Перейти к содержимому

Фома Неверящий

Участник
  • Публикации

    55
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

19 Нейтральный
  1. Кого воспитывали настоящие коммунисты.

    Вопрос о добровольцах-дело совести человека. Мой отец тоже имел бронь. Но он в 15 лет работал в подполье, в 16- в воевал с белополяками, стал красным командиром. Потому и вырвался из гражданки на фронт в 1941. Но в 1943, после реорганизации ГУСКА Пересыпкин отозвал его с фронта и поручил отдел организации полевой почты, хотя он не хотел бросать фронт. Одно дело- быть на учете, а другое- работать и отвечать за порученное дело. Он был, как многие в те годы. Жаль, что нынче таких мало.
  2. Кого воспитывали настоящие коммунисты.

    Мне стыдно говорить об этом. В бумагах отца я нашел письмо в парторганизацию Наркомата связи СССР. Отец был удивлен, что в октябре 1941 года, когда он уходил добровольцем, ни один член партии не последовал его примеру. Думаю, что война унесла у нас наших пассионариев, а выжившие были очень усталыми. Потому и был у нас с Хрущевым провал, а потом Косыгин был уже не в состоянии сделать то, что он думал.
  3. Экономика и проблемы нравственности

    Ответ Алмазику из средних веков. Вступление к 7 книге Мориса Дрюона "Проклятые короли". "В трагическую годину История возносит на гребень великих людей, но сами трагедии – дело рук посредственностей. В начале XIV века Франция была наиболее могущественным, самым густонаселенным, самым жизнедеятельным, самым богатым государством во всем христианском мире, и недаром нашествий ее так опасались, прибегали к ее третейскому суду, искали ее покровительства. И уже казалось, что вот-вот для всей Европы настанет французский век. Как же могло так случиться, что сорок лет спустя эта самая Франция была разгромлена на полях сражений страной, население которой было в пять раз меньше; что знать ее разбилась на враждующие между собой партии; что горожане взбунтовались; что ее народ изнемогал под непосильным бременем налогов; что провинции отпадали одна за другой; что шайки наемников отдавали страну на поток и разграбление; что над властями открыто смеялись; что деньги обесценились, коммерция была парализована и повсюду царила нищета; никто не знал, что принесет ему завтрашний день. Почему же рухнула эта держава? Что так круто повернуло ее судьбу? Посредственность! Посредственность ее королей, их глупое тщеславие, их легкомыслие в делах государственных, их неумение окружить себя нужными людьми, их беспечность, их высокомерие, их неспособность вынашивать великие замыслы или хотя бы следовать тем, что были выношены до них. Не свершиться ничему великому в области политической – все скоротечно, если не будет людей, чей гений, свойства характера, воля смогут разжечь, сплотить и направить энергию народа.Все гибнет, когда во главе государства стоят, сменяя друг друга, скудоумные люди. На обломках величия распадается единство. Франция – это идея, сочетающаяся с Историей, в сущности идея произвольная, но она с тысячного года усвоена особами царствующего дома и с таким упорным постоянством передается от отца к сыну, что первородство в старшей ветви скоро становится вполне достаточным основанием для законного вступления на престол. Конечно, немалую роль играла тут и удача, словно бы судьба решила побаловать эту только еще складывавшуюся нацию и послала ей целую династию несокрушимо крепких правителей. От избрания первого Капетинга вплоть до кончины Филиппа Красивого лишь одиннадцать королей в течение трех с четвертью веков сменили друг друга на троне, и каждый оставил после себя потомство мужского пола. О, конечно, не все эти владыки были орлами. Но почти всегда вслед за бесталанным или неудачливым принцем сразу же вступал на престол, словно была на то милость Небес, государь высокого полета или же великий министр правил за немощного монарха. Совсем еще юная Франция чуть не погибла, попав в руки Филиппа I – человека, наделенного мелкими пороками и, как выяснилось впоследствии, неспособного вершить государственные дела. Но вслед за ним появился неутомимый Людовик VI Толстый, которому при вступлении на престол досталась урезанная держава, так как неприятель стоял всего в пяти лье от Парижа, и который оставил ее после своей смерти не только восстановленной в прежних размерах, но и расширил территорию Франции вплоть до самых Пиренеев. Безвольный, взбалмошный Людовик VII ввергает государство в гибельные авантюры, затеяв заморский поход; однако аббату Сугерию, правящему именем короля, удалось сохранить единство и жизнеспособность страны. И наконец, на долю Франции выпадает неслыханная удача, да не одна, а целых три подряд, когда от конца XII века до начала XIV ею правили трое одаренных или даже выдающихся монархов, и каждый восседал на престоле в течение достаточно долгого срока: процарствовали они – один сорок три года, второй сорок один год, третий двадцать девять лет – так, что все их главные замыслы успели претвориться в жизнь. Три короля, отнюдь не схожие меж собой ни по природным данным, ни по своим достоинствам, но все трое на голову, если не больше, выше заурядных королей. Филипп Август, кузнец Истории, начинает выковывать подлинное единое отечество, присоединив к французской короне близлежащие и даже лежащие не слишком близко земли. Людовик Святой, вдохновенный поборник веры, опираясь на королевское правосудие, устанавливает единое законодательство. Филипп Красивый, великий правитель Франции, опираясь на королевскую администрацию, создаст единое государство. Каждый из этой троицы меньше всего думал о том, чтобы угождать кому бы то ни было; прежде всего они стремились действовать, и действовать с наибольшей пользой для страны. Каждому выпало на долю испить полной чашей горькое пойло непопулярности. Но после их кончины их оплакивали куда больше, чем ненавидели, высмеивали или чернили при жизни. И главное – то, к чему они стремились, продолжало существовать. Отечество, правосудие, государство – основа основ нации. Под эгидой этих троих зачинателей идеи французского королевства страна вышла из полосы неопределенности. И тогда, осознав себя самое, Франция утвердилась в западном мире как неоспоримая, а в скором времени и главенствующая реальность.Двадцать два миллиона жителей, надежно охраняемые рубежи, легко созываемое воинство, присмиревшие феодалы, строго контролируемые административные районы, безопасные дороги, оживленная торговля. Какая другая христианская страна могла теперь сравниться с Францией и какая из христианских стран не поглядывала на нее с завистью? Конечно, народ роптал под слишком тяжелой государевой десницей, но он возропщет еще сильнее, когда из-под твердой десницы попадет в слишком вялые или слишком сумасбродные руки. После кончины Филиппа Красивого вдруг все разом расползлось. Длительная полоса удач в наследовании трона пресеклась. Все трое сыновей Железного короля по очереди сменялись на престоле, не оставляя после себя потомства мужского пола. В предыдущих книгах мы уже рассказывали о многочисленных драмах при королевском дворе Франции, разыгрывавшихся вокруг короны, перепродававшейся на аукционе тщеславных притязаний. На протяжении четырнадцати лет четыре короля сходят в могилу; было от чего встать в тупик. Франция не привыкла так часто устремляться в Реймс. Словно молнией сразило ствол капетингского древа. И мало кого утешило то, что корона перешла к ветви Валуа, ветви, по существу, суетливой. Легкомысленные хвастуны, непомерные тщеславцы, все в показном, и ничего внутри, отпрыски ветви Валуа, всходившие на престол, были уверены, что им стоит улыбнуться, чтобы осчастливить все королевство. Их предшественники отождествляли себя с Францией. А вот эти отождествляли Францию с тем представлением, каковое составили сами себе о собственной персоне. После проклятия, принесшего непрерывную череду смертей, – проклятие посредственности. Первый Валуа – Филипп VI, прозванный «королем-подкидышем», короче говоря, просто выскочка, – за десять лет так и не сумел утвердить свою власть, потому что к концу этого десятилетия его кузен Эдуард III Английский завел династические распри: он предъявил свои права на престол Франции, и это позволило ему поддерживать и во Фландрии, и в Бретани, и в Сентонже, и в Аквитании все те города и всех тех сеньоров, что были недовольны новым государем. Будь на французском престоле монарх порешительнее, англичанин наверняка так и не осмелился бы на этот шаг. Филипп Валуа не только не сумел предотвратить грозящей стране опасности – куда там, флот его погиб у Слюйса по вине назначенного им лично адмирала, без сомнения назначенного лишь потому, что адмирал ровно ничего не смыслил ни в морских делах, ни в морских сражениях; а сам король в вечер битвы при Креси бредет по полю боя, преспокойно предоставив своей кавалерии крушить свою же собственную пехоту. Когда Филипп Красивый облагал народ новым налогом, что вменялось ему в вину, то делал он это, желая укрепить обороноспособность Франции. Когда Филипп Валуа потребовал ввести еще более тяжелые подати, то лишь для того, чтобы оплатить свои поражения. За последние пять лет его правления курс чеканной монеты будет падать сто шестьдесят раз, серебро потеряет три четверти своей стоимости. Тщетно старались установить твердые цены на продукты питания, они достигли головокружительных размеров. Глухо роптали города, страждущие от никогда раньше не виданной инфляции. Когда беда раскинет свои крыла над какой-нибудь страной, все смешивается и природные катастрофы сопрягаются с людскими ошибками. Чума, великая чума, пришедшая из глубины Азии, обрушила свой бич на Францию злее, чем на все прочие государства Европы. Городские улицы превратились в мертвецкие предместья – в бойню. Здесь унесло четвертую часть жителей, там – третью. Целые селения опустели, и остались от них среди необработанных полей лишь хижины, брошенные на произвол судьбы. У Филиппа Валуа был сын, но его, увы, пощадила чума. Францию отделяли еще только две-три ступени от полного упадка и разорения, но с помощью Иоанна II, по недоразумению прозванного Добрым, эти ступени будут пройдены.Эта череда сменяющих друг друга на троне посредственностей чуть было не уничтожила в Средние века государственный строй, исходящий из посылки, что сама природа способна породить в лоне одного и того же семейства держателя верховной власти. Но разве народы чаще выигрывают в лотерее избирательных урн, чем в лотерее хромосом? Толпы, ассамблеи, даже ограниченные группы избирателей ошибаются так же часто, как ошибается природа; Провидение так или иначе скуповато на величие.
  4. Нельзя лысых назначать министрами финансов. Смотрел сегодня по телевизору нынешнего министра финансов, рассуждавшего о налогах на «самозанятых». Он почему-то включил в самозанятых парикмахеров. А я подумал, что если бы он имел шевелюру и ходил к парикмахеру, то он бы возмутился, что: парикмахер потребовал с него дополнительную плату, ссылаясь на необходимость платить новый налог: самому стало бы обидно, что он заплатил подоходный налог со своей зарплаты, а теперь должен платить дополнительный налог. Вообще, система налогообложения у нас забавная. Купил квартиру для себя и потомков, никаких мыслей о ее продаже. А тут мне говорят: заплати за кадастровую оценку своей квартиры, а потом с этой оценки будешь платить налог. Говорят, что надо производить товары с большой добавленной стоимостью, желательно без лишних отходов. Для этого мне нужны дополнительные средства. Но им этого мало- потом я еще должен буду платить налог на добавленную стоимость. В конце должен извиниться= лысина не должна препятствовать работе человека, если под ней есть разум.
  5. Зря спорим.Вот цитата из "Политики" Аристотеля, написанной две с половиной тысячи лет назад;..Военное искусство можно рассматривать до известной степени как естественное средство для приобретения собственности, ведь искусство охоты есть часть военного искусства: охотиться должно как на диких животных, так и на тех людей, которые, будучи от природы предназначенными к подчинению, не желают подчиняться; такая война по природе своей справедлива. (Книга 2, III.8). Наша революция оказалась первой, которой удалось доказать на многолетнем опыте, что человек человеку не волк, что нацизм противен человеческой природе и пока мы будем живы- будем обязаны передать наши знания и опыт нашим потомкам.
  6. Мне кажется, что данный текст очень уж мудренный. Понятно, что Великая Октябрьская социалистическая революция возникла как результат стечения разных обстоятельств в стране с преобладающей массой крестьян. Потому большевики не смогли бы ничего сделать без эсеров, да и первые декреты Советской власти отражали эсеровскую программу. Идея о решающей роли класса пролетариев на деле не оправдалась. Да и Ленин был достаточно знающим человеком, чтобы понимать и использовать суть происходящего. Его экономическая программа реально состояла из двух направлений. Первое: государственно-монополистический капитализм, а не дурацкая "рыночная экономика" с ее конкуренцией, о крахе которой он писал еще в своем "Империализме" в 1916 году. Максимум, что можно было выжать из этого: "обратить его на пользу всему народу." Потому и его планы создания Единой энергетической системы страны, разрушенные Чубайсом и его приспешниками. Объективно в современном мире вся инфраструктура должна быть в едином управлении- иначе в стране будет вечный бардак. Второе направление по Ленину: развитие всех видов кооперации, которые были фактически уничтожены Хрущевым. То, что у нас почему-то называют "либеральной" идеологией, на самом деле болтовня из 18 века, ничего общего не имеющая с современной действительностью. Мне кажется правильным высказывание Кейнса: “Идеи экономистов и политических мыслителей – и когда они правы, и когда они ошибаются – имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности именно они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Безумцы, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба, извлекают свои сумасбродные идеи из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. Я уверен, что сила корыстных интересов значительно преувеличивается по сравнению с постепенным усилением влияния идей. Правда, это происходит не сразу, а по истечении некоторого периода времени. В области экономической и политической философии не так уж много людей, поддающихся влиянию новых теорий, после того как они достигли 25- или 30-летнего возраста, и поэтому идеи, которые государственные служащие, политические деятели и даже агитаторы используют в текущих событиях, по большей части не являются новейшими. Но рано или поздно именно идеи, а не корыстные интересы становятся опасными и для добра, и для зла." Но если переводить все проблемы на язык общественных наук, то я бы попытался сформулировать нашу проблему примерно так. Западные колонизаторы ставили перед собой задачу обогатиться любыми способами, вплоть до уничтожения целых народов, а потому и между собой они создали общество конкуренции, где человек человеку волк. Наш опыт заключался в создании общества, основанного на коллективной работе, где человек человеку друг, товарищ и брат. Это больше соответствует природе человеческого этноса. Не зря Ленин с большим уважением относился к Кропоткину, который как ученый обосновал именно это направление рода человеческого, если он хочет сохраниться и развиваться.
  7. Это безумие: Россию пытаются исключить из Совбеза ООН

    Что ждать от нацистов? Снова поджог рейхстага.
  8. Спасибо Ильич!

    Чувствую единомышленников, а потому прошу поговорить по двум темам. Первая: Ленин формулировал социализм в двух формах.1.Государственно-монополистический капитализм, но обращенный на пользу всему народу и потому переставший быть капитализмом.2. Социализм- строй цивилизованных кооператоров. Хрущев уничтожил все виды кооперации, а капитализм естественно повернул на сторону олигархов. Не пора ли, помимо требований о нормальной оплате руководителей госкомпаний, поговорить о возрождении кооперации вместо слюней о малом бизнесе, который сам пробьется там, где он будет нужен. Второй вопрос, который меня мучит, на который очень важно дать правильный ответ. Мы трактуем гражданскую войну как классовую, между красными и белыми. Но есть еще вопрос о роли английского посла в организации февраля, отказе англичан принять царскую семью, начала гражданской войны с высадки англичан на территорию нашей страны в марте 18 года, права Георга 5-го на российский престол как ближайшего родственника(кузена) Николая 2. Не стоит ли разобраться сейчас с этим?
  9. Спасибо Ильич!

    Такие люди рождаются, может быть. раз в тысячелетие. Блестящий исследователь, труженик, революционер без страха и упрека, государственный деятель, спасший страну от иностранной интервенции, человек, который смог сплотить вокруг себя и для общего дела тысячи выдающихся людей. Самое главное- он начал эксперимент по созданию первой гуманистической цивилизации, который неизбежно останется в памяти людей и станет той мечтой, за которую рано или поздно потянутся все народы земли.
  10. Сталин был прав.

    И еще хочу сказать следующее. В одиночку России не справиться с этой стаей, да еще если драться на их ринге и по их правилам. Есть только одно направление нашей деятельности для укрепления своего суверенитета под защитой своих ВС. Это направление- организация национально-освободительного движения всех народов против колониального господства. Они сами создали методы оранжевых революций, которые можно использовать для изменения власти даже в колониальных державах. Но для этого нам нужно показать всем пример достойной жизни своих народов, ликвидировав социально-экономическое расслоение и неравенство. Иначе нам не выжить в этом жестоком мире.
  11. Сталин был прав.

    Думаю, что Сталин строил модель общества по Ленину. У Ленина было сочетание двух направлений структуры социалистической экономики. Первое: государственно-монополистический капитализм, но обращенный на пользу всему народу и потому переставший быть капитализмом; второе: социализм- строй цивилизованных кооператоров. Хрущев разрушил вторую часть модели: разорил колхозы, отменив их техническое обслуживание через МТС( своеобразный лизинг), введя налоги на плодовые деревья и многое другое, о чем и вспоминать не хочется. В итоге он оставил систему государственно-монополистического капитализма, который очень быстро был перестроен в пользу топ-менеджеров, которые закрепили свою власть введением частной собственности.Когда это произошло, прихватизаторы захотели влиться в "семью успешных народов", но оказалось, что успехи этих народов появились в результате жестокой эксплуатации колоний, а "мировое сообщество" просто сборище колонизаторов. И естественно появилась проблема защиты своего достояния от хищников, которая возможна только при наличии своего суверенитета, то-есть возможности решать свои проблемы по своему разумению. К сожалению, этого разумения не всегда хватает. Это сейчас весьма наглядно проявилось при обсуждении закона о контрсанкциях.. Просто удивляюсь многоголосице предлагаемых мер и попытке запретить что-то и исходить из Вашингтонского консенсуса. Запреты умные всегда обойти могут и контрсанкции надо вводить не точечные, а так чтобы бизнес там взвыл и скинул негодную власть. Например: если страна вводит против нас любые санкции, то мы 1. разрешаем экспорт любых товаров и услуг в эту страну только за рубли- пусть они попробуют их у нас получить;2. Повышаем втрое импортные пошлины и вдвое - экспортные. И это, кажется, достаточно в экономическом плане, чтобы не терять, а зарабатывать на санкциях. Самое главное, для таких мер достаточно федерального закона без подзаконных актов.
  12. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ «ПРОГРАММА» ПОСРЕДСТВЕННОСТЕЙ. В трагическую годину История возносит на гребень великих людей; но сами трагедии- дело рук посредственностей …Посредственность! Посредственность ее королей, их глупое тщеславие, их легкомыслие в делах государственных, их неумение окружить себя нужными людьми, их беспечность, их высокомерие, их неспособность вынашивать великие замыслы или хотя бы следовать тем, что были выношены до них. Не свершиться ничему великому в области политической. Все скоротечно, если не будет людей, чей гений, свойства характера, воля смогут разжечь, сплотить и направить энергию народа. Морис Дрюон. Когда король губит Францию. (Вступление) Цепочка целей наших властей: ускорение, перестройка, инновация, модернизация, «рывок». И все это с 1985 года по 2018 год или 33 года подряд. Похоже, что наши власти пока берут пример с Ильи Муромца, который тоже лежал на печи тридцать три года. Зато властители не дремлют. На днях Игорь Шувалов заявил, что правительство должно получать такую же оплату, как и руководители госкорпораций. Правда, народ думает, что справедливей было бы наоборот: установить оклады руководителям госкорпораций на уровне не выше чиновников соответствующего уровня. Прежде, чем предлагать повышение доходов для себя, любимого, стоило бы ответственному государственному деятелю вспомнить (если он когда-нибудь учился) некоторые простые и широко известные истины. Так, разработка и внедрение новой техники и технологий эффективны только тогда, когда ими нужно заменить работников с высокой оплатой труда. Но, по данным Росстата, за 2017 год реальные располагаемые доходы населения снизились на 1.7%, а на долю 10% наименее обеспеченных слоев населения пришлось аж 1.9% всех денежных доходов. (Статистическое обозрение №1(100) 2018 год, с.10). Там же, на предыдущей странице, приводятся данные о том, что в 2017 году число умерших в нашей стране превысило число родившихся в 1.1 раза и убыль населения за год составили 0,9%. Ссылки на демографические ямы тут неуместны. Вопрос просто в том, что для сохранения численности населения нужно на семейную пару минимум двое детей. А это значит, что работающий глава семьи должен получать на руки не менее четырех средних зарплат. В прошлом, 2017 году, по данным из того же источника, среднемесячная номинальная зарплата составила 39144 рубля. Это значит, что только для обеспечения выполнения излюбленного тезиса о сбережении населения необходимо иметь не социальные пособия, а зарплату в 120000 рублей в месяц на взрослого работающего члена семьи. Так что первоочередная задача состоит не в приобретении футбольных клубов и особняков в колониальных державах, а в существенном повышении оплаты труда работников. Это вполне возможно при правильном построении оплаты труда, используя для этого не коррупционные запреты, а грамотную финансовую и кредитно- денежную политику. Очень долго и не всем интересен этот круг вопросов. Пока же нет ни одного грамотного экономиста в нашей стране, который бы не критиковал Центральный банк и его главу. Толку от этой критики нет и не будет. Просто надо принять на вооружение старый французский прием: если власть тебя не слышит, то надо ее высмеивать. Думаю, что для начала надо правильно переименовать наш ЦБ в соответствии с характером его деятельности. Его точное наименование: Currency board Russia of FRC (Валютное управление России Федеральной резервной системой США). Поясню, что такое «валютное управление» (Currency board) и в каких странах оно сейчас применяется. Валютное управление -это режим валютного курса, при котором центральный банк обязуется поддерживать объем национальной валюты в обращении равным объему резервов иностранной валюты и обменивать национальную валюту на иностранную по фиксированному курсу; дополнительная эмиссия национальной валюты осуществляется только при покупке центральным банком иностранной валюты, но никак путем кредитования национальной экономики(кредитной эмиссии); при покупке иностранной валюты частным сектором у центрального банка (в случае дефицита платежного баланса) происходит автоматическое уменьшение национальной денежной массы; независимая денежная политика в этом случае отсутствует, в частности, при дефиците государственного бюджета не может производиться эмиссия денег, не обеспеченная иностранной валютой. Функции центрального банка ограничены обменом валюты и надзором за коммерческими банками. Валютное управление получило широкое распространение в период расцвета европейских империй и представляло собой форму денежных властей в колониях. Выпуск местной валюты в колонии осуществлялся под обеспечение резервной валюты метрополии. По существу денежные власти колонии лишены эмиссионной функции: они лишь меняют одну валюту на другую. Общий объём денежного предложения в глобальной (долларовой) финансовой системе остаётся неизменным. Роль настоящих эмиссионных центров остаётся за теми центральными банками, что осуществляют выпуск резервной валюты, которая формирует резервы колоний. Система была создана англичанами для своих колоний в середине XIX века. По состоянию на 2017 год Currency board официально действует в следующих странах Страна Денежные власти Якорная валюта Год введения валютного управления Бермудские Острова (Великобритании) Bermuda Monetary Authority Доллар США 1915 Болгария Българска народна банка Евро 1997 Босния и Герцеговина Centralna banka Bosne i Hercegovine Евро 1997 Бруней Autoriti Monetari Brunei Darussalam Доллар Сингапура 1938 Восточно-Карибские государства* Eastern Caribbean Central Bank Доллар США 1951 Гернси (Великобритания) Guernsey Treasury and Resources Department Фунт стерлингов 1921 Гибралтар (Великобритания) Commissioner of Currency Фунт стерлингов 1914 Гонконг Hong Kong Monetary Authority Доллар США 1983 Джерси (остров, Великобритания) Jersey Treasury and Resources Department Фунт стерлингов 1959 Джибути Banque Centrale de Djibouti Доллар США 1949 Макао (Китай) Monetary Authority of Macao Гонконгский доллар 1996 Мэн (остров, Великобритания) Isle of Man government Фунт стерлингов 1961 Остров Святой Елены (Великобритания) Saint Helena Finance Department Фунт стерлингов 1976 Фолклендские острова (Великобритания) Falkland Islands Commissioners of Currency Фунт стерлингов 1899 * Участники Организации Восточно-Карибских государств (Антигуа и Барбуда, Доминика, Гренада, Монтсеррат, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины), а также на острове Ангилья. Как уже отмечалось, наша страна по праву должна занять достойное место в этом списке. Не зря санкции колониальных стран не распространяются на наш ЦБ и принадлежащий ему Сбербанк. Более того, Центральный банк РФ фактически является не банком в обычном понимании (хранение чужих денег и их использование для кредитования Правительства и коммерческих банков), а организацией, контролирующей и управляющей всеми финансовыми организациями в стране, кроме Минфина. Но и из госбюджета он отхватывает немалый кусок, поскольку правительство из бюджетных средств покрывает разницу между ростовщическими банковскими процентами и их более или менее естественным уровнем для кредитования нужных государству проектов, типа сельского хозяйства или ипотеки. Вот уж действительно высокая государственная мудрость! Невольно вспоминается замечательный фильм про Ходжу Насредина («Возмутитель спокойствия»). Бухарский эмир знакомит Ходжу с членами кабинета, а затем спрашивает его о впечатлениях. Насредин говорит: «на их лицах я не вижу черты мудрости», что вызывает согласие и довольный смех эмира. Итак, все денежные потоки у нас в стране контролируются организацией под названием Центральный банк, вплоть до анекдотичного права определять цену полисов Осаго. В этих условиях не удивительно, что таким способом вся экономическая власть в стране утекает из рук Правительства страны. В условиях валютного управления правительство, как например в Болгарии, вынуждено отойти от национальных интересов и исторической памяти своего народа. Это неизбежно происходит даже тогда, когда в правительстве все радеют за интересы простого человека. Власть и возможности правительства страны ограничены в трех отношениях. Первое, как было сказано, тем, что оно не контролирует денежные потоки, включая и движение бюджетных средств. Оно не может воздействовать на процентные ставки, а тем самым на процессы кредитования и валютный курс. Второе ограничение определяется структурой собственности, сложившейся в стране. Многие собственники, мягко говоря, являются случайными людьми и потому фиксируют свою собственность вдали от российских правоохранительных органов. Поэтому известное положение о том, что рынок расставит все по своим местам, в нашей стране не действует. Мало кто после Евгения Онегина читал у нас Адама Смита. Та глава труда Смита, в которой говорится о «невидимой руке рынка» посвящена очень актуальной для нашей страны проблеме. Она называется: «Об ограничении ввоза из-за границы таких продуктов, которые могут быть производимы внутри страны».[1] В нашей стране эта проблема получила название импортозамещение, а вообще это называется политикой протекционизма, которая сейчас становится все более необходимой. Смит, говоря о «невидимой руке», имел в виду вполне понятную и естественную мысль: если предприниматель, преследуя собственную выгоду, развивает производство в своей стране и полученную прибыль вкладывает в свою страну, то тем самым он служит интересам общества лучше, чем те, кто об этом только болтает. Прочтем первоисточник: « каждый отдельный человек старается по возможности употреблять свой капитал на поддержку отечественной промышленности и так направлять эту промышленность, чтобы продукт ее обладал наибольшей стоимостью, постольку он обязательно содействует тому, чтобы годовой доход общества был максимально велик. Разумеется, обычно он не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько он содействует ей. Предпочитая оказывать поддержку отечественному производству, а не иностранному, он имеет в виду лишь свой собственный интерес, и осуществляя это производство таким образом, чтобы его продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает от того, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это.» Наконец третье ограничение, которое позволяет нам сохранить свой государственный суверенитет, состоит в том, что правительству не подвластны внешняя политика, оборона и органы, обеспечивающие внутреннюю безопасность нашей страны. Из сказанного следует, что управление нашим государством и экономикой построено крайне неудачно и потому результат очень похож на описанный классиком продукт деятельности лебедя, рака и щуки. Потому и предложения, направленные на обеспечение роста экономики типа увеличение возраста выхода на пенсию, ничем не светят нашему будущему. Будущее же нашего народа в современном мире вызывает тревогу. В первую очередь потому, что мы не до конца понимаем тот мир, в котором мы оказались после развала СССР. Думали, что станем капиталистической державой, где на основе совершенной конкуренции под невидимой рукой рынка будем жить долго и счастливо. Ан нет! Оказалось, что все, что говорили коммунисты об империализме и даже больше, оказалось правдой. Правда, что союзы капиталистов ведут нескончаемые войны за рынки сбыта и источники сырья. Перечитывая ленинский «Империализм» натолкнулся на следующий текст: «Поучительный пример попытки такого передела, борьбы за передел, представляет керосиновая промышленность. «Керосиновый рынок мира, – писал Ейдэльс в 1905 году, – и теперь ещё поделен между двумя крупными финансовыми группами: американским „Керосиновым трестом“ (Standard Oil C-y) Рокфеллера и хозяевами русской бакинской нефти, Ротшильдом и Нобелем. Обе группы стоят в тесной связи между собою, но их монопольному положению угрожают, в течение вот уже нескольких лет, пятеро врагов»73: 1) истощение американских источников нефти; 2) конкуренционная фирма Манташева в Баку; 3) источники нефти в Австрии и 4) в Румынии; 5) заокеанские источники нефти, особенно в голландских колониях (богатейшие фирмы Самюэля и Шелля, связанные также с английским капиталом). Три последние ряда предприятий связаны с немецкими крупными банками, с крупнейшим «Немецким банком» во главе. Эти банки самостоятельно и планомерно развивали керосиновую промышленность, например, в Румынии, чтобы иметь «свою» точку опоры. В румынской керосиновой промышленности считали в 1907 году иностранных капиталов на 185 млн. франков, в том числе немецких 74 млн.74 Началась борьба, которую в экономической литературе так и называют борьбой за «делёж мира». С одной стороны, «Керосиновый трест» Рокфеллера, желая захватить всё , основал «общество-дочь» в самой Голландии, скупая нефтяные источники в Голландской Индии и желая таким образом нанести удар своему главному врагу: голландско-английскому тресту «Шелля». С другой стороны, «Немецкий банк» и другие берлинские банки стремились «отстоять» «себе» Румынию и объединить её с Россией против Рокфеллера. Этот последний обладал капиталом неизмеримо более крупным и превосходной организацией транспорта и доставки керосина потребителям. Борьба должна была кончиться и кончилась в 1907 году полным поражением «Немецкого банка», которому оставалось одно из двух: либо ликвидировать с миллионными потерями свои «керосиновые интересы», либо подчиниться. Выбрали последнее и заключили очень невыгодный для «Немецкого банка» договор с «Керосиновым трестом». Что изменилось после 1905 года? Вместо керосина нефть и газ. Рокфеллеры же Ротшильды как были, так и остались. Вот с политическим разделом мира многое изменилось. После окончания Великой Отечественной войны усилиями соцлагеря была ликвидирована политически колониальная система империализма. Но это была только видимость. На самом деле американский империализм даже усилил свои позиции, создав НАТО как оккупационную армию в Европе. После развала соцлагеря колоний США в Европе прибавилось. Кроме того, Штаты силой стали свергать более или менее самостоятельные режимы бывших колоний. «Однополярный мир»- это колониальная империя, основанная на силе и захвате чужой собственности. Не русофобия характерна для США и их союзников, а российская идея многополярного мира, основанного на суверенитете народов. Потому и оказались мы неожиданно во главе национально- освободительного движения народов за мир и свободу. Потому и должны мы быть интернационалистами, гордясь своей страной. Потому и поддерживают наши противники нацистов и бандеровцев, стремясь так использовать «бремя белого человека», чтобы иметь все за счет нищеты и вымирания других нпродов. [1] А.Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. Книга 4, глава 2.
  13. Польская наглость

    Разделы Польши, напомню, были результатом их демократии, когда множество шляхтичей выбирало королей и жили сами по себе, а не для страны. Аналогичная ситуация была и в Грузии, где множество князей не позволяло обеспечить единство нации. Потому соседи и прибрали эти страны, что они не смогли создать государства на основе единства нации. Пишу об этом потому, что и у нас так называемая "элита", захватившая власть, может довести страну до печального конца. Вспомните, в нашей стране был порядок только тогда, когда бояр заставляли слушаться верховную власть. Верховная же власть была верховной только тогда, когда не поддавалась посредственностям. Их у нас почему-то называют то элитой, то либералами. А у них на самом деле ни опыта управления людьми, ни знаний.
  14. Весеннее английское обострение. Или боевой восемнадцатый год. Интересно, что в последние полтораста лет столкновения с Англией начинаются в весеннем месяце марте и всегда под выдуманными предлогами. 27 марта 1853 года началась Крымская война под предлогом раздела церкви в Вифлееме. 9 марта 1918 года высадка английских войск в Мурманске , которая положила начало иностранной военной интервенции и гражданской войне в России. 11 марта 2018 года Мей организовала (пока дипломатическую) интервенцию 18(опять) держав во внутренние дела России, не допуская наших специалистов к гражданам России, пострадавшим от химического оружия на территории Англии. Гимн Британии заканчивается призывом всем народам земли объединиться для того, чтобы …всем славить английскую королеву. Но англичане оказываются всегда хитрее, чем другие соискатели мирового господства типа Наполеона или Гитлера, которые рассчитывали на блицкриг, а потом начинали в июне открытую войну. С Англией сложнее- она сначала ведет интенсивную подрывную работу, а уж потом приступает к делу. Крымская война была давно. А вот о том. что происходило в нашей стране в 1918 году есть смысл вспомнить. Большевики не возражали против трактовки гражданской войны как классовой схватки рабочих и крестьян с эксплуататорскими классами. Это было. Но не только. Специалистам стоило бы рассмотреть вопрос о том, почему английский посол помогал деятелям Февраля свергнуть монархию, а кузен императора Николая II, английский король Георг V отказал в поддержке семьи Романовых и ее эмиграции из России. Не собирался ли он получить корону Российской империи с помощью физического уничтожения нашей династии? Но Временное правительство 1917 года по своей дееспособности оказалось на уровне наших Гайдаров. И если бы не вооруженный в войне народ, создавший Советы, оказалась бы тогда Россия еще одной колонией Британской Империи. Что следовало бы предпринять против устаревших колонизаторов ныне, помимо дипломатических этюдов, так это перевести на русский и принять закон о замораживании незаконно и преступным путем захваченного в России имущества. В этом законе нужен только один важный пункт: прекращение выплаты доходов по компаниям английской юрисдикции , включая оффшоры, и обращении этих доходов в государственный бюджет. Можно получить много денег, больше, чем от нефти и газа.
  15. Смотришь на некоторых деятелей и становится иногда смешно, а иногда не по себе. Со страной ведется мощная и открытая экономическая война, а они мучаются над «антикризисной программой». Да нет никакого кризиса, кроме того, о котором говорил профессор Преображенский: в головах тех людей, которые давно «рулят» нашей экономикой, нагайдарили, начубайсили, но никак не хотят ее защитить от своих “коллег и партнеров». Да и зачем дергаться, если тебя даже противники хвалят. Кое-что изменилось в этом мире по сравнению с прошлым, но как и раньше идет ожесточенная война за раздел и передел планеты. Все так же требуются колониальным державам рынки сбыта и источники сырья. Только цели и методы ныне другие. Как пояснял еще Аристотель, охота на зверей и людей была нужна тогда, когда от раба требовалась физическая сила. Ныне в цене рабы с большой умственной силой, которых трудно заставить вкалывать на рабовладельцев с помощью физического насилия. Требуются более изощренные методы обмана, которые называются моральными и материальными стимулами. Моральное стимулирование приводит к захвату чужих душ с помощью различных «политехнологий» и информационного зомбирования. Материальное же стимулирование потребовало замены реальных ценностей различного рода фантиками, поскольку реальные ценности нужны хозяевам жизни, а остальных можно держать на прожиточном минимуме, а может и ниже. Почему речь зашла о «фантиках»? Дело в том, что многие плохо себе представляют, что собой представляют те денежные знаки, которые они держат в руках или могут получить со своего счета в банке. Они воспринимают их как реальные ценности. Но человечество на протяжении тысячелетий считало «деньгами» сами разнообразные предметы: зерно, рабов, кленовые палочки, золото, серебро, ракушки, камни и еще многие другие, иногда экзотичные предметы. Вряд ли сейчас уместно объяснять такое разнообразие денежных отношений. Предметом нашего разговора является отношения денег и войн. Большинство людей, привычно думают, что деньги обычно нужны для снаряжения и оплаты войска Но на самом деле деньги нужны и для других целей, которые в войнах, где участвуют массы людей, могут показаться странными.. Например, расходы государства на здравоохранение, образование и культуры нельзя считать "социальными обязательствами". Смешно и грустно будет выглядеть войско больных и необразованных людей в современном мире. Да и приверженность людей к определенной культуре, как показал горький опыт ИГИЛ, и опыт великой победы нашего народа в прошедшей войне, играет не последнюю роль. Эффективным способом достижения целей, которые ставят перед собой современные рабовладельцы- колонизаторы, является захват готовых предприятий, с подготовленными для эксплуатации и вывоза источниками сырья, приспособленными для потребления импортной готовой продукции на выгодных условиях. А если у противника есть предприятия- конкуренты, то их проще разорить, чем разбомбить. Тем более, что при этом освободиться земля, которой можно выгодно распорядиться. Поставленные цели легче и выгоднее достичь экономическими, нежели военными средствами. Правда при этом возникает неприятный, на первый взгляд, вопрос об интересах военно-промышленного комплекса. Но он изящно решается с помощью информационной войны, нагнетающей напряженность. Напряженность несложно и легко превращается в бюджетные ассигнования. . Если же это не удается, то начинается цепочка попыток сменить руководство страны: цветная революция- гражданская война- интервенция. Вслед за информационным враньем идет обычно война в экономической сфере, которая в XXI веке включает как старые, давно известные приемы, так и кое-что новенькое. Так давно известны приемы типа блокады, торговых войн, разрушения транспортной и энергетической инфраструктуры и т.п.. Но это все на виду и выглядит грубовато и глуповато. Тем более, что может встретить и сопротивление по третьему закону Ньютона: действие равно противодействию. Гораздо интереснее «забавы» с деньгами. Возможности таких забав возникли недавно, они малоизвестны, ибо как говорится , деньги любят тишину. Зато и результаты эффективнее: возможность легального захвата чужих активов (источников сырья и рынков сбыта) по бросовым ценам. Необходимыми предпосылками для решения задач такого типа нужно назвать следующие: Во-первых, денежные знаки должны иметь номинальную цену, существенно превышающую цену материального содержания этого знака. Например, что стоит запись на расчетном счете, выраженная как миллион рублей или долларов или еще каких либо иных денежных единиц? Во-вторых, нужно, чтобы люди безмолвно отдавали и принимали эти условные единицы в обмен за реальные материальные ценности и услуги. В-третьих, нужно, чтобы при недостатке денежных средств публика и государства брали деньги взаймы под проценты, которые осуждаются всеми мировыми религиями. А потому- долой религию и ее моральные запреты! В-четвертых, нужно заставить должников продавать свое имущество по бросовым ценам. Но для этого надо сначала отделить право собственности на имущество от реального имущества, выразив это право в бумагах, которые свободно продаются и покупаются. Тогда цена, по которой можно купить имущество, может быть намного ниже цены самого имущества. В-пятых, капитализм должен перерасти в империализм, то-есть общество трехглавой гидры: плутократии, бюрократии и аристократии. Аристократия, вообще говоря, это система управления обществом небольшим количеством семей, которые пишут законы для других, а себе выдумывают разные благородные названия типа элита, аристократы, золотая молодежь и тому подобное. Все вышеназванные предпосылки сложились к началу XXI века. «Генеральной репетицией» экономических войн с другими государствами стала война против своего народа. Наиболее интересно это описано в книге «Чудовище с острова Джекилл» , в которой рассказана история создания Федеральной резервной системы США как способа захвата кучкой банкиров денег и кредита народа Соединенных Штатов. Окончательно решил задачу, поставленную банкирами, Рузвельт, конфисковав золото американских граждан с 1.1.1933 года. Интересно отметить, что Алан Гринспен, считающийся лучшим Председателем ФРС прошлого века , в 30-е годы придерживался иных взглядов, которые обосновывал примерно так: «Почти истерическое неприятие золотого стандарта является тем пунк­том, который объединяет государственников всех мастей. Они явно чувствуют (возможно, даже более тонко и отчетливо, чем многие са­мые убежденные защитники laissez faire — политики невмешательства государства в экономику), что золото и экономическая свобода нераз­делимы, что золотой стандарт является инструментом политики не­вмешательства и что каждое из этих понятий подразумевает другое.» (Алан Гринспен. «Золото и экономическая свобода* : Маэстро бума. Уроки Японии. Челябинск: Социум, 2003 (2-е изд. 2005). с. 3-11). Поясню кратко этот тезис. Промышленный капитализм XVI-XIX веков становился и развивался на основе использования в качестве денег золота и серебра, то-есть товаров, имеющих реальную ценность. Как бы не называлась денежная единица, ее название являлось просто установленной государством номинальной ценой реального товара, который мог бы обменен на любые другие товары. Понятно, что ни банки, ни государство не могли знать, сколько и у кого есть этого металла, который мог всегда превратиться в нужное для его владельца имущество! Полная свобода и защита информации от алчных взоров банкиров и всевидящего ока властей! Такую систему можно было изменить только разрушив все до основания! Это и было сделано в годы первой мировой войны. Первая мировая война за экономический и территориальный раздел и передел мира привела не только к гибели миллионов, но и к обнищанию гигантского большинства оставшихся в живых. Правительства воюющих держав перестали чеканить золотые монеты для внутреннего денежного обращения и объявили законным платежным средством выпускаемые ими казначейские обязательства или банкноты. Последней страной, запретившей внутреннее золотое обращение внутри страны, были США, присоединившиеся к победителям в 1918 году как « лучшие друзья» Антанты, предоставлявшие всем желающим кредиты на любые нужды. Так был заложен первый камень в фундамент экономической мощи США. Первая мировая война (в отличие от нескончаемой второй) завершилась мирной конференцией и Версальским мирным договором. Она ознаменовалась также и очевидным для всех разрушением довоенной денежной системы. Один из участников той конференции, Джон Мейнард Кейнс обратил внимание на следующее интересное обстоятельство, далеко не очевидное для большинства. Он заметил новую функцию денег – они сами по себе стали оружием в борьбе за разрушение экономики и общества противоборствующих сторон. В книге об экономических последствиях Версальского мира он писал: «Ленин, без сомнения, прав. Не может быть более хитрого, более верного средства для того, чтобы опрокинуть основу общества, чем расстройство денежного обращения. Процесс направляет все силы экономического закона в сторону разрушения и делает это так, что ни один человек из миллиона не в силах отыскать корень зла.»( 3 , с.33) Крайне интересно, что два человека, придерживающиеся абсолютно противоположных политических и экономических взглядов, вдруг отмечают некое социально-экономическое явление, которое, судя по всему, представляется им чем то новым. Время, когда Кейнс и Ленин отметили новую роль денег еще не давало материала для выводов. Пока это была констатация факта, поскольку еще долго после окончания первой мировой войны делались попытки сохранить денежную систему предшествующих столетий. Но это не удалось даже одной из стран-победительниц, Англии, которая имела минимум разрушений, и в которой цены за годы войны выросли всего втрое. Представляется, что необходимость поиска и создания новой денежной системы была вызвана меняющейся ролью государства в наступившем периоде войн за раздел и передел мира, а также неизбежных при этом революций. Всем было ясно, что деньги всегда имели значение для ведения войн: приобретения оружия, оплаты участников боевых действий и т. п.. Но первая мировая показала, что произошло принципиальное изменение характера ведения войн. Вместо сражений групп специально обученных людей в войну оказались вовлечены многомиллионные массы населения, совершенно не подготовленные к этому и потому способные вести только позиционные окопные войны. Появились новые рода войск (авиация, танки), а потому и потребность в специалистах , способных конструировать, производить и использовать военную технику. Возникла необходимость кардинального пересмотра состава и объемов государственных бюджетов, Государство ведет только финансовую деятельность: получает доходы в виде налогов, пошлин и сборов. Потом полученные доходы безвозвратно расходуются. Как правило, эти расходы необходимы для самосохранения и развития общества и народа. Прошли давно те времена, когда на войну собирались людно, кучно и оружно. Теперь победа куется м на фронте и в тылу, а потому нужен народ, сильный телом, умом и духом. С этих позиций. требования денежной эффективности расходов государства от содержания вооруженных сил и затрат на образование, здравоохранение и культуру тех людей, которые будут защищать страну, могут возникнуть только от скудоумия. Более того, возникает потребность и новой структуре управления обществом. Государство и общество должны обеспечить всем равные возможности во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Управление с помощью т.н. «элит» (как и диктатур, тае или иначе опирающихся на те же «элиты») неизбежно терпит поражение при столкновении с противником. Ведение полноценных победоносных войн возможно только при эгалитарном управлении. В связи с этим нельзя не заметить, что при этом должно происходить постоянное обновление кадров во времени и пространстве. Нужна единая кадровая служба по переброске людей из региона в регион и сокращение пенсионного возраста, а не его увеличение. Финансовая деятельность государства состоит в том, что оно расходует денежные средства для достижения результатов, чаще всего не принимающих денежного выражения. Но доходы должны быть представлены в денежной форме. Это- налоги, сборы, а также доходы от государственных предприятий, которые и создаются как предприятия, приносящие доход от выполнения общественно полезной работы. Поэтому бюджет в денежной форме может быть и дефицитным. Тогда начинаются поиски недостающих средств. Одним из способов покрыть дефицит стали многочисленные попытки правительств разных стран выпускать бумажные деньги еще до первой мировой. Но все такие попытки заканчивались провалом, поскольку казначейские обязательства почти никогда не могли быть обменены на реальные товары и , в том числе, на драгоценные металлы. Новые условия и требования к госбюджету, вызванные необходимостью самосохранения и развития народа и государства были несовместимы с денежной системой, существовавшей до первой мировой войны. Тогдашняя денежная система на протяжении более чем двух столетий хорошо служила делу становления и развития промышленного капитализма. О ней стоит коротко сказать, поскольку, к сожалению, многое из той эпохи сидит пережитками в головах наших современников. И это сплошь и рядом приводит к принципиальным ошибкам в экономической политике. Содержанием предшественника нынешней денежной системы, возникшей после столетия грабежа колоний Испанией и Португалией в XVI-XVII веках, было постепенное использование золота и серебра в качестве денег соответственно весу и пробе металла. В период становления капитализма общество и государство придали функцию платежного средства драгоценным металлам. Для этого определенным образом обработанные куски металла получили официальную цену, которая была названа номиналом монеты. То, что называлось деньгами, было тогда просто товаром особого рода, который был объявлен государством законным платежным средством. В международном общении этот товар снимал свой национальный мундир и становилось очевидно, что внешняя торговля заключалась просто в обмене одного товара на другой товар. И во внутренней торговле товары также обменивались непосредственно на иные товары, но особого рода- драгоценные металлы. По существу драгоценные металлы в такой ситуации не могли быть простыми посредниками в обороте, средством обращения, поскольку они сами по себе имели стоимость и могли храниться бесконечно долго, превращаясь при этом из денег в сокровище. Поэтому идеи меркантилистов о необходимости активного торгового баланса на основе превышения экспорта товаров над импортом сводилась к тому, чтобы в импорте товаров было как можно больше драгоценных металлов, называемых деньгами. Идея о необходимости превышения вывоза товаров над ввозом сохранилась и до сего времени, став хорошим оружием для выкачивания из некоторых стран материальных ресурсов в обмен на что-то невнятное: от бус колониальной эпохи до записей на счетах иностранных банков. В начале этого процесса была Англия. В конце XVII века в Англии была проведена денежная реформа (1, глава 12 Великая реформа и последний чародей). Именно после нее "английское золото" (обратите внимание- не фунт стерлингов, а золото!) стало непременным участником всех завоеваний Великобритании. Результатом использования английского золота стала империя, в которой, как говорили современники, никогда не заходило солнце. О том, как и кто проводил эту реформу, стоит вспомнить. Все началось тогда, когда лорд-канцлер казначейства пригласил руководить монетным двором 55-летнего затворника,, своего приятеля Исаака Ньютона. Встав во главе этого учреждения, Ньютон внедрил механизированную чеканку геометрически точных золотых монет. Но этим дело не кончилось, а только началось. Денежные власти страны настояли на проведении денежной реформы путем обмена новых полноценных монет на все неполноценные, имевшие хождение в стране, по номиналу! Это обошлось казне в годовой доход бюджета, но стало основой будущей силы фунта стерлингов. Не зря потом эту денежную реформу назвали Великой. Напомню, что когда в 1992 году в нашей стране было предложено оформить сбережения населения облигациями, Е.Гайдар заявил, что этого нельзя делать, мол, обойдется это в годовые доходы госбюджета. Тогда был потерян реальный шанс с умом и пользой для страны вписаться в денежную систему окружающего мира. Сложившаяся в конце XVII века денежная система просуществовала более двух веков. Только в двадцатом веке, после первой мировой войны, с болью и кровью, на протяжении целого столетия она сменялась новой, в которой мы живем и которую пытаются использовать для создания новой империи. Заметим, что смена денежных систем в современном мире слелала актуальным и пересмотр концепций «денежных теорий». Становилось все более очевидным, что явление, называемое деньгами, является своеобразным средством обобщенных экономических измерений и признанным государством законным платежным средством. При этом информационная природа денег воплощалась в материальных носителях, меняющихся во времени и пространстве.( см. 2,6,10). Особенность же современной денежной системы заключается в том, что функции формирования общегосударственной системы учета и контроля с помощью денег, были переложены на банковскую систему. Несмотря на понимание того, по выражению Наполеона Бонапарта, что рука дающего деньги всегда выше, чем рука их берущего, правительства всех стран мира были вынуждены придать функцию законного платежного средства обязательствам банков. Возникает естественный вопрос: почему именно банкам довелось создавать и совершенствовать денежную систему современного мира. Понятно, что банки с самого начала были кредиторами правительств. Но это явно недостаточно для того, чтобы возложить на них функцию регулятора денежной системы, то-есть одной из центральных функций управления государством. Образование финансового капитала путем слияния банковского и промышленного капитала на стыке XIX и XX веков также не дает ответа на поставленный вопрос. Очевидно, что в самой природе банков есть что-то такое, что позволяет даже частным банкам выполнять важнейшую государственную функцию. Если отвлечься от спекулятивной деятельности банков (которая, кстати в США была запрещена после кризиса 29 года), то можно увидеть, что в главной сфере банковской деятельности причудливо переплелись функции трех фигур предпринимательской деятельности, которые существовали с древнейших времен и далеко не всегда положительно оценивались обществом. Это, во-первых , функция хранения чужих денег (золотых дел мастера и ювелиры). Во-вторых, это функция платежа по приказам владельца денег (менялы). В-третьих, это использование чужих денег для кредитования. Ростовщичество пользовалось в основном собственными деньгами, что вызывало критику всех религий, видевших непроизводительный характер использования денег для получения новых денег, хрематистику по терминологии Аристотеля, в отличие от экономики, предполагающей созидание реального богатства. Но объединение этих трех функций создает эффекты, которые делают грамотную организацию банковского дела общественно полезным и весьма значимым для экономики и общества. Функция платежа стала основой для объединения банков в единую систему, позволяющую сделать платежи быстрыми и надежными. Функция хранения и кредитования оказались идеальным способом перераспределения временно свободных денежных средств. Развитие кредитных операций привело к появлению кредитной эмиссии, что позволило ускорить производство и потребление за счет возможности расширения денежного покрытия товаров и услуг. Поэтому вполне естественно, что правительства разных стран взяли под свое покровительство столь нужные и важные банковские функции. До логического завершения эта система была доведена к середине прошлого века в США. Группе избранных американских банков (ФРС) в обмен на право эмиссии денежных знаков пришлось взять на себя обязанность покупать и продавать казначейские облигации Правительства без всяких ограничений. Так был создана идеальная система, которая позволяет Правительству США делать такие долги, за которые уничтожаются другие страны и народы. Обратите внимание: ФРС не является государственной структурой, отвечающей за банковскую систему страны, выдающую и отбирающую лицензии, а тем более отвечающую за всю экономику страны. В США нет нашей дурной административно-0юрократической диктатуры Центрального банка. ФРС скромно кредитует правительство и банки страны, получая за это свой процент и эмиссионный доход. Даже систему расчетов создают и ведут банковские группы. Федеральному Резерву США и без того хватает забот по поддержанию нынешней денежной системы в стране и в мире на базе доллара. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Развитие банковской системы стало завершающим аккордом процессов создания нынешних виртуальных денег. На сегодняшний день то, что мы называем деньгами , на самом деле является просто обязательствами банков перед своими клиентами, обычно физически существующие в виде записей на счете клиента в банке. Правда, пока еще существуют и бумажные носители таких обязательств в виде банковских билетов, выпускаемых ЦБ против записей на банковских счетах. Но эта денежная форма, по-видимому обречена. К этому ведет развитие информационных технологий и борьба правительств за прозрачность получения и расходования государственных средств – борьба с коррупцией и рэкетом властей. Кстати, в борьбе с коррупцией мало помогают декларации о доходах. Эффективнее было бы определенным категориям госслужащих просто выдавать разрешение на открытие счета в определенном банке, а может быть и прямо в казначействе, также как и ввести что-то вроде табели о рангах с фиксированным уровнем оплаты каждого. Для самого существования нынешних денег практическое значение имеют два вопроса. Первый из иих заключается в следующем: каким образом и на каких условиях публика соглашается отдавать реальные товары и услуги за невидимые записи на банковских счетах или видимые бумажные обязательства непонятно чего, выпущенные Центробанками. Тем более, что банки не могут никого заставить принимать в оплату их долги, а тем более гарантировать их погашение товарами и услугами третьих лиц. Поэтому самый страшный враг банков и правительств - отказ от использования их обязательств в качестве полноценного платежного средства. В международных же расчетах проблема состоит еще и в том, что объявление законным платежным средством обязательств банков своей страны не имеет значения для правительств и банков других стран. И в современном мире есть только одно правительство, которое может «печатать деньги» для других. Это- правительство США. У нас, да и не только у нас, любят поговорить о скором крахе доллара. Но в ближайшей перспективе мы вряд ли этого дождемся: американцы придумали такую систему по выпуску денег, что с ней нелегко будет справиться. Обратите внимание, что за этим процессом стоят армия и спецслужбы США. Можно сделать и правдоподобное предположение о том, что основной причиной спровоцированных санкций против нашей страны стали наши настойчивые попытки избавиться от посредничества доллара в международных расчетах, а также уход от долларизации нашей страны в 90-е годы. Вторая проблема денег: а собственно говоря, почему вдруг банки берут на себя какие-то обязательства и что они с этого хотят иметь . Проще говоря, вопрос сводится к следующему: как сделать так, чтобы банк принял на себя долговое обязательство в вашу пользу, а в просторечии: дал вам деньги Дело в том, что банки не раздают деньги, не «печатают» их, как говорят далекие от финансово-кредитной сферы люди. Действительно, давно известно, что банки делают деньги. Но они делают их не из воздуха, а путем хитрого процесса размножения чужих денежных средств, доверенных им на хранение, с помощью кредитного механизма. Банки предоставляют в долг временно свободные денежные средства, не принадлежащие им. А кредит всегда предоставляется на основе срочности, возвратности и платности. Поэтому одна из основных проблем кредитования, то-есть создания денег, состоит в обеспечении минимального риска невозврата кредита. Кредит всегда обеспечен, если движение денежных средств совпадает с движением товаров и услуг, а их реализация в любой момент может быть направлена на погашение кредита. С другой стороны, потребность в кредите крайне сильна там, где существуют кассовые разрывы в обороте капитала. Это относится к торговле, снабжению, всем сезонным производствам, коих в нашей стране не мало. Не потому, что климат суровый, а потому, что богатейшее сырье мы или плохо перерабатываем, создавая груды отходов или вообще не утруждаем себя переработкой и гоним сырье за границу, покупая потом за границей продукты переработки нашего же сырья. Ну как противникам нашим не уговаривать наших банкиров под любым предлогом ограничивать кредитование собственной экономики. Банковская система не должна ни под каким предлогом ограничивать денежную массу страны, путем сокращения кредитной эмиссии. Пора прекратить бюрократические методы управления по принципу «дам - не лам, дам –но не вам» и на конституционном уровне установить, что основная задача банковской системы страны заключается в обеспечении бесперебойного снабжения государства, экономики и населения страны денежными средствами. Пора предоставить государству, бизнесу, банкам, людям самим решать вопрос о целесообразности и эффективности расхода денег. Банки, выполняя функции хранения денежных средств, организации платежей и кредитной эмиссии, стали важнейшей частью системы общественной безопасности. Деньги как общественное средство экономических измерений и законное платежное средство приобрели виртуальную форму банковских обязательств информационного характера. Борьба за снижение покупательной силы денег у противника стала важнейшим средством захвата чужого имущества, в том числе и путем приватизации, а также захвата рынков сбыта и источников сырья. И этой объективной функции банков никак не соответствует наше законодательство. Ну что можно сказать, когда в законе прописано, что банк является организацией, созданной для извлечения прибыли от деятельности, разрешенной лицензией ЦБ. Распад СССР произошел тогда, когда в окружающем мире уже сложилась новая денежная система, в которую пришлось вписываться. К сожалению, наши «реформаторы» на веру приняли ( и до сих пор принимают ) то, что им говорят дяди из Вашингтона и МВФ. Тем более, что они никогда практически не работали там, где находилось то, что они презрительно назвали реальным сектором экономики. Пока же мы видим, как Центральный банк разоряет наше Правительство. Как иначе можно понимать расходы денег налогоплательщиков на покрытие завышенных процентных ставок по кредитам для сельского хозяйства, ипотеки; выделение миллиардов на поддержку отдельных предприятий, малого и среднего бизнеса и т.п.. Ведь совершенно очевидно, что все эти проблемы во всем мире решаются за счет доступного кредита. О населении и говорить нечего: его материальное состояние зависит от развития экономики- рабочих мест и уровня оплаты труда, а не от того, как меняются цены. Второй важный аспект кредитной политики- платность кредита, а проще говоря- определение процентной ставки за предоставляемый кредит. Прямое или косвенное воздействие на процентные ставки является еще более тайным и сильным способом ведения экономических войн. К вопросам использования процентных ставок для регулирования экономических процессов в стране следует подходить исключительно аккуратно и взвешенно. Не случайно процент был предметом религий: ранее христианство, а сейчас ислам, вообще выступают против процента. И тому есть веские, не только религиозные, но и социально-экономические основания. Обсуждению этих оснований посвящена обширная литература, анализ которой выходит за пределы нашей статьи. Но очевидно, что в любом случае Центральному банку нельзя доверять установление столь важного параметра экономической жизни. В светском государстве максимальная процентная ставка должна утверждаться в составе общего закона о денежной системе страны- также как и наименование денежной единицы. Кстати заметим, что в США строго придерживаются запрета на ростовщичество: там максимальная величина процентных ставок определяется законами, а в некоторых случаях и конституциями штатов. Рассмотрим эти проблемы на конкретных реалиях действий наших денежных властей. Под новый 2015 год, Банк России преподнес нам неожиданный подарок- повысил вдвое ставку процента. При этом он в течение одного года шесть раз(!) менял процентные ставки, пытаясь что-то найти. На самом же деле искать было нечего и дергаться не стоило. Однажды, в году 1998, все это уже было. Заметим, что здесь просматривается полная аналогия с началом кризиса 1998 года.. В обоих случаях одни и те же действия денежных властей приводили к одинаковым количественным и качественным результатам. Объяснение причин кризисов спекулянтами и ценами на нефть не проходят. В 1998 году экспортные цены на нефть не менялись! Надо сказать, что еще с пушкинских времен у нас не понимали «великих экономов», начитавшихся англосаксонской литературы. А уж после гайдаровских реформ только ленивый не понимал, чем все это пахнет. И публика ответила на «подарок» адекватно. Часть побежала тратить деньги на ненужные товары в надежде уберечься от неизбежного в будущем повышения цен, создав необходимый для этого ажиотажный спрос. Другая часть пошла степенно положить деньги в банки под повышенные проценты на защищенные государством вклады. А самые богатые и шустрые вложились в инвалюту: они знали, что когда банкиры говорят о повышении цены денег, то они имеют в виду не наши несчастные рубли, которые они и за деньги то не считают. Все так и получилось: за что боролись- на то их напоролись. Цены от борьбы с инфляцией почему-то взлетели вверх, а рубль обесценился основательно. Иного и не могло быть: кто постарше, тот помнит, как Банк России в 1998 году тоже повышал вдвое процентные ставки. Правда тогда еще руководство не начиталось западной литературы и потому проделало этот финт по прямому совету государственного казначея США. Потому и не потребовалось назначать руководство тогдашнего ЦБ «лучшими банкирами». Результат известен: падение ВВП страны на 5,3%, доходов госбюджета (по номиналу) –на 3,4 %, повышение цен- на 86%, и, после растраты валютных резервов, падение валютного курса рубля почти вчетверо. Достойное завершение той операции – дефолт государства Российского. Нам повезло, что в тот трагический момент сменилось руководство нашей экономики, которое послало подальше МВФ с его советами и требованиями. Иначе у нашей страны, несмотря на высокие нефтяные цены, была бы судьба Греции или Украины: искали бы где занять деньги для того, чтобы отдать эти деньги тем, у кого их заняли. Повышая процентные ставки денежные власти нас уверяли, что деньги будут дороже. Так и получилось доллар вырос по отношению к рублю в 2014 году на 72%, в 2015- еще на 25! Но этого мало. В 2014 году, впервые после 2004 года, резко выросла валютная составляющая денежной массы за счет массового ввоза наличной иностранной валюты. Покупательная способность иностранной валюты в общей покупательной способности всей денежной массы страны выросла с 18 % на начало 2014 года до 31 % на начало 2015 года. Такой процесс называется долларизацией экономики страны. Обществу было четко показано, что для наших денежных властей деньгами является не рубль, а доллар! Трудно предъявить претензии к руководителям центробанка за 1998 год, которые учились и работали в другой стране с другой денежной системой. Хотя и им можно задать немало неприятных вопросов. Но как отнестись к нынешним докторам экономических наук? Ведь уже в 1998 году началось массовое издание специализированной западной финансовой литературы. В ней, в отличии от учебников по макро и микроэкономике, анализируются серьезные практически важные явления. К примеру, в учебнике, изданном в нашей стране по финансовой инженерии, приводятся конкретные формулы для расчета зависимости форвардного валютного курса от изменения процентных ставок.( 5, стр.259-260). Меняя процентную ставку надо было сначала посчитать по простой и известной любому финансовому инженеру формуле форвардный курс рубля при меняющейся процентной ставке. Ведь нетрудно было посчитать, что бурная деятельность банка России в 2014 году должна была привести и привела к концу года к минимальной величине валютного курса 58 (фактически официальный курс на 1.1.2015 года- 56.26 рублей за доллар). Конечно, можно сбивать валютный курс, распродавая валютные резервы. Но опять же вспомним кризис 1998 года. Почти год держали курс в 6 рублей за доллар, распродали больше, чем можно, а в итоге все равно получили четырехкратную девальвацию рубля. Как в 1998 году, так и в 2014 году Банк России, выстрелив себе в ногу, повысив процентные ставки, стал бороться против неизбежного обесценения рубля с помощью валютных интервенций, то-есть распродажи накопленных страной валютных резервов. Масштабы этого процесса были, конечно различны: если в 1998 распродали почти все, то в 2014 смогли распродать только четверть! Наша банковская система не одна в мире. Есть множество конкурирующих банков у других стран и народов. И естественно, что одним из важнейших орудий конкурентной борьбы является цена кредита или процентная ставка. А что делаем мы? Приходит предприниматель в российский банк, а банкир-приятель говорит ему : « я тебе по дружбе дам кредит под 20% годовых, но лучше иди ты к дяде Сэму – он тебе даст под 5%». А хочешь я тебя сам прокредитую под 6%, но только долларами и бери на себя риски изменения валютных курсов. Вот такая у нас конкурентоспособность! А если банкир тебе не друг и не враг, а так, то ему нетрудно сообразить, что лучше самому пойти к дяде Сэму, занять у него под процент маленький, а потом предложить желающим взять у него деньги в долг под больший процент. Взвесим эту проблему с цифирью в руках. Для ясности давайте посмотрим на долги наших банков и фирм в зарубежных банках не в страшных миллиардах долларов, а в рублях. По состоянию на начало 2014 года внешний долг российских банков и компаний составил 670 миллиардов долларов. По официальному курсу на эту дату указанная сумма была равна 21265 миллиардов рублей. Для сравнения: на эту же дату в нашей стране на срочных и сберегательных депозитах числилось, о точнее- лежало без дела 21535 миллиардов рублей, то-есть больше, чем нам пришлось занимать за границей. Более того, если бы денежные власти позволили бы выдавать эти деньги нашим предпринимателям хотя бы под пять процентов, то наши банки заработали бы порядка триллиона рублей, а не отдали бы эту прибыль зарубежным банкам. И самое забавное, что если бы эти деньги дали бы в кредит внутри страны, то после их конвертации и перевода за границу они были бы собственными средствами наших банков и компаний, защищенными от разных санкций. В процентной политикие есть три аспекта. Первый: если производство дает реально 5-7 % процентов прибыли, то как оно может брать кредиты в банке больше, чем за 1-2 %? Заметим, что и потребительские кредиты под нынешние проценты также приводят к крайне нежелательным последствиям. Если оставить в стороне криминал и примитивный невозврат кредитов, высокий процент приводит к искажению структуры потребления населения в худшую для людей и экономики сторону. И принятая у нас практика субсидировать в некоторых случаях выплату процентов за счет бюджета- далеко не является показателем государственной мудрости. Нет никакой необходимости расходовать бюджетные средства на то, что должно решаться законодательными ограничениями на ростовщичество. Второй аспект процентной политики состоит в том, что далеко не все инвестиции в нужные нам направления вложений должны и могут приносить сверхприбыли. К примеру, страна нуждается в современной инфраструктуре: дорогах, средствах передачи энергии и информации и т.п.. Очевидно, что это направления с низкой денежной отдачей, но с громадной общественной пользой. Нам нужны школы, детские сады, поликлиники, больницы, научные центры и т.п.. При высоких процентных ставках такие объекты для бизнеса неприемлемы. А потому они либо не реализуются, либо перекладываются на налогоплательщиков. Возникает хорошая возможность для воровства государственных средств. Большой удельный вес бюджетного финансирования в инвестициях не говорит о разумной финансовой политике. Третий аспект проблемы состоит в том, что у нас очень много болтают о т.н. «длинных деньгах», которых у нас якобы нет. На самом же деле деньги бывают «длинными» или «короткими» независимо от их происхождения, а в зависимости от того, как их будут использовать. Если их можно получить под два процента, то за них можно платить долгие годы без проблем. Но уже при 15 процентах сумма долга удваивается за пять лет и кредит возможен только под спекулятивные, не продуманные или незаконные операции. Ответственность за состояние и развитие экономики страны, входит в компетенцию нашего Правительства. В денежной же сфере – в компетенцию того представителя Правительства, которое называется Министерством финансов. Удивительно, что придавая нашим деньгам силу законного платежного средства Правительство не решает проблемы денежной безопасности страны, соглашаясь с навязанными Вашингтонским консесусом целями кредитно-денежной политики. А потому наше Правительство с его антикризисной политикой- просто нищенка по сравнению с банками. Воистину – битый небитого везет! Почему Правительство нашей страны верит бредням о зависимости курса рубля от экспортных цен на нефть? В самом деле, кто-нибудь у нас удосужился объяснить, каков механизм воздействия экспортной цены нефти на российскую экономику. Не приняли ли мы на веру навязанное нам некими недругами представление? В самом деле, четырехкратный рост валютного курса в 1998 году происходил на фоне практически неизменных цен на нефть. Обратимся к свежим фактам. На начало 2014 года экспортная цена тонны нефти по отношению к средней внутренней цене составляла 19.92 доллара на один рубль. Иначе говоря, при таком курсе для нефтяных и газовых компаний продажа на внутренний и внешний рынок приносила бы одинаковый доход. При курсе же в 32.73 рубля за доллар экспорт нефти приносил дополнительный доход (т.н. курсовую разницу) 64.2% от внутренней цены. Кто же откажется от такого навара, создавая внутри страны нефтепереработку. На начало 2015 года отношение экспортной цены к цене поставки нефти на внутренний рынок составляло 19.44 рубля за доллар. Но курс доллара поднялся до 56,26 рубля. Следовательно, дополнительный доход экспортера составлял уже почти двухкратную величину от цены нефти, поставляемой на внутренний рынок. Что стоит за этими сухими цифрами? Страшное поражение страны в объявленной нам экономической войне. Вспомним как Гитлер в 1942 году рвался на Кавказ за нефтью не потому, что она денег стоила, а потому, что ему было нечем заправлять моторы танков и самолетов. Кстати, Сталин не зря закрыл вопрос о добыче нефти во «втором Баку» перед самой войной. Не знаю, выдержали бы мы два Сталинграда. Напомню и мысль Менделеева: топить нефтью все равно, что топить ассигнациями. Так что с экспортом нефти, особенно нашим вероятным противникам, спешить не стоило бы. Она нам и самим пригодится. В современной войне моторов нефть не менее важна, чем ядерное и другое оружие. Особенно в войне со странами, не имеющими своих энергоносителей. На самом деле проблема просто в том, что доходная часть бюджета у нас определяется в зависимости не от доходов всех отраслей народного хозяйства, получаемых внутри страны, а от экспорта товаров за рубеж. Потому что мы имеем дело не с народным хозяйством своей страны, а с экспортно ориентированной компрадорской экономикой. И все события 2014 года и антикризисная программа Правительства направлены на стимулирования экспорта, как будто развитие нашей экономики сводится к зарабатыванию долларов. А ведь народ наш поставил бы памятник нынешнему правительству если бы оно разработало и реализовало программу полной газификации всей страны по аналогии с планом ГОЭЛРО. Вот это и была бы модернизация и инновация! Если бы при этом нефть и газ пустили бы на полную нефтехимическую переработку, то вообще было бы чудесно. А пока страну поставили в полную зависимость от изменения экспортных цен, которые от нас не зависят. И речь идет не только о нефти и газе, но и о металле, алмазах и многих других товарах, экспортируемых за пределы нашей постоянно беднеющей потому страны. Если разобраться по настоящему, то сидим мы , братцы, не на нефтегазовой, а на долларовой игле. И пока мы будем сидеть на этой игле – век нам свободы не видать! Главное, что требует анализа – реальное содержание превышения экспорта над импортом товаров во внешней торговле. В этом вопросе мы, как и большинство стран мира, руководствуемся идеями экономистов XVII века – меркантилистов, о которых уже говорилось при анализе старой денежной системы. Превышение экспорта над импортом или «сальдо торгового баланса» или «чистый экспорт» в современной терминологии есть тоже деньги. Но они в те времена были не деньгами XXI века, а золотом и иными драгоценными металлами, то-есть реально – высоколиквидным товаром. Как уже отмечалось, и это никогда нельзя забывать грамотному экономисту и политику, нынешние деньги это просто запись некоторой цифры на счете в иностранном банке Иначе говоря, чистый экспорт есть кредитование покупателя реальными ценностями взамен на обещание когда-нибудь чем-нибудь вернуть эквивалент вывезенного из страны товара. Кстати, платежный баланс страны разрабатывается как бухгалтерский, с дебетом и кредитом. Так вот экспорт представлен в кредите баланса – товар отпущен в кредит! За увеличением запасов иностранной валюты реально не стоят товары, которые можно приобрести в странах происхождения этих денег. Никто в США не жаждет продать нашим компаниям что-либо существенное и нужное. И в США, как показал опыт достаточно беспардонное правительство и банки, которые в любой момент могут вообще забрать наши деньги. Наши доллары можно использовать в основном для погашения долгов и в таких же как мы «развивающихся» государствах. США живут и жируют за счет т.н. дефицита платежного баланса, превышения импорта реальных товаров над экспортом. Только за первое полугодие 2014 года чистый импорт в США составил 200.7 млрд. долларов. Понятно, что на соответствующую сумму просто увеличились обязательства на счетах американских банков. Иначе говоря, за год они напишут сумму, примерно равную валютным резервам Банка России. Все это- ничто иное как дань, которую платим мы, вместе с другими странами американскому государству. Это и есть глубинная причина неприязни США к G20, а особенно к России, как стране, наиболее активно продвигающей идею отказа от посреднической роли доллара в международных расчетах. Заметим, что именно в традициях США убивать своих президентов за их покушения на деньги банкиров. Потому и неудивительно, что наши отношения с США попортились сразу после появления предложений о реформировании мировой валютной системы. Для Центрального банка нашей страны достаточно накладно иметь валютные резервы, превышающие годовую потребность страны в оплате импорта. Требует тщательного разбора и вся экономическая политика , направленная на форсирование экспорта. Чистый вывоз товаров из страны в новых условиях есть просто вычет из того объема созданной в стране продукции, которая может быть использована для внутреннего потребления. Россия в 2000 году за счет этого вывоза уменьшила объем своего реального внутреннего потребления примерно на 20 % от валового внутреннего продукта. В последние годы эта величина уменьшилась до 8-10 % в год, то-есть все равно остается достаточно весомой. При вывозе такого объема произведенной в стране продукции рост внутренних цен неизбежен: предложение товаров на внутреннем рынке уменьшается, а денежный спрос растет на величину конвертируемой экспортерами выручки. Даже по классической схеме западных экономистов превышение спроса над предложением неизбежно приводит к росту цен. А если рубль обесценивается, то спрос возрастает многократно, приводя ко все большему росту цен . Поэтому постоянное повышение внутренних цен (например, на бензин и дизтопливо) на экспортируемые товары не имеет никакого отношения к повышению экспортных цен. Эти цены растут и тогда, когда экспортные цены растут и когда они падают. Для ограничения их роста нужно определять объем экспорта размерами импорта или наоборот, определять импорт размерами экспорта . Каждый вдумчивый наблюдатель должен был бы задаться вопросом: почему в России постоянно растут цены на все, включая м то, что вообще в других странах не продается, а называется коррупцией? Ведь ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Только леность мысли и преклонение перед Западом привели к созданию в 90-е годы неэффективной таможенной и налоговой системы. Не мешало хотя бы изучить наш исторический опыт. Хотелось бы напомнить, что в России еще в 1667году (раньше, чем в Англии!) был принят Ново-торговый устав. Согласно этому уставу налоги и пошлины купцы платили не российскими деньгами, а иноземными дукатами по твердому курсу. И, самое главное, пошлинами облагался и экспорт и импорт! Стремление государств выровнять условия конкуренции на внутреннем рынке в пользу своих купцов и производителей вполне естественно. Одними пошлинами, да еще в ВТО, мало что можно сделать. Потому в прошлом веке французами был придуман соответствующий налоговый механизм. Морис Лоре предложил и в 1954 году опробовал в одной из африканских стран, а в 1958 году добился введения во Франции налога на добавленную стоимость как эффективного инструмента обеспечения добросовестной конкуренции на внутреннем рынке между своими и чужими поставщиками. Нельзя не заметить, к сожалению, что этот налог оказался очень удобным для администрирования и потому у нас, как и в некоторых других странах, бездумно распространен на все продукты, производимые в стране. Естественно, что при этом налог на добавленную стоимость привел к резкому удорожанию всех товаров на внутреннем рынке, а потому к снижению конкурентоспособности отечественного производства по сравнению с импортом. Иначе говоря, налог на добавленную стоимость стал использоваться способом, прямо противоположным своему первоначальному назначению. В нашей стране его введение привело в 1992 году к одномоментному росту цен в 5,25 раза. НДС существует во многих странах, но опять же в США его нет. Зря не списали систему налогообложения у американцев наши «реформаторы» в 90-е годы. Ведь судя по результатам у них, хоть и не все идеально, но все-таки система работает на экономический рост. В США в доходах бюджета налоги с бизнеса составляют только около десяти процентов. Зато достаточно велики налоги на доходы физических лиц, заставляющие собственников больше инвестировать в производство и меньше расходовать на роскошное потребление. У нас же чудеса: доходы от собственности в стране больше доходов от предпринимательской деятельности. Кстати, идеи введения прогрессивной шкалы налогообложения в нашей стране вряд ли стоит приветствовать. Лучше стоит обратить внимание на обложение доходов от собственности, где применяется ставка налогообложения всего в 9 процентов. А вместо деоффшоризации и амнистии капиталов стоило бы ввести, по совету графа Дмитрия Толстого , повышенные ставки на доходы иноземцев. Да и вообще у нас получается двойное налогообложение при использовании НДС. Ведь добавленная стоимость складывается из фонда оплаты труда, включающей социальный налог, и прибыли, включающей налог на прибыль. Более того, с этим налогом опять же появляются «двойные стандарты»: кому нужно производить товары с большой добавленной стоимостью если она облагается дополнительным налогом? Проще всего добывать сырье, а конечную продукцию получать по импорту, предоставив иноземцам создавать эту самую добавленную стоимость, которая как раз и ценится в торговле и которую мы оплачиваем, импортируя товары, которые могли бы сами производить и экспортировать. Но больше всего умиляет наш налог на добавленную стоимость, взимаемый с экспорта, по которому применяется нулевая ставка. При этом реально стимулируется вывоз товаров в ущерб использованию их на внутреннем рынке. Возврат этого налога при экспорте товаров порождает массу злоупотреблений, неоднократно освещаемых в СМИ. НДС на экспорт товаров стоило бы заменить на экспортные пошлины с учетом возможности изъятия курсовой разницы в государственный бюджет. При этом оплату как пошлин при экспорте, так и НДС при импорте следует проводить не в рублях, а в иностранной валюте, как это делал Петр I.( 8). И тогда можно было бы обойтись без требований об обязательной продаже валютной выручки, которые далеко не всегда экономически обоснованы. В заключении анализа некоторых проблем современной денежной политики рассмотрим последствия, к которым она приводит. Собственно ее авторы сами откровенно их оценивают. К примеру, подняли процентную ставку до 17 процентов и уточнили прогноз на следующий год: вместо роста экономики будет снижение ВВП на четыре процента и рецессия. Кстати забавно, что так и получилось. Значит они знают, что творят! Вообще удивляют люди, которые прогнозируют ухудшение положения страны, добиваются этого и продолжают занимать свои должности, не предлагая никаких мер по улучшению дел. Для этого и выдумана очень удобная «теория рынка». По этой теории оказывается, что можно ничего не делать, а рынок все расставит по своим местам и рубль займет свою «равновесную» позицию. Если бы руководитель компании занял бы такую позицию в ожидании прибыли от рынка, то его выгнали бы в три шеи. Но при управлении экономикой страны оказывается такое возможно. Как была «рука» рынка невидимой, так и осталась. Но для практической жизни эта, с позволения сказать, «теория» некоторым оказалась очень удобной, оправдывая леность мысли и собственное бездействие. По этой теории можно только ждать, когда все образуется и успокоится. Но в реальной жизни ничего не образуется само по себе. В этой жизни победы и поражения зависят от внешних условий, состояния системы и человеческого фактора. Современные гибридные войны выдвигают на первый план проблемы денег, цен, процента и валютного курса Внешние условия использования денег определяет общая мировая валютно-денежная система, материальные ресурсы страны и их использование. Изменения денежной системы в последнее столетие привели к тому, что деньги из простого средства приобретения оружия и оплаты воинов превратились в мощное оружие , способное разрушать экономику и общество противоборствующих сторон. В то же время Господь дал нашей стране многое: природные богатства, работящий, смекалистый и добрый народ. Человеческий фактор определяется способностями, желаниями, мотивами органов управления в процессах использования основных инструментов экономической политики в денежной сфере. К ним относятся цены, процентные ставки, валютные курсы, виды м формы налогов и сборов. При этом важной особенностью человеческого фактора является инерционность подхода к окружающей реальности, использование в современной практике взглядов и идей прошлых столетий. Кейнс: “Идеи экономистов и политических мыслителей – и когда они правы, и когда они ошибаются – имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности именно они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Безумцы, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба, извлекают свои сумасбродные идеи из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. Я уверен, что сила корыстных интересов значительно преувеличивается по сравнению с постепенным усилением влияния идей. Правда, это происходит не сразу, а по истечении некоторого периода времени. В области экономической и политической философии не так уж много людей, поддающихся влиянию новых теорий, после того как они достигли 25- или 30-летнего возраста, и поэтому идеи, которые государственные служащие, политические деятели и даже агитаторы используют в текущих событиях, по большей части не являются новейшими. Но рано или поздно именно идеи, а не корыстные интересы становятся опасными и для добра, и для зла.»(3, с.518) Нам нужны руководители, которые бы думали о своем народе, а не пытались использовать иностранные инвестиции и чуждые нам технологии. Нам нужны руководители, которые бы нацелили хозяйство на полную, глубокую и безотходную переработку природного сырья, чтобы в конечном счете создавать себе и продавать другим народам не сырье, а конечные продукты его переработки. Тогда бы у нас появились и рабочие места и необходимые технологии. Тогда бы и наша экономика была нацелена на то, чтобы делалось то, что нужно человеку, чтобы каждый мог есть, пить, комфортно жить, иметь возможность повышать свой социальный статус и свое благосостояние. И, конечно, защищать от возможных врагов свой дом, образ жизни и традиции. Это и есть наши национальные интересы. Они заключаются не только в инстинкте самосохранения. Мы должны понимать, что для жизни нам нужно не общество наживы, потребления и мужчин в юбках, а общество творческого труда. Список литературы 1..Бернстайн. П. Власть золота. История одного наваждения. ЗАО «Олимп-Бизнес.2004 год. 2 Information, Work and Value. Allin Cottrell & Paul Cockshott & Greg Michaelson & Ian Wright .November 21, 2007 ( http://www.dcs.gla.ac.uk/~wpc/reports/info) 3. Кейнс Дж. М. Избранные произведения. М. Экономика, 1993, 543с. 4. Кулишер И.М. История экономического быта Западной Европы. 9-г издание, том 1-2. Челябинск. Социум, 2004. 5. Джон Ф.Маршалл, Викул К. Венсан. Финансовая инженерия. Полное руководствл по финансовым нововведениям.Пер. с англ. М. Инфра-М, 1998 . с.259- 260. 60. Матлин А.М. Деньги и экономические решения. М., Изд. Дело, 2001 год. 7 Матлин А.М. Экономические границы современной валютной политики. «Банковское дело»,№5(197) 2010 год.с.52-55. 8. Толстой Дмитрий, граф. История финансовых учреждений России от времени основания государства и до кончины императрицы Екатерины II. Санкт-Петербург, В типографии Константина Жернакова,1848 год. 9. Хансен Элвин. Денежная теория и финансовая политика. М.," Дело",2006 , 10. Юровицкий Владимир. Эволюция денег. Денежное обращение в эпоху перемен. М. Гросс-Медиа, 2004.
×