Перейти к содержимому

Алмазик1995

Новичок
  • Публикации

    9
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Нейтральный
  1. Циклы и их асимметрия. Экономический аспект Президент Консорциума «Гидростройинвест», кандидат технических наук Ю.Г. Гельцер Аннотация. В статье описаны параметры, которыми циклический метод исследования дополняет анализ причинно-следственных связей. Даны понятия разновидностей цикличности. Доказывается, что любая цикличность закономерно сопровождается асимметричными сдвигами. Дано понятие асимметрии цикла и доказывается необходимость ассиметрично-циклического метода исследования. Описывается возможное использование этого метода в прогнозировании. В статье особо рассматривается цикличность экономических процессов. Доказывается необходимость прогнозных балансов экономики (производства) как «противоядия» от повторяемости кризисов. Аналитический метод исследования предполагает изучение причинно-следственых связей и выявление на их основе объективных закономерностей. Системотехника, имея предметом исследования объект в целом, обнаружила недостаточность, а иногда и нецелесообразность, применения данного метода в своем познавательном процессе. Многовековое наблюдение человечеством повторяемости всех процессов породило понимание цикличности как объективного закона развития. Но, признав циклическое развитие систем как объективную реальность, анализ причинно-следственных связей мы можем дополнить методом исследования циклов. В общем виде характерными особенностями циклов являются: 1) Временая задержка следствия от его причины, в результате чего при аналитическом методе либо причины остаются невыясненными, либо последствия — непредсказуемыми 2) Многофакторность следствий порождает то, что обычно называют «побочными явлениями», которые, однако, во временном диапазоне могут перевесить значимость основного следствия в аналитическом понимании. 3) Цель и результат в причинно-следственном понимании качественно от личаются при исследовании цикла. Ярким примером того может служить исследование капиталистической системы, осуществленное К. Марксом в «Капитале». Поставленная цель во что бы то ни стало доказать неизбежность гибели системы не позволила исследовать возможность ее реконструкции (реформирования), а социализм рассматривался как нечто новое, не имеющее ничего общего с предыдущей системой. За реализацию этой идеи с помощью революции (трактуемой при этом однобоко как ничем не обоснованное правонасилия одной части общества над другой — «повивальная бабка истории») и установления мифической диктатуры пролетариата миллионы ни в чем не повинных людей заплатили своими жизнями и рабскимтрудом. Эти отличия можно сформулировать следующим образом. Во-первых, цель и результат исследования циклического развития всегда понимается как промежуточное явление, как начальный этап последующего процесса, оставляемого, как правило, исследователем по тем или иным причинам за рамками поиска, но, тем не менее, учитывающего этот фактор. Во-вторых, цель исследования и выявление ожидаемого результата неизбежно сдвигаются во времени при исследовании жизненного цикла системы, так как необходимо дать ответ не только на вопрос, как будет развиваться и функционировать тот или иной объект или система, но необходим также и ответ на вопрос, как и когда они будут ликвидированы и утилизированы, и каковы будут последствия этого этапа. В-третьих, циклический метод исследования более «жестко» требует ответа о влиянии функционирования системы и ожидаемых результатов на окружающую среду. Однако, что следует понимать под циклом, и какие бывают циклы? Прежде всего, следует выделить жизненный цикл системы. Данный цикл охватывает период от зарождения системы до ее гибели или ликвидации. В общем виде этот цикл включает в себя этап возникновения (зарождения), этап развития, этап стабильного функционирования, этап спада или дестабилизации и, наконец, этап гибели или ликвидации. Но, поскольку каждая система является, как правило, частью более сложной системы, то все они подвержены внешнему воздействию, которое может прервать существование исследуемой системы на любом из указанных этапов. Описанная выше структура цикла на самом деле не полная. На этапе спада или дестабилизации возможны процессы естественной или искусственной (вмешательство человека) регенерации (реконструкции, реформирования и т.д.). Тогда этапы развития и стабильного функционирования могут возобновляться, создавая циклы внутри жизненного цикла. Назовем их циклами развития. Но жизненный цикл любой системы состоит из множества разновременных (коротких, средних, длинных и т.п.) циклов деятельности системы. «Жизнедеятельность» Земного шара включает в себя суточные и годовые циклы, циклы, связанные с фазами Луны, циклы солнечной активности и многие другие, о которых мы знаем в качестве гипотез (астрономические циклы) или о которых еще не имеем представления. Циклы деятельности искусственных систем по производству товаров и услуг характеризуются как технологические или производственные циклы. В зависимости от характера объекта это могут быть биологические, физические, астрономические, климатические и т.п. циклы. Однако, мы знаем, что один день не похож на другой, и, тем более, нет двух абсолютно одинаковых годичных периодов. Что же дает нам право говорить о повторяющихся циклах? В основе дневного и годового циклов на Земле лежит объективная реальность ее вращения вокруг своей оси и вокруг Солнца. Эта объективная реальность относительно стабильна во времени и сопровождается относительно стабильными процессами: сменой дня и ночи, определенно выраженной сменой времен года. Все это позволяет делать необходимые прогнозы, особенно достоверные, если они делаются в сочетании с другими факторами (другими явлениями, имеющими свою цикличность), накладывающимися друг на друга. Таким образом, понятие «цикл» в системотехнике имеет двоякое значение: 1 — собственно цикличность как совокупность процессов, взятых за период времени между такими состояниями системы, которые вызывают повторяемость интересующих нас явлений, и 2 — жизненный цикл существования системы как совокупность процессов за период времени между началом зарождения системы и ее уничтожением. В большинстве случаев человечество, наука сталкиваются с периодически повторяющимися явлениями, путем наблюдения за которыми, эмпирическим путем, пытаются выявить цикличность и то, что стоит за ней. Но многофакторность явлений и сами принципы цикличности, с описания которых начинается данная статья, вносят во все циклы асимметрию. Поэтому, говоря о реальных процессах и о методе исследования, следует говорить не о циклах и циклическом методе, а о асимметрически цикличных процессах и асимметрически цикличном методе исследования. Под асимметрией мы понимаем такое изменение системы и сдвиг процесса во времени, которые не нарушают целостности системы и её целевых задач или целевого назначения. Эти изменения (не только во времени, но и параметров самой системы), как правило, математически измеримы. Иногда они носят колебательный характер в определенном диапазоне (например, смена времен года допускает ежедневное несовпадение температурных значений по сравнению с предыдущими равноценными периодами). Но, если при достаточно длительном периоде наблюдений эти колебания в среднем приближаются к «0»,то мы можем говорить о стабильном состоянии системы. Длительный же сдвиг и расширение диапазона происходящих отклонений в одном из направлений может свидетельствовать о кризисе или грозящей катастрофе (например — глобальное потепление или похолодание). Однако, рост отдельных показателей (рост объемов производства в экономике) может, наоборот, свидетельствовать о развитии системы, тогда как колебательные процессы свидетельствовали бы здесь о ее нестабильности. Отклонение системы от некоторых заданных параметров назовем асимметричным сдвигом системы. Сдвиг цикла во времени — асимметрией цикла. При атом следует отличать асимметричность цикла от асимметричной цикличности явлений. Явления — это следствия системных циклических процессов, на изменения характеристик и временных сдвигов которых могут оказывать влияние факторы, не имеющие прямого отношения к самой системе. Поэтому для исследования всегда важно вычленить объект и правильно определить его характеристики во избежание анекдотических ситуаций, когда, например, из закона о расширении тел при нагревании делается вывод о том, что по этой причине летом день длиннее, чем зимой. Недостаточные знания о причинах асимметричности объясняют тщетность попыток вскрыть какие-либо закономерности в природных циклах (скажем, периоды глобальных потеплений и похолоданий), способные стать основой достоверных прогнозов. Прогнозирование будущего развития является одним из инструментов и целью асимметрически-цикличного метода. Если прошлое не имеет сослагательного наклонения, то будущее, как правило, неоднозначно. Поэтому оно прогнозируется с помощью различных сценариев. Прогнозы на основе экстраполяции или конкретных расчетов могут строиться на определенный срок — 5, 10, 20 и т.д. лет. Но, чем больше временной промежуток, тем ненадежней экстраполяция и сомнительнее точность расчетов, тем неопределеннее прогнозируемое будущее. В таких случаях прогнозируемые события не могут быть привязаны к конкретной дате (например, построение коммунизма к 1980 г.), либо момент их наступления должен быть определен весьма условно. Такие прогнозы имеют следующие требующие учета особенности: 1) Временная неопределенность составления прогнозов, т.е., такие прогнозы могут быть отнесены к категории «временных», или календарных лишь условно. На основе различных вводных-переменных утверждается, что произойдут те или иные события. По существу, выполняемые оценки носят характер не прогноза, а расчета. Вероятностная оценка таких прогнозов может быть, а может и отсутствовать. 2) Недостаточность исходной информации для достоверных прогнозов-расчетов. Это сознательная констатация фактов не знания многих причинно-следственных связей, возможного проявления многофакторных явлений, а также, непредсказуемость внешнего воздействия. 3) Возможная неверифицируемость подобных сверхдолгосрочных и дискретных во времени прогнозов. Как известно, верификация прогнозов осуществляется на первом этапе на базе эпигнозных расчетов, составляющих по ряду критериев полученные по прогнозным уравнениям расчетные и фактически наблюдаемые данные по многолетним рядам наблюдений. При этом, расчетное уравнение строится либо по данным всего имеющегося ряда наблюдений, либо по искусственно укороченному ряду в целях проверки достоверности прогноза на отрезке ряда, не участвовавшем в составлении прогнозного уравнения. На втором этапе осуществляется оценка оправдываемое прогнозов по факту их сопоставления с реализовавшимися ранее не наблюдавшимся процессом. Однако, во многих случаях временная неопределенность и недостаточность исходной информации, указанные нами в пп. 1 и 2, бывают столь велики, что осуществить реальную оценку степени оправдываемое прогнозов и убедиться в их достоверности невозможно. Все это предопределяет чрезвычайно низкую достоверность сверхдолгосрочных прогнозов. К результатам таких прогнозов можно отнестись лишь как к оценке вероятной направленности (знаку) возможных изменений изучаемых процессов в будущем и определению примерного порядка возможных изменений в этих процессах. Следует подчеркнуть, что и такие весьма приблизительные оценки могут иметь практическое значение для обновления своевременного предварительного планирования тех или иных мероприятий. Особенно важны зги знания для лиц, принимающих решения (ЛПР) при реализации конкретных практических задач и проектов. Особый интерес вызывают прогнозные сценарии с заданным результатом. Это могут быть сценарии двух видов: 1 — когда средства достижения результатов достаточно очевидны и поддаются влиянию деятельности людей; 2 — сценарии катастроф. Цель последних — выявить факторы, способные привести к необратимым процессам, способным разрушить ту или иную систему, дабы дать возможность ЛПР и всему человечеству предпринять меры регенерации системы. Таким образом, представление о развитии мира как о некой цепочке событий, всегда развивающихся в виде закрученной спирали следует признать наивным и не соответствующем действительности. Системы могут разрушаться или двигаться по Фугу» не выходя на новый уровень развития. Они могут длительное время регрессировать, при этом не разрушаясь. Допустимы и скачки развития за счет глобальных реконструкций старых и формирования новых систем. Возможно, в столкновении такого рода систем (миров) друг с другом существует своя закономерность, на сегодняшний день, увы, нам не доступная. Но признание асимметричности циклического развития позволит нам продвинуться в своих прогнозах на будущее, а также в планировании жизненных циклов создаваемых нами объектов. Большой интерес для нас представляет цикличность экономических процессов. Сама по себе эта проблема не нова. Экономическая наука знает о больших циклах Кондратьева (примерно 55 лет), циклах Жуглара (примерно 10 лет), циклах Китчина (3 года 4 месяца). Объяснения цикличности мы находим на базе марксистской теории (П. Баккара, Л. Фонтвьей, Э. Мануэль, Д. Гордон), инновационнои теории (И. Шумпетер, С. Кузнец Г. Менш, А. Клайнкнехт, Дж. вам Дайн) теории перенакопления в капитальном секторе (Дж. Форфестер), теории, связанной с рабочей силой (К. Фридмен), ценовой теории (У. Ростоу.Б.Берри), интеграционной и монетарной концепции (Й. Дельбеке П.Корпиен, Р.Батра), социологических объ-яснений и циклов классовой борьбы (К ПереоПерес, И. Милендорфер, Э. Скрепа-нати, М. Ольсен, С. Вибе, Дж. Гаттен Б.Сильвер, В. Вайндлих), теории военных циклов (Дж. Голдстайн). Однако, основной недостаток всех этих теорий заключается в том, что выявление цикличности и выяснение ее причин строятся на экономическом процессе в целом Объект цикличности зачастую произволен причины и асимметричность процессов не выявляются. Экономический (промышленный цикл) характеризуется как волнообразное движение всей экономики в целом, в ходе которого экономика проходит сменяющие друг друга и повторяющиеся фазы. Поскольку экономические циклы различаются по продолжительности и глубине, некоторые западные экономисты предпочитают говорить не о циклах, а об экономических колебаниях, отмечая при этом, что циклы, в отличие от колебаний, предполагают регулярность. Фазы циклов также характеризуются поразному. У марксистов они обозначаются терминами: кризис, депрессия, оживление и подъем. Й. Шумпетер говорит о фазах процветания, спада, депрессии и оживления. Макконвел и Брю — о пике, спаде, депрессии и оживлении. Впрочем, в виду того, что наибольший интерес исследователей всегда вызывала фаза кризиса и проблема сглаживания его последствий, все это не помешало сделать значительные открытия и осуществить важные шаги. Говоря о причинах кризисов, экономисты выделяют два главных обстоятельства. Первое связано с функцией денег как средства обращения. Несовладение купли-продажи по месту и времени может создать предпосылки к разрыву многих звеньев в цепи продаж и покупок. Второе связано с функцией денег как средства платежа. Производитель не имеет гарантий, что к моменту платежа покупатель его продукции окажется платежеспособным. Неплатеж по одним обязательствам может вызвать цепную реакцию, которая приведет к расстройству системы обращения и, в конечном счете, — производства. Отсюда и рычаги регулирования — налогово-бюджетная и кредитно-денежная политики. Наиболее, на наш взгляд, рациональный подход был сформулирован советскими экономистами, увидевшими причину кризисов перепроизводства в несбалансированности экономики, и предложившими ведение планового хозяйства. Но на практике сбалансированности не произошло. Вместо кризиса перепроизводства мы получили перманентный кризис дефицита. С учетом других факторов (антисоциальная направленность, перекос в сторону ВПК и т.п.) крах советской экономики был неизбежен. Остановимся на этом подробнее. Советскими экономистами, по сути, сформулирован тезис, что не кризисы определяют цикличность. Кризис -это аномальное явление, свидетельствующее о стихийности развития экономических процессов. Отсюда — экономика в качестве циклов должна рассматривать совершенно другие процессы. Если мы рассмотрим процесс простого воспроизводства на отдельном предприятии, то его цикл будет начинаться моментом вложения средств и заканчиваться их возвратом после реализации произведенной продукции. Для измерения этого цикла есть вполне конкретный общий показатель — оборачиваемость капитала в днях. Есть и частные показатели — оборачиваемость оборотного капитала и оборачиваемость финансовых средств. В данном схоластическом случае очевидна полная симметрия цикла как такового и последовательности циклов во времени. Но мы знаем, что закономерным является не простое воспроизводство, а расширенное. Сама постановка вопроса о расширении простого воспроизводства есть стремление внести в него элемент асимметрии. Цикличность и асимметрия как два полюса у магнита становятся неразрывными в экономическом процессе. Для реализации задачи расширения воспроизводства запускается совершенно другой процесс, имеющий свои собственные характеристики и свою периодичность — процесс инвестирования производства. С позиции отдельного предприятия процесс расширенного воспроизводства и инвестиционные процессы стыкуются между собой, поскольку это неизбежное требование привлекаемых инвесторов и кредиторов. Результатом инвестирования может быть либо увеличение количества производимой продукции, либо выпуск новой продукции, отсутствующей в данный момент на рынке. Однако, в любом случае имеет место возникновение риска для обоих циклических процессов, поскольку с позиции отдельного производителя нельзя точно предугадать, будет ли спрос на этот дополнительный или новый товар, удастся ли его реализовать по запланированным ценам, достаточен ли будет рынок комплектующих, сырья, оборудования и т.д., удастся ли выдержать расчетную себестоимость. Прогнозно-рекомендательная роль государства здесь объективно необходима. По большому счету само направление расширения производства должно регулироваться государством. Отсутствие такого регулирования будет приводить к сбою циклов, вызывая при этом отрицательную асимметрию, заключающуюся в затоваривании, убыточности, увеличении срока окупаемости и т.п., вплоть до разорения, банкротства предприятий, невозврата банковских кредитов. Циклы воспроизводства отдельных предприятий складываются в отраслевые циклы воспроизводства, а те, в свою очередь — в совокупный цикл воспроизводства. Негативная асимметрия отдельных циклов может до поры до времени нивелироваться положительной асимметрией других циклов, но в определенные моменты либо масштаб отклонений, либо нарастание их по принципу домино, приводит к ситуации, именуемой экономическим кризисом. Концентрация значительных финансовых средств у государства и накапливающийся избыток этих средств у банков и определенной части населения, а также фискальная и кредитно-денежная политика государства во многом позволяют нивелировать эти процессы, отодвигая кризисы, или смягчая их, но без прогнозного регулирования данная проблема неразрешима. Прогнозно-балансовое регулирование во многом расширяет перечень средств воздействия на экономику. Помимо налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики это могут быть стимулирование сокращения энергоемких и материалоемких производств, диверсификация промышленного производства, стимулирование применения определенных ноу-хау, стимулирование развитие отдельных отраслей, определяющих уровень развития экономики, обеспечение инфраструктуры для реализации желаемых инвестиционных направлений. Анализ экономических циклов был бы не полным, если бы мы не рассмотрели еще одну цикличность, существенно влияющую на экономическую деятельность. Инвестиционные циклы уже предполагают наличие банков и владельцев финансовых ресурсов, для которых процесс производства и инвестиционный процесс сами по себе не имеют никакого значения. Для них важен финансовый цикл: вложение денег и возврат их с определенным приростом. С появлением излишних финансовых ресурсов их владельцы и желающие ими воспользоваться устраивают иете игры в виде биржевых спекуляций, покупки и продажи валют и т.п. При этом образуются так называемые финансовые циклы, которые породили помимо производственных еще и финансовые кризисы. За каждым из этих циклов стоят свои процессы и свои риски, о которых необходимо знать. С учетом глобализации и значительного влияния финансовых кризисов на экономические процессы в целом неумение своевременно отслеживать и регулировать эти циклы чревато мировыми экономическими кризисами, масштаб деструкции которых несоизмерим с известными нам явлениями. Исследование жизненных циклов также немаловажно для понимания природы экономических кризисов. Сегодня эти исследования проводятся прежде всего относительно основных средств производства (объектов строительства, техники, оборудования и т.д.), но эти исследования следует распространить на технологии и производство отдельных товаров. Так, всем очевиден факт конечности полезных ископаемых. По многим из них прогнозируемые сроки добычи исчерпываются 15 — 50 годами. Нашу страну эта проблема затрагивает не в последнюю очередь. Но кто знает о сценарных прогнозах после ожидаемых событий? Какие из этого делаются практические выводы? Какие мероприятия реализуются в этом направлении? Увы, следует признать, что сегодня эти вопросы носят риторический характер. Поскольку возникают кризисы, то за ними следует и депрессия, и оживление и подъем, но это не те циклы, изучение которых поможет строить наши прогнозы и предугадывать новые кризисы. Циклы Кондратьева, как впрочем, и Жуглара, и Кит-чина во многом «притянуты за уши». Как известно, циклы Кондратьева не находят своего подтверждения в российской экономике, впрочем, как и в экономию других стран. И в том, что их не признавала советская экономическая наука, была своя сермяжная правда. Людям свойственно наступать на одни и те же грабли по многу раз. Можно и дальше вычислять, когда этот следующий раз наступит, и выводить из этого закономерные циклы возникновения шишек на лбу. Но может лучше попытаться убрать грабли с дороги? По нашему мнению, назрела необходимость в системотехнических исследованиях ввести понятие «критической массы системы». Пад этим термином мы понимаем такой минимальный набор элементов системы, достижение которых позволяет изменить и определить направление деятельности системы. Критическая масса системы не столько значима количественно, сколько положением в иерархической структуре системы. Формирование этой критической массы и ее сохранение имеют исключительную важность. Поясним на примере. Мы уже высказывали свое понимание роли личности в истории на страницах данного журнала. Однако, к этому следует добавить, что реализовать себя в качестве первого лица государства личность может лишь в том случае, если она сформирует критическую массу единомышленников на ключевых постах. Только в этом случае возможны либо реформы, либо авторитаризм, либо тоталитаризм — это зависит от характеристик самой личности (впрочем, это справедливо и для любого другого коллектива). Экономическая система государства также имеет свою критическую массу элементов, определяющих ее развитие. В первую очередь, к этим элементам относится целеполагание и прогнозная сбалансированность, в основе которой лежат циклические процессы воспроизводства, инвестирования, финансирования и жизненные циклы объектов и некоторых процессов. События последних лет, казалось бы, свидетельствуют о том, что асимметричные сдвиги в экономике, и именно — в процессе воспроизводства, играют более значительную роль, чем сами циклы. При этом, характер и сущность этих сдвигов становятся непредсказуемыми в силу следующих обстоятельств: Быстрое распространение знаний и возрастающий в связи с этим поток технологических новшеств; Современная инфраструктура телекоммуникаций, позволяющая инновациям и идеям распространяться со скоростью света; Готовность современной культуры отказаться от консерватизма и воспринять инновации и перемены; 4. Глобализация экономики и политики приводит к тому, что воздействие внешних факторов, возникающих в других странах и, в силу этого, непредсказуемых, становится перманентным. И вот уже уважаемый мною автор пишет: «… Ежегодно руководители сотен компаний ломают головы над долгосрочными стратегическими планами, впустую тратя свое время и силы, потому, что эти планы не отражают крупнейшие проблемы, которые ждут их компании в будущем…» [7; стр. 310] И далее: «Поэтому забудьте о прогнозировании будущего на 5 лет вперед. Похоже, сейчас никто не может заглянуть вперед и на 12 месяцев» [7; стр. 311]. Вместо этого предлагается создавать такие организации, которые способны своевременно улавливать эти нововведения и отклонения, и соответственно реагировать на них. Согласиться с этим невозможно. Во-первых, не имея плана и долгосрочного прогноза, мы не в состоянии увидеть и оценить нововведения, поскольку нам не с чем сравнить возможные отклонения. Для этого необходимо знать хотя бы, чего мы ожидаем изначально. Во-вторых, новые технологии ускоренно меняются в достаточно узкой сфере, связанной с 1Т-технологиями, телекоммуникациями, биологией. Базовые производства, такие как добывающие отрасли, энергетика, производство металла, цемента, сельское хозяйство и т.д., не подвержены столь быстрым и революционным изменениям. В-третьих, эти рассуждения, будучи не верны с позиций отдельного предприятия, оказываются губительными для экономики государства в целом. Да и достаточно крупной корпорации трудно «вырулить» в этом меняющемся мире, не затронув, так или иначе, смежников, потребителей, финансовые структуры, учебные заведения и т.д. И, наконец, в-четвертых — планирование и прогнозирование должны базироваться на целевых установках. Цели же — вещь достаточно устойчивая, в силу их социальности, и они не могут меняться от нововведений в технологиях. Прогноз и планирование — это определенные средства в достижении цели. Нарушив это единство, и ни чем его не заменив, мы обречены либо на бесцельное существование, либо на необходимость признать, что любые целевые декларации не стоят и медного гроша в силу их неладкрепленности средствами
  2. Современная экономика России в свете философии нравственности Президент Российско-Американского Консорциума «Гидростройинв» ЛЛС, кандидат технических наук Ю. Г. Гельцер Аннотация. Статья посвящена реальной и весьма актуальной проблеме ибо современное состояние быстро деградирующей российской экономики не только противоречит критериям общественной эффективности, но и находится в конфликте с основополагающими нравственными принципами. Отсутствие в нашем обществе ясных и недвусмысленных правил, которые регулировали бы, неохваченные законом сферы экономического поведения, наряду с другими факторами приводит к хронической дезорганизации экономической жизни и к ее упадку. 1. Миф о базисе и надстройке Воинствующий материализм, как и всё воинствующее — однобок и одноцветен. Его логика проста и однозначна: первична материя, и значит, в общественной сфере в основе развития лежат производительные силы и производственные отношения. Все остальное — мораль, нравственность, право, политика и т.д. — это сфера сознания, и, соответственно, относится к надстройке. Меняется базис, меняются и надстроечные отношения. Такая позиция в науке получила название экономического детерминизма [1]. Примитивизм такой взаимосвязи для сложных социальных систем достаточно очевиден. К тому же роль человека здесь на удивление проста и неказиста: он ни за что не отвечает и ни в чем не виноват. Согласно П. Лафаргу, человек есть то, чем делает его общество, а общество есть то, чем делает его способ производства. Даже религия, при всем своем божественном величии, в отличие от марксизма, оставляет за человеком свободу сознательных поступков и возлагает на него ответственность за их последствия. Если же взглянуть на экономику изнутри, то все ее законы имеют силу только тогда, когда они зиждутся на отношениях эквивалентности: эквивалентности обмена, эквивалентности в соблюдении взаимных интересов и т.д. Но можно ли всерьез рассуждать о законах экономики, когда системными отношениями в ней становятся отношения коррупции, мошенничества (ГКО, «МММы» и пр.), переделы собственности с помощью государства и его силовых структур, рейдерства, решение макро- и региональных экономических вопросов при вопиющем недостатке профессионализма. Эмпирически мы наблюдаем, что под воздействием культуры, политики и идеологии экономика в разных странах может работать совершенно по-разному. Утверждение, что в исторической перспективе материалистические законы берут верх, не выдерживает критики. В исторической перспективе возможен как прогресс, так регресс, а нравственные отношения воспроизводятся также, как и экономические, и только в рамках спора отношений «экономика — нравственность» эту проблему первичности не решить. У каждой из сторон найдутся аргументы, подтверждающие свою правоту и опровергающие другую сторону. Вопрос этот на самом деле уходит корнями в философию. Как-то незаметно из современных учебников Философии начал исчезать «основной вопрос» соотношении материи и сознания. Хотя и в учебниках по «диамату» нас немного вводили в заблуждение: на самом деле, Ф. Энгельс фактически говорил не об одном основном вопросе, а о, по крайней мере, двух (второй — познаваем ли мир) хотя и называл его второй стороной того же вопроса [2]. На самом деле, в философии зачастую важнее правильно сформулировать вопрос, чем найти на него ответ. И основных вопросов может быть не один и не два… Согласно тому же Энгельсу-это такие вопросы, от ответа на которые зависит то. как решаются другие философские проблемы. С философами вообще нужно держать ухо востро. Не найдя ответа, на вопрос, что же такое есть материя, они могут свести эту проблему к нашим ощущениям. (Кстати, согласно этому ленинскому определению, современные измерительные и регистрирующие приборы превратили сознание в такой же материальный объект, как и все остальное. Поэтому, либо основной вопрос не соответствует нынешнему пониманию материи, либо надо отказаться от этой ленинской формулировки. Но между прочим, здесь таится третья сторона основного вопроса: где грань и в чем критерии отличия идеального от материального). А вопрос о соотношении сознания и материи свести к мозгу и продукту его деятельности — мышлению (см. напр. [4,242]), в то время, как древние философы, начиная с Платона, имели в виду соотношение Божественного (абсолютного) духа и материального мира (как говорится, почувствуйте разницу). А теперь, возьмем первоначальное, домарксистское видение проблемы и совместим две стороны энгельсовского основного вопроса и спросим: познаваем ли ответ на вопрос о первичности материи по отношении к сознанию или наоборот, сознания по отношению к материи, понимая под сознанием причину разумной организации мироздания, чему есть немало доказательств? Даже если на этот вопрос ответить положительно, то непременно потребуется оговорка: только не в обозримом будущем. Извечный спор материалистов и идеалистов есть не что иное, как отсутствие достаточных научных доказательств как у одной, так и у другой стороны. Впрочем, философы утверждают, что это их интересует только с гносеологической точки зрения. В том, же, что идеальное, в определённые моменты и при необходимых условиях, не менее значимо по силе, чем материальное, и в смысле первичности периодически-меняется с ним местами, здесь расхождений с философами у нас нет. Поэтому, совершенно не важно, что кто-то скажет, что в такой точке зрения ничего нового нет, и назовет ее агностицизмом, дуализмом или еще каким-то «измом». С практической точки зрения нам важно понять, что это — спор о яйце и курице. То, что первично сегодня, завтра — вторично, и наоборот. То же самое мы имеем в отношении между нравственностью и экономикой. Тут нет места базису и надстройке. Нравственность должна быть также экономически выгодна, как экономика — нравственна. Кстати, философам, которые хотят не только описать действительность, но и изменить ее, можно порекомендовать ознакомиться с теорией трансферинга Вадима Зеланда. Выдвигая оригинальную точку зрения, он пишет: «Люди не верят, что их мысли действительно способны оказывать влияние на реальность, и всерьез такие вещи не воспринимают, а следовательно — не пробуют этого делать. Это первая причина отсутствия видимых результатов. Второй же причиной является обыкновенная непоследовательность в действиях. Обычно люди быстро загораются какой-нибудь идеей и потом так же быстро остывают. Но ведь чудес не бывает! Требуется сделать определенную работу, но не руками, а головой»[5, 48-49]. И далее: «Для того, чтобы мыслеформа зафиксировалась в действительности, нужно воспроизводить ее систематически… Другими словами, управляя ходом своих мыслей, вы управляете реальностью. В противном случае реальность управляет вами» [Там же, 49]. В общественном развитии такой мыслеформой выступает целеполагание. Философия нравственности, начиная с И. Канта [6] и В. Соловьева [7] пыталась дать ответ на вопрос о смысле жизни. На наш взгляд, их ответы вряд ли могут удовлетворить современного человека, будучи весьма абстрактными. В тоже время, это понятие не абстрактное, а конкретно реализуемое в каждом человеке. Как правило, смысл жизни человека составляют его целевые установки. Нравственность личности определяется совокупностью целей и средств, используемых для их достижения. Но не все личности — целеустремленные. Тогда жизнь этих людей распадается на фрагменты: день, месяц, неделя, год. Цели заменяют краткосорочные желания реализующиеся или остающиеся нереализованными. В этом еще не усматривается безнравственность. Жизнь одного не создающая проблем другим, вполне имеет право на существование. Может быть даже что по этому принципу живет большинство людей. И, слава богу. У кого-то жизненные цели возникают со временем, у кого-то — никогда. Это их право. Ситуация иная, когда мы имеем дело с государством. Отсутствие целей или их антисоциальная направленность определяют жизнь целых поколений. Такое государство достойно считаться безнравственным, а его правительство — достойно изгнания. Вот о таком государстве мы поговорим подробнее. 2. Безнравственность как источник и первооснова кризисных явлений Хотелось бы, чтобы нравственные нормы государства и чиновничьего аппарата, его олицетворяющего, стали отдельной наукой, а затем переросли в нормы права и стали законами, нарушение которых не может остаться безнаказанным. Это необходимо сделать, поскольку государство непросто субъект экономических отношений, сегодня это основной субъект формирования экономических процессов. Как правильно отмечает П. Друкер [8, 78-80] большинство экономистов предполагает, что гигантский экономический рост, наблюдавшийся в XX веке, был вызван именно экономическими факторами. Но это вовсе не так. Устойчивый рост наблюдался лишь в четырех секторах: правительственные расходы, здравоохранение, образование, досуг. Главную экономическую функцию правительства развитой страны составляют перераспределение 30 — 50% национального дохода страны. «Все эти четыре сектора, — пишет он, — не подчиняются правилам «свободного рынка» и экономическим законам спроса и предложения, не отличаются высокой ценовой чувствительностью, не подходят под стандартные экономические модели, а их поведение не соответствует экономическим теориям». И, тем не менее, они составляют больше половины экономики развитых стран, даже самых «капиталистических». В этиярусловиях поведенческая политика государства и, прежде всего, правительства, становится ключевой и приобретает невиданную доселе значимость. Необузданная общественным контролем она может представлять гораздо большую опасность, чем гитлеровский фашизм и сталинизм вместе взятые. Как известно, толчком к переживаемому нами кризису послужил выпуск необеспеченных ипотечных бумаг известными американскими компаниями. Накачивание американской экономики и ^остального мира ничем не обеспеченными долларовыми бумажками — это основа всего кризиса, ? но она из той же серии мошенничества. Однако, нас больше волнует собственная страна и дальше мы поведем речь о России. 2.1 Целевые установки Может ли быть целевой установкой удвоение ВВП? Многие хорошо помнят, как в лучшие годы СССР мы были первыми по добыче нефти ппг изводству стали, молока, яиц и пр. При этом, ежедневно взирали на пустые прилавки магазнов, десятилетиями стояли в очереди за квартирами и машинами, платили втридорога за американские джинсы. Абстрактные показатели типа ВВП, производительности труда, миллионов тонн и миллиардов штук, которые невозможно примерить и ощутить на себе, при их достижении они остаются такой же абстракцией, как и при постановке цели. Программа доступное жилье… Это уже теплее. Только вот беда: оно было еще как-то доступно, пока эту программу не провозгласил президент. Это означает только одно — реально этой программы нет, нет средств ее решения, а методы — порочны. Медицина. Тот же итог. Как выражаются власть предержащие, «естественная убыль» россиян сохраняется на уровне 1 млн. человек в год. Характерная особенность всех целевых программ правительства — их затратный характер. Нет ни одной программы, выводящей страну на новые рубежи развития. Люди, руководящие правительством и государством, никогда не руководили крупными корпорациями. Не теми, которые прирастают за счет «прихватизации» и инсайдерской информации на различных уровнях, позволяющей удваивать и утраивать капиталы на фондовых рынках, а настоящими корпорациями, которые умеют ставить перед собой цели и добиваться их достижения Они не знают, что постановке целей предшествует длительная исследовательская работа, общественное обсуждение этих целей на различных уровнях; что эти цели существуют в виде «древа» целей, в котором одна цель зачастую противоречит другой, и поэтому они находятся в строгой приоритетности. Кроме того, каждая цель привязана по времени так, чтобы можно было чётко отследить, движимся мы в том или противоположном направлении и с какой скоростью. И, наконец, всё это должно быть увязано с источниками и средствами реализации. Впрочем, одна задача решается в нашей стране в самых лучших менеджерских традициях. На неё не жалеют ни времени, ни средств. Задача эта — сохранение власти чиновничье-олигархической группировки, сложившейся во второй половине 90-х годов. Решается она экономическими методами ( перераспределение национального дохода в пользу олигархических групп ), внеэкономическими (коррупция) и политическими (ликвидация демократических процедур, рост и укрепление силовых структур). 2.2 Средства Под стать главной задаче (назвать целью стремление группы лиц удержать власть язык не поворачивается, к тому же, как цель эта задача не реализуема, она обречена, и мы этого еще коснемся) Нас прежде всего интересуют экономические аспекты. Среди их множества, хотелось бы обратить внимание на следующие: построение административной вертикали, профессионально кадровый подбор руководителей правительства, перераспредели тельные отношения касательно национального дохода и коррупция. А) Административная вертикаль Отмена выборов губернаторов, если кто помнит, была ответом на бесланский террор . Однако, назначаемость губернаторов, это только одна сторона медали. Если вы помните, у нас среди субъектов федерации одни были дотационные, а другие-доноры. Так вот, последних больше нет. Расклад на 2006 год был такой: за январь — октябрь объем финансовой помощи достиг порядка 440 млрд. рублей, и в среднем составлял 14,61% в доходах консолидированных бюджетов субъектов РФ. В 16 из них помощь составляла менее 10%. Но, поскольку сюда входят центры с наиболее крупными бюджетами (Москва, С — Петербург, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО, Самарская область и пр.), то здесь и осели основные средства. Еще 37 субъектов получили от 10 до 30% помощи в составе своих бюджетов. В 10 субъектах эта помощь составила от 30 до 40%, еще в 11 — от 40 до 60%. Пять субъектов получили помощь от 60 до 70%, столько же — от 70 до 80%. В Чеченской республике и республике Ингушетия объем дотаций превысил 80%. Эти данные приведены пресс-службой Минрегионразвития [9]. Очень большой интерес представляют комментарии, которые даны там же: «Для того, чтобы бюджет РФ стал реальным инструментом государственной политики по реализации поставленных государством целей и задач, необходима долгосрочная стратегия или программа национально-экономического развития (Интересно, каким образом без программы и стратегии могли появиться цели и задачи? Здесь и далее — прим. автора), с едиными приоритетами и национальными целями, в соответствии с которыми в дальнейшем действуют различные ведомства. В настоящее время отдельные ведомства сами себе формулируют цели своей деятельности. Главные распорядители бюджетных средств (Интересно, кто это? Уж не президент ли с премьер-министром?) не всегда понимают и правильно оценивают истинную задачу своей деятельности». Вот не понимают товарищи. Истинная задача этих субъектов таких бюджетных взаимоотношений как раз в том, чтобы всем финансовых ресурсов не хватало, и все шли к ним с протянутой рукой. А это похлеще, чем назначение и освобождение с поста губернатора. Здесь заложником становится все население субъекта федерации. Попробуй тут проголосуй не так как надо, или оппозиции волю дай. Останетесь зимой без топлива и с размороженными трубами. Б) Профессионально-кадровый подбор руководителей правительства. Критерием отбора кадров может быть только одно — соответствие поставленным целям и задачам. Поскольку целей нет, а задача проста и аморальна, то и подбор кадров соответствующий. Дело не в том, что умные экономисты вроде А. Илларионова, С. Глазьева или Г. Явлинского не нужны. Дело в том, что они придерживаются других нравственных платформ, не совместимых со стоящими задачами. Первое лицо не может подвергать себя опасности, не окружив себя «критической массой» единомышленников [См. 10]. Это закон формирования системы. Несколько лет назад к нам в офис периодически приходили «авторитетные» люди и клали на стол прейскурант должностей в правительстве. Министерских постов, правда, там не было, но были заместители министров и руководителе^ разных ведомств, а также посты заместителей губернаторов различных регионов, места сенаторов. Грубая проверка подтверждала, что эти места вакантны. Цены в этих прейскурантах начинались с 2-3 млн. евро и заканчивались 40 миллионами в зависимости от экономической важности поста. Объяснялась схема проверки соответствия должности и передачи денег. На вопрос о том, что если это бизнес, то как же возвращаются деньги, объяснялось: «Будете работать в команде — вернете все с лихвой»., У нас никогда не было ни денег, ни желания участвовать в такого рода командах, и мы вежливо отказывались. Возможно, кто-то наших знакомых обманывал, блефовал, и никаких продаж на самом деле не было. Но такое предложение воспринималосьтак, что это правительство только так и может распределять свои посты. В стране разрушена система подготовки и формирования кадрового резерва. Подбор по принципу «питерский — непитерский» исчерпал себя с явной очевидностью. Членам правительства созданы тепличные условия. Они вне критики со стороны Думы и, тем более, оппозиции. В этих условиях руководители страны получают от министров только ту информацию, которую они хотели бы услышать. Каждый новый состав кабинета министров выглядит более блекло по сравнению с предыдущим. Ни одна реформа, будь она затеяна в образовании, обороне или в самом государственном аппарате не доведена до сколь-нибудь значимого результата. Да и сами реформы часто выглядят довольно странно. За реформы могут выдаваться, например, фокусы с переименованием ГАЦ в ГИБДД, замена обычных школьных экзаменов на ЕГЭ. Сегодня, практически каждому министру [См. 10] можно инкриминировать либо развал деятельности в сфере своего влияния, либо неспособность организовать работу должным образом. Как правильно замечено [11], «…у нее (у власти — прим. автора) отсутствует деятельностная составляющая. Она лишь укрепляет сама себя, усиливает чиновничество. При этом, деятельностной позиции, которая занималась бы формированием перспектив и горизонтов, не образуется. Государственная власть не задает движения и тем самым сама роет себе могилу». Сконцентрировав власть государства в одной точке, сконцентрировалась и ответственность власти за каждый сделанный шаг. «Власть сегодня абсолютна, и бунт народа означает разрушение всего порядка целиком. Существующая власть не способна направить народ на нужные для нее и для него самого действия. Власти не могут решиться на маленький шаг и стремятся подстраховаться буквально во всем, Поскольку одно неверное движение означает полный крах» [Там же, 11]. И, принося извинения за некоторое изобилие цитат, мы все же закончим этот раздел словами президента Д. Медведева, взятыми из Послания Федеральному собранию [12]: «…государственный аппарат у нас в стране — это и самый большой работодатель, самый активный издатель, самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе в конечном счете народ. Такая система — абсолютно неэффективна и создает только одно — коррупцию. Она порождает массовый правовой нигилизм, она вступает в противоречие с Конституцией…» В) Перераспределение национального дохода. Кризис, начавшийся в 2008г., к сожалению, будет иметь негативные последствия в очень многих странах даже после того, как закончится. Кейнсианство и социалистические движения в развитых капиталистических странах, начиная с в 30-х годов XX столетия, жили убеждениями, что, чем больше государственный бюджет, тем лучше. Отсюда еще более сомнительный посыл: бюджет тем больше, чем выше налоги. Это непростые вопросы, чтобы решать их мимоходом. Но очевидно одно: высокие налоги подорвали покупательную способность населенна и хозяйствующих субъектов, что и привело к кризису, наряду с махинациями в банковской и инвестиционной сферах. Теперь эти разбухшие бюджеты выступают эдакими спасителями ситуации, разбрасывая горсти помощи кому надо кому этого вовсе не следовало делать. Но электорат воспринимает эти действия как мудрую предусмотрительность, образно выражаясь, натирая мылом петлю на собственной шее, которая затянется еще туже, после того как с кризисом будет покончено. Россия в этом плане не только не исключение, но и яркий тому пример. Возьмем, хотя бы ситуацию со стабилизационным фондом. Сначала с нас брали высокие налоги, а потом их вывозили за границу и на них поднимали экономику США. Теперь утверждается, что только он (Стабфонд) нас и спасет в ситуации кризиса. Но в действительности, в период кризиса Стабфонд расходовался в значительных размерах лишь дважды: первый раз — когда биржевые спекулянты зафиксировали свою прибыль и вывели ее за границу, второй раз — когда российские банки получили дешевые рублевые кредиты и тут же конвертировали их в доллары, увеличив тем самым свои активы на 20% за счет февральской девальвации рубля. Большая часть средств, как видим, опять же оказалась за рубежом. В остальных случаях Стабфонд не играет вообще никакой роли, так как правительство берет деньги из воздуха за счет работы печатного станка. Здесь не ясно только одно: сколько чиновников оказалось среди этих биржевых спекулянтов и банковских бенефициариев, и какие суммы осели на их счетах в оффшорных компаниях. Сведения об этом вряд ли стоит искать в опубликованных налоговых декларациях. В печати часто задается вопрос: почему на западе биржевые индексы опустились на 30-40%, а у нас более, чем в 4 раза? Связывают это и с делом Ходорковского, и с выпадами против «Метчела»… Всё это, возможно, и имеет какое-то значение, но не надо рыть глубоко, если ответ лежит на поверхности. Экономика России стоит на одной экспортно-сырьевой «ноге». Стоило упасть ценам на нефть и все так называемые инвесторы, а попросту — биржевые игроки, побежали отсюда как крысы с тонущего корабля. Вот и всё. Если оы государство имело цели и стратегию развития, то не возникло бы вопроса кому в этой ситуации помогать Безусловно, необходимо было поддержать платежеспособность населения и ооеспечитъ финансирование принятых государством программ. А также, поскольку нарушен воспроизводственный цикл, оптимально отрегулировать его можно только за счет эффективного стимулирования инвестиционных циклов [См 131 В сложившейся же ситуации спасают не экономику, а отдельно взятых монополистов и олигархов, в зависимости от силы их лобби. В прессе очень любят муссировать беззакония периода первоначального накопления середины 90-х годов, связанных с чековой приватизацией и залоговыми аукционами. Но при этом совершенно не хотят замечать, что это ограбление плавно переросло в воспроизводственный процесс и незаметно узаконилось. Дело в том, что страна имеет фактически две экономики. Одна — для экспортно-сырьевого сектора и монополистов, вторая — для всех остальных. Разница заключается в двух аспектах: первый — предприятия экспортно-сырьевого сектора не платят НДС, остальные платят его в полном объеме, второй — это перманентный ценовой сговор, являющийся одновременно и источником инфляционных процессов. Вообще-то эти два фактора связаны между собой гораздо теснее, чем могло бы показаться. Дело в том, что в каждом заработанном рубле, скажем, при 20 копейках прибыли и 15 копейках платы за труд — 28 копеек относится на налоги. С учетом налогов на имущество, транспорт Рекламу землю эта цифра равна, как минимум’ 31 коп. Вообще, налоговая составляющая колеблется от 30 до 34 копеек. Но там, где зарплатная составляющая доходит до 50 копеек (а это прежде всего, научные и проектные институты) налоговая вырастает до 40 копеек. При этом мы не берем в расчет косвенные налоги, которые мы оплачиваем через акцизные товары, и пошлины в импортных товарах. Возьмем нижнюю планку — 31 коп. В 20 коп. прибыли содержатся 4 коп. налога и 16 коп. чистой прибыли. Таким образом, чтобы заработать свои рубль нам надо затратить всего 53 коп. (100 минус 31, минус 16). Но это так, в чистом виде. Однако, в конце года нас ждет еще один значительный налог — инфляция. Официально она у нас фиксируется на уровне 12 — 13%, но мы совершенно согласны с А.Е. Лебедевым [18], который утверждает, что фактически она зашкаливает за 30%. Но даже официальные 12 — 13% означают, что наш рубль в конце года равен 87-88 копейкам начала года. Если вычесть эту разницу из прибыли, то там останется 3 или 4 копейки. Ниже мы покажем, что и эти 3-4 копейки фикция. Спрашивается, как же обеспечить рентабельное производство? Законных путей — два: А) Если я монополист и могу устонавливать такую цену, какую захочу (а к таким у нас относятся нефтяной и газовый сектор, энергетика, транспорт, ЖКХ, сетевая торговля); Б) Если я экспортирую продукцию и не плачу 18 коп. НДС. Причём, чаще всего, те, кто входит в группу «А», пользуются льготами и в группе «Б» Во всех других случаях предприниматель оказывается в жестких «ножницах». С одной стороны страна завалена импортом. И цены на импортный товар определяют потолок ценовой политики. А с другой стороны, монополисты, определяя базовый уровень затрат, сводят на нет все возможные усилия по снижению себестоимости. Ну а налоговая ставка и инфляция здесь просто добивают. Возьму на себя смелость утверждать, что в России нет производств, кроме означенных выше, способных фактически работать с доходом минимум 100%. Февральская девальвация способна лишь на очень короткий срок снизить давление со стороны импорта — ценовая политика монополии очень скоро сведет все на нет. Плательщиком за такую бездарную политику всегда оказывается население. К вышеперечисленным двум источникам дохода привилегированных предприятий следует добавить правовое регулирование, осуществляемое в интересах того или иного лобби. В качестве примера можно привести законодательство о рыночной деятельности [12], носящее явные следы лоббирования сетевых супермаркетов. Как помнится, началось все с борьбы против засилия иностранцев (в основном — азербайджанцев) на рынках и отсутствия возможности для торговли российских фермеров, а закончилось ликвидацией рынков как таковых и фактическим устранением основного конкурента супермаркетов, торгующего относительно дешевым товаром. Еще один источник сверхприбыли — фальсификация товара. В основном этим грешит фармацевтический рынок и рынок горюче-смазочных материалов. Проблема трудности контроля на самом деле весьма надуманна. Последнее время на тех же рынках никто не боялся покупать свежее мясо или «нарваться» на нитратные арбузы. А почему? Просто главный санитарный врач обязал все рынки содержать за свой счет лаборатории государственной санитарной службы: предоставлять помещение, закупать оборудование, а торговцы должны оплачивать услуги этих лабораторий. И все. Проблема была решена. Что мешает осуществить тот же подход в других отраслях остается загадкой. Как же выживают обычные предприятия? Прежде всего, за счет нецелевого использования амортизационных отчислений, проедая, при этом, старый капитал и подрывая всякую перспективу развития. Во-вторых, в 16 коп. чистой прибыли (из нашего примера), 6 коп (как минимум) это тоже затраты, которые по налоговому законодательству нельзя относить на себестоимость, а осуществляются за счет прибыли (это сверхнормативные затраты, на командировки, штрафы, пени, в том числе и по налоговым платежам — всего около 50 статей).[см. 14] А В-третьих, это черные зарплаты, серые фирмы, использование льготных «инвалидных» компаний Кстати, возможностей использования этих налоговых схем у привилегированных предприятий гораздо больше, чем у обычных, чем они и благополучно пользуются -вспомним, опять-таки историю с «Метчел», или тот же «Юкос». Судя по печати, все эти схемы хорошо известны налоговым органам и правительству. Но это не пресекается, на наш взгляд, по двум обстоятельствам: 1- кто-то понимает, что тогда экономика рухнет окончательно и 2- очень удобно держать предпринимателей на «коротком поводке» (все знают, что олигархи работали по единым налоговым схемам, но за решеткой оказался только Ходорковский). Возможно, кто-то задаст вопрос: а как же, например, Германия, Франция, другие развитые страны живут с такими налогами? В первом приближении ответ таков Во-первых, высокое налоговое бремя и там явилось одним из первоисточников кризиса. Во-вторых, мы видим, как из этих стран производство перемещается в Китай, Индию, другие развивающиеся страны. Остается наукоемкая и высокотехнологичная индустрия, продукцию которой покупает весь остальной мир, не исключая России, оплачивая, в том числе, и эти высокие налоги. Хотя, при развитии производства, при создании новых рабочих мест многие налоги в развитых странах имеют возвратный характер. У нас же, если вы возьмете кредит на развитие производства — вернуть его вы должны из полученной прибыли. Это значит, что к банковской ставке надо добавить еще 20% (до января 2009 г. она была 24%), которые уйдут в бюджет. Ну, зачем банкам такой производственный сектор, или, как у нас выражаются, «реальная экономика». То есть, выходит, что у нас основной упор делается на «нереальную, виртуальную экономику», потому, что в таком «казино» больше шансов «наварить» деньги за счет игры на бирже или на рынке недвижимости. Г) Коррупция. Выше мы приводили цитату о ведомствах, которые сами себе ставят цели. Так вот, коррупция — это полная разбалансированность государственного механизма, когда каждый чиновник формулирует свои собственные цели под прикрытием государственных интересов. Коррупцию можно разделить на три уровня: бытовую, хозяйственно-экономическую и коррупцию высших эшелонов власти. Бытовая, это та, с которой люди сталкиваются каждый день. Любой человек приведет массу примеров вымогательства взяток. Возвращаясь в свою страну из-за границы, и каждый раз сталкиваясь с «вечно голодными» гаишниками и таможенниками, начинаешь как-то «заводиться», приводя в пример порядки в других странах. Ответ один: «Ну и жили бы там…». Эти «хозяева жизни», чье место на самом деле -в местах не столь отдаленных, считают себя вправе указывать на дверь гражданам — налогоплательщикам, на чей счет они живут и жируют. Двести тысяч, а по другим данным — и триста тысяч, моих коллег по научному миру уже вняли подобному «совету». Но для обывателя 200 тысяч или 300 — это так, абстракция. Он не знает, что иногда отъезд одного ученого влечет за собой закрытие целого направления, а вместе с ним — лаборатории, отдела, института. Мы — вторая страна в мире после Ирака по числу эмигрантов. Но в Ираке идет война. От каких оккупантов бегут наши люди? На кого оставляют страну? Хозяйственно-экономическая коррупция возникает в ходе производственной деятельности предприятий при столкновении их с государственными учреждениями. Пример. 2005 год. Мы участвуем в тендере на строительство трубопровода в г. Печора. Называем цену 120 млн. руб., со скидкой — 116 млн. Два наших конкурента дают цену 91 млн. и 92 млн. руб. соответственно. Мы убеждаем руководство Водоканала, что стоимость одних труб составит 90 млн., и построить объект за 91 — 92 просто невозможно. Руководство Водоканала согласилось, но не они устроители тендера. Нас сняли с конкурса по формальным признакам. Победу присудили, как положено, тому, кто назвал меньшую ценуГ Через год мы узнаем, что объект был построен за 125 млн.рублей. Директор Водоканала, не желавший подписывать высосанные из пальца дополнительные объемы работ, был подвергнут гонениям и едва не уволен. Таких примеров — множество. Иногда побеждают компании, называющие цену в два раза ниже себестоимости. Участвовать в российских конкурсах без предварительной договоренности с администрацией — это либо работать себе в убыток, либо, как говорится, изображать на конкурсе «толпу», необходимую для победителя. А пробовали ли вы когда-нибудь получить лицензию? Поверьте, у вас никто никогда не будет примитивно вымогать!взятку (может быть, за редким исключением). За саму лицензию вы заплатите, скажем, 1000 руб. госпошлины, но еще от 2 до 10 тысяч долларов вы заплатите за «обучение» людей, которых никто и никогда и не учил, за «консультационное обслуживание», которое никто вам не оказывал. Говорят, что таких «доходов» в одном лицензионном центре набирается до 20 млн. долларов в месяц, 10% от которых оседает в кармане директора. Ну да все это слухи. Кто в них поверит? И, наконец, коррупция в высших эшелонах власти. Здесь не может быть ни примеров, ни статистики. Впрочем, до 2001г. были и примеры И статистика. Помните дела Аксенова, Адамова, Вавилова, Коха? Правда, и тогда эти дела, как правило, ничем не заканчивались, но попытки выявить и наказать — были. Возможно, это было результатом борьбы разных кланов в правительстве. Нынешнее правительство никакой кланово-сти не допускает. Это — монолит, одна команда, и поэтому сор из избы не выносят… Сейчас можно лишь строить предположения на основе косвенных фактов. Мы уже касались вопросов хранения и распределения средств Стабфонда и сюда же следует отнести также и весьма пассивную работу Антимонопольного и Тарифного комитетов. Странную раздачу помощи во время кризиса и пр. и пр. Интересна, например, узаконенная форма работы высших чиновников в советах директоров, скажем, Газпрома или какого-нибудь РАО, с выплатой зарплат в несколько миллионов долларов. Таким образом, лишь на бытовом уровне мы встречаемся с коррупцией в чистом виде. На хозяйственно-экономическом она уже приобретает форму узаконенной политики государства. В высших эшелонах власти коррупция не только узаконена, но и охраняется как высшая государственная тайна, за разглашение которой последует неминуемое наказание. Выводы и условия реального роста экономики В данной статье не затронуты многие аспекты экономики, например, такие как параллельное существование банковской системы и производственной сферы, которые могут встретиться только по теории Лобачевского где-то в бесконечности, но не по классической евклидовой геометрии Мы не рассматривали структур} бюд жета, финансирования науки, инвестиционную привлекательность (точнее непривлекательность российской экономики). Но из изложенного ясно, что экономика страны серьезно больна. И дело здесь вовсе не в кризисе. Кризис снял лишь завесу высоких цен на нефть, за которой прятались все эти признаки болезни. Но самое главное, что причины этой болезни кроются вне чисто экономических факторов. Они уходят корнями в нравственные позиции политической и экономической элит, что гораздо серьезнее. Еще в 1985 г. Папа Римский Бенедикт XVI (тогда еще кардинал Йозеф Ратцингер) говорил,что «отсутствие … моральной дисциплины», являющейся продуктом «глубоких религиозных убеждений», может привести к краху законов рынка [15]. Конечно, и православная церковь не остается в стороне от этой проблемы. Приведем слова Патриарха Кирилла, в бытность его митрополитом: «Как известно, попрание нравственного закона привело многие сильные цивилизации к краху и исчезновению с лица земли. Вне нравственного контекста человечество жить не может. Никакими законами мы не сохраним общество жизнеспособным, не остановим коррупцию, злоупотребление властью, распад семей, появление одиноких детей, сокращение рождаемости, разрушение природы, проявления воинствующего национализма, ксенофобии и оскорбления религиозных чувств» [16]. Это только кажется, что можно заявить: «С завтрашнего дня я буду жить честно!», и коррупция исчезнет. Дело не только в психологии или вере. Можно себе представить, на какие экономические интересы множества чиновников и олигархов надо посягнуть. Как говаривал Маркс, вам простят любое вероотступничество, но только не отнятый пенни (сегодня можно было бы сказать — доллар). Текущий кризис по экспертном оценкам будет! затяжным, а самое главное, как представляется, он будет иметь волнообразный характер. Рвется там, где тонко. Кстати, почему никто не пытается объяснить причины затяжного характера кризиса? В то же время напирают на его глобальность, дабы за этой глобальностью спрятать свою вину. Особенности, в том числе и длительность, данного кризиса заключаются в том, что он начался в сфере продаж товаров длительного пользования — жилье, автомобили, предметы роскоши. Поэтому мы наблюдаем пока его начальную стадию, которая затронула строительство, стройиндустрию, металлургию, снизила спрос на энергоносители. Следующая стадия — падение спроса на мебель, бытовую технику, электроприборы и пр. Дно кризиса мы ощутим, когда он затронет одежду и продукты питания. Катализатором этого процесса будет нарастащая безработица. Используя такой подход, можно найти и выход из создавшейся ситуации и, если не избежать, то хотя бы смягчить ожидаемые процессы. Но для этого надо заменить вещание банальных истин с высоких трибун на диалог с учеными и общественностью. Сегодня только ленивый не пнул «перестройку». Но только благодаря ней мы осознали тогда, что такое плюрализм мнений, что у нас нет правового государства, что у меньшинства тоже должны быть свои права, и т.д. Все это началось реализоваться, но сегодня, похоже, надо начинать все сначала. Но это вовсе не означает, что мы сегодня переживаем второй период застоя. Застой был обусловлен тем, что идеология коммунизма себя исчерпала, а новой — дополняющей ее или корректирующей — не появилось. Инерция действий в рамках догм и породила застой. Сегодня наше общество находится в состоянии деградации. Мы и идеалы свои ищем где-то в прошлом: то возвращаемся к гимну Советского Союза, то канонизируем Николая II, то, вопреки историческим фактам превозносим Петра I. При выборе праздников уже и до «смутного времени» добрались. Та же ситуация и в экономике. Мы полностью смирились с ролью сырьевого придатка, и можем действовать только в фарватере экономик США и Европы. Но к моменту выхода из экономического кризиса нас ждет более глубокий кризис, связанный с переходом передовых стран на другие виды топлива. Критики, которые считают, что это произойдет еще не скоро, пусть демонстрируют свою иронию и скепсис власть имущим. Им понравится. Революция в этой области должна произойти с 2010 по 2020 годы. И это будет означать, что из экономического кризиса мы плавно перейдем в системный. Тут уж, как говорится, «за что боролись…» Можно сколько угодно превозносить Конституцию, клясться в верности провозглашенным в ней правам, и при этом разгонять всякие «марши несогласных». Но марш несогласия, который идет сегодня в головах миллионов граждан, никакой ОМОН остановить не в состоянии. Безнравственное единство сформировано на дележе пирога. Но при дележе всегда будут обиженные. И дело даже не в том, что кому-то что-то не досталось, или досталось меньше других, хотя и в этом тоже. Просто всегда найдутся люди, болезненно воспринимающие нарушение нравственных норм. Хрущевы и Горбачевы, не появлялись извне. Таковых порождает сама система, которую они потом с удовольствием разваливают. На этом, пожалуй, можно было бы поставить точку, но кто-то скажет, что критиковать-то, все горазды, а что делать-то надо? Тут можно посоветовать обратиться к классику: Крошка сын к отцу пришел И спросила кроха: Что такое хорошо И что такое плохо? Смешно? Ведь мы имеем дело не с «крохами», а со вполне взрослыми людьми, которым! знакомы и 10 библейских заповедей, и многое, многое другое, а вот поступают они не по закону и совести, а вопреки им. Почему это с ними происходит — им лучше знать, но мы постараемся разобраться в причинах, которые к этому приводят, не пытаясь никого ни судить, ни учить. Первая причина возникновения такой «злонаправленности» — обусловленная передача власти. Корни данного явления уходят в 90-е годы прошлого столетия. Развал Советского Союза, разворовывание России, расстрел парламента, сомнительный референдум по новой конституции, залоговые аукционы, весьма сомнительные победы власти на выборах, ГКО и ваучерная приватизация — вот неполный перечень тем для работы следственных органов в случае победы хоть левой, хоть правой оппозиции. Значительное количество людей (точнее сказать — ограниченная группа олигархов и чиновничья верхушка), сделавших на всем этом крупные капиталы, не может допустить такого исхода даже в мыслях.. Если бы в этой ситуации не было другого выхода, как ввести монархию и передавать власть по наследству, ее бы ввели через какой-нибудь референдум, что в очередной раз доказало бы, что мы не далеко ушли от Северной Кореи или Туркмении. Но такая крайность не понадобилась (может быть по тому, что не было прямых наследников мужского пола). Смена лидера у нас происходит якобы в форме демократии, ну, так при Советской власти все тоже голосовали. Человек, приходящий во власть, каким бы умным не казался или хотел бы казаться — всегда марионетка. Власть ему дается на определенных условиях, которые для него становятся выше нравственных постулатов. В этих условиях содержится как кнут, так и пряник, что порождает еще две причины безнравственных поступков: материальная заинтересованность и страх (наказания, опубликования компромата и т.п.). Окружение такого лидера частично обусловлено заранее, частично подбирается так, чтобы соответствовать поставленным задачам. Тенденция деятельности воспроизводимого конгломерата власти не меняется и потенциально измениться не может, поскольку решаются одни те же задачи — увеличение выгод монополий, коррупция, перманентный передел собственности в пользу узкого круга лиц. Этот же порядок лежит в основе партийного строительства, на базе которого формируется законодательная власть. В «нормальной» демократии партии формируются на определенных идеологических постулатах и с помощью их борются за власть. У нас же все перевернуто с ног на голову. Сначала под ковром формируется номинальная власть, а потом под нее создается «партия власти», для обслуживания интересов этой власти. Мало того. Власть методично пытается сформировать «дрессированную» оппозицию из ей же создаваемых новых партий. Воистину, не ведают, что творят. Идеология этого конгломерата власти примитивна, а потому — недальновидна. Им кажется, что за счет политтехнологий и насилия над активно протестующей оппозицией, они смогут удерживать свою власть до бесконечности. Но нарыв недовольства разрастается. Недовольны регионы. Они обделены экономически, не понимают целей и направления развития, озлоблены действиями и воровством местных князьков и еще больше — бездействием и воровством столицы. Недоволен бизнес безмерными налогами, засильем монополий, складыванием отобранных денег за границей в виде Стабилизационного фонда. Недовольны научная и творческая интеллигенция недооценкой их труда, выдавливанием за границу, хамством и поборничеством чиновников, ограниченными возможностями самореализации ликвидацией парламентской трибуны, которая имелась через партию «Яблоко», закрытием телевизионных политических программ, неподконтрольных власти. Недовольны 7 мил|ионов безработных оо тавшихся без достаточных средств к существованию и не имеющих ясных положительных перспектив. Недовольны сельские жители засильем импортных продуктов, закрытием продовольственных рынков в угоду торговым сетям под видом борьбы с приезжими перекупщиками, недовольны «ножницами» цен на технику, горючее, кредитов с одной стороны и продукцию сельского хозяйства — с другой. Недовольны рабочие заводов нарастающими увольнениями, условиями труда на устаревшем оборудовании, задержками зарплат, низким уровнем оплаты труда и бесперспективностью пенсионного обеспечения. Недовольны массы людей месяцами, а то и годами обивающие чиновничьи пороги, собирая никому не нужные справки и платя немалые взятки. Недовольны автомобилисты, часами стоящие в пробках, ездящие по разбитым дорогам и беспощадно обираемые гаишниками. \ т^МщЩ Недовольны больные уровнем цен на лекарства, качеством обслуживания в больницах и поликлиниках, экологической обстановкой в стране. Студенты, выпускники школ, пенсионеры — всем есть, что предъявить этой власти. Чего только стоит ЖКХ и служба в армии. Перечень этот можно продолжать и продолжать. Нарыв недовольства рано или поздно прорвется — читайте историю, хотя бы иногда. И тогда будет прав автор [17, стр. 321], констатировавший: «Вопрос стоит просто и жестко: или Россия уничтожает это государство воров — или государство окончательно уничтожает Россию. Никакие эволюционные меры помочь не могут». Однако, в позитив революции верится с трудом, а в России — особенно. В данной статье нет надобности рассматривать модели возможного политического переустройства — их достаточно придумывает политическая пресса Будем исходить из того, что это желательно, необходимо и в определенной степени отвечает интересам самой власти. Казалось бы, давайте начнем с того, что сформулируем социально-экономические цели развития на 5, 10, 50 лет. Эти цели должны быть простыми и понятными каждому человеку, и в совокупности гарантировать населению страны новое качество жизни. Но если мы пойдем по этому пути и начнем разворачивать эту концепцию, то, скорее всего, мы скатимся всего лишь к росту потребления. Вышеуказанный автор совершенно спроведливо отмечает [17, стр. 329] необходимость избежать вульгарно-примитивного экономизма выражающемуся в панэкономизме. Последний видит цель и смысл эволюции человеческого общества в росте потребпения. Поэтому, по мнению М. Веллера (17, стр. 329-330), ев народе должен возникнуть (быть создан) /деаг мироустройства». Им же даны критерии, которым должен соответствовать этот идеал. Первый из них — это реальная достижимость. Но именно по этому, первому, критерию Россия не может себе позволить ставить себе подобных целей, дабы не выглядеть посмешищем в глазах у всего мира и собственных граждан. Для начала нам надо выйти на тот уровень, с которого можно стартовать и реально ставить перед собой подобные цели. Для начала планы и цели должны быть краткосрочными — на 1-3 года. Мы должны научиться ставить перед собой цели и, самое главное — их достигать. Но при этом не отказываться от поисков этого идеала мироустройства, который может родиться, но не в народе, а в головах интеллектуалов. Другое дело, что он должен получить народное признание. Исходя из вышеизложенного, первым шагом должно стать создание условий для технико-технологического и социально-экономического скачка. Эти условия заключаются в следующем: 1 — Демократия. Не какая-то суверенная, либеральная, европейская или американская. Просто — демократия как средство и возможность ставить проблемы, обсуждать их и принимать разумные решения. Нам необходимо научиться открытости, умению разговаривать друг с другом так, чтобы энергия обсуждения не уходила наш войну оппонентов, а на поиск выхода из создавшейся ситуации. Демократия — это не цель, а строго расписанные процедуры, это возможность получить обратный отклик на управленческие действия для своевременной их корректировки. 2 — В экономике необходимо открыть дверь технологическому прогрессу, которая сегодня практически закрыта, предприняв для этого следующие шаги: А) Прибыль, идущая на возмещение инвестиций не должна облагаться налогом. Б) Ставка рефинансирования должна быть снижена до уровня развитых-стран, а, может быть, и до «О» — кредиты на развитие должны быть дешевыми. Должен быть принят закон о проектном кредитовании, где залогом является сам проект. В) НДС должен быть отменен, или хотя бы снижен до 10%. Налоги в заработанном рубле не должны превышать 17-18 копеек. Г) Обещание увеличить объем реализации, подлежащей упрощенному налогообложению до 60 миллионов руб., должно быть выполнено. В дальнейшем его можно было бы увеличить и до 100 миллионов руб. Д)Монополии — это застой, разврат и бесстыдное ограбление масс. Желательно, конечно, чтобы их не было вообще. Но если уж без них нельзя обойтись, за право быть монополистом необходимо платить высокую цену: повышенные налоги, регулирование цен, общественный контроль над процессом формирования себестоимости. Е) Необходимо в разы увеличить финансирование науки и, прежде всего, фундаментальных исследований. Ж) Необходимо обязать регионы и экономические ведомства выделять достаточно средств (речь идет о совершенно ничтожных деньгах) на финансирование перспективных проектов, бизнес-планов и обеспечение честных тендеров по объектам, требующим инвестирования. Министра, который заявит о снижении бюджетных доходов при реализации этих положений, предлагаем Президенту уволить сразу, не вступая в полемику. Рост налогооблагаемой базы будет столь стремительным, что с лихвой компенсирует снижение процентных ставок. Что же касается идеала мироустройства, то эта идея обсуждается в России не одну сотню лет. Россия видит себя связующим звеном между Востоком и Западом. Так давайте, эту идею хоть немного материализуем. Предложение касается строительства транспортной системы между Европой и США, Европой и Японией, Европой и Китаем. Речь идет не об автомобильных дорогах, а именно о транспортной системе, включающей и автотрассы, и скоростную железную дорогу, всю сопутствующую инфраструктуру, а также авиационное сообщение и трубопроводы. Надо сделать нашей гордостью то, что веками было нашим позором. Где взять деньги? Только не из бюджета. Дороги должны быть платными, а проекты — инвестиционно выгодными. В случае удачи проекта основную часть расходов на эксплуатацию оплатят иностранные пользователи. Затраты нашего потребителя будут оплачены тем, что такой глобальный проект потянет за собой небывалое развитие строительства, стройиндустрии и промышленности, что о кризисах можно будет надолго забыть. Не лишне вспомнить и о Северном морском пути. В этом регионе лежат нетронутыми громадные наши богатства. Умение осваивать труднодоступные места — этим всегда гордилась Роосия, но делать это надо сегодня не за счет героизма отдельных личностей и массовых жертв заключенных, а за счет новых технологий. Народы бывшего СССР, в отличие от политиков, не хотят забывать, что когда-то жили вместе в одной стране, вместе били врагов и строили мирную жизнь. Мы должны изучать и понимать друг друга. Русский язынк должен развиваться как язык международного общения. Давайте построим платный. Университет Содружества, где каждая страна бывшего Советского Союза будет иметь свои квоты*Университет должен готовить экономистов, юристов, дипломатов — специалистов по странам СНГ. Это должен быть Кембридж, Гарвард и Оксфорд вместе взятые. Есть рациональное зерно и в предложении ЮМ. Лужкова об использовании части стока пресной воды сибирских рек. Только проект стоило бы ориентировать не только и не столько на Узбекистан и Таджикистан, но, прежеде всего, на Эмираты и Кувейт. И технически это должно быть осуществлено не так, как это видится автору идеи. Данный проект тоже может быть инвестиционным. Жизнь подскажет и другие проекты Россия должна стать значимой как созидающая сила. Но сначала необходимо создать условия для реализации этой значимости, обозначенные в п. 1 и 2 этого раздела. Современная экономика России в свете философии нравственности Президент Российско-Американского Консорциума «Гидростройинв» ЛЛС, кандидат технических наук Ю. Г. Гельцер Аннотация. Статья посвящена реальной и весьма актуальной проблеме ибо современное состояние быстро деградирующей российской экономики не только противоречит критериям общественной эффективности, но и находится в конфликте с основополагающими нравственными принципами. Отсутствие в нашем обществе ясных и недвусмысленных правил, которые регулировали бы, неохваченные законом сферы экономического поведения, наряду с другими факторами приводит к хронической дезорганизации экономической жизни и к ее упадку. 1. Миф о базисе и надстройке Воинствующий материализм, как и всё воинствующее — однобок и одноцветен. Его логика проста и однозначна: первична материя, и значит, в общественной сфере в основе развития лежат производительные силы и производственные отношения. Все остальное — мораль, нравственность, право, политика и т.д. — это сфера сознания, и, соответственно, относится к надстройке. Меняется базис, меняются и надстроечные отношения. Такая позиция в науке получила название экономического детерминизма [1]. Примитивизм такой взаимосвязи для сложных социальных систем достаточно очевиден. К тому же роль человека здесь на удивление проста и неказиста: он ни за что не отвечает и ни в чем не виноват. Согласно П. Лафаргу, человек есть то, чем делает его общество, а общество есть то, чем делает его способ производства. Даже религия, при всем своем божественном величии, в отличие от марксизма, оставляет за человеком свободу сознательных поступков и возлагает на него ответственность за их последствия. Если же взглянуть на экономику изнутри, то все ее законы имеют силу только тогда, когда они зиждутся на отношениях эквивалентности: эквивалентности обмена, эквивалентности в соблюдении взаимных интересов и т.д. Но можно ли всерьез рассуждать о законах экономики, когда системными отношениями в ней становятся отношения коррупции, мошенничества (ГКО, «МММы» и пр.), переделы собственности с помощью государства и его силовых структур, рейдерства, решение макро- и региональных экономических вопросов при вопиющем недостатке профессионализма. Эмпирически мы наблюдаем, что под воздействием культуры, политики и идеологии экономика в разных странах может работать совершенно по-разному. Утверждение, что в исторической перспективе материалистические законы берут верх, не выдерживает критики. В исторической перспективе возможен как прогресс, так регресс, а нравственные отношения воспроизводятся также, как и экономические, и только в рамках спора отношений «экономика — нравственность» эту проблему первичности не решить. У каждой из сторон найдутся аргументы, подтверждающие свою правоту и опровергающие другую сторону. Вопрос этот на самом деле уходит корнями в философию. Как-то незаметно из современных учебников Философии начал исчезать «основной вопрос» соотношении материи и сознания. Хотя и в учебниках по «диамату» нас немного вводили в заблуждение: на самом деле, Ф. Энгельс фактически говорил не об одном основном вопросе, а о, по крайней мере, двух (второй — познаваем ли мир) хотя и называл его второй стороной того же вопроса [2]. На самом деле, в философии зачастую важнее правильно сформулировать вопрос, чем найти на него ответ. И основных вопросов может быть не один и не два… Согласно тому же Энгельсу-это такие вопросы, от ответа на которые зависит то. как решаются другие философские проблемы. С философами вообще нужно держать ухо востро. Не найдя ответа, на вопрос, что же такое есть материя, они могут свести эту проблему к нашим ощущениям. (Кстати, согласно этому ленинскому определению, современные измерительные и регистрирующие приборы превратили сознание в такой же материальный объект, как и все остальное. Поэтому, либо основной вопрос не соответствует нынешнему пониманию материи, либо надо отказаться от этой ленинской формулировки. Но между прочим, здесь таится третья сторона основного вопроса: где грань и в чем критерии отличия идеального от материального). А вопрос о соотношении сознания и материи свести к мозгу и продукту его деятельности — мышлению (см. напр. [4,242]), в то время, как древние философы, начиная с Платона, имели в виду соотношение Божественного (абсолютного) духа и материального мира (как говорится, почувствуйте разницу). А теперь, возьмем первоначальное, домарксистское видение проблемы и совместим две стороны энгельсовского основного вопроса и спросим: познаваем ли ответ на вопрос о первичности материи по отношении к сознанию или наоборот, сознания по отношению к материи, понимая под сознанием причину разумной организации мироздания, чему есть немало доказательств? Даже если на этот вопрос ответить положительно, то непременно потребуется оговорка: только не в обозримом будущем. Извечный спор материалистов и идеалистов есть не что иное, как отсутствие достаточных научных доказательств как у одной, так и у другой стороны. Впрочем, философы утверждают, что это их интересует только с гносеологической точки зрения. В том, же, что идеальное, в определённые моменты и при необходимых условиях, не менее значимо по силе, чем материальное, и в смысле первичности периодически-меняется с ним местами, здесь расхождений с философами у нас нет. Поэтому, совершенно не важно, что кто-то скажет, что в такой точке зрения ничего нового нет, и назовет ее агностицизмом, дуализмом или еще каким-то «измом». С практической точки зрения нам важно понять, что это — спор о яйце и курице. То, что первично сегодня, завтра — вторично, и наоборот. То же самое мы имеем в отношении между нравственностью и экономикой. Тут нет места базису и надстройке. Нравственность должна быть также экономически выгодна, как экономика — нравственна. Кстати, философам, которые хотят не только описать действительность, но и изменить ее, можно порекомендовать ознакомиться с теорией трансферинга Вадима Зеланда. Выдвигая оригинальную точку зрения, он пишет: «Люди не верят, что их мысли действительно способны оказывать влияние на реальность, и всерьез такие вещи не воспринимают, а следовательно — не пробуют этого делать. Это первая причина отсутствия видимых результатов. Второй же причиной является обыкновенная непоследовательность в действиях. Обычно люди быстро загораются какой-нибудь идеей и потом так же быстро остывают. Но ведь чудес не бывает! Требуется сделать определенную работу, но не руками, а головой»[5, 48-49]. И далее: «Для того, чтобы мыслеформа зафиксировалась в действительности, нужно воспроизводить ее систематически… Другими словами, управляя ходом своих мыслей, вы управляете реальностью. В противном случае реальность управляет вами» [Там же, 49]. В общественном развитии такой мыслеформой выступает целеполагание. Философия нравственности, начиная с И. Канта [6] и В. Соловьева [7] пыталась дать ответ на вопрос о смысле жизни. На наш взгляд, их ответы вряд ли могут удовлетворить современного человека, будучи весьма абстрактными. В тоже время, это понятие не абстрактное, а конкретно реализуемое в каждом человеке. Как правило, смысл жизни человека составляют его целевые установки. Нравственность личности определяется совокупностью целей и средств, используемых для их достижения. Но не все личности — целеустремленные. Тогда жизнь этих людей распадается на фрагменты: день, месяц, неделя, год. Цели заменяют краткосорочные желания реализующиеся или остающиеся нереализованными. В этом еще не усматривается безнравственность. Жизнь одного не создающая проблем другим, вполне имеет право на существование. Может быть даже что по этому принципу живет большинство людей. И, слава богу. У кого-то жизненные цели возникают со временем, у кого-то — никогда. Это их право. Ситуация иная, когда мы имеем дело с государством. Отсутствие целей или их антисоциальная направленность определяют жизнь целых поколений. Такое государство достойно считаться безнравственным, а его правительство — достойно изгнания. Вот о таком государстве мы поговорим подробнее. 2. Безнравственность как источник и первооснова кризисных явлений Хотелось бы, чтобы нравственные нормы государства и чиновничьего аппарата, его олицетворяющего, стали отдельной наукой, а затем переросли в нормы права и стали законами, нарушение которых не может остаться безнаказанным. Это необходимо сделать, поскольку государство непросто субъект экономических отношений, сегодня это основной субъект формирования экономических процессов. Как правильно отмечает П. Друкер [8, 78-80] большинство экономистов предполагает, что гигантский экономический рост, наблюдавшийся в XX веке, был вызван именно экономическими факторами. Но это вовсе не так. Устойчивый рост наблюдался лишь в четырех секторах: правительственные расходы, здравоохранение, образование, досуг. Главную экономическую функцию правительства развитой страны составляют перераспределение 30 — 50% национального дохода страны. «Все эти четыре сектора, — пишет он, — не подчиняются правилам «свободного рынка» и экономическим законам спроса и предложения, не отличаются высокой ценовой чувствительностью, не подходят под стандартные экономические модели, а их поведение не соответствует экономическим теориям». И, тем не менее, они составляют больше половины экономики развитых стран, даже самых «капиталистических». В этиярусловиях поведенческая политика государства и, прежде всего, правительства, становится ключевой и приобретает невиданную доселе значимость. Необузданная общественным контролем она может представлять гораздо большую опасность, чем гитлеровский фашизм и сталинизм вместе взятые. Как известно, толчком к переживаемому нами кризису послужил выпуск необеспеченных ипотечных бумаг известными американскими компаниями. Накачивание американской экономики и ^остального мира ничем не обеспеченными долларовыми бумажками — это основа всего кризиса, ? но она из той же серии мошенничества. Однако, нас больше волнует собственная страна и дальше мы поведем речь о России. 2.1 Целевые установки Может ли быть целевой установкой удвоение ВВП? Многие хорошо помнят, как в лучшие годы СССР мы были первыми по добыче нефти ппг изводству стали, молока, яиц и пр. При этом, ежедневно взирали на пустые прилавки магазнов, десятилетиями стояли в очереди за квартирами и машинами, платили втридорога за американские джинсы. Абстрактные показатели типа ВВП, производительности труда, миллионов тонн и миллиардов штук, которые невозможно примерить и ощутить на себе, при их достижении они остаются такой же абстракцией, как и при постановке цели. Программа доступное жилье… Это уже теплее. Только вот беда: оно было еще как-то доступно, пока эту программу не провозгласил президент. Это означает только одно — реально этой программы нет, нет средств ее решения, а методы — порочны. Медицина. Тот же итог. Как выражаются власть предержащие, «естественная убыль» россиян сохраняется на уровне 1 млн. человек в год. Характерная особенность всех целевых программ правительства — их затратный характер. Нет ни одной программы, выводящей страну на новые рубежи развития. Люди, руководящие правительством и государством, никогда не руководили крупными корпорациями. Не теми, которые прирастают за счет «прихватизации» и инсайдерской информации на различных уровнях, позволяющей удваивать и утраивать капиталы на фондовых рынках, а настоящими корпорациями, которые умеют ставить перед собой цели и добиваться их достижения Они не знают, что постановке целей предшествует длительная исследовательская работа, общественное обсуждение этих целей на различных уровнях; что эти цели существуют в виде «древа» целей, в котором одна цель зачастую противоречит другой, и поэтому они находятся в строгой приоритетности. Кроме того, каждая цель привязана по времени так, чтобы можно было чётко отследить, движимся мы в том или противоположном направлении и с какой скоростью. И, наконец, всё это должно быть увязано с источниками и средствами реализации. Впрочем, одна задача решается в нашей стране в самых лучших менеджерских традициях. На неё не жалеют ни времени, ни средств. Задача эта — сохранение власти чиновничье-олигархической группировки, сложившейся во второй половине 90-х годов. Решается она экономическими методами ( перераспределение национального дохода в пользу олигархических групп ), внеэкономическими (коррупция) и политическими (ликвидация демократических процедур, рост и укрепление силовых структур). 2.2 Средства Под стать главной задаче (назвать целью стремление группы лиц удержать власть язык не поворачивается, к тому же, как цель эта задача не реализуема, она обречена, и мы этого еще коснемся) Нас прежде всего интересуют экономические аспекты. Среди их множества, хотелось бы обратить внимание на следующие: построение административной вертикали, профессионально кадровый подбор руководителей правительства, перераспредели тельные отношения касательно национального дохода и коррупция. А) Административная вертикаль Отмена выборов губернаторов, если кто помнит, была ответом на бесланский террор . Однако, назначаемость губернаторов, это только одна сторона медали. Если вы помните, у нас среди субъектов федерации одни были дотационные, а другие-доноры. Так вот, последних больше нет. Расклад на 2006 год был такой: за январь — октябрь объем финансовой помощи достиг порядка 440 млрд. рублей, и в среднем составлял 14,61% в доходах консолидированных бюджетов субъектов РФ. В 16 из них помощь составляла менее 10%. Но, поскольку сюда входят центры с наиболее крупными бюджетами (Москва, С — Петербург, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО, Самарская область и пр.), то здесь и осели основные средства. Еще 37 субъектов получили от 10 до 30% помощи в составе своих бюджетов. В 10 субъектах эта помощь составила от 30 до 40%, еще в 11 — от 40 до 60%. Пять субъектов получили помощь от 60 до 70%, столько же — от 70 до 80%. В Чеченской республике и республике Ингушетия объем дотаций превысил 80%. Эти данные приведены пресс-службой Минрегионразвития [9]. Очень большой интерес представляют комментарии, которые даны там же: «Для того, чтобы бюджет РФ стал реальным инструментом государственной политики по реализации поставленных государством целей и задач, необходима долгосрочная стратегия или программа национально-экономического развития (Интересно, каким образом без программы и стратегии могли появиться цели и задачи? Здесь и далее — прим. автора), с едиными приоритетами и национальными целями, в соответствии с которыми в дальнейшем действуют различные ведомства. В настоящее время отдельные ведомства сами себе формулируют цели своей деятельности. Главные распорядители бюджетных средств (Интересно, кто это? Уж не президент ли с премьер-министром?) не всегда понимают и правильно оценивают истинную задачу своей деятельности». Вот не понимают товарищи. Истинная задача этих субъектов таких бюджетных взаимоотношений как раз в том, чтобы всем финансовых ресурсов не хватало, и все шли к ним с протянутой рукой. А это похлеще, чем назначение и освобождение с поста губернатора. Здесь заложником становится все население субъекта федерации. Попробуй тут проголосуй не так как надо, или оппозиции волю дай. Останетесь зимой без топлива и с размороженными трубами. Б) Профессионально-кадровый подбор руководителей правительства. Критерием отбора кадров может быть только одно — соответствие поставленным целям и задачам. Поскольку целей нет, а задача проста и аморальна, то и подбор кадров соответствующий. Дело не в том, что умные экономисты вроде А. Илларионова, С. Глазьева или Г. Явлинского не нужны. Дело в том, что они придерживаются других нравственных платформ, не совместимых со стоящими задачами. Первое лицо не может подвергать себя опасности, не окружив себя «критической массой» единомышленников [См. 10]. Это закон формирования системы. Несколько лет назад к нам в офис периодически приходили «авторитетные» люди и клали на стол прейскурант должностей в правительстве. Министерских постов, правда, там не было, но были заместители министров и руководителе^ разных ведомств, а также посты заместителей губернаторов различных регионов, места сенаторов. Грубая проверка подтверждала, что эти места вакантны. Цены в этих прейскурантах начинались с 2-3 млн. евро и заканчивались 40 миллионами в зависимости от экономической важности поста. Объяснялась схема проверки соответствия должности и передачи денег. На вопрос о том, что если это бизнес, то как же возвращаются деньги, объяснялось: «Будете работать в команде — вернете все с лихвой»., У нас никогда не было ни денег, ни желания участвовать в такого рода командах, и мы вежливо отказывались. Возможно, кто-то наших знакомых обманывал, блефовал, и никаких продаж на самом деле не было. Но такое предложение воспринималосьтак, что это правительство только так и может распределять свои посты. В стране разрушена система подготовки и формирования кадрового резерва. Подбор по принципу «питерский — непитерский» исчерпал себя с явной очевидностью. Членам правительства созданы тепличные условия. Они вне критики со стороны Думы и, тем более, оппозиции. В этих условиях руководители страны получают от министров только ту информацию, которую они хотели бы услышать. Каждый новый состав кабинета министров выглядит более блекло по сравнению с предыдущим. Ни одна реформа, будь она затеяна в образовании, обороне или в самом государственном аппарате не доведена до сколь-нибудь значимого результата. Да и сами реформы часто выглядят довольно странно. За реформы могут выдаваться, например, фокусы с переименованием ГАЦ в ГИБДД, замена обычных школьных экзаменов на ЕГЭ. Сегодня, практически каждому министру [См. 10] можно инкриминировать либо развал деятельности в сфере своего влияния, либо неспособность организовать работу должным образом. Как правильно замечено [11], «…у нее (у власти — прим. автора) отсутствует деятельностная составляющая. Она лишь укрепляет сама себя, усиливает чиновничество. При этом, деятельностной позиции, которая занималась бы формированием перспектив и горизонтов, не образуется. Государственная власть не задает движения и тем самым сама роет себе могилу». Сконцентрировав власть государства в одной точке, сконцентрировалась и ответственность власти за каждый сделанный шаг. «Власть сегодня абсолютна, и бунт народа означает разрушение всего порядка целиком. Существующая власть не способна направить народ на нужные для нее и для него самого действия. Власти не могут решиться на маленький шаг и стремятся подстраховаться буквально во всем, Поскольку одно неверное движение означает полный крах» [Там же, 11]. И, принося извинения за некоторое изобилие цитат, мы все же закончим этот раздел словами президента Д. Медведева, взятыми из Послания Федеральному собранию [12]: «…государственный аппарат у нас в стране — это и самый большой работодатель, самый активный издатель, самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе в конечном счете народ. Такая система — абсолютно неэффективна и создает только одно — коррупцию. Она порождает массовый правовой нигилизм, она вступает в противоречие с Конституцией…» В) Перераспределение национального дохода. Кризис, начавшийся в 2008г., к сожалению, будет иметь негативные последствия в очень многих странах даже после того, как закончится. Кейнсианство и социалистические движения в развитых капиталистических странах, начиная с в 30-х годов XX столетия, жили убеждениями, что, чем больше государственный бюджет, тем лучше. Отсюда еще более сомнительный посыл: бюджет тем больше, чем выше налоги. Это непростые вопросы, чтобы решать их мимоходом. Но очевидно одно: высокие налоги подорвали покупательную способность населенна и хозяйствующих субъектов, что и привело к кризису, наряду с махинациями в банковской и инвестиционной сферах. Теперь эти разбухшие бюджеты выступают эдакими спасителями ситуации, разбрасывая горсти помощи кому надо кому этого вовсе не следовало делать. Но электорат воспринимает эти действия как мудрую предусмотрительность, образно выражаясь, натирая мылом петлю на собственной шее, которая затянется еще туже, после того как с кризисом будет покончено. Россия в этом плане не только не исключение, но и яркий тому пример. Возьмем, хотя бы ситуацию со стабилизационным фондом. Сначала с нас брали высокие налоги, а потом их вывозили за границу и на них поднимали экономику США. Теперь утверждается, что только он (Стабфонд) нас и спасет в ситуации кризиса. Но в действительности, в период кризиса Стабфонд расходовался в значительных размерах лишь дважды: первый раз — когда биржевые спекулянты зафиксировали свою прибыль и вывели ее за границу, второй раз — когда российские банки получили дешевые рублевые кредиты и тут же конвертировали их в доллары, увеличив тем самым свои активы на 20% за счет февральской девальвации рубля. Большая часть средств, как видим, опять же оказалась за рубежом. В остальных случаях Стабфонд не играет вообще никакой роли, так как правительство берет деньги из воздуха за счет работы печатного станка. Здесь не ясно только одно: сколько чиновников оказалось среди этих биржевых спекулянтов и банковских бенефициариев, и какие суммы осели на их счетах в оффшорных компаниях. Сведения об этом вряд ли стоит искать в опубликованных налоговых декларациях. В печати часто задается вопрос: почему на западе биржевые индексы опустились на 30-40%, а у нас более, чем в 4 раза? Связывают это и с делом Ходорковского, и с выпадами против «Метчела»… Всё это, возможно, и имеет какое-то значение, но не надо рыть глубоко, если ответ лежит на поверхности. Экономика России стоит на одной экспортно-сырьевой «ноге». Стоило упасть ценам на нефть и все так называемые инвесторы, а попросту — биржевые игроки, побежали отсюда как крысы с тонущего корабля. Вот и всё. Если оы государство имело цели и стратегию развития, то не возникло бы вопроса кому в этой ситуации помогать Безусловно, необходимо было поддержать платежеспособность населения и ооеспечитъ финансирование принятых государством программ. А также, поскольку нарушен воспроизводственный цикл, оптимально отрегулировать его можно только за счет эффективного стимулирования инвестиционных циклов [См 131 В сложившейся же ситуации спасают не экономику, а отдельно взятых монополистов и олигархов, в зависимости от силы их лобби. В прессе очень любят муссировать беззакония периода первоначального накопления середины 90-х годов, связанных с чековой приватизацией и залоговыми аукционами. Но при этом совершенно не хотят замечать, что это ограбление плавно переросло в воспроизводственный процесс и незаметно узаконилось. Дело в том, что страна имеет фактически две экономики. Одна — для экспортно-сырьевого сектора и монополистов, вторая — для всех остальных. Разница заключается в двух аспектах: первый — предприятия экспортно-сырьевого сектора не платят НДС, остальные платят его в полном объеме, второй — это перманентный ценовой сговор, являющийся одновременно и источником инфляционных процессов. Вообще-то эти два фактора связаны между собой гораздо теснее, чем могло бы показаться. Дело в том, что в каждом заработанном рубле, скажем, при 20 копейках прибыли и 15 копейках платы за труд — 28 копеек относится на налоги. С учетом налогов на имущество, транспорт Рекламу землю эта цифра равна, как минимум’ 31 коп. Вообще, налоговая составляющая колеблется от 30 до 34 копеек. Но там, где зарплатная составляющая доходит до 50 копеек (а это прежде всего, научные и проектные институты) налоговая вырастает до 40 копеек. При этом мы не берем в расчет косвенные налоги, которые мы оплачиваем через акцизные товары, и пошлины в импортных товарах. Возьмем нижнюю планку — 31 коп. В 20 коп. прибыли содержатся 4 коп. налога и 16 коп. чистой прибыли. Таким образом, чтобы заработать свои рубль нам надо затратить всего 53 коп. (100 минус 31, минус 16). Но это так, в чистом виде. Однако, в конце года нас ждет еще один значительный налог — инфляция. Официально она у нас фиксируется на уровне 12 — 13%, но мы совершенно согласны с А.Е. Лебедевым [18], который утверждает, что фактически она зашкаливает за 30%. Но даже официальные 12 — 13% означают, что наш рубль в конце года равен 87-88 копейкам начала года. Если вычесть эту разницу из прибыли, то там останется 3 или 4 копейки. Ниже мы покажем, что и эти 3-4 копейки фикция. Спрашивается, как же обеспечить рентабельное производство? Законных путей — два: А) Если я монополист и могу устонавливать такую цену, какую захочу (а к таким у нас относятся нефтяной и газовый сектор, энергетика, транспорт, ЖКХ, сетевая торговля); Б) Если я экспортирую продукцию и не плачу 18 коп. НДС. Причём, чаще всего, те, кто входит в группу «А», пользуются льготами и в группе «Б» Во всех других случаях предприниматель оказывается в жестких «ножницах». С одной стороны страна завалена импортом. И цены на импортный товар определяют потолок ценовой политики. А с другой стороны, монополисты, определяя базовый уровень затрат, сводят на нет все возможные усилия по снижению себестоимости. Ну а налоговая ставка и инфляция здесь просто добивают. Возьму на себя смелость утверждать, что в России нет производств, кроме означенных выше, способных фактически работать с доходом минимум 100%. Февральская девальвация способна лишь на очень короткий срок снизить давление со стороны импорта — ценовая политика монополии очень скоро сведет все на нет. Плательщиком за такую бездарную политику всегда оказывается население. К вышеперечисленным двум источникам дохода привилегированных предприятий следует добавить правовое регулирование, осуществляемое в интересах того или иного лобби. В качестве примера можно привести законодательство о рыночной деятельности [12], носящее явные следы лоббирования сетевых супермаркетов. Как помнится, началось все с борьбы против засилия иностранцев (в основном — азербайджанцев) на рынках и отсутствия возможности для торговли российских фермеров, а закончилось ликвидацией рынков как таковых и фактическим устранением основного конкурента супермаркетов, торгующего относительно дешевым товаром. Еще один источник сверхприбыли — фальсификация товара. В основном этим грешит фармацевтический рынок и рынок горюче-смазочных материалов. Проблема трудности контроля на самом деле весьма надуманна. Последнее время на тех же рынках никто не боялся покупать свежее мясо или «нарваться» на нитратные арбузы. А почему? Просто главный санитарный врач обязал все рынки содержать за свой счет лаборатории государственной санитарной службы: предоставлять помещение, закупать оборудование, а торговцы должны оплачивать услуги этих лабораторий. И все. Проблема была решена. Что мешает осуществить тот же подход в других отраслях остается загадкой. Как же выживают обычные предприятия? Прежде всего, за счет нецелевого использования амортизационных отчислений, проедая, при этом, старый капитал и подрывая всякую перспективу развития. Во-вторых, в 16 коп. чистой прибыли (из нашего примера), 6 коп (как минимум) это тоже затраты, которые по налоговому законодательству нельзя относить на себестоимость, а осуществляются за счет прибыли (это сверхнормативные затраты, на командировки, штрафы, пени, в том числе и по налоговым платежам — всего около 50 статей).[см. 14] А В-третьих, это черные зарплаты, серые фирмы, использование льготных «инвалидных» компаний Кстати, возможностей использования этих налоговых схем у привилегированных предприятий гораздо больше, чем у обычных, чем они и благополучно пользуются -вспомним, опять-таки историю с «Метчел», или тот же «Юкос». Судя по печати, все эти схемы хорошо известны налоговым органам и правительству. Но это не пресекается, на наш взгляд, по двум обстоятельствам: 1- кто-то понимает, что тогда экономика рухнет окончательно и 2- очень удобно держать предпринимателей на «коротком поводке» (все знают, что олигархи работали по единым налоговым схемам, но за решеткой оказался только Ходорковский). Возможно, кто-то задаст вопрос: а как же, например, Германия, Франция, другие развитые страны живут с такими налогами? В первом приближении ответ таков Во-первых, высокое налоговое бремя и там явилось одним из первоисточников кризиса. Во-вторых, мы видим, как из этих стран производство перемещается в Китай, Индию, другие развивающиеся страны. Остается наукоемкая и высокотехнологичная индустрия, продукцию которой покупает весь остальной мир, не исключая России, оплачивая, в том числе, и эти высокие налоги. Хотя, при развитии производства, при создании новых рабочих мест многие налоги в развитых странах имеют возвратный характер. У нас же, если вы возьмете кредит на развитие производства — вернуть его вы должны из полученной прибыли. Это значит, что к банковской ставке надо добавить еще 20% (до января 2009 г. она была 24%), которые уйдут в бюджет. Ну, зачем банкам такой производственный сектор, или, как у нас выражаются, «реальная экономика». То есть, выходит, что у нас основной упор делается на «нереальную, виртуальную экономику», потому, что в таком «казино» больше шансов «наварить» деньги за счет игры на бирже или на рынке недвижимости. Г) Коррупция. Выше мы приводили цитату о ведомствах, которые сами себе ставят цели. Так вот, коррупция — это полная разбалансированность государственного механизма, когда каждый чиновник формулирует свои собственные цели под прикрытием государственных интересов. Коррупцию можно разделить на три уровня: бытовую, хозяйственно-экономическую и коррупцию высших эшелонов власти. Бытовая, это та, с которой люди сталкиваются каждый день. Любой человек приведет массу примеров вымогательства взяток. Возвращаясь в свою страну из-за границы, и каждый раз сталкиваясь с «вечно голодными» гаишниками и таможенниками, начинаешь как-то «заводиться», приводя в пример порядки в других странах. Ответ один: «Ну и жили бы там…». Эти «хозяева жизни», чье место на самом деле -в местах не столь отдаленных, считают себя вправе указывать на дверь гражданам — налогоплательщикам, на чей счет они живут и жируют. Двести тысяч, а по другим данным — и триста тысяч, моих коллег по научному миру уже вняли подобному «совету». Но для обывателя 200 тысяч или 300 — это так, абстракция. Он не знает, что иногда отъезд одного ученого влечет за собой закрытие целого направления, а вместе с ним — лаборатории, отдела, института. Мы — вторая страна в мире после Ирака по числу эмигрантов. Но в Ираке идет война. От каких оккупантов бегут наши люди? На кого оставляют страну? Хозяйственно-экономическая коррупция возникает в ходе производственной деятельности предприятий при столкновении их с государственными учреждениями. Пример. 2005 год. Мы участвуем в тендере на строительство трубопровода в г. Печора. Называем цену 120 млн. руб., со скидкой — 116 млн. Два наших конкурента дают цену 91 млн. и 92 млн. руб. соответственно. Мы убеждаем руководство Водоканала, что стоимость одних труб составит 90 млн., и построить объект за 91 — 92 просто невозможно. Руководство Водоканала согласилось, но не они устроители тендера. Нас сняли с конкурса по формальным признакам. Победу присудили, как положено, тому, кто назвал меньшую ценуГ Через год мы узнаем, что объект был построен за 125 млн.рублей. Директор Водоканала, не желавший подписывать высосанные из пальца дополнительные объемы работ, был подвергнут гонениям и едва не уволен. Таких примеров — множество. Иногда побеждают компании, называющие цену в два раза ниже себестоимости. Участвовать в российских конкурсах без предварительной договоренности с администрацией — это либо работать себе в убыток, либо, как говорится, изображать на конкурсе «толпу», необходимую для победителя. А пробовали ли вы когда-нибудь получить лицензию? Поверьте, у вас никто никогда не будет примитивно вымогать!взятку (может быть, за редким исключением). За саму лицензию вы заплатите, скажем, 1000 руб. госпошлины, но еще от 2 до 10 тысяч долларов вы заплатите за «обучение» людей, которых никто и никогда и не учил, за «консультационное обслуживание», которое никто вам не оказывал. Говорят, что таких «доходов» в одном лицензионном центре набирается до 20 млн. долларов в месяц, 10% от которых оседает в кармане директора. Ну да все это слухи. Кто в них поверит? И, наконец, коррупция в высших эшелонах власти. Здесь не может быть ни примеров, ни статистики. Впрочем, до 2001г. были и примеры И статистика. Помните дела Аксенова, Адамова, Вавилова, Коха? Правда, и тогда эти дела, как правило, ничем не заканчивались, но попытки выявить и наказать — были. Возможно, это было результатом борьбы разных кланов в правительстве. Нынешнее правительство никакой кланово-сти не допускает. Это — монолит, одна команда, и поэтому сор из избы не выносят… Сейчас можно лишь строить предположения на основе косвенных фактов. Мы уже касались вопросов хранения и распределения средств Стабфонда и сюда же следует отнести также и весьма пассивную работу Антимонопольного и Тарифного комитетов. Странную раздачу помощи во время кризиса и пр. и пр. Интересна, например, узаконенная форма работы высших чиновников в советах директоров, скажем, Газпрома или какого-нибудь РАО, с выплатой зарплат в несколько миллионов долларов. Таким образом, лишь на бытовом уровне мы встречаемся с коррупцией в чистом виде. На хозяйственно-экономическом она уже приобретает форму узаконенной политики государства. В высших эшелонах власти коррупция не только узаконена, но и охраняется как высшая государственная тайна, за разглашение которой последует неминуемое наказание. Выводы и условия реального роста экономики В данной статье не затронуты многие аспекты экономики, например, такие как параллельное существование банковской системы и производственной сферы, которые могут встретиться только по теории Лобачевского где-то в бесконечности, но не по классической евклидовой геометрии Мы не рассматривали структур} бюд жета, финансирования науки, инвестиционную привлекательность (точнее непривлекательность российской экономики). Но из изложенного ясно, что экономика страны серьезно больна. И дело здесь вовсе не в кризисе. Кризис снял лишь завесу высоких цен на нефть, за которой прятались все эти признаки болезни. Но самое главное, что причины этой болезни кроются вне чисто экономических факторов. Они уходят корнями в нравственные позиции политической и экономической элит, что гораздо серьезнее. Еще в 1985 г. Папа Римский Бенедикт XVI (тогда еще кардинал Йозеф Ратцингер) говорил,что «отсутствие … моральной дисциплины», являющейся продуктом «глубоких религиозных убеждений», может привести к краху законов рынка [15]. Конечно, и православная церковь не остается в стороне от этой проблемы. Приведем слова Патриарха Кирилла, в бытность его митрополитом: «Как известно, попрание нравственного закона привело многие сильные цивилизации к краху и исчезновению с лица земли. Вне нравственного контекста человечество жить не может. Никакими законами мы не сохраним общество жизнеспособным, не остановим коррупцию, злоупотребление властью, распад семей, появление одиноких детей, сокращение рождаемости, разрушение природы, проявления воинствующего национализма, ксенофобии и оскорбления религиозных чувств» [16]. Это только кажется, что можно заявить: «С завтрашнего дня я буду жить честно!», и коррупция исчезнет. Дело не только в психологии или вере. Можно себе представить, на какие экономические интересы множества чиновников и олигархов надо посягнуть. Как говаривал Маркс, вам простят любое вероотступничество, но только не отнятый пенни (сегодня можно было бы сказать — доллар). Текущий кризис по экспертном оценкам будет! затяжным, а самое главное, как представляется, он будет иметь волнообразный характер. Рвется там, где тонко. Кстати, почему никто не пытается объяснить причины затяжного характера кризиса? В то же время напирают на его глобальность, дабы за этой глобальностью спрятать свою вину. Особенности, в том числе и длительность, данного кризиса заключаются в том, что он начался в сфере продаж товаров длительного пользования — жилье, автомобили, предметы роскоши. Поэтому мы наблюдаем пока его начальную стадию, которая затронула строительство, стройиндустрию, металлургию, снизила спрос на энергоносители. Следующая стадия — падение спроса на мебель, бытовую технику, электроприборы и пр. Дно кризиса мы ощутим, когда он затронет одежду и продукты питания. Катализатором этого процесса будет нарастащая безработица. Используя такой подход, можно найти и выход из создавшейся ситуации и, если не избежать, то хотя бы смягчить ожидаемые процессы. Но для этого надо заменить вещание банальных истин с высоких трибун на диалог с учеными и общественностью. Сегодня только ленивый не пнул «перестройку». Но только благодаря ней мы осознали тогда, что такое плюрализм мнений, что у нас нет правового государства, что у меньшинства тоже должны быть свои права, и т.д. Все это началось реализоваться, но сегодня, похоже, надо начинать все сначала. Но это вовсе не означает, что мы сегодня переживаем второй период застоя. Застой был обусловлен тем, что идеология коммунизма себя исчерпала, а новой — дополняющей ее или корректирующей — не появилось. Инерция действий в рамках догм и породила застой. Сегодня наше общество находится в состоянии деградации. Мы и идеалы свои ищем где-то в прошлом: то возвращаемся к гимну Советского Союза, то канонизируем Николая II, то, вопреки историческим фактам превозносим Петра I. При выборе праздников уже и до «смутного времени» добрались. Та же ситуация и в экономике. Мы полностью смирились с ролью сырьевого придатка, и можем действовать только в фарватере экономик США и Европы. Но к моменту выхода из экономического кризиса нас ждет более глубокий кризис, связанный с переходом передовых стран на другие виды топлива. Критики, которые считают, что это произойдет еще не скоро, пусть демонстрируют свою иронию и скепсис власть имущим. Им понравится. Революция в этой области должна произойти с 2010 по 2020 годы. И это будет означать, что из экономического кризиса мы плавно перейдем в системный. Тут уж, как говорится, «за что боролись…» Можно сколько угодно превозносить Конституцию, клясться в верности провозглашенным в ней правам, и при этом разгонять всякие «марши несогласных». Но марш несогласия, который идет сегодня в головах миллионов граждан, никакой ОМОН остановить не в состоянии. Безнравственное единство сформировано на дележе пирога. Но при дележе всегда будут обиженные. И дело даже не в том, что кому-то что-то не досталось, или досталось меньше других, хотя и в этом тоже. Просто всегда найдутся люди, болезненно воспринимающие нарушение нравственных норм. Хрущевы и Горбачевы, не появлялись извне. Таковых порождает сама система, которую они потом с удовольствием разваливают. На этом, пожалуй, можно было бы поставить точку, но кто-то скажет, что критиковать-то, все горазды, а что делать-то надо? Тут можно посоветовать обратиться к классику: Крошка сын к отцу пришел И спросила кроха: Что такое хорошо И что такое плохо? Смешно? Ведь мы имеем дело не с «крохами», а со вполне взрослыми людьми, которым! знакомы и 10 библейских заповедей, и многое, многое другое, а вот поступают они не по закону и совести, а вопреки им. Почему это с ними происходит — им лучше знать, но мы постараемся разобраться в причинах, которые к этому приводят, не пытаясь никого ни судить, ни учить. Первая причина возникновения такой «злонаправленности» — обусловленная передача власти. Корни данного явления уходят в 90-е годы прошлого столетия. Развал Советского Союза, разворовывание России, расстрел парламента, сомнительный референдум по новой конституции, залоговые аукционы, весьма сомнительные победы власти на выборах, ГКО и ваучерная приватизация — вот неполный перечень тем для работы следственных органов в случае победы хоть левой, хоть правой оппозиции. Значительное количество людей (точнее сказать — ограниченная группа олигархов и чиновничья верхушка), сделавших на всем этом крупные капиталы, не может допустить такого исхода даже в мыслях.. Если бы в этой ситуации не было другого выхода, как ввести монархию и передавать власть по наследству, ее бы ввели через какой-нибудь референдум, что в очередной раз доказало бы, что мы не далеко ушли от Северной Кореи или Туркмении. Но такая крайность не понадобилась (может быть по тому, что не было прямых наследников мужского пола). Смена лидера у нас происходит якобы в форме демократии, ну, так при Советской власти все тоже голосовали. Человек, приходящий во власть, каким бы умным не казался или хотел бы казаться — всегда марионетка. Власть ему дается на определенных условиях, которые для него становятся выше нравственных постулатов. В этих условиях содержится как кнут, так и пряник, что порождает еще две причины безнравственных поступков: материальная заинтересованность и страх (наказания, опубликования компромата и т.п.). Окружение такого лидера частично обусловлено заранее, частично подбирается так, чтобы соответствовать поставленным задачам. Тенденция деятельности воспроизводимого конгломерата власти не меняется и потенциально измениться не может, поскольку решаются одни те же задачи — увеличение выгод монополий, коррупция, перманентный передел собственности в пользу узкого круга лиц. Этот же порядок лежит в основе партийного строительства, на базе которого формируется законодательная власть. В «нормальной» демократии партии формируются на определенных идеологических постулатах и с помощью их борются за власть. У нас же все перевернуто с ног на голову. Сначала под ковром формируется номинальная власть, а потом под нее создается «партия власти», для обслуживания интересов этой власти. Мало того. Власть методично пытается сформировать «дрессированную» оппозицию из ей же создаваемых новых партий. Воистину, не ведают, что творят. Идеология этого конгломерата власти примитивна, а потому — недальновидна. Им кажется, что за счет политтехнологий и насилия над активно протестующей оппозицией, они смогут удерживать свою власть до бесконечности. Но нарыв недовольства разрастается. Недовольны регионы. Они обделены экономически, не понимают целей и направления развития, озлоблены действиями и воровством местных князьков и еще больше — бездействием и воровством столицы. Недоволен бизнес безмерными налогами, засильем монополий, складыванием отобранных денег за границей в виде Стабилизационного фонда. Недовольны научная и творческая интеллигенция недооценкой их труда, выдавливанием за границу, хамством и поборничеством чиновников, ограниченными возможностями самореализации ликвидацией парламентской трибуны, которая имелась через партию «Яблоко», закрытием телевизионных политических программ, неподконтрольных власти. Недовольны 7 мил|ионов безработных оо тавшихся без достаточных средств к существованию и не имеющих ясных положительных перспектив. Недовольны сельские жители засильем импортных продуктов, закрытием продовольственных рынков в угоду торговым сетям под видом борьбы с приезжими перекупщиками, недовольны «ножницами» цен на технику, горючее, кредитов с одной стороны и продукцию сельского хозяйства — с другой. Недовольны рабочие заводов нарастающими увольнениями, условиями труда на устаревшем оборудовании, задержками зарплат, низким уровнем оплаты труда и бесперспективностью пенсионного обеспечения. Недовольны массы людей месяцами, а то и годами обивающие чиновничьи пороги, собирая никому не нужные справки и платя немалые взятки. Недовольны автомобилисты, часами стоящие в пробках, ездящие по разбитым дорогам и беспощадно обираемые гаишниками. \ т^МщЩ Недовольны больные уровнем цен на лекарства, качеством обслуживания в больницах и поликлиниках, экологической обстановкой в стране. Студенты, выпускники школ, пенсионеры — всем есть, что предъявить этой власти. Чего только стоит ЖКХ и служба в армии. Перечень этот можно продолжать и продолжать. Нарыв недовольства рано или поздно прорвется — читайте историю, хотя бы иногда. И тогда будет прав автор [17, стр. 321], констатировавший: «Вопрос стоит просто и жестко: или Россия уничтожает это государство воров — или государство окончательно уничтожает Россию. Никакие эволюционные меры помочь не могут». Однако, в позитив революции верится с трудом, а в России — особенно. В данной статье нет надобности рассматривать модели возможного политического переустройства — их достаточно придумывает политическая пресса Будем исходить из того, что это желательно, необходимо и в определенной степени отвечает интересам самой власти. Казалось бы, давайте начнем с того, что сформулируем социально-экономические цели развития на 5, 10, 50 лет. Эти цели должны быть простыми и понятными каждому человеку, и в совокупности гарантировать населению страны новое качество жизни. Но если мы пойдем по этому пути и начнем разворачивать эту концепцию, то, скорее всего, мы скатимся всего лишь к росту потребления. Вышеуказанный автор совершенно спроведливо отмечает [17, стр. 329] необходимость избежать вульгарно-примитивного экономизма выражающемуся в панэкономизме. Последний видит цель и смысл эволюции человеческого общества в росте потребпения. Поэтому, по мнению М. Веллера (17, стр. 329-330), ев народе должен возникнуть (быть создан) /деаг мироустройства». Им же даны критерии, которым должен соответствовать этот идеал. Первый из них — это реальная достижимость. Но именно по этому, первому, критерию Россия не может себе позволить ставить себе подобных целей, дабы не выглядеть посмешищем в глазах у всего мира и собственных граждан. Для начала нам надо выйти на тот уровень, с которого можно стартовать и реально ставить перед собой подобные цели. Для начала планы и цели должны быть краткосрочными — на 1-3 года. Мы должны научиться ставить перед собой цели и, самое главное — их достигать. Но при этом не отказываться от поисков этого идеала мироустройства, который может родиться, но не в народе, а в головах интеллектуалов. Другое дело, что он должен получить народное признание. Исходя из вышеизложенного, первым шагом должно стать создание условий для технико-технологического и социально-экономического скачка. Эти условия заключаются в следующем: 1 — Демократия. Не какая-то суверенная, либеральная, европейская или американская. Просто — демократия как средство и возможность ставить проблемы, обсуждать их и принимать разумные решения. Нам необходимо научиться открытости, умению разговаривать друг с другом так, чтобы энергия обсуждения не уходила наш войну оппонентов, а на поиск выхода из создавшейся ситуации. Демократия — это не цель, а строго расписанные процедуры, это возможность получить обратный отклик на управленческие действия для своевременной их корректировки. 2 — В экономике необходимо открыть дверь технологическому прогрессу, которая сегодня практически закрыта, предприняв для этого следующие шаги: А) Прибыль, идущая на возмещение инвестиций не должна облагаться налогом. Б) Ставка рефинансирования должна быть снижена до уровня развитых-стран, а, может быть, и до «О» — кредиты на развитие должны быть дешевыми. Должен быть принят закон о проектном кредитовании, где залогом является сам проект. В) НДС должен быть отменен, или хотя бы снижен до 10%. Налоги в заработанном рубле не должны превышать 17-18 копеек. Г) Обещание увеличить объем реализации, подлежащей упрощенному налогообложению до 60 миллионов руб., должно быть выполнено. В дальнейшем его можно было бы увеличить и до 100 миллионов руб. Д)Монополии — это застой, разврат и бесстыдное ограбление масс. Желательно, конечно, чтобы их не было вообще. Но если уж без них нельзя обойтись, за право быть монополистом необходимо платить высокую цену: повышенные налоги, регулирование цен, общественный контроль над процессом формирования себестоимости. Е) Необходимо в разы увеличить финансирование науки и, прежде всего, фундаментальных исследований. Ж) Необходимо обязать регионы и экономические ведомства выделять достаточно средств (речь идет о совершенно ничтожных деньгах) на финансирование перспективных проектов, бизнес-планов и обеспечение честных тендеров по объектам, требующим инвестирования. Министра, который заявит о снижении бюджетных доходов при реализации этих положений, предлагаем Президенту уволить сразу, не вступая в полемику. Рост налогооблагаемой базы будет столь стремительным, что с лихвой компенсирует снижение процентных ставок. Что же касается идеала мироустройства, то эта идея обсуждается в России не одну сотню лет. Россия видит себя связующим звеном между Востоком и Западом. Так давайте, эту идею хоть немного материализуем. Предложение касается строительства транспортной системы между Европой и США, Европой и Японией, Европой и Китаем. Речь идет не об автомобильных дорогах, а именно о транспортной системе, включающей и автотрассы, и скоростную железную дорогу, всю сопутствующую инфраструктуру, а также авиационное сообщение и трубопроводы. Надо сделать нашей гордостью то, что веками было нашим позором. Где взять деньги? Только не из бюджета. Дороги должны быть платными, а проекты — инвестиционно выгодными. В случае удачи проекта основную часть расходов на эксплуатацию оплатят иностранные пользователи. Затраты нашего потребителя будут оплачены тем, что такой глобальный проект потянет за собой небывалое развитие строительства, стройиндустрии и промышленности, что о кризисах можно будет надолго забыть. Не лишне вспомнить и о Северном морском пути. В этом регионе лежат нетронутыми громадные наши богатства. Умение осваивать труднодоступные места — этим всегда гордилась Роосия, но делать это надо сегодня не за счет героизма отдельных личностей и массовых жертв заключенных, а за счет новых технологий. Народы бывшего СССР, в отличие от политиков, не хотят забывать, что когда-то жили вместе в одной стране, вместе били врагов и строили мирную жизнь. Мы должны изучать и понимать друг друга. Русский язынк должен развиваться как язык международного общения. Давайте построим платный. Университет Содружества, где каждая страна бывшего Советского Союза будет иметь свои квоты*Университет должен готовить экономистов, юристов, дипломатов — специалистов по странам СНГ. Это должен быть Кембридж, Гарвард и Оксфорд вместе взятые. Есть рациональное зерно и в предложении ЮМ. Лужкова об использовании части стока пресной воды сибирских рек. Только проект стоило бы ориентировать не только и не столько на Узбекистан и Таджикистан, но, прежеде всего, на Эмираты и Кувейт. И технически это должно быть осуществлено не так, как это видится автору идеи. Данный проект тоже может быть инвестиционным. Жизнь подскажет и другие проекты Россия должна стать значимой как созидающая сила. Но сначала необходимо создать условия для реализации этой значимости, обозначенные в п. 1 и 2 этого раздела.
  3. (по материалам не состоявшегося доклада на Круглом столе 14 мая 2014 г. «Новая экономическая теория как возможность выхода России из кризиса») Капитализм XXI века значительно отличается от капитализма, описанного К. Марксом в середине XIX века. Основное его отличие заключается в значительной ограниченности конкурентной борьбы в результате роста естественных и неестественных монополий, увеличения удельного веса в экономике госкапитализма, концентрации финансового капитала в немногочисленных финансовых, в том числе и международных, корпорациях, а также в результате значительного превышения рентных платежей над остальными доходами в совокупном валовом доходе. К рентным платежам я сегодня отношу и монопольно высокую прибыль, и то, что Г.А. Явлинский называет «исторической рентой», то есть рентой, которую получают развитые страны за счет «монополии на будущее», на опережающем отрыве в научно-техническом развитии. Это рента и на «раскрученные» бренды, проценты на ссудный капитал, чиновничья рента в виде коррупции, искусственное раздувание пузырей на фондовом рынке и рынке недвижимости. А затем – изъятие средств у значительной части игроков путем организации кризисов, частое использование инсайдерской информации при игре на биржах и изменении курса валют. Это и использование резервных валют как способ получения реальной продукции за напечатанные бумажки, создание искусственных «пробок» на региональных рынках в пользу отдельных привилегированных структур, выборочная доступность к кредитным ресурсам и т.д. и т.п. Даже из этого перечня видно сколь обширен арсенал отъема у населения и бизнеса денег на фактически неэквивалентной основе. А чаще всего, это можно назвать просто узаконенным грабежом. Говорить о возврате к «истинному» капитализму, означает прослыть научным романтиком, и не является признаком мудрости. Однако, данная проблема не есть проблема методологическая. Точнее, методология здесь вторична. Это проблема идеологического характера, а значит, носит классово-социальный оттенок. Однажды политэкономическая наука уже дала на эту проблему ответ, назвав весь этот процесс общим кризисом капитализма. Философия Запада не только признала этот постулат верным, но и взглянула даже шире на происходящее, назвав этот процесс цивилизационным кризисом. И я думаю, что это понимание более верное, поскольку сама проблема и ее решение лежат за пределами экономики, но и в экономической сфере тоже. Чтобы понять суть цивилизационного кризиса, необходимо обратиться к человеческой сущности. Учёным миром исписано немало страниц на тему: чем отличается человек от животных. И большинство сходятся на том, что такой отличительной чертой является разум. Это большая философская проблема, но мы здесь не будем тратить время на дискуссии. Поэтому выскажусь кратко – это лишь часть правды. Биологически человек является совершенно иной системой, не имеющей аналогов в животном мире: речь, прямохождение, использование рук для труда и творчества, отсутствие волосяного покрова, наличие эмоций, повышенная агрессивность – вся эта совокупность факторов, где-то менее значительных, где-то более, делает его не просто иным, но и властвующим над другими биологическими созданиями. И разум здесь, безусловно, играет не последнюю роль. Но ни это делает его человеком! Качеством, отличающим его от животного мира, является его способность понимания Добра и Зла. Или то, что современный человек называет нормами морали и нравственности. Действительно, волк поедающий зайца, не оценивает этот поступок с позиции Добра и Зла. Он просто удовлетворяет свою потребность. И заяц – его жертва, воспринимает свою смерть как естественную борьбу за выживание в этом мире. И только человек любое событие вокруг себя способен окрасить и обосновать в категориях соответствующих Добру и Злу. В соответствии с библейским писанием, такое понимание мира было доступно и допустимо только Богам. За посягательство на право такого понимания Мира человек заплатил изгнанием из Рая, лишением бессмертия, обязанностью добывать пищу в поте лица своего. Женщинам, за особую инициативу, предписывалось ещё и рожать в муках. Читатель может верить в Бога или не верить, но именно через эти наказания человеку открывалась дорога к познанию Добра и Зла. Боль – кровь – страдания – терпение – трудолюбие – вера – надежда — любовь — вот столбовая дорога познания того, к чему человек стремился и должен стремиться. К слову заметим, опережение технологической оснащённости человечества над его нравственным уровнем развития опасно для его существования как вида. В понимании Добра и Зла человек прошёл большой исторический путь. Поступки, прежде чем окраситься в цвета Добра и Зла должны быть пропущены через критерий Справедливости. Так вот, капитализм по своей сути НЕСПРАВЕДЛИВ, и нет никаких предпосылок к движению в противоположную сторону. Более того, концентрация власти и богатства достигает таких размеров, когда эта несправедливость становится вопиющей, а действия «избранных» опасными для всего человечества. Развитие замедляется, а порой и останавливается вовсе. Один кризис сменяет другой. Войны, голод, эпидемии не искореняются, а становятся привычным антуражем существования человечества. Вот так, в сжатом виде, мы видим суть цивилизационного кризиса капитализма. В этой связи мы должны совершенно иначе взглянуть на Великую Октябрьскую революцию как решительную попытку, во многом неудачную, но поучительную, вырваться из этого порочного круга, и вновь переосмыслить весь опыт социалистического строительства, а также марксистско-ленинское учение. Вопрос этот большой и сложный, и никаких рамок статьи не хватило бы, чтобы изложить его во всей своей полноте. Поэтому я коротко остановлюсь на некоторых ключевых моментах. В своей книге «Основы предсказуемой экономики. Экономика в свете общей теории систем», я отмечаю недостаток марксистского видения основного противоречия капитализма. Оно, это видение, базируется на том, что общественной форме производства противостоит частная форма присвоения. Отсюда и категорический вывод: все беды – в частной собственности. Победить капитализм, значит ликвидировать частную собственность. Возникает вопрос, а чем можно заменить частное присвоение? Общественным? Но общественного присвоения (может быть, за весьма редким и узким исключением) не бывает. Это ложная абстракция, не имеющая конкретного наполнения. Присвоение всегда носит частный характер. Общественную форму может иметь только перераспределение. Поэтому я вывожу основное противоречие как перманентную несправедливость распределительных отношений относительно общественного характера производства и существующих общественных потребностей. Частная форма собственности или государственная – это не проблема смены формаций, это всего лишь проблема организации производства. Выбор формы должен определяться двумя критериями: 1. Какая из форм позволяет обеспечить наиболее динамичное развитие и безопасность общества; 2. Как влияет форма собственности на справедливость распределительных отношений. Однако, проблема справедливого распределения, это не столько вопрос экономики, сколько вопрос власти. Это вопрос, в какой мере народные массы в состоянии контролировать и управлять распределительными отношениями. Демократия, а тем более любые формы авторитаризма, никогда не ставила перед собой таких задач. И принципиально они решить эту задачу не в состоянии. Демократия, даже если она не суверенная, как в нашей стране, то есть, принадлежащая по праву наследования или по прямой передаче полномочий от одного другому, определенным суверенам, а реальная демократия – она основывается на делегировании основной частью народа своих прав неким посредникам, которые якобы должны отстаивать во власти их права. Вся история ХХ и ХХI веков показала утопичность этих взглядов. Посредник не только не может охватить всех проблем избравшего его населения, но и интересы его не совпадают с этой целью. За 4 – 5 лет нахождения у власти он больше всего озабочен своим будущим после этого срока. Попытка мотивировать необходимость депутатского корпуса тем, что якобы эти люди готовят законы, также не выдерживает критики. В 99 случаях из 100 эти законы готовят узкие специалисты, не являющиеся депутатами. Все, что могут депутаты, так это путем узаконенной коррупции, именуемой лоббизмом, или просто не прикрываясь никаким законом, исковеркать подготовленный закон в пользу какой-либо узкой заинтересованной социальной группы. То есть, в полном масштабе стоит вопрос о народовластии на всех уровнях решения политических и экономических проблем. Думаю, что неправильно было бы говорить о народовластии как о какой-то схеме или системе управления, которую можно было достаточно точно описать. Полагаю, что это будет достаточно длительный процесс по завоеванию и обучению властным действиям народных масс. Однако, очевидно, с чего следует начать, и что можно было бы сделать сегодня — завтра. Во-первых, это возврат к референдумам и постепенное превращение этой формы в способ принятия законов. Во-вторых, это возврат к Советам народных депутатов, что предполагает увеличение депутатского корпуса на региональном и муниципальном уровнях, а самое главное – подчинение исполнительной власти представительной. В-третьих, ликвидация института президентства в том виде, как он существует сегодня, исходя из того, что в России такой институт есть попытка реставрации монархии в новом виде. В-четвертых, формирование Совета старейшин из людей, имеющих реальные заслуги перед страной и пользующихся авторитетом за ее рубежами. Предоставить этому органу особые полномочия по доступу к средствам массовой информации, законодательной инициативе, при формировании бюджета страны, право наложения вето на законодательные акты. Однажды избранный или назначенный орган сам в дальнейшем должен производить кооптацию членов в свои ряды. Возможно, было бы целесообразно ввести почетное звание для людей, которые потенциально могут войти в Совет старейшин, такое, как например, «Достояние республики». Предоставить возможность таким людям иметь финансирование из бюджета под программы, составленные ими, и которыми они осуществляют руководство. Спектр профессий этих людей может быть самым разнообразным – от ученых до спортсменов , военных и политиков. В-пятых, сегодня инициатива людей подавлена настолько, что безынициативность россиянина стала превращаться в элемент культуры, в элемент обычая, традиции «моя хата с краю!», «не высовывайся!», «тебе что, больше всех надо?», «плетью обуха не перешибешь», «там без нас все решат!». Вот небольшой лексикон сегодняшних убеждений. В этой связи необходимо еще раз подвергнуть экспертизе закон о ТСЖ, о саморазвивающихся организациях (СРО). Сегодня эти законы «заточены» под чиновников и, прежде всего, для облегчения сбора денег, в том числе и дополнительных поборов. В-шестых, исполнительная власть назначается Советами на выполнение определенных программ, и, в зависимости от их выполнения, этот срок продлевается или сокращается. В-седьмых, выборы депутатов должны проводиться только по одномандатным округам. Необходимо лишить чиновников права отсеивать кандидатов и желающих избираться до выборов, но ужесточить требования по корректности ведения предвыборных кампаний. А самое главное, удешевить выборный процесс, а может быть, вообще убрать из него финансовый фактор, установив лимиты представительства в парламенте каждой социальной группы. Считаю, что не имеет смысла дальше продолжать озвучивать конкретные предложения в этом направлении. Здесь важно понять тенденцию. Прежде, чем переходить к экономическим проблемам распределительных отношений, необходимо подумать также о нравственно-культурном состоянии населения до того, как ставить государство под народный контроль. Будем откровенны и честны перед собой: зависть, непонимание роли ученых, предпринимателей, политиков, изобретателей и высококлассных специалистов в общественном развитии однажды уже привело к уравнительной системе. Не имеет смысла наступать на те же грабли второй раз. Статус этих людей требует не только материального поощрения, но и поддержания определенного уровня жизни и даже защиты от определенной части населения. Прежде всего, необходимо остановить утечку мозгов на Запад, особенно – молодежи. Остановить не запретами, а ростом их возможностей в собственной стране, как материальных, так и творческих. Необходимо законодательно пресечь любые попытки рейдерства, особенно – с использованием государственных структур. На этот вопрос можно смотреть и шире, как на вопрос о защите права собственности. Учитель должен стать самым высокооплачиваемым специалистом, а высшее образование должно быть дорогим для всех, но с государственным покрытием для особо одаренных, с возможностью беспроцентного кредитования при поступлении в ВУЗ, с возможностью погашения этого кредита предприятиями при заключении договора о найме с работником, окончившим высшее учебное заведение. Ключи от справедливости в распределительных отношениях лежат за пределами экономики, но решение этой задачи без экономики невозможно. В рамках распределительных отношений социальная справедливость понимается нами как перманентное сокращение возможностей получения части общественно-производственного продукта без достаточных на то оснований с позиции эквивалентного обмена. При этом предполагается, что каждый обменивает нечто свое, принадлежащее ему по праву собственности. Торговля чиновником правами и ресурсами, принадлежащими государству, например, изначально является неэквивалентным обменом. В то же время, перераспределение части общественного продукта государством в пользу слабо защищенных слоев населения (инвалидов, пенсионеров и т.д.) следует считать обоснованным рамками юридического закона и с позиций нравственности. Неэквивалентный обмен в любой его форме и есть эксплуатация одних людей другими. Узаконенный и постоянно воспроизводящийся неэквивалентный обмен между определенными слоями населения есть эксплуатация классовая. Социальная справедливость в идеале, как линия горизонта, вероятно, не достижима никогда. Помимо экономических характеристик, в ней заложено много субъективного, психологического. Всегда будут люди, считающие, что их труд недооценен. Но это не может являться поводом к тому, чтобы не стремиться сократить расстояние между нами и этой линией горизонта. Понимание проблемы позволяет взяться за ее решение. Уже сегодня можно было бы сделать в этом направлении следующее: стимулирование конкуренции, национализация ресурсных монополий, реальная борьба с коррупцией, пресечение на корню рейдерских захватов, введение золотого паритета рубля, снижение, а затем и ликвидация применения процентных ставок при кредитовании, введение определенных дополнительных налогов, например, на прибыль от монопольных преимуществ. Что касается темпов, динамики развития общества, то эта проблема имеет множество составляющих. Коротко хотелось бы перечислить основные из них. Прежде всего, следует изменить понимание того, что мы должны считать развитием. Очевидно, что это не темпы роста ВВП, и я об этом пишу в своей книге. Понятие «развития», и я об этом тоже писал, должно быть неотрывно от понятия «безопасности». Цели развития не могут выходить за рамки ценностного коридора. В экономическом плане целью развития должно быть совершенствование распределительных отношений в сторону установления бόльшей социальной справедливости (сокращение форм, методов и степени эксплуатации) на более высоком уровне потребления. Если все эти требования будут дополнены системной организацией экономики, включающей в себя планирование, прогнозирование, учет и использование ароморфозов эволюционного развития, нового понимания диалектики и философских принципов, то темпы развития будут такими, как мы сами для себя установим, исходя из ресурсных возможностей, и в тех направлениях, которые мы сами выберем. Как будет называться это общество – капитализм, социализм, общество, стремящееся к социальной справедливости, или как-то по-другому, мы не знаем. Но то, что это будет иное общество в сравнении с тем, в которым мы с вами сегодня живем, не вызывает никакого сомнения. Вот это главный итог и направление дальнейших исследований. Но мне хотелось бы остановиться еще на двух важных проблемах – одной экономической, а другой – системно-методологической. Первая касается денежной теории. Сегодня я готов изложить ее в полном объеме. В своей книге я доказываю, что функции денег и их сущность вещи хоть и взаимосвязанные, но принципиально отличные. Однако, сущность денег имеет свойство изменяться исторически, кардинально изменяя при этом всю экономику. В дополнение к тому определению сущности денег, которое у меня дано в книге (специфический товар, служащий удобным эквивалентом в обменных операциях со всеми другими товарами) сегодня следует дать еще два определения – современное и то, чем должны стать деньги в будущем. Первая формулировка такова: Деньги из элемента системы превращаются в ее цель. При этом, они утрачивают свою товарную форму, постоянно изменяясь как мера стоимостей, заставляя их владельцев искать формы их надежного вложения, превращая в специфическую форму денег то недвижимость, то предметы искусства, то акции крупных компаний, то в другие более или менее ликвидные средства, ассоциирующиеся с богатством. Денежные знаки, в различной форме концентрируясь в значительных масштабах в руках транснациональных и национальных финансовых корпораций, а также с помощью подконтрольной этим корпорациям, но бесконтрольной со стороны общества их эмиссии, превращаются в средство массового ограбления и обмана. Разрабатываемая мною теория денег предполагает две существенные вещи: 1. возврат к золотому паритету, и 2. признание того, что ссудный процент явление не экономическое, а ценностное. И в рамках общественных ценностей ему места нет. Сущность же денег в системной экономике, экономике социальной справедливости должна рассматриваться как один из инструментариев двойственного назначения – как инструмент достижения целевых задач, поставленных перед экономикой, и как средство, позволяющее достичь максимального уровня социальной справедливости на данном историческом этапе. Не исключено, что на этом направлении деятельности у денег появится новые, доселе неведомые нам функции, или значительно видоизменятся уже нам известные. Я убеждён, что ограниченность денег как ресурса, определяется не ограниченностью наличия самих денег (их можно напечатать столько сколько необходимо), а а целями стоящими перед экономикой и наличием материальных ресурсов для их достижения. Вторая проблема, как я уже отмечал, касается общей теории систем. Чем больше приходится вникать в эту теорию, тем больше приходит понимание того, что ключевым вопросом в ней является проблема целепостижения. Да, да, именно целепостижения, а не целеполагания, как принято считать в других научных дисциплинах. Если целеполагание есть чисто субъективный процесс постановки и выбора целей, а также путей их достижения, то целепостижение есть осознание того, что в действительности это процесс объективно-субъективного характера. Целеполагание здесь предстает как конкретно-исторический процесс отражения предназначенности объекта в целостном материальном мире. Человек не есть случайный зигзаг природных явлений. Его роль предопределена системой более высокого уровня. Именно так устроен весь мир. И нет никаких оснований предполагать, что для человечества существует исключение. Понять это предназначение и строить свою общественную жизнь в соответствии с ним – вот основная задача современности. Сегодня этот постулат оспаривается даже близкими мне по идеям учеными. В этом научном посыле видится покушение на идею саморазвития. Однако, это абсолютно не так. При таком подходе процесс саморазвития не только не отрицается, но он даже становится насыщеннее и богаче. В соответствии с законами избыточного разнообразия, а также борьбы и единства противоположностей, становится понятней, каким образом природа нас заставляет осуществлять поиск своего предназначения. Мною, вслед за американским ученым Гайдесом, предлагается сделать этот поиск научно осознанным, а значит более коротким, и в более значительной степени обеспечивающим общественное развитие. Должен, к сожалению, констатировать, что общая теория систем (ОТС) ученым миром экономистов воспринимается пока как экзотика, как желание автора пооригинальничать. Отторжение вызывает, само собой, идея предназначенности системы. Много вопросов возникает об элементной структуре. А именно, почему мною выбрано такое структурирование, а не другое. Должен сказать, что выбор тут сделан не мной, а теми, кто создавал ОТС как науку. По Тодду и Шуфорду любое деление системы создает ее структуры. Однако, деление это имеет свои пределы. Эти пределы существуют объективно, но и определенные ограничения накладываются исследователем. То, что определяется им как минимальное, неделимое целое и является элементом. Какую бы структуру вы в дальнейшем не выбрали, вы должны будете доказать непротиворечивость ее элементному строению. Некоторые учёные, в частности чл.-корр. РАН,проф. Г.Б. Клейнер считает, что якобы новые разработки ОТС позволяют строить безэлементные структуры. Думаю, что это идеи сродни тому, как в материальном мире можно создать объекты без атомов, электронов, протонов и т.п. Системная наука требует еще и системного мышления. В ней нет простых ответов на односложные вопросы. Это — проблема не только для слушающих, но и для докладывающего нечто в рамках этой теории. Пытаясь давать односложные ответы, понятные для обычной логики, постоянно попадаешь в ситуацию противоречия самому себе. Хотя, на самом деле, никакого противоречия с позиции самой теории не происходит. Оказалось, что трудно донести качественное различие между целеполаганиями Адама Смита, Карла Маркса, советской экономической системы и целепостижением экономики, в основе которой лежит общая теория систем. Присутствовало постоянное желание выдать господствующие экономической теории за вполне достаточные для объяснения всех экономических проблем и не нуждающиеся в ни новых методологиях, ни в радикальном своем пересмотре.
  4. Президент является руководителем исполнительного органа предприятия на ос­нове единоначалия. Является распорядителем кредитов. Основные права и обязан­ности президента регламентируются Специализированным Соглашением об учреж­дении Консорциума. В иерархии исполнительной власти занимает высший должностной ранг. Назна­чается и освобождается от занимаемой должности Советом Учредителей Консорци­ума на основании Специализированного Соглашения. В своей деятельности подчи­няется решениям Совета Учредителей. В подчинении Президента находится весь трудовой коллектив Консорциума, как юридического лица. Управление трудовыми коллективами других юридических лиц, входящих в Консорциум, происходит непосредственно через договора и финансо­вые расчеты. В непосредственном подчинении Президента находятся: вице — президенты; коммерческий директор; директор по правовым вопросам; директор по экономике и финансам; главный бухгалтер. Функционально-целевая ориентация деятельности Президента, а также правильная взаимосвязь его обязанностей и прав во многом будут способствовать эффектив­ной работе любого крупного предприятия. Рассмотрим построение такой взаимо­связи на примере строительного Консорциума. ОБЯЗАННОСТИ Организует фи­нансовое планирова­ние путем формирова­ния месячных, квар­тальных и годовых планов, составления калькуляций по от­дельным статьям рас­ходов, формирования пообъектных смет, со­ставлениям бизнес — планов. Обеспечивает контроль за финансо­выми поступлениями и расходами путем подписания финансо­вых документов. Президент в своих действиях должен руководствоваться, прежде всего, интере­сами Учредителей. Перечень сделок, превышающих 10 тыс.$, США должен быть представлен Со­вету Учредителей на годовом отчетном со­брании и подтвержден аудиторской про­веркой. О сделках, превышающих 1 млн.$ США, члены Совета Учредителей должны быть уведом­лены как минимум, за три банковских дня до ее совершения. Сдел­ки, превышающие 10 млн.$, должны быть письменно (по факсу) согласованы с члена­ми Совета Учредите­лей. ПРАВА Непосредственно руководит финансо­выми службами. Является первым распорядителем кре­дитов. Имеет право подписи на всех фи­нансовых документах. Лично ведет пере­говоры по финансо­вым вопросам с заказ­чиками, субподрядчи­ками, инвесторами и кредиторами, либо уполномочивает для этих целей кого-то из своих подчиненных. ВЗАИМОСВЯЗЬ 1.1 Директор по эко­номике и финансам, главный бухгалтер, другие сотрудники, принимающие непос­редственное участие в подписании догово­ров, получении и рас­ходовании денежных средств обязаны ин­формировать о всех доходах и согласовы­вать все расходы, либо руководствоваться ут­вержденными сметами. 1.2. Отсутствие убыт­ков и неоправданных потерь. 1.3. Информирует Уч­редителей на Советах. 1.4.Президент создает комиссии для прове­дения внутренних ре­визий и расследова­ний. 1.5.Проводит аудиторские проверки. 1.6. Отсутствие претензий со стороны Учредителей. КРИТЕРИИ ДОСТИ­ЖЕНИЯ ЦЕЛИ 2.1 .Получаемая при­быль обеспечивает динамичное развитие предприятия. 2.2. Активы не обре­менены долговыми обязательствами, либо не превышают одномесячного вало­вого дохода Консор­циума. Президент имеет большую свободу в принятии своих реше­ний, он может и обя­зан иногда идти на оп­ределенный риск, но эти права никогда не должны ставить под сомнение его чест­ность, профессиона­лизм, моральные ка­чества. Президент вправе потребовать внесения любых изменений в договор, не противо­речащих закону, до его подписания. В случае, если договор уже подписан, а в нем обнаружились пунк­ты, ущемляющие ин­тересы Консорциума, Президент должен принять все необходи­мые меры для его пересогласования. Президент вправе проигнорировать тре­бования любой из сво­их служб, но тогда вся ответственность при подписании догово­ров ложится на него. Президент вправе потребовать от своих сотрудников любую информацию о ходе исполнения обяза­тельств сторон по подписанному дого­вору и наказать винов­ных в пределах своих полномочий мораль­но и материально. Информирует Уч­редителей письмами, факсом, электронной почтой, При необходимос­ти берет на себя ответ­ственность самостоя­тельно. Президент вправе ставить перед Учреди­телями любые вопро­сы о перспективах предприятия и о согласовании своих дей­ствий, о дополнитель­ных полномочиях, если таковые нужны. Вправе проводить лю­бые проверки аппарата и структурных подраз­делений, чтобы обес­печить выполнение данных обязанностей. Президент лично подписывает все дого­вора, либо предостав­ляет доверенность для этой цели кому-либо из своих сотрудников. Прежде чем под­писать договор, Пре­зидент обязан прове­сти его согласование со всеми службами, задействованными в его исполнении, а так­же с директором по правовым вопросам, главным бухгалтером, директором по эконо­мике и финансам. Президент обязан контролировать ход исполнения договор­ных обязательств и принимать своевре­менные меры по со­блюдению сроков и качества их исполне­ния. Проекты догово­ров подготавливаются соответствующими службами, визируют­ся, предварительно со­гласовываются с дого­варивающейся сторо­ной. После этого пода­ются на подпись Пре­зиденту. В случае, если он вносит изменения вся процедура повто­ряется. Президент запра­шивает отчеты, объяс­нительные, проводит совещания, селектор­ные, получает инфор­мацию любыми дру­гими способами. Издает приказы об административных наказаниях, лишает премий, переносит отпуска, либо поощ­ряет. Договорные обя­зательства выполнены качественно и в срок. Отсутствуют претен­зии и рекламации. Партнеры желают продолжить сотруд­ничество. 2.3.Подписывает приказы 2.4. Отсутствие текучести кадров, утверждает программы, выносит их на обсуждение в Совет Учредителей. 2.5. Формирование семейных династий. 2.6.Проводит совещания. 2.7. Сокращение отсутствии на рабочем месте по состоянию, собирает информацию, назначает комиссии по обследованию здоровья , создает при себе совещательные орга­ны по проблемным вопросам. Президент обязан приказом установить дни выплаты заработ­ной платы и контроли­ровать его исполнение. Президент обязан формировать соци­альные программы развития и при необ­ходимости утверж­дать их на Совете Уч­редителей. Президент обязан интересоваться соци­альными условиями жизни коллектива: а) уровнем заработ­ной платы в сравне­нии с другими пред­приятиями города и конкурентами; б) жилищными усло­виями; в) медицинским об­служиванием; г) условиями работы, перспективы; д) отдых. 2.8.Президент в праве требовать от служб информацию и соблю­дение сроков выплаты заработной платы. 2.9.Президент в праве инициировать формирование любых социальных программ, утверждать их в пределах своих полномочий, либо выносит на утверждение в Совет Учредителей. 3. Президент в пра­ве контролировать ис­полнение утвержден­ных программ. Президент в праве наказывать виновных в срыве утвержден­ных программ адми­нистративно или ма­териально в пределах своих полномочий. Президент личным примером, поступками должен обеспечивать рост имиджа своей компании. Президент вправе нести дополнитель­ные расходы в преде­лах утвержденных смет для обеспечения Дает интервью в прессе. 4.1. Обеспеченный портфель заказов. 4.2 .Положительные публикации в прессе Публикует статьи. 4.4. Президент вправе увольнять людей, в пределах законности, дискредитирующих Консорциум, а также прерывать договор­ные отношения с ана­логичными субпод­рядными организаци­ями. Он должен стро­го требовать того же от своих сотрудников. Путем строгого соблюдения обяза­тельств Консорциума, проведения паблик релейшн Компании способствовать росту имиджа среди партне­ров и населения. Внедрение новых технологий, передо­вой техники, новых конструктивных мате­риалов — одна из ос­новных составляю­щих роста имиджа Компании, имиджа Консорциума и своего лично. Президент вправе общаться с прессой и предоставлять ей всю необходимую инфор­мацию, способствую­щую росту имиджа его и Консорциума в целом. 4.5.Президент вправе нормировать специ­альные программы (рекламные, внедрен­ческие), способствую­щие росту популярно­сти Компании. Заказывает рек­ламные публикации. Ведет здоровый образ жизни. Требовательно относится к своим обещаниям, сделан­ным в любой форме. Оказывает мате­риальную помощь детским, религиоз­ным, общественным, медицинским и учеб­ным заведениям в пределах финансовых возможностей Кон­сорциума. Формирует про­граммы развития. 4.6 .Положительное общественное мне­ние. 5.1. Правильное ис­числение налоговых платежей и отсут­ствие задолженности по ним является ос­новной задачей Кон­сорциума. 5.2. Президент обязан заниматься планиро­ванием налоговых платежей, привлекая для этого как службы Президент имеет право первой подписи на всех налоговых от­четах. Президент вправе принимать решения, обеспечивающие сни­жение налоговых пла­тежей в пределах за­конности, не затраги­вая при этом интере­сы Учредителей предприятия, так и другие юридические и аудиторские компа­нии. .Подписание отче­тов. Подписание фи­нансовых докумен­тов. Подготовка оргмероприятий и контроль за их исполнением. .Отсутствие задол­женности по налогам. Отсутствие из лишних налоговых платежей допущенных в результате не профессионализма 5.3.0тсутствие санк­ций за неправильное ведение учета, по­влекшее сокрытие на­логовых платежей, возникших в результа­те прямых указаний Президента, либо его бездействия при дос­таточной информиро­ванности. 6.1 .Визирование до­кументов в юридичес­ких службах. 6.2.Консультационное обслуживание в адво­катских и юридичес­ких конторах. .В любых своих действиях Президент обязан руководство­ваться законом. Все подписывае­мые им документы, могущие вызвать юридически-правовые (приказы, догово­ра и т.п.) должны ви­зироваться юридичес-1 кой службой. Президент обязан использовать законы для отстаивания инте­ресов Консорциума. .Президент имеет право привлекать для юридических кон­сультаций как работ­ников своего аппара­та, так и юристов со стороны. Президент имеет право при необходи­мости обращаться в суды и правоохрани­тельные органы. .Отсутствие судебных решений о взыс­кании и изъятии мате­риальных и денеж­ных средств с Кон­сорциума. 6.3.0тсутствие адми­нистративных взыска­ний со стороны госу­дарственных контро­лирующих органов. Президент обязан обеспечить фирме экономическую и ин­формационную безо­пасность, ^ Президент напря­мую руководит служ­бой безопасности. Президент обязан определять уровень конфиденциальности той или иной инфор­мации и порядок ее распространения. .Президент опре­деляет местоположе­ние и количество ох­ранных постов. Президент обеспе­чивает надлежащий учет материальных и денежных средств и организует проверки материально-ответ­ственных лиц, а также лиц, ведущих учет. Президент утвер­ждает смету расходов на укрепление материальнотех ни ческой базы службы охраны и безопасности. Утверждение штатного расписания службы безопасности. Утверждение гра­фика документообо­рота на фирме. Утверждение ко­личества постов, по­рядка дежурства, ин­кассации и других ас­пектов охраны и безо­пасности. Назначение ко­миссий по проведе­нию ревизий. Отсутствие во­ровства. 7.1.0тсутствие утечки информации Президент обязан лично проводить со­беседования с работ­никами, принимаемы­ми в аппарат Консор­циума. Прием и увольне­ние этих работников не могут быть делеги­рованы подчиненным. 7.2 .Президент, преж­де всего, обязан ду­мать ни о том, чем он будет занят на рабочем месте, а о том, чем будет занят его аппарат. Снятие противо­речий, напряжения между работниками аппарата — обязан­ность Президента. 7.3.Президент вправе сам решать, не согла­суя эти вопросы ни с Учредителями, ни с Советом директоров, кем ему работать. 7.4.Президент вправе затребовать любую информацию о работнике для решения вопроса о его приеме или увольнении. 7.5.Президент вправе потребовать от любо­го работника план его работы за любой ка­лендарный период сделать фотографию его рабочего дня, про­контролировать время прихода и ухода. Президент издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения всеми сотрудниками Консорциума. Издание приказов на прием-увольнение. Представление ре­зюме, личных листков по учету кадров, собе­седование. 7.6. У становление испытательных сро­ков, временный прием на работу по трудово­му соглашению. Приказы, распо­ряжения, протоколы совещаний и т.п. Укомплектован­ность штатов, про­фессиональное ис­полнение обязаннос­тей всеми сотрудника­ми. Своевременное и качественное испол­нение приказов и рас­поряжений. Творческая обста­новка, исполнительс­кая и рабочая дисцип­лина Президент обязан интересоваться и владеть информацией новых методах работы, технологиях, технике и конструктивных материалах. Президент сам возглавляет руководство основными программами по внедрению систем качества и новых технологий. Президент вправе привлекать консультантов по любым вопросам внедрения. Президент впра­ве посещать выставки и участвовать в науч­ных конференциях как в России,так и за рубежом, либо на­правлять туда своих сотрудников. Просмотр пери одической печати и научной литературы. Участие в выставках и конференциях. Подготовка про грамм. Проведение совещаний. Применение конкурентоспособ­ных технологий, тех­ники, конструктивных материалов. Сертифициро­ванный уровень каче­ства. Снижение себе­стоимости производ­ства работ. Президент впра­ве требовать форми­рования внедренчес­ких программ и конт­ролировать ход их вы­полнения. 7.8. Эстетичность работ и производи­мых услуг. 7.9. Отчетность, ин­формация, видеомате­риалы. ПРИЛОЖЕНИЯ Специализированное соглашение об учреждении компании с ограниченной ответственностью Консорциум «Гидростройинвест» ЛЛС. КЗОТ. Налоговый кодекс. Гражданский кодекс. Договора. Контракты. Приказы. Протоколы Совета Учредителей. Протоколы Совета директоров. Штатное расписание. Программы развития. Протоколы совещаний СЛУЖЕБНАЯ ЭТИКА Президент должен быть всегда прилично одет и иметь опрятный вид. Недопус­тимо употребление алкоголя в течение рабочего дня, если это не продиктовано усло­виями протокола международных встреч. Необходимо всячески избегать при разго­воре употребления нецензурных фраз. Разговор должен быть спокойным и вежли­вым, даже если вы раздражены. Президент не должен делать ту работу, которую могут сделать за него его подчиненные. Не забудьте поздравлять своих подчиненных и партнеров с днями рождения, профессиональными и другими праздниками. Экономьте время. Требуйте от сотрудников краткости и конкретности. Старай­тесь больше слушать. Стремитесь получить информацию не только от своих замов, но и напрямую от рядовых сотрудников и рабочих. Ваше рабочее место — это ваш кабинет. Сотрудники должны всегда вас легко найти и получить необходимое реше­ние или совет. Однако, вы должны визуально представлять, что происходит на объекте или в цехах. Поэтому не избегайте возможности бывать на местах, особенно перед началом работ и при их сдаче. Человек работает, чтобы жить, но не живет, чтобы работать. Поэтому -сверху­рочные, работа в выходные дни, задержки по вечерам — должны быть редким исклю­чением как для вас, так и для ваших сотрудников. Не допускайте со стороны сотрудников фамильярности, точно так же, как и высокомерия по отношению к ним. Необходимо помнить, что нет людей без недостатков, и на место уволенного работника может прийти человек гораздо хуже уволенного. Поэтому, старайтесь работать с теми, чьи недостатки вам уже известны. Самая главная черта для руководителя — чувство ответственности. Хороший ра­ботник выполнит любое поручение. Руководитель не будет ждать указаний, он сам выявит проблему и решит ее.
  5. Современные системы инвестиционного моделирования, в том числе и компьютеризированные, в качестве средств визуали­зации процессов и их результатов используют графики. Анализ использования систем инвестиционного модели­рования (Business Plan Professional, ver. 1.21.; Microsoft Money ver 4.O.; Windows Woll Street иряд других) достаточно известными российскими научно-техническими центрами в отрасли строительства (“Гектор”, “Стройспецпроект”, “Стройинвест” и дру­гими), а также многочисленной литературы различной направленности позволил сформировать достоверную выборку приме­няемых при формировании инвестиционных проектов проекти­ровщиками, технологами, организаторами, управленцами, экономистами в отрасли строительства инвестиционных моделей, Эта выборка может быть условно разделена на пять крупных групп: спроса и предложения; оптимизации затрат; взаимосвязи инвестируемых материально-технических ресурсов и финансовых потоков; численного интегрирования: матричной алгебры. При необходимости в каждой из названных групп могут быть выде­лены подгруппы инвестиционных моделей специального назна­чения. Рассмотрим более подробно эти группы инвестиционных моделей. Модели матричной алгебры, кроме чисто математической записи, имеют и графическую интерпретацию (например, треу­гольную матрицу оценки взаимного влияния параметров инвести­ционного процесса). Модели численного интегрирования предназначаются для приближенного вычисления площадей под построенными кривыми изменения интенсивности инвестиционного процесса по конкретному ресурсу. Такая модель в общем случае представляет собой криволинейную трапецию, приближенно заменяемую затем совокупностью прямоугольников. Эти модели могут быть выполнены как в декартовой прямоугольной плоской системе координат, так и в плоской полярной системе координат. Последняя при необходимости корректируется введением дополнительной оси пропорционально сдвигу графика (что соответствует учету на двумерном графике влияния еще одного параметра инвестиционного строительного процесса). В последнем случае изображение инвестиционной модели численного интегрирования может быть переведено в трехмерное пространство. Поименованная выше криволинейная трапеция трансформируется при этом в цилиндрическую поверхность общего вида, которая является проецирующей относительно плоскости ZOX. В качестве очерковых контуров (очерков) графиков моделей численного интегрирования используют: ломаные прямые (фрагменты пересекающихся в одной плоскости прямых между двумя общими точками их пересечения); ломаные кривые (аналогично, но для пересекающихся плоских кривых); плоские ломаные из прямых и кривых линий: так называемые «коробовые кривые«. Последние представляют собой фрагменты плоских кривых, которые не пересекаются, а имеют точки гладкого соединения (“сопряжения”) друг с другом. Инвестиционные модели численного интегрирования используют для отображения изменения интенсивности поставки или потребления ресурса (монтаж оборудования, динамика платежей обеспечение добавочной выгоды потребителя инвестиций и т.д.) Инженерно-технический подход более разносторонне исследует инвестирование и допускает рассмотрение в качестве инвестируемого ресурса информацию с ее специфическими характерно тиками (например: информативность сообщения или документа, пропускная способность информационного канала, сложность переработки информации и др.). Экономисты используют так называемые “кривые безразличия производства”, или графики одинаковой площади под любой точкой, принадлежащей этой кривой. Инженеры-строители знают, что такой кривой в декартовой прямоугольной плоской системе координат является гипербола, а график этот является горизонтальной проекцией линии пересечения плоскости уровня с поверхностью гиперболического парабола (называемого также “гипаром” или “косой плоскостью”). Отклонение фактической линии изменения интенсивности поступления или использования ресурса от очерка гиперболы, являющейся “кривой безразличия” или “нормой”, может быть оценено некоторой мерой R как разницей площадей с более высокой и с более низкой (чем норма) интенсивностью поступ­ления или потребления ресурса. Мера R предложена в 1979 году В.О.Чулковым и отличается от известного коэффициента Джини для кривой Лоренца. Модели взаимосвязи инвестируемых материально-технических ресурсов и финансовых потоков предназначаются для отображения распределения затрат и доходов в пределах жизнен­ного цикла инновации, включенной в инвестиционный проект, а также для отображения распределения налоговых отчислений в затратах и доходах. Модели оптимизации затрат призваны отображать макси­мумы и минимумы функций взаимосвязи ресурсов в инвести­ционном проекте переустройства городской территории. С при­менением таких моделей отображаются результаты или процессы решения “задач на оптимум” по крайней мере в трех смысловых аспектах определения: наилучшего варианта взаимосвязанных потоков инвести­ционных ресурсов; направления изменения (поведения) инвестиционного комплекса; цели развития для достижения оптимума. Поскольку нельзя говорить об оптимальности вне ограни­чивающих условий и без определения критериев оптимальности, то данная группа моделей является ограниченной по возмож­ностям, а отображаемое на них оптимальное решение не обяза­тельно будет лучшим. Модели спроса и предложения представляют собой дву­мерные графики, имеющие ряд характеристических точек пересе­чения прямых или кривых предложения и спроса, среди которых наиболее известна точка равновесия (в ней спрос на инвестицион­ный ресурс находится в полном соответствии с предложением, все желающие воспользоваться такими ресурсами имеют возмож­ность осуществить это пожелание). Процессы инвестирования происходят во времени и в пространстве. Поэтому многие из план-графиков календарного планиро­вания (линейные, сетевые, циклограммы) могут использоваться в качестве инвестиционных моделей, так как они способны отображать любые ресурсы (в том числе и инвестиционные). Она могут отображать многоплановую структуру инвестиций, накопление и расход ресурсов, рост или падение прибыли, омертвление капи­таловложении или трудовых ресурсов. Все названные модели используются при переустройстве инженерных коммуникаций городских территорий в современ­ных условиях на основе системотехнических принципов для реше­ния методологических проблем переустройства.
  6. Говорят, что в науке не бывает отрицательных результатов. Отрицательный результат полезен уже тем, что он сужает варианты поисков. Научный поиск в отрицательном направлении может дать ряд побочных открытий в методологии работы, во второстепенных направлениях, связанных с направлением главного поиска. Он может послужить и подсказкой к тому направлению, которое реально приведет к успеху. Сложность социальных наук, связанных с макроявлениями, отягощена большой вероятностью получения отрицательного результата еще и потому, что в этой области проблематично проводить эксперименты. Поэтому любой опыт в этой области, особенно, если ему предшествовала научная идеологическая проработка, нам ценен вдвойне. К такому научному поиску мы можем отнести марксизм-ленинизм, а к эксперименту, проведенному на его основе – Великую Октябрьскую социалистическую революцию, и попытку построения коммунистического общества в Советском Союзе. В общей тенденции развития человечества марксизм-ленинизм был существенным зигзагом в сторону от генерального направления развития, о котором у нас речь пойдет ниже, смысл которого до конца не понят большинством ученых. Хотя само отклонение уже было заложено успехами технологической эры развития, французскими учеными-энциклопедистами, Великой французской революцией, развитием демократии и права в Англии, и ее экономической школой. «Три источника – три составные части марксизма» В.И. Ленина – это весьма поверхностный взгляд на марксизм, сделанный им изнутри. По мнению Ленина таковыми явились французский утопический социализм, диалектика Гегеля и материализм немецких философов. В то же время, этот взгляд не полон и односторонен. Нам пытаются представить марксизм как развитие научной мысли, не имеющей адекватной альтернативы для угнетённых и эксплуатируемых масс. Однако, если мы оторвем свой взгляд от XIXи XXвеков, так близких нам, и потому закрывающих перед нами весь горизонт человеческого развития, то увидим, что до этого, если абстрагироваться от создания суверенных государств, идеологическая борьба шла вокруг нравственных норм, вокруг понимания добра и зла. Она проявляла себя в виде распространения монотеистических религий, в религиозных войнах, в различных философских и теистических течениях. Развитие капитализма в Европе поставило мир перед фактом, что нравственных норм, прописанных в Библии, человечеству недостаточно. Нужны совершенно новые – касающиеся трех основных направлений: свободы, равенства и братства. Эту миссию взяли на себя французские учёные-энциклопедисты. Они и явились 4-й составляющей частью марксизма. К сожалению (если такое сожаление уместно в данном случае), обоснование буржуазных норм нравственности пошло по пути отрицания веры в Бога, отрицания религий, и вместе с этим были отброшены и библейские нормы морали. Главной особенностью марксизма было то, что он в этом направлении пошёл ещё дальше, он вообще отбросил нравственность, мораль, этику в сторону, как нечто ненужное, второстепенное, надстроечное, которое автоматически сформируется в соответствии с производительными силами и производственными отношениями. Сегодня не стоит тратить сил на критику экономического детерминизма Маркса. Эта критика дала о себе знать еще при жизни классика, и получила окончательное развитие в работах Б.В. Ракитского, да и в моих тоже. Однако, вновь и вновь приходится констатировать, что вера в марксистско-ленинскую теорию неубиваема. Многим кажется, что она была ошибочна лишь в отдельных своих аспектах, что она была неправильно понята, и уже совсем неправильно применена на практике. Это очень большое и губительное заблуждение. Иосиф Виссарионович Сталин имеет все логические и юридические основания считать себя продолжателем, наследником и творческим гением в развитии и практическом применении идей Маркса, Энгельса и Ленина. Вынесение проблемы освобождения рабочего класса, народных масс от эксплуатации, как основной проблемы «Обществоведения большинства» – это то же самое выпячивание экономической проблемы над всеми другими аспектами человеческого развития, это тот же самый марксистский экономический детерминизм. Борьба против эксплуатации и есть марксизм в чистом виде. Но давайте попробуем разобраться, что же такое эксплуатация? Допустим, я нанял медсестру-сиделку для больной матери и оплачиваю ее услуги. Это эксплуатация? Смею утверждать, что нет. Это – сотрудничество. Причем, вполне взаимовыгодное: я трачу свое время на то, что я умею делать лучше, она – получает деньги за свой труд. Или: я сел в такси и попросил довезти меня до определенного места. Я эксплуатирую таксиста? Нет. Налицо вновь взаимовыгодное сотрудничество. Еще один пример: я нанимаю рабочего на принадлежащий мне завод. Вот здесь уже все сложнее. Остановимся сначала на марксистской точке зрения. К слову сказать, успех марксистской теории в рабочем движении заключается еще и в том, что, не смотря на его увесистую многостраничность и многотомность, всю ее суть можно изложить на одной странице крупным шрифтом. Она удивительно проста: вся экономика якобы построена на эквивалентности обмена. Мерилом эквивалентности является труд. Труд – это неотъемлемая сущность рабочего класса. Как же осуществляется эксплуатация? Чтобы объяснить этот феномен, Маркс вводит в теорию категорию «рабочая сила», то есть, способность к труду. Таким образом, рабочий продает не свой труд, а только свою способность к труду. Суть эксплуатации заключается в том, что капиталист присваивает разницу в стоимости между полученным трудом от рабочего и стоимостью рабочей силы. Первопричина всему этому – частная собственность на средства производства. Далее вся идеология сводится к простым и понятным рабочим лозунгам: «Весь продукт, в том числе и прибавочная стоимость, принадлежит рабочему, потому что он произведен его трудом! Долой эксплуататоров! или: Грабь награбленное! Частная собственность подлежит ликвидации!» Вот и все! Этот увесистый камень, пущенный Марксом в буржуазию, дал свои результаты. Мы получили победоносную рабочую революцию. И получили эксперимент строительства рабочего государства. Все это было оплачено миллионами людских жизней, мировой войной «горячей» и еще одной – «холодной», утратой народом целого ряда прав и свобод. Кроме того, весь мир получил ложное экономическое учение, в основе которого лежит действительно учение английской экономической школы Смита и Рикардо, основанное на трудовой теории стоимости. Говоря это, я хорошо осознаю, какой огонь критики я вызываю на себя. Сегодня этот вопрос следует рассматривать в рамках институциональной экономики. Соблюдение закона стоимости характерно исключительно для начальной стадии капитализма. Но уже в XIX, а особенно – в последующий период, формируются институты, целью которых является нарушение эквивалентного обмена. Такими институтами являются, прежде всего, банки, затем – монополии. В XX веке к этому процессу активно подключается государство. Идет активное перераспределение доходов в пользу узкого круга лиц, в том числе, и через коррупционные схемы. Этот механизм активно используется во внешнеторговых операциях, картельных соглашениях, денежной эмиссии, кредитно-финансовой системе. На международных и региональных рынках формируются искусственные, так называемые, «пробки», в том числе, и с помощью политических условий, «шунтирование» которых требует значительных затрат, сводящих на нет нормальную конкуренцию. Эквивалентная торговля равными стоимостями становится скорее исключением, чем правилом. Сегодня экономика – это политически организованный процесс ограбления народных масс в пользу узкого круга представителей государственно-монополистических структур и транснациональных корпораций. Поэтому, принимая рабочего по найму на свой завод, или какое-либо другое предприятие, совсем не факт, что его эксплуататором являюсь я, как предприниматель. Я сам сегодня могу себя считать эксплуатируемым всей этой системой ограбления. В то же время, нельзя согласиться с Марксом по поводу претензий рабочего класса на обладание всем производственным продуктом. Так или иначе, в создании совокупного продукта участвует все общество. Такие претензии профессор Львов сравнивал с тем, что все, что мы с вами делаем, мы делаем только руками. Голова же, ноги, туловище здесь, якобы, не причем. Что по своей сути абсурдно. Легко предвидеть такое замечание: мол, в главном-то Маркс был прав. Эксплуатация не только не исчезла, но и нарастает. Да, это так. Но сегодня, во-первых, значительно расширились категории социальных групп, подверженных эксплуатации. Во-вторых, изменилась персонификация эксплуататора. В третьих, изменился сам рабочий класс. Но и опять, подчеркиваю, не это главное. Даже если мы добьемся уничтожения эксплуатации, мы достигнем исполнения всего лишь одного морального постулата: «Не укради!». Говорю это потому, что сегодняшняя эксплуатация приняла неприкрытые формы кражи. Но это лишь один постулат, и он не исполним по сути как взятый отдельно в отрыве от всей системы нравственных отношений. Однако, прежде чем касаться более подробно этого вопроса, мне хотелось бы развеять еще один миф, навязанный нам марксистской наукой. Этот миф касается строгой последовательности смены экономических формаций, и вообще необходимости рассматривать исторический процесс под этим углом зрения. В своей книге «Основы предсказуемой экономики …» я отхожу от понимания кризисов как чисто экономических явлений. Экономика в них выступает как наиболее измеряемый в количественном отношении процесс, но чаще всего не выступает первопричиной и основой кризиса. Я разделил все кризисы на две категории: кризисы-предупреждения и кризисы-революции. Если первые приходят в стохастическом порядке, без четко выраженной периодичности, то вторые имеют достаточно четкую периодичность, и в их основе лежит смена поколений. Для России эта периодичность обрела строгие временные рамки в 25 лет и 1 месяц. Продолжительность этих кризисов составляет около 7 лет, с выходом на свой пик с 3 по 5 годы. Экономические кризисы, начинающиеся в России с ХХ века, всегда приобретали мировой характер. Смена поколений придает революциям по объективным причинам гораздо более широкий диапазон, чем просто регулирование и изменение экономических отношений. Кроме того, эта периодичность свидетельствует о том, что революции, революционные перемены происходят не по желанию каких-то отдельных партий, а имеют под собой более глубинный, более значимый характер. Идеологии, уповающие на революции, ориентирующие на их подготовку, считающие, что только в ходе революций творится история, не только ошибочны, но и вредны по своей сути. Борьба за изменения, борьба добра со злом происходит каждый день, в каждом нашем поступке. И абсолютно не важно, происходит ли она на бытовом или на самом высоком политическом уровне. От того, как ведется эта борьба, как влияет она на новое поколение, зависят и результаты неизбежных революционных процессов. Сказанное мною вовсе не означает, что я хочу принизить роль идеологии. Наоборот, я хочу подчеркнуть ее значимость не только в период революционных изменений. Она должна стать частью культуры народа, частью его неотъемлемых потребностей. Сегодня же мы наблюдаем совершенно противоположную картину. Революции последних двух десятилетий получили название цветных. Изначально это название появилось из-за их сравнительно мирного характера и использования различного цвета растений, служивших их символами. Затем этому термину придали иной смысл. Мол, это революции, в которых побеждает бывшая оппозиция, финансируемая из-за рубежа. Финансистом, как правило, назначают США. На самом деле, доказательная база реального участия в революциях третьих стран может быть предъявлена только по Ливии, при свержении Каддафи, где было зафиксировано участие спецназа западноевропейских стран на чужой территории, и где они обеспечивали контроль над воздушным пространством страны. В остальном, эти разговоры следует рассматривать как пропагандистскую ложь властей, цель которой – опорочить любую оппозицию любыми средствами. Обвинить же ее в финансовой помощи из-за рубежа – наиболее легкий и эффективный способ. Любая встреча оппозиционных лидеров с политическими лидерами Запада сразу же безапелляционно трактуется как выпрашивание финансовой помощи или непосредственная ее передача. Если отбросить эту ложь, то термин «цветная революция» следует применить к единому характеру этих революций, который выделяет их из ряда других революций. Такой отличительной чертой является их протестный характер. Народ протестует против коррупции, против нечестных выборов, против отдельных государственных лидеров. Никакой положительной, созидательной программы, никакой конструктивной идеологии эти революции не имеют. Заканчиваются они простой сменой чиновничьего аппарата, националистическим брожениями, политическим хаосом. Между тем, потребность в такой идеологии гораздо выше, чем она была в XIXвеке или начале ХХ века. Капиталистический строй, его социально-экономическая система не стали более гуманными по сравнению с этим периодом. Не только не прекращаются международные войны, но, с постоянным использованием двойных стандартов, они приобрели направленный характер навязывания политических идеалов западного мира остальным странам. Ни децильная система подсчетов доходов на одного человека, ни нормы эксплуатации на отдельно взятом предприятии сегодня не дают истинного уровня эксплуатации народных масс. Кучка супермиллиардеров столь мала и концентрирована, что ни один из этих показателей не работает. Высокая концентрация капиталов при этом не только не облегчает возможностей реконструкции капиталистической системы, но сохраняет ее высокую устойчивость. Эта устойчивость обеспечивается и международным характером взаимосвязей капиталов, поддержкой его со стороны государственных структур и законодательства, подкупом СМИ и огромным апологетическим штатом ученых в области общественных наук. Поражение Советского Союза в «холодной войне» позволило централизовать (глобализировать) капиталистический мир и сосредоточить центр его управления в США. Но самое главное, чем обеспечивается эта устойчивость – это отсутствие надлежащей альтернативной теории, способной что-то противопоставить этой системе, а про наличие движущих сил, готовых взять на себя эту задачу, тут не приходится говорить вообще. Коммунистическая теория дискредитировала себя на долгие годы. И, я думаю, ее реабилитация возможна лишь в отдельных фрагментах. История еще раз преподнесла людям урок: зло невозможно победить злом. Общественная мысль, сделав зигзаг в сторону бескомпромиссной борьбы угнетенных масс за свои права и материальный достаток, должна вернуться к нормам нравственности и морали. А вернувшись, сделать их своим средством успеха. Это нелегкий путь. Это долгая и трудная дорога. Это не поиск врага, и не борьба с ним не на жизнь, а насмерть. Это, прежде всего, будет борьба с самим собой! Но не надо думать, что ее придется начинать на ровном месте. У тысяч людей, особенно среди молодежи, пользуется большой популярностью здоровый образ жизни. Тысячи людей верят в силу нравственного совершенства и стремятся к нему. Необходимо ввести в научный оборот слово «любовь» как труд по преодолению собственного «эго», как стремление к пониманию и желанию оказывать помощь другим. Но для этого нужна современная теория общечеловеческих ценностей. Нужна яркая демонстрация практических результатов следования ей. Нужна работа с массами. В конце XIXвека в России среди народовольцев было течение под названием «ходьба в народ». Российская историография пыталась преподнести это движение как дремучую утопию. Как движение, потерпевшее поражение. Да, к ожидаемому ускоренному движению народа к революции это движение не привело. Но, на мой взгляд, это было самым ярким и успешным движением революционеров. Думаю, имеет смысл изучить эту страницу истории более детально. Правда, это народовольческое движение демонстрирует нам те же ошибки, которые мы с вами собираемся сегодня повторить с упорством Сизифа. Берем перечень первоочередных проблем, выдвинутый постоянно действующим симпозиумом «Обществоведения большинства». Проблема первая: Характер (тип) народно-демократического движения за освобождение от эксплуатации и угнетения. Круг участвующих и доминирующих в нем социальных сил (движений). Ставя таким образом проблему, мы значительную часть общества (того самого общества, ради которого мы собираемся работать и от чего-то его спасать) априори ставим в положение униженного и оскорбленного, эксплуатируемого. Сначала мы его низводим до уровня раба, а потом ждем от него движения к освобождению. Причем, прежде всего освобождению экономическому, материальному. Мы изначально делим общество на враждующие части. Для этого придуманы термины «классы», «классовая борьба» и т.п. Не в этом ли истоки социального фашизма? На самом деле люди должны стремиться не к этому. Люди стремятся к счастью, а это не равенство, не богатство. Это многомерное состояние, в котором последние понятия не являются даже целью, а лишь одним из средств его достижения. Не может человек с рабской психологией понять и бороться за свободное счастливое общество. Вот что по этому поводу писал А.А. Зиновьев: «Есть, например, некое общество – капиталистическое, социалистическое – в данном случае не имеет значения. Ты родился и вырос в нем. Ты обречен дожить до конца жизни в нем. Но ты не принимаешь это общество как свое. Оно тебе чужое. Оно враждебно тебе. Ты должен жить по нормам этого общества, отвергая сами эти нормы. Ты не можешь изолироваться от него, но не видишь никакой возможности изменить его желаемым для тебя образом. Ты должен жить как все, будучи не таким как все. Ты не хочешь принимать участие в спектаклях власти. Ты не принимаешь идеологию этого общества. Ты не хочешь сражаться за материальные блага и делать карьеру[1]. Ты протестуешь против самих основ этого общества, но не видишь лучшей альтернативы ему[2]. Бессмысленно бороться за его изменение[3]. Оно … далеко не исчерпало своих потенций. Что бы ни сделали люди, оно имеет свои внутренние законы эволюции, неподвластные людям. Вместе с тем ты хочешь прожить свою единственную жизнь на высшем уровне нравственных, духовных, интеллектуальных достижений человечества (выделено мною – Ю.Г.). Ты хочешь сохранить достоинство человека в условиях общества, стремящегося превратить человека в ничтожную единичку во множестве единичек. Как этого добиться? Существует только один выход из этого положения: если нельзя данный тебе внешний мир сделать отвечающим твоим идеалам, интересам и вкусам, то можно создать в самом себе свой собственный внутренний мир. Стань внутренне свободным и создай свою собственную идеологию, психологию и систему правил поведения (выделено мной – Ю.Г.) в соответствии со своими идеалами. Быть внутренне свободным – это не так-то просто, как это кажется на первый взгляд. Для этого вовсе не достаточно думать, что хочешь и как хочешь. Внутренняя свобода не есть своеволие и распущенность в мыслях. Внутренне свободным может стать на самом деле лишь тот, кто обладает достаточно богатым материалом для работы мысли, высокоразвитым и хорошо организованным аппаратом мышления, способностью объективно понимать то, что происходит в окружающем мире, способностью противостоять всему тому, что пытается навязать ложный взгляд на мир, на человека, на общество(выделено мной – Ю.Г.). Внутренне свободный человек должен иметь в себе самом своего рода целое интеллектуальное «государство», способное защитить его от всяких посягательств извне. Это «государство» должно функционировать по строго определенным правилам. В нем должна быть суровая внутренняя дисциплина и порядок. Не может быть внутренне свободным человек, изолирующийся от жизни своей эпохи и от ее культуры. Внутренняя свобода есть способность защищать свое внутреннее «государство» в океане жизни со всеми ее тревогами, радостями, опасностями, несчастьями, короче говоря – со всеми ее достоинствами и недостатками»[4]. Итак, если есть люди, некое общество, которые желают себя посвятить задачам изменения существующей действительности, то у них есть только один путь – приняться за трудную, долгую, и, может быть, не всегда благодарную работу формирования общества таких внутренне свободных людей. Помочь им выработать единые критерии этой внутренней свободы и способы её практической реализации. Требования Зиновьева к высокой интеллектуальности не должно никого ни пугать, ни обманывать. Высокоинтеллектуальными, высоконравственными могут быть люди из любых слоев общества. Можно сказать, что практически каждый, начиная свою жизнь, стремится прожить ее именно таким образом. Однако, большей частью не знает и не понимает, что это значит и как это осуществить. Внутренне свободный человек должен быть не просто вооружен определенной системой ценностей. Должна быть градационная шкала ценностных идеалов, а также умение ею пользоваться. Как я уже указывал, периодичность возникновения кризис-революций связана вовсе не с какими-то изменениями в классовом строении общества, и, вообще, классовый характер противоречий в них играет, за исключением редких случаев, второстепенную, а то и третьестепенную роль. Основным в этих кризисах является противостояние ценностей, усвоенных новым поколением, ценностям поколения уходящего. Такую кризис-революцию мы переживаем в настоящее время. В ближайшие 2 – 3 года мы увидим ее основные результаты. Начало следующей революционной эпохи можно ожидать с января 2040 года. Те ценности, которые удастся донести до тех, кому в этом году будет по 40 – 50 лет, такой характер изменений мы сможем ждать в период с 2040 по 2047 год. Я не касаюсь проблем симпозиума «Обществознания большинства», обозначенных как вторая, третья и т.д. Из моего доклада следует, что это проблемы вчерашнего дня, проблемы ошибочные и не стоящие того, чтобы на них было потрачено время. Нет никакой необходимости держаться за марксизм с упорством, достойным лучшего применения. Нужна новая идеология. Идеология чистых помыслов, добрых поступков и значимых результатов, а значит, и смелых целевых установок. Возможно, кто-то спросит меня: «А как же быть с эксплуатацией?» Эксплуатацию, ее формы необходимо изучать и разоблачать. Эксплуатация, как бы она не маскировалась, попадает под простой библейский запрет: «Не укради!» Ее источником является не только частная собственность в крупных масштабах, но и политическая власть, сформированная этим капиталом, а также денежно-кредитная и фискальная системы, организованные этим конгломератом. Необходимо сформировать всенародное осуждение этих крайних форм ограбления. Исполнительная власть должна быть всесторонне подконтрольна обществу. И пока общество само до этого не дойдет, и само не установит свою форму правления, эксплуатация будет неотъемлемой частью этого общества. С этим придется жить, но это не означает, что с этим надо мириться. В любой системе, в том числе, и социальной, элементы характеризуются своим состоянием и своим поведением. До тех пор, пока поведение элементов находится в пределах нормы по меркам, установленным системой, последней безразлично их состояние. Хотите изменить систему – измените поведение ее элементов. Изменить поведение человека – это значит изменить его ценностные приоритеты. Ими и только ими он руководствуется в своей повседневной деятельности. Как видно из данной статьи, предлагаемые теоретические воззрения никак не вписываются в марксистско-ленинскую парадигму освобождения рабочего класса от эксплуатации. Это парадигма презумпции нравственных ценностей в развитии человечества над целями и решаемыми задачами. Она открыта для всех классов, для всех слоев населения, но заинтересованы в ней прежде всего те, кто находится под гнетом нужды и обстоятельств. Она не требует ожиданий, и не откладывает счастливую жизнь на далекое будущее. Человек может и должен сам формировать вокруг себя ауру счастливой и свободной жизни. И если он при этом будет не одинок, если он увидит в этом поддержку идеологической научной мысли, если это примет характер общественного движения, то ничто не сможет противостоять этой силе. Принципы этого движения очень просты: нельзя творить зло другим, нельзя сотрудничать со злом ни при каких обстоятельствах, нельзя помогать злу ни в какой форме; зла нельзя бояться, зло нельзя победить злом. То, о чем я сегодня говорю, многим видится слишком абстрактным. Но, во-первых, существуют восточные ведические учения, которые веками нарабатывали практические формы действий в этом направлении. Во-вторых, это и есть реальная проблема, которую требуется решать сегодня научному сообществу. Понимание ценностей достаточно легко трансформируются в исторические цели. Зная, что следующая революционная ситуация, связанная со сменой поколений, ожидается в 2040 году, можно уже сегодня конкретизировать эти цели для поколения, идущего на смену предыдущему. Так, например, в ходе этого, проходящего кризиса, касательно России было бы хорошо, если бы был положен конец процессу накопления первоначального капитала, который воспроизводится вновь и вновь в форме передела собственности. Многими этот процесс воспринимается как коррупция чиновничества и силовых структур. Это и есть коррупция. Но, в то же время, это – другие масштабы, другая глубина процесса. Конец процесса первоначального накопления позволил бы перейти к реальным производственным процессам. В политическом плане необходимо ориентировать народ на проведение Конституционного собрания. Но только при условии, что оно не будет собрано под контролем чуровского изберкома. Задачей этого Конституционного собрания должна быть ликвидация института президентства, который не оправдал себя как гарант конституционного строя и постоянно воспроизводит монархические традиции, место которым давно уже на свалке истории. Но самое главное, Конституционное собрание должно поставить исполнительную власть под контроль общества. Проблема народовластия должна быт переведена как в научную, так и в практическую плоскости. В экономической сфере нет ничего важнее, чем взять под государственный, а значит и под народный контроль денежно-кредитную систему. Перейти к планированию экономической деятельности. Эти задачи не под силу решить одному только рабочему классу. Их решить может только народ, общество в целом.
  7. Материалы к докладу на IV Московском экономическом форуме. В ходе дискуссий последних лет прослеживается явное нежелание наших ученых-обществоведов, экономистов обнажить реальную ситуацию до конца и честно посмотреть правде в глаза. Зато мы видим явное желание завуалировать происходящее, свести все к проблеме технологической смены экономической модели развития, объяснить наше экономическое отставание «нефтяным проклятием» и модернизировать то, что решительно необходимо отправить на свалку. Вот и название данного «круглого стола» явно грешит этим же недостатком. На наш взгляд, правильная формулировка должна была бы звучать не «от реформы к реформированию», а «от развала к реформированию». В нашей стране сегодня смешались все понятия. Демократами у нас стали называть людей, расстрелявших парламент, а реформаторами – политиков, осуществляющих, в силу своей некомпетентности, развал экономики. В то же время, реформирование предполагает наличие государственной идеологии (кстати, что у нас запрещено Конституцией). А идеология предполагает обоснование целей реформирования и четкого понимания, в чьих интересах эти реформы осуществляются. Так вот, начиная с Горбачева, в нашей стране ничего подобного не было, и нет. Поэтому, прежде всего, следует разобраться, что же это с нами было, и как нам быть дальше. Революция 1991 года не носила классового характера. Это была революция смены общественных ценностей. Общество, пережившее сталинский социализм и брежневский его застой, пришло к убеждению, что 1) страна не может развиваться без сменяемости власти, и 2) социалистическая экономика не в состоянии решить проблему товарного дефицита и динамичного развития производительных сил. Мы не будем сейчас разбирать правильность или ошибочность этих взглядов. Их правильность заключается уже в том, что социалистический строй исчерпал отпущенное ему время для самореформирования. Поэтому, народ сам решил привести действительность в соответствие с теми ценностями, которые он ощущал как первостепенные. Политиками, оказавшимися в этот период у власти, означенные ценности трансформировались в однозначное понимание необходимости возврата к капиталистическому строю. Отказавшись от идей марксизма, они продолжили мыслить исключительно по Марксу. Раз капитализм – то нужна обязательно стадия первоначального накопления капитала. Поэтому контрреволюция 1993 г. преследовала именно эту цель: расчистить дорогу означенному процессу. Я сейчас оставляю в стороне нравственную составляющую такой постановке вопроса. Давайте просто посмотрим, что из этого получилось. Изначально этот процесс принял самые извращенные формы, которые имеет смысл перечислить: 1). Устранение всяких законодательных ограничений в формах приватизации; сведение законодательной власти до уровня одного из департаментов правительства, в чьи функции входит принятие нужных правительству законов; девальвирование, при необходимости, законов Указами президента, решениями послушного Конституционного суда, разъяснительными инструкциями министерств и ведомств. Для такой работы был нужен послушный парламент. Через какое-то время это удалось обеспечить сполна за счет монополии одной партии. Передача президентской власти из рук в руки, в конечном итоге, свела на нет желание людей добиться одной из основных своих ценностей – сменяемости власти. Некоторая часть населения еще остается во власти иллюзий проводимых выборов, но это либо люди зависимые, работающие в бюджетных сферах, либо люди изрядно люмпенизированные. 2). Активное участие в процессе первоначального накопления капитала чиновничества и силовых структур. Чиновники и силовики не только стали организаторами этого процесса, они увидели в этом свой личный интерес, а самое главное – свои ничем не ограниченные возможности. Поэтому данный процесс очень быстро вышел за пределы имущественно-производственных накоплений и вовлек в свою сферу бюджетные деньги, как на федеральном, так и на региональном уровне. Он превратил всю государственную разрешительно-запретительную систему в частный бизнес. В это оказалась вовлечена вся система правосудия. Ни президентская, ни правительственная власть этому не только не препятствовали, но более того, возглавили эту работу, проведя административную реформу. Для такой работы были необходимы слаженные команды, нужна была вертикаль власти. Были отменены выборы губернаторов, «хлебные» должности стали предметом купли-продажи. Как видим, то, что принято у нас называть коррупцией власти, на самом деле имеет гораздо более глубокие и более разветвленные корни. 3). В процесс раздела собственности был вовлечен крминал. Во многих случаях он действовал в контакте с силовыми структурами. Отсюда значительный рост нераскрываемости преступлений и их безнаказанность. 4). Значительную роль в первоначальном накоплении капитала сыграла денежно-финансовая система. С 1991 г. народ трижды подвергся прямому ограблению. Сначала за счет обнуления советских сбережений, затем – в результате дефолта 1998 г., и, наконец, за счет мощной девальвации рубля в 2014 – 2015 годах. Кроме того, при государственном покровительстве создавались различные компании – сборщики денег типа МММ, чьи доходы, в конечном итоге, оказались в руках и карманах чиновничества и силовых структур. К этой системе ограбления можно отнести высокие процентные ставки по потребительским и производственным кредитам, периодические банкротства банков, организованные тем же чиновничеством, организовавшим вывоз капиталов за рубеж. 5). Основным вниманием в части первоначального накопления капитала пользовались экспортно-сырьевые отрасли, сфера сбыта, производство и импорт сигарет и алкоголя, поставки лекарств и медицинского оборудования. Эти отрасли прельщали объемами сделок, наличием уже существующей инфраструктуры, возможностью легкой монополизации и подконтрольностью чиновничье-силовому аппарату. Бизнесменам же из этой когорты в знак солидарности были отданы на разграбление путем рейдерских и других захватов малый бизнес и все, что вокруг оказывалось прибыльным, благодаря чьим-то усилиям. Многим сегодня кажется, что данный процесс фактически закончился с приходом к власти В.В. Путина, или, по крайней мере, лет 10 – 12 назад. Вот это и есть главное заблуждение экономистов и политиков, так усиленно, на первый взгляд, ищущих выхода из кризисной ситуации. С определенного момента процесс первоначального накопления капитала начал воспроизводиться за счет передела собственности. Началось это с того, что сначала убрали со сцены самые одиозные и создающие больше всего неудобств своей деятельностью такие фигуры, как Березовский, Ходорковский, Гусинский. Затем выяснилось, что на национализации можно наживаться ничуть не меньше, чем на приватизации. Так, по удивительным ценам и по странным схемам в руках государства оказались контрольные пакеты Газпрома, Роснефти, Сибнефти, Славнефти. Теперь, в условиях кризиса, при явно невыгодной конъюнктуре, затевается приватизация крупных прибыльных стратегических объектов. Причем, предполагается их продажа иностранным компаниям. Государство с определенного времени стало действовать как типичная мафиозная структура. Она не любит лишнего шума, ее раздражает всякая огласка ее деятельности. С одной стороны, мы видим круговую поруку (дело Сердюкова – Васильевой, разоблачительные материалы в адрес семейства Чайки), с другой – устранение не поделившихся и зарвавшихся (дело губернатора Сахалинской обл. и др.). С недавних пор обнаружилась еще одна высокодоходная линия. Это стройки века и крупнополитические акции. Примером тому могут служить Олимпийские игры в Сочи, Чемпионат мира по футболу, освоение Крыма, помощь Донбассу и Сирии. 6). Еще одной особенностью российского первоначального накопления капитала является то, что оно приняло извращенную форму благодаря тому, что основные средства накопления оказались сосредоточенными в денежной форме и выведены за рубеж. Они оказались сконцентрированы у узкого круга лиц. И далеко не факт, что их предполагается / удастся вернуть в Россию. Чиновничье-монополистический олигархат сегодня усиленно формирует себе плацдарм для жизни за границей: покупаются особняки, в иностранных университетах обучаются дети, там формируется свой бизнес. В то же время, внутри страны как был, так и остается негативный инвестиционный климат. Вполне может оказаться так, что несмотря на все тяготы, перенесенные российским народом, эта задача так и останется не решенной до конца. А капитализм, не поучив конкурентного развития, сразу приобретет свою дряхлеющую форму в виде монополистического производства с финансовой системой, вытягивающей, как пылесос, все ресурсы не только необходимые для развития, но и для нормального существования населения страны. 7) В отличие от других стран, так или иначе переживших аналогичные процессы, в нашей стране не формируется параллельно благоприятный инвестиционный климат для вложения накопленных средств в производство. Найти логическое объяснение этому факту очень сложно. Очевидно, что благоприятный инвестиционный климат невозможно обеспечить одними экономическими мерами ( снижением налоговой нагрузки, установлением налоговых льгот на средства, направленные на научные исследования и обновление производства и т.п.), но не делается даже этого. До кризиса это, по-видимому, считалось лишним, а сейча – не время, накладно для бюджета. Поэтому будут ждать роста цены на нефть. Но, в любом случае, такой подход где-то вступает в противоречие с процессом накопления первоначального капитала, и вопрос решается в пользу последнего. 8). Процесс первоначального накопления капитала не мог бы развиваться так долго без конфликта с населением страны, если бы не существовала некая экономическая база социального «подкармливания» наиболее бедных слоев. Такой экономической базой в 90-е годы была экономия на дотациях отделившимся союзным республикам (после развала СССР), экономия на расходах, связанных с обороной страны, на науку и образование, на здравоохранение, на капитальное строительство, в том числе, и на строительство бесплатного жилья, на перекладывании расходов на ЖКХ на плечи населения. В целом, в жертву было принесено развитие страны. В 2000-х годах такой экономической базой послужил значительный рост цен на экспортируемые сырьевые ресурсы. Страна проела и разворовала свой потенциал развития. Сегодня страна лишилась этих источников при одновременном увеличении количества бедных, что дает нам основание полагать приближение социальных конфликтов. Однако, отсутствие в политическом арсенале партии, способной сформулировать идеологию сопротивления политическому режиму способно породить возврат к тоталитаризму, либо очередной развал государства. 9) В Советском Союзе была хорошо поставлена разведслужба. Всем хорошо известны такие имена как Зорге, Абель, Филби, Эймс, Хансен, добывавших информацию в самых привилегированных кругах западных стран. Ничего подобного со стороны стран Запада достигнуто не было. Во всяком случае, они об этом молчат. Сегодня же, все сбережения чиновничьего аппарата, находящиеся в западных банках, не могут ни быть подконтрольны их разведкам. Какой ценой покупается их молчание – одному Богу известно. Это даже нельзя назвать предательством. Страна продаётся оптом и в розницу. Процесс первоначального накопления капитала в России превратился в то, во что и мог он только превратиться – в беззастенчивое ограбление народа, он затянулся и превратился в азартную игру с высоким уровнем доходности на вершине политической пирамиды. Ничто сегодня не свидетельствует о его окончании. Все государственные структуры по-прежнему вовлечены в эту игру. Производством, проблемой выхода из кризиса заниматься некому и некогда. Все замерли в ожидании роста цен на нефть. И это единственное, на что они уповают. Деятельность этих горе-реформаторов привела к научной и экономической отсталости и обнищанию народа. Тем самым, осталась нереализованной и вторая ценность революции 1991 г., точнее, она обрела иную форму – товарного дефицита нет, , но высокий уровень бедности не позволяет большой части населения воспользоваться высокого, что само по себе может быть еще хуже. Все предложения ученых – экономистов и справа и слева разбиваются об эти ожидания роста цены на нефть и нежелание ничего менять. Смею предположить, вслед за другими учеными, что такие системы не способны самореформироваться. И поэтому присутствует большая вероятность того, что вопрос достижения тех ценностей, которые ставила перед собой революция 1991 г. и от которых общество не отказалось, потребует новой революции. Но проходить она будет в изменившихся, более сложных условиях. А потому, предсказать ее исход вряд ли кто-то возьмется.
  8. Материалы к докладу на Эвристическом симпозиуме «Обществознание большинства» (май – июнь 2016 г.) Гельцер Юрий, к.т.н. Мне кажется, что серьезным заблуждением является убеждение, что движущей силой социалистической революции является рабочий класс. Если посмотреть правде в глаза, то рабочий класс оказывается слепым орудием ряда партийных группировок, и прежде всего – РСДРП(б) в борьбе за власть. Во-первых, идеологии не рождаются в головах рабочего класса. Идеологии создают отдельные представители интеллигенции, а в дальнейшем они шлифуются и дорабатываются в более широких рядах той же интеллигенции, прежде всего в партийных группах. Во-вторых, вся идеология марксизма-ленинизма, без критической оценки ее состоятельности для рабочего класса, в конечном итоге уместилась в нескольких простых и понятных рабочему лозунгах: «Фабрики рабочим!», «Земля крестьянам!», «Вся власть Советам!» и их общая интерпретация – «Грабь награбленное!». В основе же всех этих лозунгов лежала теория прибавочной стоимости Карла Маркса, которая в доведении ее до рабочего класса сводилась к тому, что весь продукт в производстве делается руками рабочего класса, в том числе, и прибавочный продукт. А потому он и должен принадлежать ему и только ему. Добиться этого можно одним путем – ликвидацией частной собственности. Достаточно изменить экономические отношения, и изменится вся надстройка. Наступит царство свободы, благосостояния, культурного обогащения. Я не хочу подозревать марксистов в том, что они якобы не были реально обеспокоены тяжелым положением рабочего класса. Я не хочу их подозревать в том, что они умышленно использовали безграмотность этого слоя населения и проэксплуатировали самые низменные наклонности к обогащению наиболее простым способом. Я не хочу подозревать их в том, что они преследовали исключительно личные цели в борьбе за власть, и использовали рабочий класс как действительно легко организуемую массу, как мощный таран против бастионов власти. Более того, я убежден, что этого не было. Скорее, они сами были убежденными сторонниками такой идеологии, и их заблуждения явились результатом ошибок, заложенных в саму марксистскую теорию. С такой идеологией можно было взять власть, и даже не было проблемой национализировать всю собственность в стране. Правда, пришлось повозиться и повоевать с крестьянством. Да и НЭП не был запланирован этой революцией. А вот со следующим постулатом марксизма – диктатурой пролетариата, вышла накладка. Реальную власть, заключающуюся в тотальном контроле над исполнительной властью, рабочий класс так и не получил. Советы, явившиеся плодом организационного поиска самого рабочего класса, а не идеологов из интеллигенции, сразу же были отодвинуты на властные задворки и не превратились в надлежащий инструмент народовластия. Именно этот факт позволяет мне говорить о том, что рабочий класс был лишь слепым орудием в чужих руках в ходе революции, и он не смог реализовать себя как ее движущая сила. В этом отразилась также слабость марксистско-ленинской теории, не оказавшей должного внимания организации созидательного процесса после победы социалистической революции. В партийных большевистских кругах над законностью верх взяла революционная целесообразность, реальное недоверие к революционному творчеству масс, неумение и незнание как его организовать. Пренебрежительное отношение к буржуазной демократии не позволило взять даже то положительное, что ею удалось наработать за несколько столетий работы и, тем более, развить ее до уровня народного контроля. Власть получила партийно-бюрократическая номенклатура, и в дальнейшем она явилась движущей силой всех проведенных преобразований. Рабочий класс в созданной заново социально-экономической системе так и остался орудием в руках этой политико-экономической касты. Мы начали не с определения, а с конкретного примера. Но зададимся теперь вопросом: что следует понимать под движущей силой? Прежде всего, необходимо важное дополнение: движущая сила чего? Мой ответ: движущей силой преобразований. Мы видим, что революционной движущей силой может быть одна социальная группа, а движущей силой последующих изменений – другая. Но все это можно назвать одним словом – преобразования. Итак, движущая сила преобразований это определенная социально значимая группа людей, являющаяся носителем той или иной идеологии, вызревших у нее конкретных исторических целей, и способной своими действиями добиваться этих целей. В ходе реализации этих целей движущие силы преобразований должны строго контролировать соблюдение своих интересов. Однако, последнее, как правило, недооценивается. В результате, как чаще всего бывает, движущие силы превращаются в орудие уничтожения старого режима, так и не превратившись в преобразующую силу. Так было в 1917 г., такой же процесс постиг ее и в 1991 – 1993 гг. Отто фон Бисмарк точно подметил: «Революцию подготавливают гении, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются проходимцы». Революционный и послереволюционный (переходный) периоды характеризуются не только сменой движущих сил развития, но и формой реализации этих сил. И в этих формах, наработанных человечеством исторически, места движению народных масс не существует. Оно выливается в анархию, хаос, беззаконие. А это дает новой власти, какая бы она не была, моральное право подавить его всеми имеющимися у государства средствами. На наш взгляд, переосмысление понимания самих движущих сил развития следует начинать не с вопроса: «На какие движущие силы следует опираться в будущем?», а с проблемы: «Какой характер движения должен быть у сил развития, чтобы они реально могли это развитие обеспечить?» Для этого необходимо отказаться от идеализации героизма и прогрессивности революций. Надо не на словах, а на деле признать, что историю творят не распиаренные средствами массовой информации президенты, не герои-революционеры, а народные массы. И делают они это не от революции к революции, а ежедневно. Борьба интересов, в том числе и классовых, идет ежедневно. Добро и зло сталкиваются ежедневно. Прогрессивное развитие может опереться только на тех, кто готов к такой ежедневной борьбе. Во всех формах ее проявления: в быту, на производстве, в политике и культуре. Здесь само слово «борьба» становится не совсем приемлемым, потому что действие сил добра не может быть основано ни на чем, кроме как на любви. Такое понимание взаимодействия людей отдано сегодня на откуп богословам. Надо признать, что в их устах оно звучит часто слащаво, с некоторым привкусом лицемерия. Церковники не говорят о том, что подобное отношение к окружающему миру есть, прежде всего, работа над самим собой. Они говорят об этом как о божественном постулате, достигаемом молитвами и смирением. Но даже этим они делают большое дело. В отличие от богословов мы должны понимать, что развитие требует обширных и глубоких знаний. Оно требует смелости и ответственности в их отстаивании. Смирение с действительностью не может быть тождеством любви к ней. Но разоблачение чуждых идеологий, пусть даже несущих человечеству зло, не должно выходить за рамки понимания, что за этими идеологиями стоят такие же люди. И если они заслуживают наказания, то только в рамках существующей законности, которые в свою очередь не могут выходить за рамки общечеловеческой нравственности. Движущей силой развития сегодня может стать такое сообщество людей, каждый член которого является носителем этих норм нравственности. Их пропагандистом не на словах, а в каждом своем поступке. Этому движению нет альтернативы. Только это движение может вовлечь в свой водоворот не только эксплуатируемых и угнетенных, но и самих так называемых угнетателей, как в свое время идеи социализма казались привлекательными для многих капиталистов и даже аристократов. Стремление к добродетели не знает ни религиозных, ни социальных границ. Здесь, как и в любом деле, самым трудным является начало. Однажды в истории Христу и его двенадцати апостолам удалось отвратить мир от язычеств и привнести в него значительную долю гуманизма. Сегодня мир готов к тому, чтобы воспринять идеи добра как свои собственные идеи, как главные свои ценности. Мир устал от насилия. И в этом залог успеха будущего взращивания новой движущей силы развития и преобразований.
  9. 80-я статья Конституции РФ, часть 2, гласит: «Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина.» В соответствии со ст.15, ч.1 этой же Конституции: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.» Я не юрист, я простой российский гражданин, который понимает выше приведённое так, как оно написано. Я понимаю, что Государственная Дума, за 23 года существования этой Конституции, должна была бы принять законы строго регламентирующие этот процесс, из которых всем было бы понятно когда, на какой стадии и как должен был бы Президент вмешиваться в процессы беззакония, происходящие на вверенной ему территории, и как он должен был бы их пресекать. Но Государственная Дума почему-то не удосужилась этого сделать, а потому нам следует понимать, что Президент здесь никак не ограничен в своих действиях. И вопли депутата Государственной Думы (см. https://www.youtube.com/watch?v=btYP-WuEV7U ) господина Евгения Федорова о том, что 4000 законов в чём-то ограничивают в этом Президента, никогда ни одним юристом подтверждены быть не могут. Раз так, то мне не понятно почему, когда господину Президенту говорят о беззаконии, творимом следственными органами и другими органами правосудия, он делает фигуру лица непричастного к этому вопросу человека и заявляет, что он не может вмешиваться в работу судебных и правоохранительных органов. Почему этот штамп, совершенно пустой фигуры речи, используется его администрацией при запросах со стороны граждан России о беззакониях происходящих в стране. Мне не понятно для чего существуют десятки советников Президента, в том числе и по правовым вопросам? Для чего существует правовое управление администрации Президента? Для чего, в конце концов, существует Министерство юстиции, если все они вместе взятые не могут оказать в этом вопросе помощь Президенту? Я понимаю эту статью Конституции так, что основной задачей Президента является даже не пресечение конкретного беззакония, а гораздо шире. Его задача, останавливая конкретное безобразие, разобраться почему оно вообще стало возможным. Его задача принять меры не только к наказанию людей, допустивших его, но найти первопричины возникновения этого безобразия, вплоть до выдачи поручения Госдуме пересмотреть законы противоречащие Конституции или позволяющие её нарушать. Человек, обличённый властью, но не использующий свои права в наведении порядка и законности в своей стране своими действиями или бездействием, сам способствует этому беззаконию. Спрашивается: «Зачем нам такой Президент?» Нет-нет, я не имею ввиду конкретно В.В.Путина… Зачем нам вообще такой институт президенства, который не выполняет главной задачи возложенной на него? Сегодня никто из нас не застрахован от того, что: — к нему, при проведении следственных действий, как к подозреваемому или подследственному не будут применены пытки; — он не окажется в числе 98% подследственных в тюрьме до того как будет доказана хоть какая-то его вина; — он не окажется осужденным только потому, что наши суды имеют склонность исключительно к обвинительным приговорам. Они даже умудряются дать подсудимым сроки большие чем об этом просят государственные обвинители; — он не окажется осужденным только за то, что сказал правду о воровстве наших чиновников или о преступлениях творимых органами правопорядка; — он не окажется осужденным просто потому, что следователям нужно найти виновного или выполнить план (что характерно для следователей наркоконтроля, отлавливающих совершенно обычных продавцов магазинов торгующих сертифицированным маком) по посадкам, оказавшись не в том месте и не в то время. При этом истинные преступники будут оставаться на свободе, сотрудничая с органами правопорядка. Перечень этих вопросов свидетельствует о том, что мы по-прежнему живём не в правовом государстве, мы живём в бандитской стране, где главный вор в законе (без всяких ковычек) сам Президент! И в этом главная причина отсутствия ответов на эти вопросы.
×