Перейти к публикации
smirnoff-spb1

Россия год 1993-й. Часть III

Рекомендованные сообщения

Похмелье после дерьмократического развала 22 года тому назад, или кто нас предал.

Продолжение…

 

- Личный дневник не имеет лицензии Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и никоим образом не является средством массовой информации, а потому автор этого дневника не обязуется предоставлять кому бы то ни было правдивую, не предвзятую и даже осмысленную информацию.

- Сведения, содержащиеся в этом дневнике не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы при разбирательствах в гражданских, военных или арбитражных судах, равно как вообще нигде, для доказательства или опровержения чего бы то ни было.    

- Соблюдайте правила и нормы человеческого общения и поведения.
 При обращении помните, что блог является некоммерческим проектом и направлен на получение людьми информации для повышения уровня самосознания, а также  знаний касающихся окружающего мира. Помните, согласно Конституции РФ, население, является не только носителем суверенитета, но и единственным источником власти. 

 

Преступник может иногда избежать наказания, но не страха перед ним. (Сенека)

 

Итак,  расстрел в 1993-м  году Съезда и Верховного Совета.

 

Почему народ не пошел защищать Конституцию? 

Несмотря на то, что с 1991 года прошло уже 2 года, перестроечный угар еще не до конца выветрился, политическая и идеологическая дезориентация, которая насаждалась антисоветской пропагандой еще через «демократические»  СМИ и идеологические механизмы, никуда не делась, и даже казалось бы очевидные выводы из развала СССР, экономического коллапса и грабительской приватизации еще не было до конца сделаны. Частичное осознание наступит чуть позже, в 1995-1996, когда станет предельна ясна афера ваучеризации, но этого будет уже недостаточно. Победы на выборах 1993-года ЛДПР, а 1995-года КПРФ, заставили защитников ельцинизма вопить «Россия. Ты обезумела!». Но это было запоздалое "безумие". В 1993-м году еще были сильны пугалки "русского фашизма", "красно-коричневой чумы", "возвращения ГУЛАГа" и прочих изречений из репертуара Новодворской на фоне апатии порожденной борьбой за выживание народа, в которую Россию окунул Ельцин и его окружение.

Многие в 1993 году действительно не понимали, что происходит имея в головах откровенную кашу из обрывков советской идеологии, продуктов ее распада и свежей демократической инсталляции грамотно режиссированной уже захваченным ТВ. Многим  казалось, что этого всего лишь борьба за власть между Руцким и Ельциным. И они не видели, что решается их судьба и судьба их детей. Что за этими персонажами, которые спустя 22 года, вряд ли найдут много поклонников, разворачивался последний акт борьбы умирающей в людях советской власти с наступающим капитализмом. И столь неприятная им реальность за окном, это отчасти плод их непонимания, приведшего к бездействию. Как и армия, они за свою недальновидность так же заплатили сполна. Они лишились не только профсоюзов, но перестали иметь и голос труженика  на предприятиях «новоявленных» хозяев. Человека труда, профессионалов своего дела, инженеров и технологов поставили на колени ниже плинтуса,  или выставили за ворота закрыв заводы,  фабрики, научно-производственные центры.
 

Почему защитники конституции проиграли? 

Несмотря на то, что действовавшие тогда законы были полностью на стороне защитников Конституции и Белого Дома, а действия Ельцина и его клики были полностью незаконными. защитники Белого Дома проиграли. Проигрыш стал результатом слабой организации, оторванности от широких масс, медлительности в деле борьбы за защиту Конституции. У Верховного Совета было время, чтобы активнее проводить работу в армии и органах МВД, а так же проводить агитацию среди населения, для привлечения масс для защиты Конституции. Но так как некоторые из руководителей все еще воспринимались, как бывшие сторонники Ельцина, даже в патриотической среде, призывы защитить Верховный Совет не у всех нашли отклик.
Верховный Совет гораздо хуже Ельцина вел пропагандистскую компанию, он имел меньше возможностей для трансляции своей позиции (практически все главные каналы обслуживали переворот, и в этом плане нет ничего удивительно в том, что отечественные СМИ еще с тех лет отличает особая тяга к проституированную и оправданию различных мерзостей и явной дебилизации населения).
Парадокс состоит в том, что если в низовом составе защитников Верховного Совета мы видим рабочих, служащих и немногочисленных интеллигентов пошедших против своей прослойки, то руководство скорее является мелко/среднебуржуазным. Это уже не коммунисты и не защитники трудового народа. Это продукты позднего СССР и его распада, проникнутые духом перестройки, для которых возврат частной собственности на средства производства и переход на капиталистические рельсы уже во многом стал аксиомой. Они не могли и не хотели возвращаться в СССР, они хотели либо "правильного капитализма", либо каких-то смешанных моделей. И в этом отношении, существовал определенный разрыв с рядовыми защитниками, где еще сильны были настроения, что еще не все потеряно, что можно вернуться туда, куда уже нельзя было вернуться или где питали иллюзии на тему того, что устранив Ельцина можно будет восстановить обновленный Союз/Империю.
Тут на деле не было ничего нового, ибо все это уже мы проходили, когда мелкая и средняя буржуазия пыталась в 1905 или 1917 возглавить народный протест.
И поэтому вместо сопротивления реставрации капитализма, которое и должно было быть основным смыслом противостояния Ельцину, получился медийным образ, где Ельцину противостояла группа его бывших соратников. В том числе и поэтому, многие тогда остались дома, так как полагали, что это конфликт внутри власти, не понимания, что по сути, решается вопрос будущего страны и путей ее дальнейшего развития. В итоге, размытость целей и классовых интересов привели к тому, что Верховный Совет в борьбе с Ельциным действовал хаотично, непоследовательно и без должно решимости. Из этого проистекали и тактические ошибки, которые привели Верховный Совет к поражению.
Не имея четкого плана действий, вопрос поражения иррегулярных защитников Дома Совета от регулярных частей и спецназа становился лишь вопросом времени, что мы и увидели 3-4 октября, когда противостояние перешло в открытую фазу.

 

Можно ли было победить Ельцина и какой бы была тогда Россия?

Если бы руководство Верховного Совета, проводило более жесткую и последовательную линию по привлечению людей из силовых структур и граждан на защиту Конституции, то оно могло еще до событий 3-4 октября собрать вокруг себя достаточные силы, чтобы именем закона фактически отстранить Ельцина от власти, арестовать его самого и его окружение.
Это разумеется требовало и жестокости, в том числе и готовности подавлять сопротивление силой, объявив участников переворота вне закона и поступая с ними соответственно. Возможности для этого были, так как среди защитников Белого Дома было немало боевых генералов и офицеров прошедших Афганистан. Но военные таланты зачастую идут рука об руку с политической незрелостью, в результате чего многие возможности, которые давали эти боевые генералы, были использованы не до конца. Были допущены и тактические ошибки вроде неудачной попытки взять штурмом Останкино, не имея достаточной огневой мощи и должной организации для преодоления сопротивления, что позволило ельцинистам осуществить провокацию, которая привела к массовой гибели гражданских людей.
Если бы они действовали более четко и решительно, то конечно никакой гражданской войны бы не было. Тот факт, что офицеров для стрельбы по гражданским в Москве приходилось покупать, лучше всего говорит о том, что тенденция, которая привела к 5% рейтингу Ельцина, уже тогда работала. Власть собственников еще недостаточно укоренилась в стране. Показав силу и опираясь на конституцию, Верховный Совет вполне мог удержать власть, где Руцкой до выборов нового президента, был бы его ВРИО. Логика событий, требовала введения и сохранения чрезвычайного положения до выборов, при этом сохранялась бы тенденция к установлению авторитарной диктатуры, где вокруг политической элиты левого/националистического толка, место олигархов, заняли бы капитаны поддерживаемой государством промышленности, которые в 90е были известны как "красные директора".
Разумеется, никакого возврата в СССР уже быть не могло. Россию так или иначе ждал либо вариант "правильного/государственного капитализма" в представление мелких буржуа, либо же смешанная модель в духе той, которую мы сейчас наблюдаем в Китае. По сравнению с тем, что было в России в 90-х, это был лучший путь. Но по сравнению с тем, что было потеряно в 1991, это слабое утешение.

 

Каковы были последствия? 

Государственный переворот 1993 года завершил капиталистическую реставрацию в бывшей РСФСР, что было закреплено в новой "танковой" Конституции, на базе которой вырос "обновленный" режим Ельцина, продолживший разграбление страны, утопивший армию в крови и дерьме в ходе Чеченской войны и позоре Хасавюртского мира.
Некогда общенародная собственность была сосредоточена в руках узкой группы олигархов, ценой продолжающегося обнищания населения. В России сформировался специфический вариант капитализма, который называют компрадорским/либерально-олигархическим/периферийным. Сегодня,  всем тем кто клянут Ельцина, хочется сказать: Вы за кого тянули руки к небу и бросались под БМП в 91-м, блажа «демократия» - «долой тоталитаризм» и обзывая АРМИЮ антинародной, втаптывая её последующие два года в грязь? Вы кому грозили палкой,  клюкой или жалкой «жёлтой» газетёнкой,  выпущенной на «дерьмократические»  транши от пендосов,  горланя при этом как резанные:  «руки прочь от Ельцина»?

Вы сами выбрали "танковую конституцию" и тот строй, который был на ее основе сформирован. Вы так яростно ненавидели всю советскую власть и коммунизм, что готовы были даже перед их призраками, броситься в объятия капиталистической олигархии основанной на грабеже,  криминале,  унижении  и развращении человека, получив пакетом все то, что вы сейчас так выспренно обличаете. Так что хлебайте "стабильность", кушайте "духовность", под какофонию законов  написанных  одна манда – тными «избранниками», вы эти блюда и аранжировку полностью заслужили.

Прошло 22 года.

Некоторые из участников тех событий уже упокоились, но память о них все еще жива. Причем эта память прорастает сквозь время всё больше эпизодически. А нужно чтобы это событие  не ушло в историю, оставшись определенным водоразделом, во многом определяющим отношения к нашей недавней истории и современности. Говорят, надо забыть за давностью лет и жить дальше, но в силу того, откуда именно произрастает наша с Вами действительность, забыть, пока  никак не получится, интеллектуальный статус не позволяет. Для многих произошедшее по прежнему является не просто "еще одним историческим эпизодом", а переломным событием, определившим как их собственную жизнь, так и пути развития общества, в котором человек живет. И вполне естественно, что наблюдая торжество капитализма в РФ, люди возвращается к событиям начала 90х годов, чтобы понять, как такое могло произойти. 

1993-й год не был началом зарождения сложившегося строя. Это был финал процесса, который зарождался на закате СССР и бурно расцвел в сломе 1991 года. Те кто в 1993 году не побоялся встать и сказать нет, умные и глупые, талантливые и не очень, с оружием и без - все они стали своего рода алиби, для тех, кто молча смотрел, как уничтожают и грабят их страну. Многие из защитников Белого Дома, искупали свое соучастие в ликвидации страны и в этом отношении они при всех их многочисленных недостатках все равно лучше  тех, кто промолчал и во второй раз или же повторно делал все, чтобы сделать процесс окончательно необратимым. Конечно, вернуть уже ничего было нельзя, но эти запоздавшие прозрения, которые по существу уже ничего не могли изменить, сделали одну очень важную вещь - они показали, что выбранный Ельциным и его кликой путь, не был единственным, попутно, ценой своей крови, развенчав демократическую мифологию. То что наследники Ельцина так держаться за власть, продиктовано не только жаждой наживы или стяжательством, в подкорке таких деятелей всегда сидит страх, что когда-то можно быть призванным к ответу.

 

Воспоминания  участников событий расстрела ВС в 1993-м.

Светлана Горячева, в 1993 году член Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов:

Я находилась непосредственно в Белом доме, там принимала в момент расстрела православное крещение, там меня расстреливали семь или восемь часов, я уже не помню. Больше всего запомнилось, когда я проснулась в семь часов утра, была на 19-м этаже, в этой башне, лифты не работали, туалеты не работали, было очень холодно. Я выглянула в окно на 19-м этаже, окна выходили на Москва-реку, и увидела, что стоят танки и на земле уже лежат расстрелянные люди. Я быстро разбудила всех, кто был на этаже, мы начали быстро спускаться, а в этот момент начали палить по окнам. Так под пулями мы спустились на третий этаж в непростреливаемый зал, потому что там башня, еще шестиэтажное обрамление этой башни, которое не позволяло просто простреливать. Еще запомнилось, когда мы вышли оттуда, к нам пришли представители группы «Альфа», они сказали, что их послали нас убить, но они не могут взять на себя такой грех, сказали: «Мы вас выведем». Когда они вывели нас к Москва-реке, опять начали стрелять, они пообещали, что попытаются нейтрализовать снайперов, которые стреляли с американского посольства и гостиницы «Украина», сказав нам рассеиваться и как можно быстрее уходить, рассредоточиваться пол жилмассиву — мы ушли направо. Зашли в какой-то подъезд, опять пули свистели, поднялись на пятый или шестой этаж, нас было несколько женщин, не только депутаты, но и сотрудники аппарата Верховного Совета России, вышел мужчина покурить и сказал нам: «Заходите, женщины, такие, как вы, у меня уже есть». Мы зашли, он нам сказал, что в 91-м у него располагался в квартире штаб по поддержке Ельцина, но говорит: «Когда я выходил с собакой погулять и видел, как вас обнесли колючей проволокой, оставили без хлеба, воды и тепла, всего остального в течение десяти суток, я понял, что если сегодня вы уйдете молча и склоните голову, то завтра эта участь коснется всех нас, я знаю, что вы из Белого дома, оставайтесь до утра, я постараюсь вас потом вывести всех». Что он потом, кстати, и сделал, еще и накормил нас, и напоил чаем с бутербродами. Я этому человеку очень благодарна, я подарила ему фонарик, с которым я ходила по темному Белому дому. Меня поразило, как люди быстро прозревали и увидели с ужасом, что творит эта власть. Если бы мне пришлось пройти мой политический путь, я бы прошла его так, как я его прошла, я там приняла православное крещение, я не жалею об этом, как и ни о чем не жалею. Победил бы Верховный Совет, я думаю, была бы абсолютно другая ситуация, была другая экономика. Понятно было, что шоковая терапия, лихая приватизация ни к чему не приведут, когда породилось ворье и жулье, хорошие люди остались ни при чем. Вся эта кадровая чехарда, когда нужен не профессионализм, а близость к телу, это же всем понятно и очевидно. Я не идеализирую депутатский корпус: там разные были, в том числе и мои оппоненты, критиковавшие меня в 91-м, когда я выступала с известным политическим заявлением, нас вместе потом и расстреливали, они просили прощения. Хуже, чем то, что случилось, просто не может быть. В страшном сне не представить таких последствий. Все это больно видеть, лучше бы мы оказались тогда неправы: мне было бы проще, но жила бы страна по-другому. Мне нечего скрывать и бояться, это моя точка зрения — я от нее никогда не откажусь. Все это пережито, из песни слов не выкинешь.


Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

Больше всего меня потрясло всемирное вероломство. Даже Рейхстаг подожгли ночью, а Белый дом расстреливали из танков днем, когда весь мир мог это наблюдать. Я тогда выступил по телевидению с призывов, 62 губернатора готовы были приехать и вести переговоры. Патриарх Алексий готов был стать посредником на этих переговорах. Все искали варианты, предлагали досрочные выборы в декабре. Но им надо было устроить показательный расстрел советской власти, чтобы потом все разворовать и растащить. Ельцинская камарилья рвалась поскорее распродать народную собственность в частные руки. Эти люди прекрасно понимали, что им не удастся задуманное, если не уничтожить советскую власть. Вспомним, одним из первых действий Ельцина на посту президента был указ о роспуске Народного контроля. Но Советы оставались. Они имели многоступенчатую структуру, охватывавшую всю страну. Именно Советы стали последним препятствием, не позволявшим жуликам и мерзавцам разворовать и растащить собственность, которую народ наживал почти тысячу лет. Что произошло после расстрела Верховного Совета, все мы прекрасно знаем. Чубайсовская приватизация и лихие 1990-е стали сегодня притчей во языцех. Первыми же указами были отданы на разграбление золотовалютные резервы страны и все фонды, включая пенсионный. Одних только стратегических запасов на случай военной опасности имелось на $200 млрд — все их растащили по частным лавочкам. С невиданного ограбления страны начиналось первоначальное накопление капитала в России. Колоссальная собственность перешла в руки группки людей, которые составили костяк зарождающейся олигархии. Ресурсы богатейшей страны мира отныне были обречены на то, чтобы их варварски разворовывали и в конечном счете попросту пропивали и проматывали. Намерения Ельцина были недвусмысленны. Задолго до «кровавого» октября он пошел по пути эскалации насилия и утверждения режима личной власти. Становилось ясно, что этот человек не остановится ни перед чем. 23 февраля 1992 года была избита демонстрация левопатриотических сил в Москве на улице Горького. В июне того же года насилие применили к участникам массовой акции возле телецентра в Останкино. Уже в марте 1993-го ради сохранения своих чрезвычайных полномочий Ельцин готовился разогнать парламент и растоптать Конституцию. Указ «Об особом порядке управления страной» даже был озвучен им, но тогда его не решились осуществить. Затем последовал кровавый разгон первомайской демонстрации на Ленинском проспекте в столице. Под дубинки попали женщины и дети. Демонстрантов обвинили в попытке прорваться к Кремлю, хотя даже дураку понятно, что путь от Октябрьской площади по Ленинскому ведет в противоположном направлении. Избиение готовилось и в святой день 9 Мая. Столица была буквально забита войсками, но на улицы вышла такая масса людей, что власть испугалась что-либо предпринять. Черный октябрь 1993-го не стал случайностью: Ельцин избрал для себя кровавый путь совершенно сознательно. Обвинять защитников Конституции в том, что они спровоцировали насилие 3 и 4 октября,— грубая фальсификация. Еще в сентябрьские дни по команде Ельцина окрестности Белого дома затянули колючей проволокой, а на прилегающих улицах началось массовое избиение сторонников Верховного Совета. Коммунисты предупреждали страну заранее. В мае 1993 года наша партия приняла специальное обращение к гражданам о недопустимости политического экстремизма. К сожалению, нас тогда не услышали. Многие в то время избрали для себя позицию стороннего наблюдателя. Они не проявили волю к защите Конституции и Советской власти, не понимая, что тем самым могли защитить в первую очередь самих себя от произвола нарождающейся олигархии. В итоге граждане страны лишились не только общенародной собственности, но и социальных гарантий, которые им давала Советская Власть и которыми они пользовались сполна. Сегодня, спустя 20 лет, каждый осознал, что произошло. Мы живем в стране, где земля, недра, вода и леса не принадлежат нам. Как не принадлежат нам средства производства, транспорт, предприятия переработки и продовольственный комплекс. Все это стало возможно после «кровавого» октября, и те, кто гордился своим голосованием за Ельцина, сегодня или отводят глаза в сторону, или не признаются в этом.


Сергей Бабурин, с сентября 1993 года председатель комитета Верховного Совета по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов:

Все сентябрьские дни и начало октябрьских находился в Верховном Совете. 3 октября стало очевидно, что происходит что-то радикальное и новое. Я участвовал в очередном заседании Съезда народных депутатов, затем видел из окон своего кабинета, как стал отходить ОМОН, разрозненные группы демонстрантов направлялись к зданию Верховного Совета. Потом закрутились события. После этого я был на переговорах в штабе Московского военного округа, в Министерстве госбезопасности, ночью вернулся в Верховный Совет, а утром уже находился под обстрелом в своем кабинете. Во второй половине дня, когда выстрелы затихли, мы смогли перебраться в центральную часть здания. Затем организовывал выход защитников через первый подъезд, на улице стоял с ними достаточно долгое время. После этого всех повели к метро, а затем начали избивать прикладами. Я был задержан и отправлен в тюремную камеру. Вот хроника тех двух дней. Больше всего запомнилось, когда мы выходили из горящего Верховного Совета, как тысячи и тысячи любознательных сограждан, которые усеяли все крыши окрестных домов, смотрели молча на обстрел здания и убийство людей хунтой от МВД. Если бы победил Верховный Совет, была бы абсолютно другая ситуация в стране. Позиция Верховного Совета заключалась в совершенно другой экономической реформе — социально ориентированной, мы бы избежали бандитской приватизации. То, что происходит сейчас,— это прямое последствие государственного переворота Ельцина осенью 1993 года. Была бы совершенно другая ситуация и страна.


Сергей Гончаров, депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»:

Я хотя и был уже уволен, но был в те дни в подразделении. Я узнал заранее о том, что руководители «Альфы» и «Вымпела» вызваны к Ельцину и готовится штурм. И могу сказать, что те события поставили определенный водораздел в нашей истории. Если бы «Альфа» и «Вымпел» в то время поступили по-другому или выполнили приказ покойного Ельцина так, как хотел он: со штурмом и потерями, с расстрелами всех кто был в здании Белого Дома,  то история могла бы повернуться в другую сторону. Конечно, офицеры не колебались, и они знали, что приказ надо выполнять. Но вместо штурма они вышли на переговоры и заявили, что не хотят крови. В те дни это было оптимальное решение, которое позволило сохранить жизни защитникам Верховного Совета, ведь воевать против «Альфы» бесполезно. Думаю, что это правильное решение и они до сих пор благодарны тем офицерам. Если бы победил ВС, то история была совсем другая. Думаю, не было бы такого дикого капитализма, какой мы имеем сейчас. И коррупции такого масштаба тоже не было бы. Но такой ситуации быть не могло, ведь вне зависимости от современного отношения к Ельцину в то время его авторитет был еще высок и он мог отдавать приказы, которые выполняли военные и спецподразделения.

 

Виктор Алкснис, заместитель председателя исполкома ФНС:

С 21 сентября я ночевал в Доме Советов. Я спал на полу в коридоре, укрываясь ковровыми дорожками. 29 сентября на площади у метро «Улица 1905 Года» я пытался остановить беспредел ОМОНа, который избивал москвичей, выступавших против поправок к Конституции. Я попал под эти дубинки, и следующие десять минут ОМОН избивал меня ногами и руками, в буквальном смысле озверело втаптывал.. В результате я оказался в больнице имени Склифосовского с перебитой рукой, разбитой головой и сотрясением мозга. Поэтому, к сожалению, 3–4-го числа я не был в Белом доме, но своими глазами наблюдал все то, что творилось в тот период на улицах Москвы.

 

О жертвах. 

Правящий режим всегда занижал кол-во жертв событий 3-4 октября, стараясь свести дело к разговорам о паре сотне убитых за 2 дня. На деле, как показывают многочисленные свидетельства и показания которые собирались за прошедшие 22 года, жертв было гораздо больше и речь идет о 1000-1200 убитых, основную массу которых составили гражданские. Жестокость с которой подавляли сопротивление, отражала более четкое понимание Ельциным того факта, что идет война на уничтожение, что и привело к массовым жертвам. Почему официоз занижает кол-во жертв, вполне понятно. Эти жертвы всегда висели и будут висеть гирей на его легитимности. Плюс, многие нынешние "герои России", получившие ордена за 1993-й год крайне не любят вспоминать о том, за что именно они их получили. А ведь каждый убитый гражданский (включая женщин и детей) для таких "героев", это как приговор. Поэтому они неизбежно как и полагается преступникам будут стремиться занизить число жертв и по возможности забыть о них. Но пока есть люди, которые помнят и вспоминают о них, забыть про своих жертв, у "героев" переворота в форме или же дорогих пиджаках не получится……………………………

 

Хотя 20 июля 1998 года Бориса Ельцина должны были арестовать — власть в стране перешла бы к военным. За две недели до этого организатора заговора генерала Льва Рохлина нашли убитым на собственной даче. Но это уже совсем другая история,  из разряда «загадок новейшей России».

 

 

Итак,  «Книга памяти расстрела населения в октябре 1993-го года». ТРИ  части под, названием «Реквием 1993».

 

(Продолжение следует)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вы совершенно правы, уважаемый Валерий Эрнестович. В то время, далеко на периферии, происходящее в Москве воспринималось как очередная(ужасная, кровавая) драка за власть между упырями, а не судьбоносный выбор дальнейшего пути развития страны. Потому что уже не было веры ни Хасбулатову, ни Руцкому, ни Ельцину. И столица больше походила на банку с пауками. Уже тогда московские "каракурты" начали усиленно сосать кровь со всей страны.:sad:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Восстановить форматирование

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...