видел происходящие на его глазах процессы. В дополнении к третьему тому «Капитала»  он замечает: «Со времени кризиса 1866 г. накопление происходило со все возрастающей быстротой и  в Англии, производство не поспевало за накоплением, и накопление отдельного капиталиста не могло найти полного применения в расширении его собственного предприятия; в английской хлопчатобумажной промышленности [это наблюдалось] уже в 1845 г., Вместе с этим накоплением возрастала и масса рантье, людей, которым надоело постоянное напряжение, связанное с ведением дел, и которые хотели только развлекаться или иметь лишь необременительные занятия в качестве директоров и

членов наблюдательных советов компаний. И, в-третьих, чтобы облегчить приложение высвободившейся таким образом массы денежного капитала, ныне повсюду, где этого не было раньше, установлены новые законодательные формы для обществ с ограниченной ответственностью и уменьшены обязательства акционеров, прежде несших неограниченную ответственность.»[1]

         Вот так. Пишут некоторые, что акционерные общества создавались для того, чтобы объединить для дела свободные денежные капиталы, чтобы делались инвестиции в производство. На самом же деле просто придумали особый вид ценных бумаг, которым государство придало правовую силу, объявив их свидетельством на право собственности и получаемые от собственности доходы.

          Дальше пошел естественный процесс. Собственники-акционеры, чтобы не тратить свое драгоценное семейно-гуляльное время, стали собираться раз в год для того, чтобы потребовать от управляющих побольше доходов и рост стоимости своих акций. Потому и управляющие ведут дела таким образом, чтобы ведомые ими предприятия приносили больше доходов и, желательно, чтобы большую часть этих доходов они могли оставить себе, хоть честно, хоть в результате воровства. Так и строится «эффективное управление» капиталистическим предприятием, в котором единственной целью становится возможность набить свои карманы втихаря от соучастников сложившейся банды.

       Что же касается государства как собственника, то все зависит от   экономической грамотности и уровня коррупционности тех, кто определяет правила игры. Конечно, если допускается содержание госпредприятий, не приносящих доходы госбюджету, а руководителям этих предприятий дозволено получать оплату, существенно превышающую оплату государственных служащих аналогичного уровня, то ждать эффективности от такого предприятия и такого государства вряд ли следует. Но приватизировать тоже не стоит, потому что и это предприятие и само государство уже приватизировано!

           Эта же система переносится и во внешние отношения, где одна ОПГ объединяется против других ОПГ. Называется это конкуренцией, которую считают движущей силой капиталистического общества.

 Об этих процессах В.И.Ленин писал аж в 1916 году в своей знаменитой работе «Империализм как высшая стадия капитализма».

  Например: «Монополия пролагает себе дорогу всюду и всяческими способами, начиная от «скромного» платежа отступного и кончая американским «применением» динамита к конкуренту.

Конкуренция превращается в монополию. Получается гигантский прогресс обобществления производства. В частности, обобществляется и процесс технических изобретений и усовершенствований.

             Это уже совсем не то, что старая свободная конкуренция раздробленных и не знающих ничего друг о друге хозяев, производящих для сбыта на неизвестном рынке. В переводе на человеческий язык это значит: развитие капитализма дошло до того, что, хотя товарное производство по-прежнему «царит» и считается основой всего хозяйства, но на деле оно уже подорвано, и главные прибыли достаются «гениям» финансовых проделок. В основе этих проделок и мошенничеств лежит обобществление производства, но гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идёт на пользу спекулянтам. Мы увидим, как «на этом основании» мещански-реакционная критика капиталистического империализма мечтает о возвращении назад, к «свободной», «мирной», «честной» конкуренции.»[2]

            Удивительно, что наши продвинутые педагоги и публицисты излагают взгляды западных «экономиксов», которые ничего общего не имеют с реальностью современного капитализма. Нам доводилось читать работы Самуэльсона и Гэлбрейта, выпускавшиеся с грифами «для научных библиотек», то-есть выдававшиеся по списку. Сейчас они есть в свободном доступе и удивительно, что не прочитав работы этих Нобелевских лауреатов, наши руководители надеются поднять экономику с помощью малого и среднего бизнеса, имеющего в современном мире крайне малую нишу для применения. Не случайно, что даже в розничной торговле в больших городах мелкий предприниматель не выживает.

                Итак, первый шаг к отходу современной экономической жизни от реальности был сделан тогда, когда произошло массовое отделение капиталистической частной собственности от управления производством и предпринимательской деятельности. Появились фиктивные ценные бумаги на право собственности, которые зажили своей особой жизнью, породив невиданные спекуляции и рукотворные кризисы в реальной экономике.

            

  Второй шаг: отделение денег от товара.

 

               Очень часто одним и тем же словом мы привычно обозначаем достаточно отличные друг от друга явления.  Для науки, да и для практики это несомненно приносит достаточно ощутимый вред. В экономике особенно часто   определенное явление рассматривается вне исторического развития, без учета качественных скачков в развитии человеческой цивилизации.

               Процесс экономического развития идет быстрее, чем   люди осознают происходящие изменения, так  как изменения         происходят неравномерно и  почти всегда незаметно для  действующих лиц.  В    своих решениях и                          действиях  мы  далеко не всегда  просматриваем  и учитываем все взаимосвязи и последствия  того, что  делаем. Мы не видим, что иногда столетиями                       сохраняются пережитки  прошлых времен, старые мифы и иллюзии, а  потому частенько      наступаем на одни и те же грабли.

Это относится и к наиболее известному всем   экономическому  явлению – к  деньгам. 

      Собственно основой и основной формой денежных отношений    являются отношения между продавцом и покупателем имущества, товаров и услуг. В      разных формах в разные исторические эпохи деньгами было то,  что                         покупатель отдавал продавцу. Собирательство самих денег представлялось        всегда сомнительной операцией, не   экономикой, а хрематистикой по                             терминологии Аристотеля. Никогда не считалось престижным стяжательство, стремление увеличить количество  собственных   денежных средств как              движущий  мотив поступков  как  отдельных людей, так и  политики                       государств.

                Интересно как трактуют стремление заполучить деньги два автора одной книги ( экономист и психолог) .[3] В качестве примера они приводят двоих: мать Терезу и Дональда Трампа. Они пишут, что деньги людям нужны для того, чтобы «заполучить все на свете: богатство, власть, секс, любовь, красо­ту и всевозможные радости.

"Я делаю это не ради денег, — пишет Трамп. — У меня их дос­таточно, куда больше, чем мне когда-нибудь понадобится. Я де­лаю это ради того, чтобы делать это. Сделки — это мой вид искус­ства".

Дональды Трампы не стремятся давать, и поэтому нам трудно испытывать к ним любовь или восхищение. Похоже, что чем боль­ше они желают, тем больше имеют и тем больше их не любят.

Матери Терезы тоже стремятся к богатству, власти и материаль­ным благам, но они хотят отдавать все это другим. Они могут быть столь же одержимы, как и Дональды Трампы, но они стремятся к этому не ради себя — они жаждут раздавать. Однако чем больше они раздают, тем более уязвимыми становятся для критики. Щед­рому человеку часто приписывают неблаговидные побуждения, потому что щедрость способна вызывать не только благодарность, но и зависть.»

    Действующие лица  мировой истории мало интересуются содержанием и происхождением денег - больше  их интересует  проблема  их более или менее насильственного или ненасильственного  получения (захвата)  с наименьшими усилиями.

           Но история не стоит на месте и  старые понятия и слова, механизмы создания и получения денег,  коренным образом меняют свое содержание. Мы же отстаем от быстро текущей жизни и потому сплошь и рядом допускаем ошибки и просчеты в   принятии решений. История денег не является предметом нашего анализа. Но о предшественниках современной денежной системы стоит вспомнить.

              Период становления и развития промышленного капитализма (примерно с конца  XVII века до начала первой мировой войны) характеризовался использованием благородных металлов  для расчетов и накопления         богатства. Определенное весовое количество золота или серебра получало от государства специфическое  название или своеобразный «национальный мундир». И только этим они   отличались от обычных товаров. Благородные            металлы были  всеобщим эквивалентом, определяя масштаб цен. Ценой тогда называлось определенное количество металла, отдаваемое за определенное  количество  товара.

      Способ получения этого особого товара мало отличался от способов      появления других товаров. Их было всего три. Во-первых,     его производство  на основе использования природных    месторождений. Во-вторых,  захват  и     грабеж колоний. В-третьих, внешняя      торговля, когда отечественные товары, иной раз весьма экзотичные, вроде бус, обменивались на золото и серебро.

            Именно тогда и возник меркантилизм - государственная   политика, направленная на превышение экспорта над импортом,         что  приносило в   страну дополнительное количество золота и серебра .Экономисты тогда                назвали такое  превышение  активным торговым балансом, поскольку сальдо    этого баланса состояло из особого  товара, который мог быть использован для приобретения любых других товаров и услуг. Этот товар можно было   назвать как угодно. В русском языке он получил название деньги.

Именно в такой форме  рассматривались деньги экономистами английской          школы , включая Адама Смита, Маркса и их многочисленных   последователей и противников. Рассматривая дискуссии прошлых    лет   нельзя не удивляться многим предположениям и гипотезам великих         экономистов того времени,  когда отсутствовала полноценная информация о действительных  величинах и соотношениях. Даже в   XX веке использовались корреляционные зависимости без основательного анализа причинно-следственных связей. Наибольшим            непониманием   реальности  отличались монетаристы, которые выявляли          связи между    количеством денег и изменением цен без учета их взаимосвязи, когда функция и аргумент нередко меняются местами в    различных условиях.

                  Но   за последнюю сотню лет  произошла демонетизация     денег - утрата  благородными металлами денежных  функций.  В конечном счете             демонетизация вышла и на уровень международных отношений, что было          юридически закреплено в Уставе Международного Валютного Фонда                     поправками, вступившими в силу с 1 апреля 1978 года.

              Обычно говорят, что в результате деньги лишились золотого             обеспечения. Но  стоит  посмотреть на проблему и  с иной   стороны:   золото    перестало выполнять  денежную функцию и   логично   сделать  вывод, что           носителем денежных отношений перестал быть особый товар     .Данное           явление означает не просто эволюционную смену материальных форм денег,     поскольку на смену деньгам в вещественной форме пришли виртуальные              деньги.  Произошло  изменение содержания  денежных отношений, которое        повлекло  изменения  и в механизмах формирования и    использования того,     что мы называем деньгами.  Если так, то  и   подходы  к экономической   и             денежной политике  при золотом содержании денежной единицы и при                  отсутствии товара,   выполняющего функции всеобщего эквивалента,  не могут быть      одинаковыми.

 Истории известны попытки заменить благородные металлы    разными      денежными  знаками  от имени правительства (казначейства). Но эти попытки были заведомо обречены на провал по той простой причине, что количество        денежных знаков определялось   не потребностями народного хозяйства, а          фискальными             интересами.    Поэтому исторически во всех странах мира функции выпуска денег (денежной эмиссии) были переданы банкам,                        непосредственно связанным с хозяйством. И это была очень удобная позиция: вместо того, чтобы отвечать по своим обязательством перед публикой, лучше  выпускать казначейские обязательства, приобретаемые  банками. Банки же, в    свою очередь, с удовольствием стали приобретать эти обязательства как                обеспечение выпускаемых ими в     обращение банкнот.             Как в известной русской сказке: битый небитого везет,   долг одного обеспечивается долгом         другого, возникает круговая порука политических и денежных властей. Невольно вспоминается одна из речей премьер-министра Англии  Питта в 1792 г.,                  которую К. Маркс прокомментировал следующим образом:«.Питт превращает теорию накопления Смита в теорию обогащения народа посредством                       накопления долгов и приходит к приятной перспективе бесконечного                      нарастания займов — займов для платежей по            займам»[4].

 Ныне  деньги  являются просто  обязательствами     банковской системы. Они обеспечены их активами, то-есть требованиями банков к своим клиентам. В отличие от золотых и серебряных денег, которые сами по себе являются             частью товарной массы,  обещания  не могут быть товаром.Появляется  разрыв   между   денежной и товарной массами  с последующим инфляционным ростом цен.   Это значит, что  современные деньги: а) не могут быть надежней, чем       надежна банковская система- совокупность коммерческих организаций                 определенной специализации;  б) обладают ликвидностью или способностью    служить средством  платежа в той степени, в какой  публика  доверяет                      государству и  банкам;  в)  могут служить  средством сбережения и накопления     только в той мере, в какой растет материальное  богатство общества или же            возможно перераспределение  богатства между людьми. Отрыв денег от          материального содержания               неизбежно приводит к расслоению членов  общества по величине  богатств или, как минимум,   создает для этого                  предпосылки.  Богатство уже не прячется в сундуках скупого рыцаря, а                появляется за охраняемыми  заборами весомо, грубо, зримо. Проблема  риска и обеспечения денежной безопасности               становится одной из    основных проблем денежной политики государства и    публики.

    Интересно, как трактовал процесс реквизиции золота у населения,  проведенной  в США Рузвельтом,  Алан Гриспен, который потом стал самым успешным руководителем ФРС XX века.  В статье «Золото и экономическая свобода»[5] он пишет: «Почти истерическое неприятие золотого стандарта является тем пунк­том, который объединяет государственников всех мастей. Они явно чувствуют (возможно, даже более тонко и отчетливо, чем многие са­мые убежденные защитники laissez faire — политики невмешательства государства в экономику), что золото и экономическая свобода нераз­делимы, что золотой стандарт является инструментом политики     не­вмешательства и что каждое из этих понятий подразумевает другое.

Средство обмена, которое принимается всеми субъектами эконо­мики, определяется не произвольно. Во-первых, средство обмена должно иметь длительный срок службы там, где соображения сохранения ценности    приобретают важное значение, как это присуще более богатым и более цивилизованным обществам, средством обмена должен быть долговечный предмет торговли, как правило, металл. Предпочтение металлам обычно отдается потому, что они однородны и делимы. Если бы все товары и услуги должны были оплачиваться зо­лотом, то возникали бы трудности с осуществлением крупных платежей, а это привело бы к ограничению уровня разделения труда и специали­зации в обществе. В связи с этим логическим продолжением создания средства обмена являются появление и развитие банковской системы и кредитных инструментов (банкнот и депозитов), которые действуют как заместители золота, но при этом размениваются на золото.»

     В новых условиях, когда денежным материалом перестал быть особый товар, подход с позиции старой количественной теории  денег стал                            невозможным. Количественная теория денег могла возникнуть только при           такой системе отношений, когда один товар обменивался на другой товар.           Другой товар мог называться деньгами или любым иным словом. Имело                значение только то, что он был хоть и особым, но все же товаром,                             обмениваемым на другие товары.Он мог быть слитком метала, обязательством  отдать этот слиток, и т.п.. Но это был, в конечном счете, обмен товара на             товар.    Использовался ли один из этих товаров в качестве денег или нет -  не имело значения.Главное, что обмен происходил товарами, количество которых влияло на взаимный спрос и предложение. Потому знаменитая формула Т-Д-Т    вызывает некоторые сомнения, поскольку Д в этой        формуле могло вообще не использоваться в качестве  денег, а   быть   употребленным  на изготовление колец, браслетов и  иных ювелирных  изделий. Точно также следует понимать, что в тех условиях цена- просто   весовое количество металла, которое                     обменивалось на единицу данного товара. Не случайно наименования    многих денежных единиц              исторически были весовыми единицами.

Появление   заменителей, которые полностью вытеснили золото и серебро в качестве   денег, коренным образом изменило всю систему экономических отношений. Перед государством и денежными властями во весь рост встала принципиально новая задача. Вместо автоматического баланса объема            предложения   и спроса товаров  возникла сложнейшая проблема                           сбалансирования реальной массы товаров и их измерения  количеством абстрактных денежных единиц.  Денежные власти должны были   обеспечить балансовое равенство между эмиссией денег или их предложением и потребностью экономики и общества в деньгах или спросом на деньги. Но чаще всего они это не делали. Как писал Алан Гриспен в статье, на которую мы ссылались  ранее : «Дефицитное финансиро­вание государственных расходов — это лишь способ конфискации бо­гатства. Золото является                       препятствием для этого бесчестного процесса. Оно стоит на защите прав собственности. Тот, кто это осоз­нает, сможет без особого труда понять причины резкой неприязни «государственников» по отношению к золотому стандарту.»[6]

 В новых условиях поэтому первая и  главная задача как банков, так правительств, заключается  в том, чтобы заставить народы,  внушением или силой, считать виртуальные банковские обязательства реальными ценностями. Если раньше шел обмен равными, по мнению обменивающихся, ценностями товаров, то теперь за отданный товар или услугу продавец получал только запись в книге должника в смутной надежде получить за это что-нибудь когда-нибудь.

И действительно, если посмотреть на наш закон о банках и банковской деятельности, то его первая статья говорит не о обязательствах банка перед        обществом, а о том, что «кредитная организация – юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии)…имеет право осуществлять банковские операции..» [7] Короче: главное, чтобы банк гнался за своей прибылью, а не          отвечал по своим обязательствам.

 Итак, не углубляясь далее в дебри историко-экономических проблем,          необходимо прежде всего констатировать  невещественную форму нынешних. безналичных денег. Ведь     реально это просто некая цифра на   банковских           счетах. Она изменяется при платежах путем элементарной   арифметической    операции в виде уменьшения этой цифры на счете    покупателя и увеличения  на эту же величину счета продавца.

  Эти деньги могут принять и вещественную форму в виде банковского        билета, выпущенного Центральным банком. Эта бумага стоит не дороже               написанной на ней цифры. Изменение     содержания  денег во времени легко    увидеть из сопоставления       надписей на самых старых   и самых молодых по времени их  появления,   банкнот. На старейших написано: Bank of England promise to pay the bearer on demand the sum of... pounds. Хотя сейчас и непонятно,  какие-такие еще фунты заплатит Банк Англии. Банкноты правительства США и ФРС утверждают: this note is legal tender for all  debts , public and private.                Иначе  говоря: для США со времен реквизиции золота Рузвельтом деньги -          просто узаконенное платежное средство. Самые современные, без                             предрассудков, банкноты европейских банков вообще ничего не обещают,   на этих банкнотах нет ничего, кроме цифры и слова euro.. На российских же              банкнотах видим сакральное со   времен правительства Керенского сообщение о том, что подделка банкнот преследуется по закону.

   В то же время представляется, что банкноты также отомрут в ходе развития информационных технологий. Это неизбежно произойдет не только   по                     техническим, но и по многим другим причинам.    Банкноты, в отличие от              банковских счетов, не поддаются контролю. Конечно, банкам известно общее  количество выпущенных в обращение банкнот, но их движение, распределение и конечное использование неизвестно.  Это обстоятельство очень удобно для    проведения различного рода нелегальных операций,  связанных с коррупцией, теневой экономикой, организованной                преступностью. 

К примеру, в России по данным баланса денежных доходов и      расходов населения за период с начала 2014 года и по начало 2017 года прирост                      наличных денег на руках у населения составил 300,7 млрд.руб. За это же время, по данным Центрального банка,  было выпущено банкнот на 749 млрд.рублей. Невольно возникает естественный вопрос: где деньги, Зин? Ушло от учета         448,3 млрд. или две трети выпущенных Центробанком денежных знаков. А          если посчитать с 1993 года, когда начался выпуск     российских банкнот,   то     цифры будут еще разительнее.

     Надо сказать, что в нашей стране еще при советской власти обналичивание всегда открывало возможности для нелегальных             операций, из которых зарплата в конверте выглядит самой безобидной, а миллиард на квартире            губернатора- не самый опасной.

           Процесс демонетизации наглядно показал истинное значение и          функцию денег: быть главным средством экономических измерений и                     средством платежа.  Нет ничего важнее счета и учета. Человек отличается от других животных умением говорить и  считать.  Считать можно по      разному и мы  используем счет различных величин соответственно их     натуральной     природе.   Сплошь и рядом для этого используются условные измерители,            например  тогда, когда речь идет о длине, весе, температуре и т. п.В экономике демонетизация разоблачила тот несомненный факт,    что денежная единица,      есть  способ измерения и соизмерения     величин разнородной натуральной          природы. Она всегда условна и определяется  не неудобствами бартера а             волей общества, выраженной в виде обычая   или закона.   

  Из этого представления естественно следуют выводы об информационной     природе денег, о том, что эволюция денег заключается   в         эволюционном развитии денежных форм соответственно эволюции          информационных     технологий.[8] Это правда, хотя далеко не вся. Хотя на этой «правде» ушлые        дельцы придумали надувать людей с помощью криптовалют.

             Есть в   проблеме денег и другая сторона, на которую в свое время обратил внимание Кейнс: «… И все же деньги представляют не что иное, как время от времени обнародуемое государством законное платежное средство для выполнения денежных обязательств .»[9]

Так почему же и как эта счетная величина, эта цифирь, принимается повседневно и повсюду как платежное средство в обмен на реальные товары, услуги и имущество.  Ответ на этот вопрос состоит в том, что по своему экономическому и юридическому содержанию современные деньги,   не являясь  особым товаром,  представляют собой установленные законом стандартные абстрактные права требования на имущество, товары и услуги. В этом смысле они отличаются от ценных бумаг только тем, что последние представляют права требования на конкретное, а не на абстрактное имущество.      

 В новых условиях государство может только дать название денежной единице.   Узаконивая  денежную единицу как абстрактную основу для измерения объема прав требования на имущество, государство в новых условиях само уже не может определить ее реальное содержание, устанавливая золотой паритет. Последний означал сведение цен всех товаров к меновой пропорции обмена товаров на золото (серебро). Ныне же   все товары измеряются некой абстрактной денежной единицей, и вместо заданного особым товаром общего масштаба цен  возникает проблема определения покупательной способности этой денежной  единицы. В  результате демонетизации не деньги определяют цены, а цены определяют реальную покупательную способность денежной единицы. Масштаб цен или средняя покупательная способность денежной единицы в современных условиях   определяется ценами на товары, платные услуги и имущество. Поэтому в корреляции между объемом денежной массы и уровнем цен   аргументом чаще выступают цены, а рост денежной массы является необходимым обеспечением роста экономики как в реальном выражении, так и за счет изменения покупательной способности денежной единицы.

Вашингтонский консенсус, предлагающий развивающимся странам заниматься таргетированием инфляции, показал полную беспомощность западной денежной теории в определении путей экономического развития. Призрачность связи современных денег с товарной массой делает невозможным более или менее взвешенное использование инструментов денежной политики.

 

 

[1] К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч. том 25, часть 2, стр.485

[2] В.И.Ленин. Соч. том 27, стр.8-9

[3] Маданес К. Маданес Р. Тайное значение денег. М, 1998. Независимая фирма «Класс»-  с.8

 

[4] - Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения Т. 25. Ч. 1. М.: Госполитиздат, 1961. С. 436.

 

[5] См. Маэстро бума. Уроки Японии. Челябинск: Социум, 2003 (2-е изд. 2005). с. 3-11

[6] Там же, с.11

[7] Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395-1 со всеми последующими изменениями, статья 1.

[8] См. Юровицкий Владимир. Эволюция денег. Денежное обращение  в эпоху изменений. М., Гросс медиа 2004 год.  Information,Work and Value/ Allin Cottrel, Paul Cockshot, Greg Michaelson, Ian Write. November, 2007. А.М.Матлин. Деньги и экономические решения. М, «Дело» 2001 год.

[9] Кейнс Дж. М. Избранные произведения. М. Экономика, 1993,с.91

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


×