Гнат Бурнаш

Новичок
  • Публикации

    9
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Все публикации пользователя Гнат Бурнаш

  1. До сих пор не утихают споры исследователей и всех тех, кто интересуется военной историей о событиях, связанных с начальным периодом Великой Отечественной войны. Особенно все то, что связано с катастрофой на Западном фронте, который был создан на базе Западного особого военного округа, катастрофа, ставшая одной из самых трагических страниц в истории начального периода войны. Когда буквально в течение первой недели, к 28 июня, врагом были захвачены Минск и Бобруйск. Западнее белорусской столицы попали в окружение 3-я и 10-я армии, а остатки 4-й армии отошли за Березину. Создалась угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и их прорыва к Смоленску. События развивались стремительно, и уже 4 июля по дороге в Гомель, где к тому времени размещался штаб Западного фронта, был арестован командующий Западным фронтом генерал армии Д.Павлов. Процедуру ареста контролировал лично начальник Главного управления политической пропаганды РККА армейский комиссар 1 ранга Мехлис, по совместительству назначенный членом военного совета фронта. Ему же было поручено определить круг лиц из командного состава фронта, которые вместе с бывшим командующим должны были предстать перед судом. В результате, кроме Павлова, были арестованы начальник штаба фронта генерал-майор В.Е. Климовских, начальник связи генерал-майор А.Т. Григорьев, командующий 4-й армией генерал-майор А.А. Коробков и ряд других военачальников. Все они были отстранены от своих должностей, а затем преданы суду военной коллегии Верховного суда СССР и расстреляны. До сих пор не ясна и противоречива характеристика военачальника, которому Сталин доверил в то время один из важнейших военных округов страны? Округ, который являлся вторым по численности войск, а по важности стратегического направления, пожалуй, даже первым, кто такой генерал Павлов? Что мы знаем об этой личности, кроме того, что он не справился со своими обязанностями командующего, что потерял управление войсками. В результате РККА потерпела небывалое тяжелейшее поражение. Всего за 17 дней из 625 тыс. человек бойцов и командиров, Западный фронт потерял около 420 тысяч личного состава! В итоге Павлов попал под скорый суд и расстрел. Кто он, Дмитрий Григорьевич Павлов? Изучая его биографию, видно, что в ней нет ничего особо выдающегося, обыкновенная биография, как и у всех военноначальников того времени. Родился в семье крестьянина, в Первую мировую войну добровольцем ушёл на фронт. В царской армии дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен в 1916 году и взят в плен, освобождён после окончания войны. С 1919 года в Красной Армии, в Гражданскую войну с 1918 по 1920 год был командиром взвода, эскадрона, помощником командира полка. Вступил в ВКП (б) в 1919 году. Такая же биография у Жукова, Конева, Рокоссовского. Часть исследователей вменяют Павлову безграмотность и недостаток военного образования. Однако из биографии видно, что он окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна, Военную академию им. М. В. Фрунзе и академические курсы при Военно-технической академии, так что для командира тех времен образование вполне достаточное. У Жукова, к примеру, не было даже академического образования, однако это не помешало ему руководить Генеральным штабом РККА. Интересный факт из биографии Д.Павлова. С ноября 1937 по июнь 1940г. он возглавлял Автобронетанковое управление РККА, и за это очень короткое время Дмитрий Григорьевич показал себя довольно неплохим теоретиком применения танковых войск и танков на поле боя. Это он первым заявил о необходимости коренного пересмотра танкового вооружения, Павлов предложил, танки сопровождения пехоты, к которым в то время относился Т-26 оставить пехоте, а Т-28 и Т-35 вооружить 76-мм пушкой, кроме того, на смену этим двум танкам, он предложил разработать новый тяжелый танк прорыва. Основной танк Красной Армии Т-34 создавался также по заданию и требованию тогдашнего начальника АБТВ РККА комкора Д. Павлова. Много споров вызывало и продолжает вызывать решение расформировать в РККА перед началом войны танковые корпуса, многие считали, что это чуть ли не предательство. Однако не все так однозначно, интересно то, что одним из инициаторов данного решения был Д.Павлов. Это по его предложению, взамен расформированных управлений 4-х танковых корпусов было создано 15 дивизий, которые превосходили расформированные корпуса и по количеству танков, и по боевой мощи, и по способности вести боевые действия. Принцип использования танковых бригад и моторизованных дивизий по Павлову предполагал, что их можно было включать в состав стрелковых корпусов, общевойсковых армий и фронтов, а также держать в резерве Главного командования. Что самое интересное, эти и многие другие предложения Д. Павлова были в дальнейшем реализованы не только в РККА, но и нашим основным противником - германским вермахтом. Немцы при нападении на Советский Союз по плану «Барбаросса» все свои танковые дивизии, в среднем имевшие по 150 танков, свели в 4 группы (аналог ЭРП-эшелон развития прорыва по Павлову), по этому принципу использовали танковые войска и в германской танковой армии "Африка" под командованием известного генерал-фельдмаршала Э. Роммеля. Как видно из этих примеров, Сталин, назначая Д.Павлова на должность командующего одним из основных военных округов страны, по всей видимости, учитывал, что тот представлял из себя достаточно грамотного военноначальника, мыслящего стратегически. А вот что касается наличия боевого опыта и особенно опыта руководства крупными объединениями, то, здесь, судя по всему было действительно наиболее уязвимое место в личной подготовленности Д.Павлова как командующего. Но вот явилось ли оно решающим, в той дальнейшей трагедии Павлова как генерала армии, командующего Западным особым округом, вопрос не раскрыт до сих пор. Мало у кого из тогдашних советских генералов был такой опыт, очень мало, на ум приходит только разве что фамилия Шапошникова, и то, что он чистый генштабист, а не командир. Далее из биографии Д.Павлова известно, что в начале 20-х годов он проходил службу и участвовал в боевых действиях в Туркестане против, басмаческих бандформирований в должностях помощника командира полка, начальника истребительного отряда и командира кавалерийского полка, а с 1928 года Д.Павлов командир кавалерийского и механизированного полков, командир и комиссар механизированной бригады, в этой должности в 1929 году принимал участие в вооруженном конфликте против китайцев на КВЖД . В 1936—1937 во время Гражданской войны в Испании добровольцем сражался на стороне республиканского правительства, был командиром танковой бригады. Из этих фактов видно, что реально Д.Павлов был храбрым человеком, прошел множество, как теперь говорят, «горячих точек» но при этом имел опыт командования только полком-бригадой и не более того. Данный вывод в частности подтверждается служебной запиской генерал-полковника Л.Сандалова, поданной им начальнику военно-научного управления Генерального штаба ВС СССР от 1 сентября 1956 года, в которой, в частности, говорится: «Генерал армии Павлов, не имея опыта в командовании войсковыми соединениями (исключая командование в течение непродолжительного срока танковой бригадой), после участия в войне в Испании был назначен начальником АБТУ Красной Армии, а за год до войны - командующим войсками ЗОВО. Не имея ни опыта в управлении войсками, ни достаточного военного образования и широкого оперативного кругозора, генерал армии Павлов растерялся в сложной обстановке начального периода войны и выпустил из рук управление войсками.» А где в то время Сталину было найти командующих с генштабовским образованием, опытом командования армиями и фронтами, так что Д.Павлов был военачальником своего времени и не он один виновен в том, что враг выбрал направление своего главного удара именно на направлении расположения Западного особого округа, которым командовал в то время именно он. По мнению некоторых современных исследователей, якобы основная вина Павлова заключалась, прежде всего, в том, что он не выполнил Директиву НКО и ГШ от 12-13 июня 1941 года, предписывающую командованию ЗапОВО, предписывающую для повышения боевой готовности начать выдвижение частей округа на рубежи обороны согласно планов прикрытия отработанных на основании майской Директивы НКО и ГШ. Однако факты говорят о том, что в середине июня 1941 Д.Павлов направил Сталину и в Наркомат обороны две шифровки с просьбой о выводе войск на полевые позиции и даже пытался добиться разрешения на частичное отмобилизование частей округа, также просил усилить округ частями связи и танками. Также, по мнению этих исследователей, Павлов после получения Директивы от 12-13 июня не отдал своевременно команду на вывод трех дивизий из района Бреста, находящихся там для строительства укреплений. В результате эти три дивизии - одна танковая и две стрелковые, предназначенные для прикрытия Брестского направления, были уничтожены в течение первых дней войны, что стало основной причиной разгрома войск всего Западного фронта и тем самым было открыто противнику важное стратегическое направление на Минск — Смоленск — Москву. В связи с этим сразу возникают следующие вопросы. Где тогда был Генеральный штаб РККА, который отвечал за стратегическое развертывание войск, в руках которого была вся развединформация? Почему командующему округом не дали своевременно указание на отвод войск из района Бреста? Где был Наркомат обороны? И этих вопросов, где и почему множество, четких, конкретных ответов на них нет. Есть и такие исследователи, которые утверждают, опираясь на перечень определенных фактов, даже о предательстве некоторой части генералитета и командиров иного уровня накануне войны и особенно в ее первые дни. Так, например, ими приводятся факты якобы злоумышленного отвода воинских частей от границы прямо в первые же минуты войны, в результате чего и без того малочисленные и слабо вооруженные подразделения пограничников оставались один на один с во сто крат превосходившим их врагом. В результате, ни одна из 435 пограничных застав на западных границах, в отличие от войск РККА, без приказа так и не отошла, многие пограничники погибли в бою, до конца выполняя свой воинский долг. Интересно и то, что Павлова судили не по знаменитой 58-й статье УК. В процессе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 22 июля 1941 г. были переквалифицированы статьи Уголовного кодекса, по которым обвинялось командование ЗАПОВО. Их арестовали по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 63-2 и 76 УК Белорусской ССР (аналог знаменитой ст. 58 в УК РСФСР). Однако суровый приговор был вынесен на основании ст.ст. 193-17/б и 193-20/б УК РСФСР. Формулировка обвинения в приговоре была такова: «за проявленную трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допущение развала управления войсками, сдачу оружия противнику без боя, самовольное оставление боевых позиций частями Красной Армии и создание противнику возможности для прорыва фронта Красной Армии». «Создание противнику возможности для прорыва фронта Красной Армии» вменялось только самому Павлову как командующему Западным фронтом. Сталин, дав указание о переквалификации преступления командования Западного фронта на другие статьи УК, тем самым, дал понять генералитету, что устраивать глобальные силовые разборки с ним, тем более наподобие 1937 г., он не намерен, но при необходимости спокойно может обойтись и без знаменитой 58-й статьи. 31 июля 1957 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение, которым приговор от 22 июля 1941 года был отменён по вновь открывшимся обстоятельствам и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Дмитрий Павлов был посмертно восстановлен в воинском звании. Вопрос, кто несет главную ответственность за поражения июня 1941 года, так до сих пор и остается открытым. https://topwar.ru/18261-general-pavlov-kak-otvetivshiy-za-vseh.html
  2. Варшавское вооруженное восстание августа 1944 года по-прежнему остается наиболее спорным эпизодом Второй мировой войны, особенно много вопросов и непониманий это событие вызывает как среди польских и российских историков, так и среди простых граждан, проживающих в обеих странах. И если поляки в своем большинстве продолжают считать, что Красная Армия в августе 1944 года просто так стояла на берегах Вислы и безучастно наблюдала за тем, как фашисты уничтожали восставшее население польской столицы, то российские исследователи с фактами на руках доказывают, что не было безучастного созерцания, а были жестокие и кровопролитные бои с врагом, происходившие в то время на варшавском направлении, в которых погибли десятки тысяч советских бойцов и командиров, а также наших союзников - солдат и офицеров Войска Польского. В связи с чем невольно возникает вопрос: как вообще произошло это восстание? Кто его готовил и для чего, к чему привели последствия этого плохо спланированного и не продуманного вооруженного выступления? Из истории Второй мировой известно, что после разгрома Германией Польши в сентябре 1939 года вначале на территории Франции, а после ее оккупации уже в Лондоне, было образовано польское эмигрантское правительство во главе с генералом В. Сикорским, вплоть до нападения на Советский Союз это правительство занимало по отношению к СССР открытую враждебную позицию, исходя из известной концепции, что у Польши два извечных врага — Россия и Германия. В самой Польше в начале 1940 года для вооруженной борьбы с германскими оккупантами был создан так называемый «Союз вооружённой борьбы» (СВБ), большинству широко известный под наименованием Армии Крайова, то есть «внутренняя» или «отечественная» армия (АК). Данная организация строго подчинялась эмигрантскому правительству в Лондоне, её военным руководителем являлся командующий всеми польскими вооружёнными силами в изгнании генерал К. Соснковский, настроенный крайне враждебно к Советскому Союзу, также был еще один важный момент, который препятствовал нормальным отношениям. Дело в том, что польское эмигрантское правительство во главе с Сикорским категорически на тот момент отказалось от признания границ СССР, установленных после сентября 1939 года, то есть от включения в состав СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, и это невзирая на признание новых границ Советского Союза по так называемой «линии Керзона» со стороны всех западных союзников на конференции в Тегеране в 1943 году. Еще в октябре 1943 года генерал Т. Коморовский подготовил план вооружённого восстания в Варшаве, данным планом предполагалось внезапным ударом захватить столицу, затем в течение нескольких дней произвести там высадку польской парашютно-десантной бригады, которая дислоцировалась на территории Англии, а также подготовить все необходимые условия для торжественного прибытия в освобожденную польскими национальными силами Варшаву эмигрантского правительства из Лондона. Одновременно части АК, согласно плану Коморовского, должны были оказывать вооружённое сопротивление частям наступающей на Варшаву Красной армии, а также войскам, находящимся на территориях, входивших до сентября 1939 года в восточные районы Польши. Дальше еще больше, так, один из представителей эмигрантского правительства в докладной записке на имя тогдашнего главы правительства в изгнании Миколайчика, занявшего этот пост после гибели Сикорского, от 10 января 1944 года потребовал, как минимум, помимо возвращения Западной Украины и Западной Белоруссии, включения в состав Польши Восточной Пруссии, Силезии и Литвы. Латвию, Эстонию и Украину предполагалось вообще сделать независимыми государствами, конечно же, под польским контролем. Находясь в теплых кабинетах в Лондоне, польские государственные деятели явно жили своей придуманной ими самими жизнью, планировали грандиозные державные планы, не ведая о том, что происходит у них на родине, не ведая о том, что шел уже 1944 год и что от их иммигрантского правительства практически уже ничего не зависит, данные планы представляли из себя настоящую авантюру, что понимали все, даже их главные спонсоры - западные союзники. В связи с махровым антисоветизмом польских правителей даже англичане, их главные союзники, не выдержали, так, в феврале 1944 года Черчилль потребовал от Миколайчика удалить из правительства наиболее антисоветские элементы (в т.ч. Соснковского) и признать новые восточные границы Польши. У англичан были свои политические интересы, они не хотели из-за каких-то там мифических союзников портить отношения с СССР, в то время несшим на себе все основные тяжести и лишения войны на главном восточном фронте. Далее еще интереснее, англичане предложили командованию АК в целях координации своих действий во время восстания планирование всех своих действий против германских войск осуществлять только в тесном взаимодействии с командованием Красной Армии, использование же польской бригады ВДВ в интересах АК запретили, поддержку восставших с воздуха своей бомбардировочной авиации британцы также посчитали крайне рискованной затеей, поэтому и в этой просьбе АК также было отказано. Суть плана восстания, разработанного штабом АК, заключалась в том, что в ближайшее время германская армия сама оставит польскую столицу. Необходимо было лишь успеть взять власть в городе до вступления в него советских войск, для чего, как считали разработчики плана, необходимо было быстро захватить главные правительственные здания с целью немедленного размещения в них органов власти эмигрантского правительства. Таким образом предполагалось поставить перед свершившимся фактом захвата власти подошедшие к этому времени к Варшаве все советские части и вновь созданные польские органы власти, поэтому никакой координации действий с наступавшими советскими войсками не предусматривалось. Вся концепция восстания исходила из краткой, расчитаной максимум на 2—3 дня и относительно бескровной борьбы против отступавших германских войск. Более того, чтобы не задерживать отход на запад германских войск, в плане специально исключался захват важнейших транспортных коммуникаций, в том числе стратегически важных мостов через Вислу. Как показали развернувшиеся события, командование восставших абсолютно не владело информацией о действиях немцев и особенно об обстановке, сложившейся к концу июля на советско-германском фронте, а обстановка там явно складывалась не в пользу Красной Армии, поляки не знали, что в конце июля Гитлер отдал приказ удерживать Варшаву любой ценой, к столице было подтянуто множество отборных войск, в том числе из состава войск СС, то есть время для начала восстания было выбрано самое неудачное. По сведениям польских и советских источников известно, что по спискам в Варшавском округе АК числилось около 30 тыс. бойцов, что почти вдвое превосходило немецкий гарнизон, однако повстанцы имели у себя на вооружении всего 47 пулемётов, 657 автоматов, 29 противотанковых ружей, 2629 винтовок, 2665 пистолетов и 50 тыс. гранат. Тяжёлое вооружение у восставших полностью отсутствовало, как собиралось бороться с танками и авиацией противника командование АК неизвестно до сих пор, по всей видимости, для АК это не являлось главным, а главным, вероятно, был стремительный захват центра города и размещение в правительственных зданиях иммигрантского правительства, затем занятие обороны, чтобы не допустить в Варшаву Красную Армию, а немцы, по планам лидеров АК, должны были уйти сами, однако германцы просто так уходить из Варшавы не захотели. В результате авантюры, затеянной тщеславными лондонскими эмигрантскими политиканами, произошло самое страшное: за эту авантюру пришлось заплатить своими жизнями тысячам простых граждан Польши, тысячам советских и польских солдат. К концу июля 1944 года войска 1-го Белорусского фронта, находившиеся под Варшавой, пройдя с непрерывными боями более 600 км, были крайне измотаны. К тому же очень сильно отстали тылы, отсутствовало также надежное воздушное прикрытие войск фронта, так как 16-я воздушная армия еще не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы. Так что для советского командования восстание началось в самый неподходящий момент, ибо приковывало к Варшаве пристальное внимание гитлеровцев, перебросивших сюда дополнительные силы отборных танковых войск. Сами немцы признали, что в момент начала восстания сила русского удара уже иссякла. Правильно оценив обстановку, германское командование решило нанести мощный танковый контрудар со стороны Варшавы в тыл советскому плацдарму на Висле. Для этих целей привлекалось почти 5 танковых дивизий, переброшенных из Румынии, Голландии и Италии. Всего под Варшавой в конце июля немцы сосредоточили 51,5 тыс. солдат и офицеров, 1158 орудий и миномётов, 600 танков и САУ. Находившаяся ближе всего к польской столице советская 2-я гвардейская танковая армия насчитывала всего 32 тыс. бойцов, 468 орудий и миномётов, 425 танков и САУ. Ударив с трёх сторон, немцы фактически окружили и уничтожили 3-й танковый корпус 2-й армии и 2—3 августа отбросили советские войска от Варшавы, которые на подступах к городу потеряли свыше 280 танков и оказались вынужденными перейти к обороне. Прекрасно понимая всю серьезность сложившейся к концу июля обстановки на советско-германском фронте, то что Красная Армия в данный момент находится скованной боями с германскими войсками, руководство АК тем не менее 1 августа 1944 года все же отдает приказ на начало восстания, на что рассчитывало имигрантское польское руководство, отдавая такой приказ, в сложной обстановке, сложившейся в то время вокруг Варшавы, так до сих пор и остаеся непонятным, иногда кажется, что руководство АК действовало по известному принципу - восстание ради восстания. Германское командование, стабилизировав ситуацию на восточном фронте, начиная с 4 августа приступило к планомерному подавлению восстания, причем в уличных боях для борьбы с восставшими привлекались в основном силы спецвойск СС, полиции, а также подразделения, состоящие из бандеровцев, власовцев и иных предателей из числа бывших граждан СССР. При этом гитлеровское командование действовало расчетливо, используя прежде всего разобщённость восставших, с немецкой методичностью по очереди уничтожались все выявленные очаги сопротивления, при этом применялись тяжёлые орудия и даже бронепоезда, а также танки и огнемёты. Повстанцы несли значительные потери, вскоре стал ощущаться и недостаток боеприпасов. Вместо того чтобы организовать тесное взаимодействие с войсками РККА, наладить снабжение, руководство АК, понимая всю бесперспективность восстания, начало искать виновных в своем поражении, специально запуская через английские и американские СМИ дезинформацию о том, что в поражении восстания виноват, прежде всего, СССР и даже ближайшие союзники АК, англичане. Попытки английской авиации небольшими силами осуществить сбросы над Варшавой оружия и продовольствия, как и предполагалось, оказались крайне неэффективными, так как потери бомбардировщиков от зенитного огня противника были непропорционально тяжёлыми, в среднем на тонну сброшенного груза пришёлся один сбитый самолёт. При этом большая часть грузов, особенно во время последних вылетов, попала в руки немцев, так как сбросы приходилось вести с больших высот. В отличие от англичан, действия наших летчиков были более удачными, так как они действовали на предельно малых высотах, всего благодаря советским летчикам только за период с 14 сентября по 1 октября 1944 года повстанцы получили 156 миномётов, 505 противотанковых ружей, 2667 автоматов и винтовок, 41 780 гранат, 3 млн. патронов, 113 т продовольствия и других полезных грузов. Весь август советское командование не оставляло попыток прорыва к Варшаве, и только 10 сентября 1944 года 47-я армия и 1-я армия Войска Польского перешли в наступление на Варшаву. Им противостояла 100-тысячная группировка немцев, средняя плотность которой составляла одну дивизию на 5—6 км фронта. Завязались упорные бои за восточную часть Варшавы и ее предместье — Прагу. Второй раз за всю историю русские опять в ожесточенном бою брали это предместье, в первый раз еще при великом А.Суворове. И вот в ночь на 14 сентября советские войска вышли, наконец-то, к Висле, вот когда необходимо было начинать восстание ударом из города для захвата мостов навстречу Красной Армии, однако основные силы восставших уже к этому времени были немцами частью уничтожены, частью взяты в плен, командующий оставшимися силами восставших Коморовский не захотел пробиваться на встречу РККА через Вислу и 2 октября 1944 года подписал с командующим германскими войсками в Варшаве генералом СС фон дем Бах-Зелевски соглашение о капитуляции. В плен попало, по разным данным, от 17 до 20 тыс. повстанцев, в том числе 922 офицера АК вместе со всем штабом Коморовского. Отряды Армии Людовой ушли из города и частично пробились через Вислу. Потери германских войск также были значительными, погибли 10 тысяч солдат, шесть тысяч пропали без вести, по другим данным, немцы потеряли почти 26 тыс., а также 300 танков, САУ, орудий и бронеавтомобилей. В результате восстания особенно высоки были жертвы среди гражданского населения, так, в ходе боев в городе от артобстрелов, бомбежек и стрелкового огня погибло до 200 тыс. поляков, из всех погибших повстанцы составляли 16 тыс. человек, по другим данным - 23 тыс. Всё гражданское население Варшавы, всех тех, кто пережил весь этот ужас, немцы вывезли из города, 87 тыс. человек попали на принудительные работы в Германию. За время восстания гитлеровцы уничтожили 25 процентов площади довоенной застройки города. Вплоть до освобождения Варшавы 17 января 1945 года части СС по указанию Гиммлера планомерно взорвали все культурные памятники. После освобождения столицы перед входящими в Варшаву советскими и польскими войсками предстала жуткая картина, сравнимая разве что только с апокалипсисом: фашистские варвары сравняли красивейший город Европы почти полностью вровень с землей, оставив после себя только одни руины, горе и смерть. Специально для тех, кто до сих пор считает, что Красная Армия ни чем не помогла восставшим варшавянам, хочу привести следующие цифры: только войска 1-го Белорусского фронта потеряли на подступах к Варшаве в период за полтора месяца боев с начала августа по первую половину сентября 1944 года 166 808 советских бойцов и командиров, всего за освобождение Польши погибло свыше 600 тысяч солдат и офицеров Красной Армии - наших соотечественников. Вечная им память... https://topwar.ru/18186-mogla-li-krasnaya-armiya-okazat-pomosch-vosstavshey-varshave.html
  3. В годы Великой Отечественной войны на полях ожесточенных сражений гибли не только рядовые бойцы и командиры, но и также их старшие начальники-генералы и адмиралы. Так вначале 1990-х в «Военно-историческом журнале» был опубликован список, содержащий 416 фамилий погибших во время войны советских генералов и адмиралов. Краткая справка по погибшим. Потери генералитета по воинским званиям, занимаемым должностям и обстоятельствам гибели характеризуются следующими данными: Маршал Советского Союза 1 Генералы армии 4 Генерал-полковники 4 Генерал-лейтенанты 56 Генерал-майоры 343 Вице-адмиралы 2 Контр-адмиралы. 6 Итого: 416 чел. Среди погибших и умерших генералов и адмиралов (416 чел.) учтены: Маршал Советского Союза Шапошников Борис Михайлович, бывший начальник Генерального штаба РККА, умер от болезни 26 марта 1945 г., будучи начальником академии Генерального штаба. Похоронен в Москве. Генералы армии: Апанасенко Иосиф Родионович, заместитель командующего войсками Воронежского фронта. Умер от ран 5 августа 1943 г. Похоронен в г. Белгороде. Ватутин Николай Федорович, командующий войсками 1-го Украинского фронта. Умер от ран 15 апреля 1944 г. Похоронен в г. Киеве. Павлов Дмитрий Григорьевич, командующий войсками Западного фронта. Расстрелян по суду военного трибунала в 1941 г. Реабилитирован 31 июля 1957 г. Черняховский Иван Данилович, командующий войсками 3-го Белорусского фронта. Погиб 18 февраля 1945 г. Похоронен в г. Вильнюсе, перезахоронен в г. Воронеже. Генерал-полковники: Захаркин Иван Григорьевич, командующий войсками Одесского военного округа. Погиб 15 октября 1944 г. в автомобильной катастрофе. Похоронен в г. Одессе. Кирпонос Михаил Петрович, командующий войсками Юго-Западного фронта. Погиб в бою 20 сентября 1941 г. Перезахоронен в г. Киеве. Леселидзе Константин Николаевич, командующий 18-й армией на Северо-Кавказском фронте. Умер от болезни 21 февраля 1944 г. Похоронен в г. Тбилиси. Пестов Владимир Иванович, командующий артиллерией Закавказского фронта. Умер от болезни в апреле 1944 г. Похоронен в г. Тбилиси. В это число не вошли не принимавшие участия в войне генерал-полковники А. Д. Локтионов. Г. М. Штерн, генерал-лейтенанты П. А. Алексеев, Ф. К. Арженухин, И. И. Проскуров, Е. С. Птухин. П. И. Пумпур, К. П. Пядышев, П. В. Рычагов, Я. В. Смушкевич, генерал-майоры П. С. Володин, М. М. Каюков, А. А. Левин, репрессированные перед войной и расстрелянные в годы войны. Генералы (адмиралы) по занимаемым должностям: Командующие войсками фронтов 4 Заместители и помощники командующих войсками фронтов 3 Начальники штабов фронтов 5 Командующие войсками военных округов 1 Заместители командующих войсками военных округов 1 Начальники штабов военных округов 2 Члены военных советов фронтов 2 Члены военных советов армий 4 Командующие армиями 22 Заместители командующих армиями 12 Начальники штабов армий 12 Командиры корпусов 54 Заместители командиров корпусов 19 Начальники штабов корпусов 4 Командиры дивизий 117 Заместители командиров дивизий 2 Командиры бригад 9 Командующие эскадрами. Командующие ВВС армий, фронтов, флотов 9 Начальники связи, инженерных войск, тыла и ВОСО фронтов 2 Начальники тыла армий 9 Командующие артиллерией, бронетанковыми и механизированными войсками фронтов, армий, корпусов 41 Начальники инженерных войск, связи армий 3 Заместители начальников штабов фронтов, флотов, армий 6 Генералы центральных и главных управлений Народного комиссариата обороны СССР, военных академий, училищ, НИИ 45 Другие должностные лица 28 Итого 416 В их числе: Командующие войсками фронтов генералы армии Н.Ф. Ватутин, Д.Г. Павлов, И.Д. Черняховский, генерал-полковник М.П. Кирпонос. Заместители и помощники командующих войсками фронтов генерал армии И.Р. Апанасенко, генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко, генерал-майор Л.В. Бобкин. Начальники штабов фронтов генерал-лейтенанты П.И. Бодин, П.С. Кленов, генерал-майоры В.Е. Климовских, Г.Д. Стельмах, В.И. Тупиков. Командующий войсками Одесского военного округа генерал-полковник И.Г. Захаркин. Начальники штабов военных округов генерал-майоры А.Д. Корнеев, Н.В. Пастушихин. Члены военных советов фронтов генерал-лейтенанты К.А. Гуров и К.Н. Зимин. Члены военных советов армий генерал-майоры А.Ф. Бобров, И.В. Васильев, И.А. Гаврилов, Б.О. Галстян. Командующие армиями генерал-полковник К.Н. Леселидзе, генерал-лейтенанты С.Д. Акимов, A.M. Городнянский, Ф.А. Ершаков, М.Г. Ефремов, А.И. Зыгин, В.Я. Качалов, П.П. Корзун, В.Н. Львов, И.Ф. Николаев, К.П. Подлас, П.С. Пшенников, А.К. Смирнов, П.М. Филатов, Ф.М. Харитонов, В.А. Хоменко, генерал-майоры К.М. Качанов, А.А. Коробков, А.В. Лапшов, А.И. Лизюков, М.П. Петров, К.И. Ракутин. По обстоятельствам гибели (смерти) Погибли в бою 185 Умерли от полученных ранений 61 Пропали без вести 14 Погибли или умерли, находясь в плену 23 Подорвались на минах 9 Погибли в авиационной катастрофе 12 Погибли в автомобильной катастрофе 6 Погибли в результате несчастного случая 2 Умерли от болезни 79 Расстреляны и посмертно реабилитированы 18 Во избежание плена покончили жизнь самоубийством 4 Покончили жизнь самоубийством 3 Итого 416 Кроме того, за период войны погибли, умерли или пропали без вести 2 корпусных и 5 дивизионных комиссаров, которые проходили военную службу на должностях политического состава: члены военных советов фронтов 2 члены военных советов армий 3 начальник политического отдела армии 1 заместитель командира дивизии по политчасти 1 http://www.ugra.alexandrovi.ru/forum/index.php?topic=1518.0 Однако не все исследователи и историки согласны с цифрой 416, так например военный историк Шабаев убежден, что их было 438, Кузнецов – 442. Военно-историческая литература и документы Российского государственного военного архива (РГВА) и Центрального архива Минобороны РФ (ЦАМО) дают основания для включения в список – в дополнение к 416 – фамилий еще 42 генералов и адмиралов, погибших с 1941 по 1945 год. С учетом новых данных получается список из 458 человек. В 1993 и 2001 годах коллектив под руководством генерал-полковника Кривошеева опубликовал в двух изданиях статистическое исследование о потерях советских Вооруженных сил (ВС) в ХХ веке. Если в первом издании называлась цифра 421 (генерал), то во втором она снизилась до 416. Авторы, назвав цифру в 416 человек, заявили, что в это число не вошли не принимавшие участия в войне генерал-полковники Александр Локтионов, Григорий Штерн, генерал-лейтенанты Алексеев, Арженухин, Проскуров, Птухин, Пумпур, Пядышев, Рычагов, Смушкевич, генерал-майоры Володин, Каюков, Левин, репрессированные перед войной и расстрелянные в годы войны. Утверждение это не совсем верно. Во-первых, генералы Володин, Проскуров, Птухин и Пядышев были арестованы не перед войной, а в начале войны, а значит, приняли в ней участие. Генерал-майор авиации Володин в конце июня 1941 года был начальником штаба ВВС РККА, генерал-лейтенант Пядышев воевал в должности заместителя командующего Северным фронтом и командовал Лужской оперативной группой, а Герои Советского Союза генерал-лейтенанты авиации Проскуров и Птухин в войне участвовали в должностях командующих ВВС 7-й армии и ВВС Юго-Западного фронта. Во-вторых, среди 416 перечисленных в официальном списке есть несколько десятков генералов и адмиралов, не находившихся в действующей армии ни одного дня и умерших от болезней и несчастных случаев в глубоком тылу. Наибольшие боевые потери имели место в 1941 году. Это когда за шесть месяцев (22 июня – 31 декабря 1941 года) РККА лишилась 74 генералов – то есть ежемесячно теряла 12–13 чел. представителей своего высшего комсостава. По другим данным потери в 1941 году были еще выше (за шесть месяцев – 107 человек) – 18 человек ежемесячно. Правда уже в 1942–1944 годах потерь стало вдвое меньше (от 8 до 9 человек в месяц). http://sary-shagan.narod.ru/esse/esse011.htm В первый год войны четверо генералов, оказавшись в окружении, не пожелали сдаться в плен и застрелились, известно, что всего за всю войну не пожелали сдаться живыми врагу и застрелились 11 советских генералов. По категориям наибольший урон в войну понес командный состав (почти 89%), тогда как политический – менее 2%, технический – 2,8%, административный – 4,6%, медицинский – около 1%, юридический – 0,65%. Генералы Военно-воздушных сил (ВВС) составили 8,73% погибших, а адмиралы и генералы ВМФ – 3,71 % общего числа потерь высших офицеров. Большие потери имели Сухопутные войска – к ним принадлежали 87,56% погибших генералов. По званиям, наибольшие потери понесли генерал-майоры (372 человека – то есть более 80%). Потери среди генерал-лейтенантов составили 66 человек (около 14%), генерал-полковников – 6 человек (1,3%), контр-адмиралов – 7 (1,5%). Среди маршалов, генералов армии и вице-адмиралов эта цифра менее 1%. http://www.ng.ru/ideas/2005-06-17/11_generals.html
  4. Что нам известно о Советско-финской войне 1939-40 годов? В основном то, что это была для нашей страны крайне неудачная и очень кровопролитная война, что ее результатом были понесенные огромные людские потери, что Красная Армия оказалась не готовой к ведению крупномасштабной современной войны и многие другие факты, все это верно, однако невольно возникает вопрос: как абсолютно не готовой к войне армии все же удалось провести одну из труднейших боевых операции по штурму и прорыву долговременной линии финской обороны, так называемой «линии Маннергейма»? Многие утверждают, что просто закидали противника одними трупами, так ли это было на самом деле? С этим утверждением очень трудно спорить, так как потери РККА были огромными, однако это только одна сторона вопроса, но для прорыва такой мощной оборонительной системы, которую представляла из себя финская оборона на Карельском перешейке, одних трупов Красной Армии просто бы не хватило, для этого были нужны, прежде всего, огромные силы и средства, четкое планирование и обеспечение операции, что РККА и показала в феврале-марте 1940 года. Так называемая «линия Маннергейма» являлась основой стратегической обороны Финляндии и представляла из себя комплекс уникальных, по-настоящему неприступных фортификационных сооружений, который финны начали возводить практически с 1918 года, сразу же с получением независимости. Из многочисленных современных источников известно, что ее главный фортификационный пояс имел длину около 135 км и глубину до 90 км. Ему предшествовало предполье с разнообразными укреплениями - рвами, завалами, проволочными заграждениями, надолбами - шириной до 15-20 км. Толщина стен и перекрытий дотов из железобетона и гранита достигала 2 м. Поверх дотов на земляных насыпях толщиной до 3 метров рос лес. На всех трех полосах "линии Маннергейма" насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 представляли собой мощные крепости. Все укрепления соединялись системой траншей, подземных переходов и были снабжены продовольствием и боеприпасами, необходимыми для длительного ведения автономного боя. Пространство между полосами укреплений, а также предполье перед всей "линией Маннергейма" были буквально покрыты сплошными военно-инженерными сооружениями. Насыщенность этой местности заграждениями выражалась следующими показателями: на каждый квадратный километр приходилось: 0,5 км проволочных заграждений, 0,5 км лесных завалов, 0,9 км минных полей, 0,1 км эскарпов, 0,2 км гранитных и железобетонных надолб. Были заминированы и подготовлены к уничтожению все мосты, к порче - все дороги. На возможных путях движения советских войск были устроены громадные волчьи ямы - воронки глубиной 7-10 м и диаметром 15-20 м. На каждый погонный километр ставилось 200 мин. Лесные завалы доходили до 250 м по глубине. Обойти эту линию, как это сделали германские войска с линией Мажино, Красной Армии не позволяли особенности местности, брать ее можно было только в лоб и никак иначе. Не пробив «линию Маннергейма», нельзя было вывести Финляндию из войны, так что эта твердыня представляла из себя не только военную значимость, но и политическую. Первая попытка штурма линии с ходу в декабре 1939 года закончились полной неудачей, и в Москве, наконец-то, поняли, что воевать против финнов силами только одного Ленинградского ВО больше нельзя и поэтому стали готовиться ко второй попытке штурма уже по-серьезному, без шапкозакидательских настроений. Новый командующий С.Тимошенко первое, что сделал, вступив в командование, это не стесняясь, потребовал у Сталина людских подкреплений, артиллерийских орудий БМ и, самое главное, теплую одежду, полевые бани и пункты обогрева для бойцов, наконец- то, люди смогли впервые за несколько месяцев отогреться и откормиться, получить полушубки, валенки, лыжи и другое столь им необходимое имущество для действий в зимних условиях. Из внутренних округов на север к Ленинграду потянулись воинские эшелоны с новыми дивизиями, бригадами, артиллерией и танками, в результате соотношение сил, по сравнению с декабрем 1939 года, в феврале 1940 г. стало больше соответствовать классическому соотношению 1:3. Численность личного состава советских войск составила теперь почти 460 тыс. человек против 150 тыс. человек финских. Советские войска на Карельском перешейке теперь насчитывали 26 дивизий, одну стрелково-пулеметную и 7 танковых бригад. С финской стороны им противостояли 7 пехотных дивизий, 1 пехотная бригада, 1 кавалерийская бригада, 10 отдельных пехотных, егерских, подвижных полков. Но особое внимание советское командование уделило артиллерии крупного калибра и большой мощности, а также подготовке саперных подразделений, именно этим родам войск отводилась главная ударная роль в предстоящем штурме. Теперь на Карельском перешейке должны были действовать не одна, а две советские армии - 7-я и 13-я, которые значительно усиливались артиллерией РГК. Полки, имеющие на вооружении пушки БР-5 (152-мм), гаубицы Б-4 (203-мм) и мортиры БР-2 (280-мм), занимали боевые позиции каждый в полосе наступления своей армии. А в районе Перкъярви (ныне Кирилловское) готовились огневые позиции даже для 356-мм и 305-мм морских орудий, установленных на специальных железнодорожных транспортерах ТМ-1-14 и ТМ-2-12, это были настоящие артиллерийские монстры войны. Из различных источников известно, что всего к началу операции на Карельский перешеек было стянуто 3930 орудийных стволов всех систем, включая минометы. Плотность огня планировалась колоссальная: 75-85 орудий и минометов на 1 километр, это было невиданно, такой плотности артиллерии могла себе тогда позволить далеко не каждая армия мира. Сосредоточение войск проходило довольно успешно и достаточно быстро, чему в немалой степени способствовало значительное пополнение тыловых автоподразделений подвоза, автомобилями различных марок, включая и авто повышенной проходимости, полугусеничными автомобилями ГАЗ-60 и ЗИС-22. В результате в целом на участке прорыва 13-й армии скрытно сосредотачивалось семь стрелковых дивизий. На участке 7-й армии как более трудном на исходные позиции выходило девять стрелковых дивизий. Пять танковых бригад, два отдельных танковых батальона, одиннадцать артиллерийских полков и стрелково-пулеметная бригада. Кроме того, армии "передавалась треть всех истребителей фронта, четверть бомбардировщиков и три четверти ночных бомбардировщиков". Соотношение сил по батальонам на Карельском перешейке теперь было совсем иным, чем в декабре 1939 г., на 80 финских батальонов наступали 239 советских, что практически точно соответствовало соотношению 1:3. У советских войск теперь было превосходство в артиллерии калибром 122-мм и более в 10 раз. Вместо двух дивизионов большой мощности в войсках 7-й и 13-й армий теперь их было четыре. Так что красным командирам было теперь чем крушить бетонные коробки, построенные на финские народные миллионы. Одновременно с началом перегруппировки войск штабы 7-й и 13-й армий вплотную приступили к разработке самого плана прорыва. Непосредственно выезжая в войска, командование придирчиво намечало направление главного удара. В соответствии с планом, таранный удар 7-й армии был нацелен по участку фронта Кархула - Муолаанъярви. Острие удара 13-й армии приходилось между озерами Муолаанъярви - Вуоксиярви. Участки прорыва, их ширина и глубина выбирались с учетом наиболее эффективного использования артиллерии и танков. После этого была развернута мощная работа по дезориентированию противника и началась осторожная концентрация ударных группировок. На всех участках прорыва велась активная разведка, включая разведку боем, выявляя все новые и новые огневые точки врага, также активно велась разведка и штурмовка финских позиций с воздуха. Ко всему этому войска повсеместно проводили практические занятия на местности по обучению навыкам при штурме долговременных укреплений. Таким образом, к подготовке штурма и к прорыву таких сильных укреплений, каким являлась «линия Маннергейма», советское командование на этот раз подошло очень серьезно, с учетом всех тех ошибок, которые были допущены на начальном этапе войны в 1939 году. И вот, начиная с 1 февраля 1940 года, финны на себе почувствовали всю мощь сталинской артиллерии, по воспоминаниям участников той войны, методика работы советских пушкарей была следующей: ДЗОТы разрушали 152-мм артиллерией, ДОТы - 203 и 280-мм. Сначала осколочно-фугасными снарядами разбивали подушку ДОТа, обнажая бетон. Далее дело завершали бетонобойные снаряды. Старались обходиться дешевыми гаубицами-пушками калибром 152-мм «МЛ-20», в сложных случаях крушили бетонные коробки 203-мм гаубицами обр. 1931 года «Б-4», которые финны прозвали «сталинские кувалды», а наши войска называли «карельский скульптор». Такое название орудие получило за то, что своими 100-килограммовыми снарядами превращало ДОТы в причудливые сооружения из перекрученной арматуры и кусков бетона, которые солдаты в шутку прозвали «карельскими монументами». Правда, для изготовления такого убедительного аргумента для пехоты требовалось от 8 до 140 снарядов. Боевую ценность ДОТ, как правило, терял еще на ранних стадиях изготовления «скульптуры». Но только вид «карельского монумента» убеждал пехотинцев, что можно двигаться вперед, не опасаясь убийственного пулеметного огня. Так, только у 123-й стрелковой дивизии, штурмовавшей Суммаярви, в феврале 1940 г. было восемнадцать 203-мм гаубиц «Б-4» и шесть 280-мм мортир «Бр-2». Они израсходовали за время огневой подготовки в наступлении в первой декаде февраля 4419 снарядов, добившись 247 прямых попаданий. ДОТ «Поппиус», остановивший дивизию в декабре 1939 г., был разрушен 53 прямыми попаданиями, можно только представить, что испытывали на себе финские гарнизоны этих оборонительных сооружений, когда к ним влетали эти 100 кг снаряды. Однако не все было так гладко, да, артиллерия долбила, не жалея снарядов, но стрельба даже по точно выявленным целям не всегда давала должный результат. Обычно перекрытию ДОТа хватало 4-5 прямых попаданий из 203-мм или 280-мм орудий. Однако перед этим необходимо было на пристрелку, огневое вскрытие и разрушение выстрелить до 500 фугасных, бронебойных или бетонобойных снарядов, то есть расход снарядов для такого калибра был огромным. В дальнейшем, как показала практика, наиболее эффективной и экономичной являлась стрельба прямой наводкой на дальность до 1000 метров. Таким образом, стрельба прямой наводкой, своего рода дуэль, требовала от артиллеристов огромного хладнокровия, мужества и немалых потерь. Так, из воспоминаний ветерана финской войны красноармейца 136 СП, 97 СД Шевчука Н.К. известно: "Артиллеристы ежедневно вытягивали свои орудия на прямую наводку. Вся динамика этих действий имела примерно такой вид: на исходную позицию быстро устанавливалось отдельное орудие (реже батарея) и производилось 3-5 выстрелов по цели. С финской стороны в ответ прогремело 3-4 залпа или артиллерийских выстрела. Первый снаряд - недолет, второй - перелет, а третий или четвертый точно накрывал наше орудие", - так что действия артиллеристов нередко напоминали игру в «русскую рулетку». Там, где не хватало «сталинских кувалд» и сестер «Б-4» - 280-мм мортир «Бр-5», в ход шла взрывчатка тоннами, этим занимались специально созданные штурмовые группы из расчета по три на каждый наступающий стрелковый батальон. Так, благодаря грамотно проведенной артиллерийской поддержке, именно саперы разделались с главной опорой укрепузла Суммаярви, знаменитым «миллионным» ДОТом Sj5, еще его называли ДОТ № 0011, под прикрытием огня артиллерии удачно подобравшись вплотную сначала к западному каземату саперы, затем взорвали и весь ДОТ, уложив перед этим на него гору ящиков с взрывчаткой. Из воспоминаний ветерана финской войны Визлина А.Х., бывшего мл. командира 20 ТБР, известно, что доты взрывали и так: к танкам цепляли бронесани, на них садились саперы, грузилась взрывчатка. Танкисты подъезжали к доту, танковым корпусом закрывали амбразуру, саперы блокировали огневую точку, обкладывали ее взрывчаткой и, как только танкисты отъезжали, взрывали ДОТ. Как говорил ветеран: «Это были трудные операции, проходили они по ночам, случалось, что по несколько раз за одну ночь». Другой «миллионник», Le6, пал после того, когда его методично расстреляли артиллерией, подкатили 203-мм гаубицу на прямую наводку и в упор постоянно долбили снарядами в одну и ту же точку, гарнизон обезумел, часть финских солдат просто сошла с ума, другие, кто уцелел, покинули этот ДОТ, разбежавшись по окрестным лесам. Со слов очевидцев, которым довелось увидеть работу сталинских артиллеристов, известно, что бетонный потолок Le6 толщиной в 1,5 метра обрушился вместе с семиметровым слоем земли над ним. Погнулись даже стальные стены, а в соседнем ДОТе № 167 стальной лист прогнулся и закрыл амбразуры. Теперь было понятно, почему замолчал и этот ДОТ. Еще один «миллионер», Sk11 в районе Сумма-Яхде был расстрелян с прямой наводки 12 февраля 1940 г. Некоторые ДОТы были просто брошены финнами при отходе. А некоторые как, например, ДОТы укрепузла Суурниеми, остановившие в декабре 24-ю стрелковую дивизию у Вейсяйнена, были взорваны самими отходящими финскими частями. Постепенно бойцы Красной Армии расправились и с другими инженерными сооружениями «линии Маннергейма». Так, к примеру, надолбы сдвигались при помощи 30-тонных «Т-28», более того, саперы зачастую просто подрывали надолбы зарядами взрывчатки, пробивая проходы для легких танков. А в 13-й легкотанковой бригаде самими танкистами практиковалась стрельба по надолбам бронебойным 45-мм снарядом, разрушавшим каменный надолб полностью, таким образом, даже танковые подразделения на легких танках в боевых условиях расчищали себе путь самостоятельно, дело было и в том, что РККА получила боевой опыт, опыт, к сожалению, кровавый, но, тем не менее, опыт, так что на ДОТы в лобовые атаки, как говорят факты, в конце финской войны советская пехота уже не ходила. Так, в течение чуть больше 40 дней Красная Армия, в первую очередь благодаря действиям своих инженерно-саперных и артиллерийских войск, сумела взломать всю «линию Маннергейма», применив при этом грубую силу. Оказалось, что бетонные коробки поддаются артиллерии, огнеметам, взрывчатке и тяжелым авиабомбам. Ядерного оружия тогда еще не было, вакуумные бомбы, и боеприпасы особой мощности также тогда еще не придумали. Иногда невольно возникает вопрос: а какая еще армия, кроме РККА, в те времена была способна прорвать «линию Маннергейма»? Ответа на этот вопрос так и нет до сих пор. https://topwar.ru/18224-stalinskie-kuvaldy-protiv-linii-mannergeyma.html
  5. И тем не менее, реформы Фрунзе на тот период, были наиболее оптимальными для РККА мирного времени....
  6. "Красной Армии в это время приходилось изображать из себя большую военную силу, распределяя свое небольшое количество полков по всей огромной территории, закрывая ими границы огромной протяженности, которые отнюдь не были благостно тихими. При этом армии приходилось самой обустраивать свои гарнизоны, снабжать себя продовольствием. Возможностей для обучения офицерского и сержантского состава, подготовки войск, обмена опытом было явно недостаточно. Это тоже сильно отрицательно влияло на реальную боеспособность. И это тоже надо учитывать, анализируя причины тяжких поражений летом 41-го года...." И тем не менее, реформы Фрунзе в тот период, были наиболее оптимальными для РККА мирноного времени....
  7. Подбор кадров по принципу преданности.... Тут Сталина понять было можно, он просто из- за элементарной предосторожности не мог допускать к ключевым постам в РККА и НКВД тех, кому он не доверял, от того и были Буденный, Ворошилов, Тимошенко, и то до определенного момента........... В итоге, сама война привела систему подбора кадров РККА в порядок.
  8. А почему именно Т-62? На фото больше похоже на Т-64....
  9. По воспоминаниям участников, во время подписания акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года глава немецкой делегации фельдмаршал Кейтель, увидев среди присутствовавших на церемонии лиц во французской военной форме, не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!» Сарказм Кейтеля был понятен, так как буквально менее пяти лет назад именно он председательствовал на переговорах с побежденными французами, объявлял им условия перемирия и принимал у них капитуляцию! Тогда в июне 1940 года, в соответствии с соглашением о перемирии, французское правительство прекращало военные действия против Германии на французской территории, а также в колониях, протекторатах, на мандатных территориях и на морях. Французские вооруженные силы подлежали демобилизации и разоружению. Правительство Петена получило право иметь армию «для поддержания внутреннего порядка», численность которой должна быть определена позднее решением Германии и Италии; французские военнопленные оставались в Германии до подписания мирного договора. Фашистская Германия оккупировала большую часть территории Франции. Оккупация распространялась на северные, наиболее развитые и богатые районы страны, а также на Атлантическое побережье Франции. В оккупированной зоне вся власть передавалась германскому командованию. Французское правительство обязывалось содействовать передаче германским властям в исправном состоянии всех военных объектов, промышленных предприятий, средств связи и транспорта, запасов сырья и т. д. На неоккупированной территории вооружение и военное имущество сосредоточивалось на складах и передавалось под контроль германских и итальянских властей. Германское командование оставляло за собой право требовать передачи вооружения и боеприпасов для нужд вермахта. Статья 8 соглашения предусматривала, что французский военно-морской флот должен быть сосредоточен во французских портах и разоружен под контролем Германии и Италии. Французское правительство обязывалось нести расходы по содержанию германских оккупационных войск. Все произошло как в известной поговорке, французы, вероятно, не захотели кормить свою армию, поэтому им пришлось кормить чужую. Германия оставляла за собой право в любой момент денонсировать соглашение о перемирии, если французское правительство не выполнит взятые на себя обязательства. Соглашение вступало в силу только после заключения перемирия между Францией и Италией. В награду за почти символическое участие в войне с Францией, немцы позволили Италии оккупировать французскую территорию площадью 832 кв. км с населением 28,5 тыс. человек. По условиям соглашения Франция должна была разоружить пограничные укрепления по итало-французской границе на глубину 50 км, демилитаризовать порты Тулон, Бизерта, Аяччо и Оран, а также определенные зоны в Алжире, Тунисе и на побережье Французского Сомали. После заключения перемирия Франция оказалась разделенной на две зоны: оккупированную (Северная и Центральная Франция) и неоккупированную (Южная Франция), полностью зависимую от Германии. На оккупированной территории до войны проживало 65 процентов населения страны, выплавлялось 97 процентов чугуна и 94 процента стали, добывалось 79 процентов угля, 100 процентов железной руды, собиралось 75 процентов урожая пшеницы, насчитывалось 75 процентов конского поголовья, 65 процентов крупного рогатого скота. В Северной и Центральной Франции сосредоточивалось большинство предприятий машиностроительной, автомобильной, авиационной, химической промышленности. Весь экономический потенциал оккупированной зоны был поставлен на службу фашистскому рейху. http://www.protown.ru/information/hide/4954.html Помимо большой части всего промышленно-экономического потенциала тогдашней Франции, в руки немцев попали и все вооружения, боевая техника, снаряжение и почти все материальные запасы французской армии, за исключением французского ВМФ, так как у немцев просто не было на тот момент сил и средств, необходимых им для захвата всего огромного французского флота. После подписания соглашения о перемирии французский флот был сосредоточен в Тулоне, в портах Мерс-эль-Кебир и Алжир (Северная Африка), в Дакаре (Западная Африка), в Александрии (Египет). В момент подписания перемирия 2 французских линкора, 12 эсминцев и несколько подводных лодок оказались в английских портах Портсмут и Плимут. Черчилль принял решение о захвате французских военных кораблей. Операция, получившая кодовое название «Катапульта», была проведена 3 июля 1940 г. В этот день крупная английская военно-морская эскадра появилась на рейде алжирского порта Мерс-эль-Кебир близ Орана, где базировалась значительная часть французских военных кораблей. Командующий английской эскадрой предъявил французам ультиматум: или перейти на сторону Англии, или затопить корабли, или перебазировать их в Южную Америку, где они будут интернированы. Когда ультиматум был отклонен, английская эскадра открыла огонь по не подготовленным к бою французским кораблям. Многие из них, в том числе три из восьми имевшихся у Франции линкоров, затонули или получили серьезные повреждения. Еще один новейший французский линкор англичане торпедировали в порту Дакар (Западная Африка). Одновременно англичане захватили или блокировали французские военные корабли, стоявшие в портах Англии и Египта. По существу, французский флот был выведен из строя. Его остатки укрылись в порту Тулон, на юге Франции. После этого правительство Виши разорвало дипломатические отношения с Великобританией. Позднее, 27 ноября 1942 г. оставшиеся основные силы французского военно-морского флота (3 линкора, 7 крейсеров, 15 эсминцев, 12 подводных лодок и 74 других корабля) с санкции правительства Виши были затоплены в Тулоне, чтобы они не достались ни странам оси, ни антигитлеровской коалиции. Таким образом, после капитуляции правительству Франции было дозволено управлять примерно третью территории неоккупированной немцами континентальной Франции (юго-восточная часть), иметь там 100-тысячную армию (аналогичную дозволенной Германии после Первой мировой войны), а также управлять колониями в Африке, Азии и Южной Америке, имея там войска. Также известно, что Франция под руководством Петена на начало высадки союзников в Сицилии и Нормандии не только не соблюдала нейтралитет, но и участвовала в боевых действиях против союзников. Так, например, французский добровольческий легион, начиная с лета 1941 года, с некоторыми перерывами принимал участие в войне Германии против СССР почти до апреля 1945г., в войне против нашей страны погибло около 8 тысяч французов (не считая эльзасцев, призванных в вермахт). Также в 1941 году французские войска сражались против британских войск в Ливане и Сирии, на Мадагаскаре, в Сенегале и в Конго. На всех этих театрах боевых действий французские войска были разгромлены британцами. В 1942 году французские войска воевали в Марокко и Алжире против высадившихся там американских и британских войск, но в течение нескольких дней были также были разгромлены. Силы французского сопротивления в то время были сравнительно не велики, так на ноябрь 1940 «Свободная Франция» имела армию всего в кол-ве 35 тыс. человек (в т. ч. 1 тыс. лётчиков) и располагала 20 воен. кораблями и 60 трансп. судами. Почему так мало? Вероятно, из за того, что англичане, главные союзники французов на то время, не особо стремились к поддержке генерала де Голля, так как национальные интересы британцев не предполагали иметь рядом сильную Францию. А вот СССР наоборот считал Францию своеобразным противовесом англо-американскому влиянию в Европе и поэтому Сталин делал основную ставку на поддержку именно де Голля, уже 26 сентября 1941 Советское правительство признало де Голля как «руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились». А 10 декабря 1944 в Москве был подписан Договор о союзе и взаимной помощи между СССР и Францией. По инициативе непосредственно де Голля в 1942 в СССР была сформирована авиаэскадрилья «Нормандия» из французских лётчиков, отличившаяся в боях на советско-германском фронте и впоследствии развёрнутая в полк, получается, что эта небольшая французская авиачасть в самый тяжелый период войны воевала против германцев в то время за всю французскую армию. Понимая, что во французских колониях находится довольно большое количество колониальных войск, де Голль. предпринял большие усилия, чтобы добиться их присоединения к «Свободной Франции», тем самым генерал рассчитывал укрепить авторитет движения и расширить базу для пополнения её вооруженных сил и их материального обеспечения. Известно, что войска «Свободной Франции» в 1940—1942 приняли непосредственное участие в боевых действиях против германско- итальянских войск на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Вскоре после высадки англо-американских войск в Сев. Африке находившиеся в Алжире, Марокко и Тунисе франц. войска присоединились к союзникам. Общее руководство этими силами осуществлял Франц. комитет национального освобождения (ФКНО), с июля 1943 сопредседателем, а с ноября 1943 председателем которого являлся де Голль. http://www.hrono.ru/biograf/bio_g/goll_sharl.php По соглашению с англо-американскими союзниками французский экспедиционный корпус в составе 4 дивизий принял участие в боевых действиях в Италии и Франции. Одна французская танковая дивизия высадилась вместе с англо-американскими войсками в июле 1944 в Нормандии, а в августе 1944 уже целая 1-я французская армия, высадившаяся на юге Франции, принимала участие в освобождении страны. По настоянию де Голля франц. танковая дивизия генерала Леклерка была направлена в Париж и 24 августа 1944 вошла в столицу Франции, оказав помощь восставшему населению. Да, бесспорно, Франция де Голля внесла свой определенный вклад в победу над общим врагом, однако неужели этот вклад в войне был настолько велик, что по её итогам Франции была даже выделена специальная зона оккупации части Германии и дано место постоянного члена Совета Безопасности ООН. В связи, чем невольно возникает вопрос, как получилось что страна, которая большую часть войны, находилась под оккупацией врага и даже косвенно способствовала укреплению военно-экономического потенциала фашистской Германии и ее союзников, в итоге оказалась в числе стран-победителей за праздничным столом Победы? http://alternathistory.com/frantsiya-kak-sluchainyi-gost-za-stolom-pobedy