Гнат Бурнаш

Новичок
  • Публикации

    16
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    1

Все публикации пользователя Гнат Бурнаш

  1. С момента нападения на СССР немецкие войска, особенно пехотные части, стали, нести большие потери, при этом процесс комплектования их немецкими кадрами также не всегда отвечал требованиям и специфике ведения боевых действий. В то же время в распоряжении немецких командиров находилось большое количество советских военнопленных и перебежчиков. Не всех пленных командиры частей отправляли в тыл. Желающие получали хозяйственные «должности», освобождая тем самым немецкий состав, незамедлительно отправлявшийся на передовую. Перебежчики и пленные шли на службу в немецкую армию в качестве конюхов и водителей, подносчиков снарядов и санитаров, саперов и военных строителей. Такие помощники стали именоваться «Hilfswillige» (добровольные помощники) или сокращенно «Хиви». Некоторые из них прошли весь боевой путь своих воинских частей до конца войны. Подбор таких добровольцев немцами осуществлялся не спонтанно, а на основании специально изданных приказов и циркуляров ниже представлены выписки из приказов начальника Генерального штаба сухопутных войск и командира 79-й пехотной дивизии вермахта. № 1. ПРИКАЗ № 8000 / 1942 «ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МЕСТНЫХ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ СИЛ НА ВОСТОКЕ» Берлин, 17 августа 1942 г. 1. Подбор. Подбор добровольцев из местных жителей и русских солдат (военнопленных) ведет командир батальона. Принимает присягу на верность фюреру - штаб батальона. 2. Использование. Подбор добровольцев преследует цель заменить немецких солдат добровольцами. Из добровольцев создаются строительные батальоны, вспомогательные части по борьбе с партизанами и т.д. 3. [...] 4. Руководящие указания по обращению с добровольцами. Добровольцы идут к нам, чтобы создать себе лучшие условия в настоящем и будущем, и поэтому необходимо создать для них приемлемые жизненные условия. Воспитывать их в духе борцов с большевизмом. Привить им воинскую гордость (путем выдачи обмундирования и знаков различия). Немецкий солдат должен быть образцом для добровольцев. Младший командный состав подбирается специально для обслуживания добровольцев. Препятствовать панибратству. Немецкий солдат должен отстаивать свое превосходство, но в то же время проявлять заботу о добровольцах. Добровольцев, говорящих по-немецки, назначать доверенными лицами. 5. [...] 6. Одежда и знаки различия. Добровольцы носят свою русскую военную форму или гражданскую одежду с повязкой на левой руке с надписью «На службе немецкого вермахта». В отдельных случаях выдается старая немецкая форма. Единообразие формы соблюдать необязательно. 7. Денежное содержание. Добровольцы получают содержание по трем разрядам: 1-30 марок (375 рублей); 2-36 марок (450 рублей); 3-42 марки (525 рублей). Содержание по первому разряду могут получать все добровольцы, по второму - 20 %, по третьему - 10 % всего состава добровольцев. Каждый перевод во второй и третий разряд должен быть подтвержден письменным распоряжением командира батальона. 8. Продовольствие. Добровольцы получают продовольствие бесплатно, в том же количестве, что и солдаты данного подразделения. 9. Расквартирование. Квартиры предоставляются добровольцам бесплатно. Добровольцы размещаются отдельно от немецких солдат. Желательно обеспечить их охрану, особенно на случай налета русских регулярных частей или партизан. 10. [...] 11. Обучение и вооружение. Вооружение добровольцам выдается не всегда. Запрещается выставлять добровольцев на охрану складов с боеприпасами и оружием. 12. Отпуск. Отпуск к родным санкционируется только командиром батальона в населенный пункт, занятый немецкими войсками, и только после проверки [...]. Начальник Генерального штаба генерал-полковник сухопутных войск Ф. Гальдер». Приказ командира 79-й пехотной дивизии вермахта об увеличении боевого состава. 9 февраля 1943 г. 1) В целях освобождения солдат-немцев для участия в боях с оружием в руках, в самых широких размерах использовать военнопленных, которые после проверки могут быть включены в число добровольно помогающих. 2) Приказываю зачислять военнопленных на нижеследующие должности: половину фактической численности ездовых, половину фактической численности шоферов грузовых машин, все должности сапожников, портных и шорников, должности вторых поваров, половину должностей кузнецов. 3) К 20.2.1943 доложить: а) сколько военнопленных назначено по каждому батальону с указанием об исполнении; б) сколько военнопленных еще потребуется в соответствии со 2 пунктом и для какой работы; в) какие должности помимо указанных в пункте 2 могут быть заменены военнопленными. 4) Каждый пехотный полк формирует по 1 саперной роте, составленной из военнопленных-добровольцев. Численность каждой роты — 100 человек. Из личного состава немцев в роты, сформированные полками. назначать: на одну русскую роту одного фельдфебеля в качестве командира роты; шесть командиров отделений; одного унтер-офицера по снабжению; одного счетовода; одного писаря. 5) Всех зачисленных военнопленных занести в своих частях в списки, содержащие: имя и фамилию, дату рождения, последнее место жительства,. личные приметы. 6) Все зачисленные военнопленные получают полный паек германского солдата. Получение денежного содержания и дополнительного довольствия допускается лишь после двухмесячного испытания и зачисление в число добровольцев вспомогательных служб. Зачисление производится по представлению прямого начальника командиром дивизии. 7) Всем военнопленным, получившим назначения, выдать белую нарукавную повязку с лотарингским крестом, которую носить на левом рукаве сверху. Добровольцы вспомогательных служб носят повязку с надписью: «На службе германских вооруженных сил». Кроме того, каждому выдать удостоверение. Подпись - фон Шверин» http://русскоедвижение.рф/index.php/history/52-articles/9699-lr--l--r Пополнения из числа «хиви» начали поступать в вермахт с середины 1942 года, так, 11– я армия фельдмаршала Манштейна летом 1942 года имела в своем составе 47 тысяч «добровольных помощников». В составе 6-й армии Паулюса зимой 1941.1943 гг. находилось 51 тыс. 780 человек русского вспомогательного персонала и зенитно-артиллерийский дивизион, укомплектованный украинцами. К концу 1942 года каждый пехотный полк имел в своем составе 1 саперную роту, составленную из военнопленных, в структуру которой входило 10 немецких инструкторов. Установленные с 2 октября 1943 года штаты пехотной дивизии предусматривали наличие 2005 добровольцев на 10708 человек немецкого личного состава, что составляло около 15 % общей численности дивизии. Согласно статистическим данным Управления Восточных войск на 2 февраля 1943 года общее число бывших советских граждан, состоящих на немецкой военной службе, составило 750 тысяч, из них «хиви» было от 400 до 600 тысяч, без учета СС, люфтваффе и флота. По состоянию на февраль 1945 года численность «хиви» составляла 600 тысяч человек в Вермахте, до 60 тысяч в Люфтваффе и 15 тысяч во флоте. В качестве опознавательного знака «хиви» носили на левом рукаве белую повязку с надписью в три строки на немецком языке «На службе Германской армии» («Im dienst der Deutsches Wehrmacht»). Повязка с надписью «На службе войск СС» выдавалась служащим-добровольцам ВаффенСС. Женский военно-вспомогательный персонал носил на левом рукаве желтую повязку с вышитой надписью «Немецкая армия» («Deutsche Wehrmacht»). В ряде случаев использовалась нарукавная повязка с изображением тактического знака той или иной дивизии и/или оттиска ее печати. Все «хиви» принимали присягу, текст которой был составлен полковником Фрайтагом фон Лорингхофеном. Добровольцы присягали А. Гитлеру как главнокомандующему, но нигде и слова не было о том, за что они воюют. После принятия присяги все добровольцы приравнивались к немецкому солдату. Фрайтагу же принадлежит авторство так называемого «Устава-5000» для повседневной деятельности подразделений «хиви». Использование «хиви» было замечено и советской стороной. 13 июля 1941 года, выйдя из окружения, начальник 3-го отдела 10-й армии полковой комиссар Лось составил рапорт, в котором говорил, что: «В отдельных случаях эти группы (советских военнопленных - прим. автора статьи) используются немцами для работ (постройке домов, расчистке дорог и т.п.). Командный состав расстреливается на месте любым чином немецкой армии, как только устанавливается, что это лицо относится к начсоставу». В донесении политического управления Черноморской группы Закавказского фронта, подписанном замначальником Политуправления Черноморской группы войск Л.И. Брежневым, от 8 января 1942 года указывалось: "Красноармеец 2-й роты 694 полка 383 сд Гребенюк Иван, взятый немцами в плен 31 июля 1942 года и 15 ноября 1942 года захваченный нашей разведкой, показал, что видел трупы русских военнопленных, которые были убиты при подноске немцам пищи на передовые позиции по тропе, интенсивно обстреливавшейся нашей артиллерией.«…продолжается использование наших пленных в качестве вьючных рабочих для доставки боеприпасов и питания в горы немецким частям. Такой способ использования пленных немцами подтверждается в захваченном нами неотправленном письме от 7 декабря ефрейтора Шлерет, солдата 9 роты 97 полка 46 немецкой пехотной дивизии…». По материалам: http://www.istorya.ru/book/soldaty/06.php http://русскоедвижение.рф/index.php/history/52-articles/9699-lr--l--r
  2. Просматривая электронную библиотеку наткнулся на довольно интересный материал о том как немцы и наши считали свои победы в воздушных боях в годы второй мировой, автор привел довольно интересные факты свидетельствующие о том, что не все было благополучно с подсчетом сбитых самолетов как у асов лютваффе, так и у авиаторов РККА, ниже вашему вниманию представляю отрывок из данного материала. Когда в небольшой заметке в газете "Аргументы и факты" за 1990 г. были впервые в отечественной печати опубликованы данные о личных счетах немецких летчиков-истребителей, для многих трехзначные цифры стали шоком. Выяснилось, что белобрысый 23-летний майор Эрих Хартманн претендовал на 352 сбитых самолета, в том числе 348 советских и четыре американских. Его коллеги по 52-й истребительной эскадре люфтваффе Герхард Баркхорн и Гюнтер Ралль заявили о 301 и 275 сбитых соответственно. Эти цифры резко контрастировали с результатами лучших советских пилотов-истребителей, 62 победами И.Н. Кожедуба и 59 – А.И. Покрышкина. Эрих Хартманн в кабине своего "Bf.109G-6". Сразу же разгорелись жаркие дискуссии о методике подсчета сбитых, подтверждениях успехов пилотов-истребителей наземными службами, фотопулеметами и т. п. Главным тезисом, предназначенным снять столбняк от трехзначных цифр, стал: "Это были неправильные пчелы, и они делали неправильный мед". То есть асы люфтваффе все наврали о своих успехах, и в реальности они сбили не больше самолетов, чем Покрышкин и Кожедуб. Однако мало кто задумался о целесообразности и обоснованности лобового сравнения результатов боевой деятельности летчиков, воевавших в разных условиях, с разной интенсивностью боевой работы. Никто не попытался проанализировать ценность такого показателя, как "наибольшее число сбитых", с точки зрения организма военно-воздушных сил данной конкретной страны в целом. Что такое сотни сбитых, обхват бицепса или температура тела больного лихорадкой? Попытки объяснить разницу в числе сбитых порочной методикой подсчета не выдерживают никакой критики. Серьезные промахи в подтверждении результатов летчиков-истребителей обнаруживаются и у одной, и у другой стороны конфликта. Сбитым считался самолет противника, который, например, по донесению претендовавшего на его уничтожение летчика-истребителя, "беспорядочно падал вниз и скрылся в облаках". Часто именно наблюдаемое свидетелями боя изменение параметров полета самолета противника, резкое снижение, штопор стали считаться признаком, достаточным для зачисления победы. Нетрудно догадаться, что после "беспорядочного падения" самолет мог быть выровнен летчиком и благополучно вернуться на аэродром. В этом отношении показательны фантастические счета воздушных стрелков "Летающих крепостей", записывавших на свой счет "Мессершмитты" всякий раз, когда они выходили из атаки, оставляя за собой дымный след. След этот был следствием особенностей работы мотора "Ме.109", дававшего дымный выхлоп на форсаже и в перевернутом положении. Естественно, что, когда выводы о результатах атаки делались на основании общих слов, проблемы возникали даже с фиксацией результатов воздушных боев, проведенных над своей территорией. Возьмем наиболее характерный пример, ПВО Москвы, пилотов хорошо подготовленного 34-го истребительного авиаполка. Вот строки из доклада, представленного в конце июля 1941 г. командиром полка майором Л.Г. Рыбкиным командиру авиакорпуса: "…При втором вылете 22 июля в 2.40 в районе Алабино – Наро-Фоминск на высоте 2500 м капитан М.Г. Трунов догнал "Ju88" и атаковал с задней полусферы. Противник снизился до бреющего. Капитан Трунов проскочил вперед и потерял противника. Можно полагать самолет сбитым". "…При втором взлете 22 июля в 23.40 в районе Внуково мл. лейтенантом А.Г. Лукьяновым был атакован "Ju88" или "Do215". В районе Боровска (в 10–15 км севернее аэродрома) по бомбардировщику выпущено три длинные очереди. С земли были хорошо видны попадания. Противник вел ответный огонь, а затем резко снизился. Можно полагать самолет сбитым". "…Мл. лейтенант Н.Г. Щербина 22 июля в 2.30 в районе Наро-Фоминска с дистанции 50 м выпустил две очереди в двухмоторный бомбардировщик. В это время по "МиГ-3" открыла огонь зенитная артиллерия, и самолет противника был потерян. Можно полагать самолет сбитым". Вместе с тем доклады подобного рода были типичными для советских ВВС начального периода войны. И хотя в каждом случае командир авиадивизии отмечает, что "подтверждений нет" (отсутствуют сведения о падении вражеских самолетов), во всех этих эпизодах на счет летчиков и полка заносились победы. Результатом этого было весьма значительное несовпадение числа заявленных пилотами ПВО Москвы сбитых бомбардировщиков люфтваффе с их реальными потерями. За июль 1941 г. ПВО Москвы было проведено 89 боев в ходе 9 налетов немецких бомбардировщиков, в августе – 81 бой в ходе 16 налетов. Было заявлено об 59 сбитых "стервятниках" в июле и 30 – в августе. Документами противника подтверждается 20–22 самолета в июле и 10–12 в августе. Число побед пилотов ПВО оказалось завышено примерно в три раза. В том же духе выступали оппоненты наших летчиков по другую сторону фронта и союзники. В первую неделю войны, 30 июня 1941 г., над Двинском (Даугавпилсом) состоялось грандиозное воздушное сражение между бомбардировщиками "ДБ-3", "ДБ-3Ф", "СБ" и "Ар-2" трех авиаполков ВВС Балтийского флота и двумя группами 54-й истребительной эскадры 1-го воздушного флота немцев. Всего в налете на мосты у Даугавпилса приняли участие 99 советских бомбардировщиков. Только немецкими пилотами-истребителями было заявлено 65 сбитых советских самолетов. Эрих фон Манштейн в "Утерянных победах" пишет: "За один день наши истребители и зенитная артиллерия сбили 64 самолета". Реальные же потери ВВС Балтийского флота составили 34 самолета сбитыми, и еще 18 были повреждены, но благополучно сели на свой или ближайший советский аэродром. Вырисовывается не менее чем двукратное превышение заявленных летчиками 54-й истребительной эскадры побед над реальными потерями советской стороны. Запись на свой счет пилотом-истребителем самолета противника, благополучно дотянувшего до своего аэродрома, была рядовым явлением. Сражения между "Летающими крепостями", "Мустангами", "Тандерболтами" США и истребителями ПВО рейха порождали совершенно идентичную картину. В ходе достаточно типичного для Западного фронта воздушного сражения, развернувшегося в ходе налета на Берлин 6 марта 1944 г., пилоты истребителей эскорта заявили о 82 уничтоженных, 8 предположительно уничтоженных и 33 поврежденных истребителях немцев. Стрелки бомбардировщиков доложили о 97 уничтоженных, 28 предположительно уничтоженных и 60 поврежденных истребителях ПВО Германии. Если сложить эти заявки вместе, то получается, что американцы уничтожили или повредили 83 % германских истребителей, принявших участие в отражении налета! Число заявленных как уничтоженные (то есть американцы были уверены в их гибели) – 179 машин – более чем вдвое превышало реальное число сбитых, 66 истребителей "Ме.109", "ФВ-190" и "Ме.110". В свою очередь, немцы сразу после битвы доложили об уничтожении 108 бомбардировщиков, 20 истребителей эскорта. Еще 12 бомбардировщиков и истребителей числились среди предположительно сбитых. В действительности ВВС США потеряли в ходе этого налета 69 бомбардировщиков и 11 истребителей. Заметим, что весной 1944 г. у обеих сторон были фотопулеметы. Иногда делаются попытки объяснить высокие счета немецких асов некоей системой, в которой двухмоторный самолет засчитывался за две "победы", четырехмоторный – аж за четыре. Это не соответствует действительности. Система подсчета побед летчиков-истребителей и баллы за качество сбитых существовали параллельно. После сбития "Летающей крепости" летчик ПВО рейха рисовал на киле одну, подчеркиваю, одну полоску. Но одновременно ему начислялись баллы, которые впоследствии учитывались при награждениях и присвоении очередных званий. Точно так же в ВВС Красной Армии параллельно системе учета побед асов существовала система денежных премий за сбитые самолеты противника в зависимости от их ценности для воздушной войны. Эти убогие попытки "объяснить" разницу между 352 и 62 свидетельствуют лишь о лингвистической безграмотности. Пришедший к нам из англоязычной литературы о немецких асах термин "победа" суть продукт двойного перевода. Если Хартманн одержал 352 "победы", то это не означает, что он претендовал на 150–180 одно– и двухмоторных самолетов. Оригинальный немецкий термин – это abschuss, который "Военный немецко-русский словарь" 1945 г. интерпретирует как "сбитие выстрелами". Англичане и американцы переводили его как victory – "победа", что впоследствии перекочевало в нашу литературу о войне. Соответственно отметки о сбитых на киле самолета в форме вертикальных полосок назывались у немцев "абшуссбалкенами" (abschussbalken). Серьезные ошибки в идентификации собственных сбитых испытывали сами летчики, видевшие самолеты противника если не с десятков, то с сотен метров. Что тогда говорить о красноармейцах ВНОС, куда набирали бойцов, непригодных для строевой службы. Часто просто выдавали желаемое за действительное и определяли падающий в лес самолет неизвестного типа как вражеский. Исследователь воздушной войны на Севере, Юрий Рыбин, приводит такой пример. После боя, произошедшего под Мурманском 19 апреля 1943 г., наблюдатели постов ВНОС доложили о падении четырех самолетов противника. Четыре победы были подтверждены летчикам пресловутыми "наземными службами". Кроме того, все участники боя заявили о том, что гвардии капитан Сорокин сбил пятый "Мессершмитт". Хотя он не был подтвержден постами ВНОС, его также записали на боевой счет советского летчика-истребителя. Отправившиеся на поиски сбитых группы спустя некоторое время обнаружили вместо четырех сбитых вражеских истребителей… один "Мессершмитт", одну "Аэрокобру" и два "Харрикейна". То есть посты ВНОС флегматично подтвердили падение четырех самолетов, в число которых попали сбитые обеих сторон. Все вышесказанное относится к обеим сторонам конфликта. Несмотря на теоретически более совершенную систему учета сбитых, асы люфтваффе сплошь и рядом докладывали нечто невообразимое. Возьмем в качестве примера два дня, 13 и 14 мая 1942 г., разгар битвы за Харьков. 13 мая люфтваффе заявляет о 65 сбитых советских самолетах, 42 из которых записывает на свой счет III группа 52-й истребительной эскадры. Документально подтвержденные потери советских ВВС за 13 мая составляют 20 самолетов. На следующий день пилоты III группы 52-й истребительной эскадры докладывают о сбитых за день 47 советских самолетах. Командир 9-й эскадрильи группы Герман Граф заявил о шести победах, его ведомый Альфред Гриславски записал на свой счет два "МиГ-3", лейтенант Адольф Дикфельд заявил о девяти (!) победах за этот день. Реальные потери ВВС РККА составили 14 мая втрое меньшее число, 14 самолетов (5 "Як-1", 4 "ЛаГГ-3", 3 "Ил-2", 1 "Су-2" и 1 "Р-5"). "МиГ-3" в этом списке просто отсутствуют. Не остались в долгу и "сталинские соколы". 19 мая 1942 г. двенадцать истребителей "Як-1" только что прибывшего на фронт 429-го истребительного авиаполка ввязываются в бой с крупной группой "Мессершмиттов" и после получасового воздушного сражения заявляют об уничтожении пяти "Хе-115" и одного "Ме.109". Под "Хе-115" следует понимать модификацию "Bf.109F" сильно отличавшегося зализанным фюзеляжем с гладким переходом между коком винта и капотом мотора от более привычного нашим пилотам угловатого "Bf.109E". Однако данные противника подтверждают потерю только одного "Хе-115", то бишь "Bf.109F-4/R1" из 7-й эскадрильи 77-й истребительной эскадры. Пилот этого истребителя, Карл Стефаник, пропал без вести. Собственные потери 429-го полка составили четыре "Як-1", три пилота успешно приземлились на парашютах, один погиб. Все как всегда, потери противника были заявлены несколько больше своих собственных потерь. Это часто было одним из способов оправдания высоких потерь своих самолетов перед лицом командования. За неоправданные потери могли отдать под трибунал, если же эти потери оправдывались столь же высокими потерями противника, эквивалентным разменом так сказать, то репрессивных мер можно было благополучно избежать. Полностью читать по ссылке: https://profilib.com/chtenie/96006/aleksey-isaev-antisuvorov-desyat-mifov-vtoroy-mirovoy-54.php
  3. Многим, войска НКВД почему то представляются в своем большинстве как сугубо карательный орган, предназначенный для арестов, охраны тюрем и лагерей, да, занимались они и этим, однако ниже приведённые копии двух докладов из сборника документов «НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956)» свидетельствуют о самой настоящей войне которую на завершающем этапе Великой Отечественной, вели органы НКВД-НКГБ и войска НКВД в тылах Красной Армии против различных вражеских диверсионных групп и националистических бандформирований. Выездные сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР, особо опасных, уцелевших в боях бандитов тут же судили и приводили им приговоры в исполнение. № 53 Доклад народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия И.В. Сталину, В.М. Молотову и Г.М. Маленкову об итогах работы по ликвидации националистического подполья по западным областям Украины, западным областям Белоруссии и по Литовской ССР 14 октября 1944 г. Сов. секретно Особая папка ГОКО — товарищу Сталину И.В. СНК СССР — товарищу Молотову В.М. ЦК ВКПб) — товарищу Маленкову Г.М. После освобождения западных областей Украины и Белоруссии, а также районов Литовской ССР органами НКВД-НКГБ проведена значительная работа по ликвидации созданных и оставленных германскими разведывательными органами антисоветских организаций и вооруженных банд. Приводим некоторые цифровые данные, характеризующие оперативную деятельность органов НКВД-НКГБ и войск НКВД по преследованию антисоветского подполья и вооруженных банд в этих районах. По западным областям Украины. В период февраль-сентябрь т.г. при проведении операций по ликвидации оуновских банд убито 38087 и захвачено живыми 31808 бандитов; явилось с повинной — 11518; арестовано участников антисоветских организаций — 7968. По западным областям Белоруссии. При проведении операций по ликвидации белопольских банд убито 444 и захвачено живыми 927 бандитов; арестовано антисоветского элемента и дезертиров из Красной Армии — 9670. По Литовской ССР. Убито в результате преследования 415 и захвачено живыми 1533 бандита; изъято антисоветского элемента — 4561 человек. При проведении этих операций у бандитов изъято: пушек — 30, пулеметов — 2991, противотанковых ружей — 283, винтовок — 33871, автоматов — 10495, пистолетов -1583, минометов — 257, гранат — 32740, боепатронов — около 4000000, мин — 14074, артснарядов — 7941, радиостанций — 78; разгромлено продовольственных баз бандитов — 532. При столкновениях с бандами убито сотрудников НКВД-НКГБ, офицеров и бойцов войск НКВД — 1226 человек и ранено — 1038 человек. Положение в западных районах Украины и Белоруссии в настоящее время значительно улучшилось, что подтверждается успешным проведением призыва в Красную Армию, хлебозаготовок и других хозяйственных и политических кампаний. Улучшению общего положения способствовали также мероприятия по изъятию и выселению в Сибирь членов семей активных оуновцев и участников бандитских шаек. Однако, бандитские проявления, в особенности попытки срыва призыва в Красную Армию, террористические акты против партийно-советского актива, военнослужащих Красной Армии и чекистов, отдельные диверсии на железных дорогах, совершаемые оуновскими бандами и белополяками, все еще продолжают иметь место. НКВД СССР, в дополнение к ранее принятым мерам, разработаны и проводятся мероприятия по обеспечению окончательной ликвидации антисоветского подполья и вооруженных банд в западных областях Украины и Белоруссии, а также в Литве. Усилены и укреплены районные и областные аппараты НКВД-НКГБ; районные отделения НКВД реорганизованы в районные отделы, с созданием при них отделений по борьбе с бандитизмом; областные аппараты НКВД пополнены опытными работниками по борьбе с бандитизмом; в Наркоматах внутренних дел Украины и Белоруссии вместо отделов созданы управления по борьбе с бандитизмом,[82] во главе которых поставлены руководящие работники; в наиболее пораженных бандитизмом областях начальники УНКВД-УНКГБ заменены более сильными товарищами; для укрепления районных органов направлены на места из восточных районов Советского Союза 3800 оперативных работников; дополнительно переброшено в эти районы необходимое количество войск НКВД; приняты меры по очистке пограничной зоны от шпионских и бандитских элементов; организованы необходимые мероприятия по усилению охраны и противодиверсионной работы на Белостокской, Брест-Литовской и Виленской железных дорогах; работа органов НКВД-НКГБ и войсковых частей НКВД по борьбе с бандитизмом и антисоветским подпольем в западных областях Украины, Белоруссии и по Литве объединена и возглавлена: народным комиссаром внутренних дел Украинской ССР комиссаром госбезопасности 3-го ранга тов. Рясным (по Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновицкой областям УССР), заместителем наркома внутренних дел УССР генерал-лейтенантом тов. Строкач (по Ровенской, Волынской и Тарнопольской областям УССР), народным комиссаром внутренних дел Белорусской ССР комиссаром госбезопасности тов. Бельченко (по Барановичской, Молодечненской, Гродненской, Пинской и Брестской областям БССР) и народным комиссаром внутренних дел Литовской ССР комиссаром госбезопасности тов. Барташунас (по освобожденным районам Литвы). В связи с тем, что в предстоящей работе по выкорчевыванию бандитско-повстанческого подполья органам НКВД-НКГБ придется опираться на сельский партийно-советский актив и местное население, наряду с проводимой органами НКВД-НКГБ работой необходимо провести меры по еще большему укреплению руководства сельских, районных и некоторых областных партийно-советских органов западных областей Украины, Белоруссии и пораженных бандитизмом районов Литвы, а также принять меры по усилению и улучшению партийно-политической работы на селе (газеты, радио, кино, распространение советской литературы и др.). Учитывая ограниченные возможности выдвижения новых кадров партийно-советских работников на месте, считаем, что следовало бы пойти хотя бы на временную переброску опытных работников из восточных областей Украины и Белоруссии. Укрепление партийно-советского аппарата и усиление политической и культурной работы на селе создаст необходимые условия для закрепления результатов оперативной работы органов НКВД-НКГБ по ликвидации антисоветского подполья и вооруженных банд оуновцев и белополяков. Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 66, Л. 391–394, заверенная копия. № 72 Доклад наркома внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясного Л.П. Берия о работе выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР 28 декабря 1944 г. Сов. секретно Из Львова Москва, НКВД СССР товарищу Берия Л.П. 22 декабря с.г. приведены в исполнение приговоры Выездной Сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР о повешении руководителя ОУН — Петришина И.А, руководителя оуновской банды Харченко Ф.Н., Мандзюк М.И. - участников убийства 13 работников Куликовского райвоенкомата в сентябре с.г., а также о повешении руководителя банды террористов Брух З.М. и районного руководителя ОУН — Парис А.Н.. Приговор приведен в исполнение публично по месту совершения преступлений. Эксцессов не было. При исполнении приговоров присутствовало 200–400 человек. Из среды собравшихся были слышны возгласы: „Собакам — собачья смерть. Этих бандитов надо не вешать, а разорвать на куски“. 24 декабря приведены в исполнение приговоры Выездной Сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР о повешении: — В Ровенской области: Гнисюк М.М. - районный политреферент УПА, террорист. — В Львовской области: Врубель И.М. - активный участник УПА, убийца советских граждан и детей. — Наконечный С.Г. - руководитель подрайонного провода ОУН. — Боран Н.Д. - при немцах служил в полиции, станичный ОУН. — Василишин Д.Д. - при немцах служил в полиции, активный член ОУН, 8 месяцев служил в дивизии СС „Галиция“. — Клебан И.П. - активный член ОУН, при немцах служил в полиции и дивизии СС „Галиция“. — Ироденко М.А. - с 1941 г. по 1943 год служил в полиции урядником, в банде выполнял обязанности окружного инструктора жандармерии. — Ироденко В.А. - член ОУН, принимал непосредственное участие в расстреле советских граждан. Приговоры были приведены в исполнение публично по месту жительства и совершения преступлений. В местечке Немиров Львовской области при исполнении приговоров присутствовали до 400 человек местных жителей. Из толпы раздавались отдельные одобрительные выкрики: „Правильно, правильно, смерть бандитам“. Присутствовавший на месте казни родственник бандита Наконечного — Руденко обратился с просьбой удавить бандита Наконечного собственными руками. В местечке Олеско присутствовало до 300 человек. Зачтение приговора было встречено аплодисментами. Нарком внутренних дел УССР Рясной ГАРФ, Ф. Р-9401, Оп. 2, Д. 68, Л. 275–276, заверенная копия. По материалам: http://avkrasn.ru/article-2217.html
  4. В годы Второй мировой войны Красная Армия довольно активно применяла на полях сражений, помимо своей отечественной бронетехники, ещё и полученную от союзников, по так называемому ленд-лизу. В советское время, в основном, существовало мнение, что эта техника имела крайне низкие боевые качества по сравнению не только с нашей отечественной но и с германской, так ли это было на самом деле? Если быть объективным то не совсем так, однако, тем не менее, часть поставленных союзниками танков действительно по своим ТТХ мало подходили для восточно-европейского театра военных действий. К таким «мало подходившим» можно было отнести и английский пехотный танк Мк. II, который относился к средним танкам тяжелого бронирования. Англичане прозвали его «Матильда», а наши бойцы, после того как освоили и сходили на нём в первые бои навешали ему сразу несколько обидных прозвищ типа «каракатица» и «шарманка». С самого начала поступления первых «Матильд» в Красную армию наши танкисты намучились с ними не мало, вот поэтому и дали, столько обидных прозвищ этому британскому бронированному чудищу. Во первых, эти машины прибыли на советско-германский фронт, оснащенные так называемыми «летними» гусеницами, которые не обеспечивали нужного сцепления с грунтом в зимних условиях, и, случалось, скатывались с обледенелых дорог в кюветы. Поэтому чтобы как-то справиться с этой проблемой, силами ремонтных подразделений на траки гусениц приходилось наваривать специальные металлические «шпоры». Еще одной проблемой для экипажей этого английского танка были его длинные фальшборта, на фото виден ряд „окошек“ небольшого размера, расположенных в верхней части фальшбортов. Где-то в африканской пустыне через эти «окошки», с траков свободно сыпался песок, для чего они и были предназначены. Совсем другое дело происходило во время движения «Матильд» по нашему бездорожью, двигаясь по сплошной грязи лесам и болотам за фальшборта танка постоянно набивалась грязь и попадали корни деревьев, в результате гусеницу нередко просто заклинивало. Двигатель глох и экипаж, чертыхаясь и поминая своего железного английского коня недобрыми словами, лез доставать шанцевый инструмент и буксирные троса. Из воспоминаний фронтовиков и мемуарной литературы известно, что экипажам «Матильд» нередко приходилось, чуть ли не через каждые 4–5 километров останавливаться и очищать ходовую часть своих танков ломом и лопатой». Но и это еще не всё, зимой, в сильные морозы, трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали на «Матильде» даже при включенном двигателе. Представляете, каково было экипажу, чтобы подготовить эту капризную, тепличную машину к бою?Однако наши союзники англичане здесь ни при чем, они нам поставили такую технику, которую мы им сами и заказали. А вот кто непосредственно занимался подбором необходимой бронетанковой техники для РККА, как получилось что танк, предназначенный для ведения боевых действий в африканских пустынях попал воевать на российское бездорожье, в леса и болота, этот вопрос так до сих пор и остается без четкого и ясного ответа. Необходимо также отметить, что много этих танков выходило из строя и по вине самих экипажей, из-за их крайне низкого уровня подготовки. И это понятно почему, пятнадцати дней, отведенных командованием на освоение иностранной техники, являвшейся более сложной, чем отечественная, было явно недостаточно. Существует и другое, совершенно противоположное мнение об этом английском танке. Так, некоторые специалисты считают, что в 1940—1941 годах эта машина имела самую толстую броню в мире и превосходила по броневой защите даже наш КВ. Ее могли «взять» только снаряды 88-мм зенитной пушки. Все остальные танковые и противотанковые орудия вермахта в тот период оказались бессильны против «королевы поля боя», как называли «Матильду» англичане. А её 40-мм английская пушка по бронепробиваемости ничуть не уступала нашей 45-мм и, как и последняя, до лета 1942 года могла поражать все типы немецких танков. Это мнение частично подтверждают и некоторые советские источники. Так, в одном из отчетов советского командования о ходе боевых действий, в которых участвовали «Матильды» было отмечено: «Толщина бортовой брони танка Мк. II „Матильда“ составляет 70–78мм и в целом равнозначна броневой защите танка КБ… Качество закалки брони хорошее. Опасных отколов при поражениях, близких к ПТП, не обнаружено…» Из другого отчета стало также известно, что: «…танки МК.II в боях показали себя с положительной стороны. Каждый экипаж за день боя расходовал до 200–250 снарядов и по 1–1,5 боекомплекта патронов. Каждый танк отработал по 550–600 моточасов вместо положенных 220. Броня танков показала исключительную стойкость. У отдельных машин имелось 17–19 попаданий снарядами калибра 50 мм и ни одного случая пробития лобовой брони. На всех танках имеются случаи заклинивания башен, масок и вывод из строя орудий и пулемётов». Следующий танк ленд-лиза это был «Валентайн» он по своему назначению также был пехотным, но относился к легким, так как его масса составляла 16 т. Однако по броневой защите (65 мм) «Валентайн» превосходил многие тяжелые машины тех лет. Его максимальная скорость была такой же, как у «Матильды» — 24 км/ч. Однако вооружение было серьезнее, чем у "МК.II". На «Валентайне» Mk VIII, была установлена 57-мм пушка вместо 40-мм, а модернизированный «Валентайн» Mk XI был уже вооружен ещё более мощным 75-мм орудием. Именно «Валентайн» из всех английских танков завоевал наибольшую популярность у советских танкистов. Его высокая боевая живучесть была доказана, например, действиями 19-го танкового корпуса в Мелитопольской oпeрации. На ее начало, 24 октября 1943 года, в трех танковых бригадах корпуса насчитывалось 101 средний танк Т-34 и 63 «Валентайна». (http://ipschool1259.narod.ru/technics/ww2/landlease.html) Было на вооружении Красной Армии и еще одно британское бронированное чудище, поставленное по ленд-лизу, - это тяжелый пехотный Мк IV «Черчилль». Именно о нем, как утверждают, У. Черчилль сказал: «У танка, носящего мое имя, недостатков больше, чем у меня самого». Трудно сказать, было ли это на самом деле, но у наших танкистов этот танк котировался достаточно высоко. Причина этому была, пожалуй, только одна, это мощная броневая защита этой машины. При массе 40 т «Черчилль» был защищен 152-мм броней (это самый высокий показатель у всех английских танков Второй мировой войны). Мощность двигателя у этой машины была всего то 350 л. с., что было явно недостаточно для такого сухопутного броненосца, поэтому и передвигался он со скоростью всего не более 25 км/ч. Однако бронирование «Черчилля» перевешивало все эти недостатки. В книге историка М.Барятинского описывается интересный эпизод из боевых действий 50-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва. 22 марта 1943 года пять танков «Черчилль» из этого полка под командованием гвардии капитана Белогуба атаковали противника Боевые машины ворвались на немецкие позиции, где четыре из них были подбиты, а одна отошла назад. Экипажи не покинули танки, и с 22 по 25 марта находились в них и вели огонь с места. Каждую ночь автоматчики 50-го полка доставляли танкистам боеприпасы и продовольствие. За три дня «Черчилли» уничтожили артиллерийскую батарею, четыре дзота, склад боеприпасов и до двух взводов пехоты. Немцы неоднократно предлагали экипажам подбитых танков сдаться в плен, на что наши отвечали огнем. 25 марта танкистам удалось зацепить трактором танк Белогуба и отбуксировать его в тыл. Экипажи трех других танков отошли с пехотой. Не оценивая организацию боя, приведшую к такому итогу, следует подчеркнуть, что экипажи, просидевшие в танках трое суток, не потеряли ни одного человека убитым. Жизнь танкистам спасла броня «Черчиллей», которую за это время так и не смогла пробить немецкая артиллерия. Всего в СССР в период с 1942 по 1943г.г. был поставлен 301 танк «Черчилль» III. Все эти английские танки на советско-германском фронте впервые приняли участие в боевых действиях во время битвы за Москву. В 1942-1943 годах они одновременно с отечественными танками, главным образом Т-70 и Т-60, входили в состав отдельных танковых бригад и батальонов. Исключительно английскими Mk II и Mk III были вооружены танковые полки 5-го механизированного корпуса. В бригадах 9-го, 10-го и 11-го танковых корпусов английские машины использовались совместно с Т-60 и Т-70. “Матильды” и “Валентайны” применялись в 1942-1943 годах в условиях зимы и лета, преимущественно на Западном, Брянском и Северо-Кавказском фронтах и в 5-м мехкорпусе на Юго-Западном фронте. Танки “Черчилль” применялись зимой 1942-1943 годов на Донском и Волховском фронтах в составе отдельных танковых полков прорыва. Летом-осенью 1943 года “Черчилли” также принимали участие в Курской битве, в освобождении Киева. На заключительном этапе войны в войсках из английских танков остались только в основном “Валентайны”, вооруженные 57-мм пушками. Так, в Висло-Одерской наступательной операции в составе 2-й гвардейской танковой армии находился 1-й мехкорпус, укомплектованный танками “Валентайн IX” и американскими М4А2. Американские танки начали прибывать в СССР в начале 1942 года. Первыми - легкие М3А1 и средние М3. Летом - осенью 1942 года эти машины участвовали в Сталинградской битве и битве за Кавказ. Зимой 1943 года начались поставки в СССР среднего танка “Шерман” (причем лишь одной модификации - М4А2, вооруженного 75-мм либо 76-мм пушкой), безусловно, лучшего из всех эксплуатировавшихся Красной армией танков иностранных марок. “Шерманы” стали самыми массовыми ленд-лизовскими танками в Красной армии и воевали вплоть до конца Второй мировой. Особенно полюбили «Шерман» наши пехотинцы, те кто из них передвигался на нем в качестве десанта. По воспоминаниям многих ветеранов, со второй половины 1944 года танки М4А2 активно использовались для борьбы с «фаустниками». Делалось это так. На танк садилось четыре-пять автоматчиков, которые поясными ремнями привязывались к скобам на башне. При движении машины пехотинцы вели огонь по любым укрытиям в радиусе 100–150 м, за которыми могли находиться «фаустники». Такой прием получил название «метла». Причем для «метлы» подходили только «шерманы». На Т-34, из-за его свечной подвески и свойственной ей продольной раскачки, пехотинцам, привязанным поясным ремнем, удержаться было практически невозможно. Ещё одно преимущество «шерманов» перед отечественными машинами по достоинству оценили уже наши танкисты это отличные радиостанции, обеспечивавшие надежную и качественную радиосвязь. Еще чем приятно удивили «шерманы» это своим отдельным бензиновым малогабаритный движком, предназначавшимся для подзарядки аккумуляторных батарей. Расположен он был в боевом отделении, а его выхлопная труба выведена наружу по правому борту. Запустить его для подзарядки аккумуляторов можно было в любой момент. На советских Т-34 в годы Великой Отечественной войны для поддержания аккумулятора в рабочем состоянии приходилось гонять пятьсот лошадиных сил двигателя, что было довольно дорогим удовольствием, учитывая расход моторесурса и горючего. В наступательных боях на территории Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии связь работала бесперебойно. Даже при отрыве передовых подразделений от главных сил на удаление 15–20 километров связь осуществлялась микрофоном или ключом, если местность оказывалась пересеченной». (http://www.nnre.ru/voennaja_istorija/tanki_lend_liza_v_boyu/p10.php) Последняя партия машин этого типа (183 шт.) поступила летом 1945 года на вооружение 9-го гвардейского мехкорпуса 6-й гвардейской танковой армии и приняла участие в разгроме Квантунской армии на северо-востоке Китая. Были на вооружение Красной армии и незначительное количество САУ М10 “Вульверин”. (http://www.deol.ru/manclub/war/lendlt.htm) Известно, что по ленд-лизу в СССР было поставлено из США: легких М3А1 “Стюарт” — 1676 шт., легких М5 — 5 шт., легких М24 — 2 шт., средних М3 “Грант” — 1386 шт., средних М4А2 “Шерман” (с 75-мм пушкой) — 2007 шт., средних М4А2 (с 76-мм пушкой) — 2095 шт., тяжелых М26 — 1 шт. Из Англии: пехотных “Валентайн” — 2394 шт., пехотных «Матильда» MkII – 918 шт., легких “Тетрарх”— 20 шт, тяжелых «Черчилль» - 301 шт., крейсерских «Кромвель» - 6 шт. Из Канады: «Валентайн» - 1388. Итого: 12199 танков. Таким образом, согласно этих данных ленд-лизовские танки составили 12,3% от общего количество произведенных/поставленных в СССР танков в 1941-1945 годах. Согласно, другим источникам, всего союзники планировали поставить на вооружение РККА 21 491 ед. бронетехники. Однако при проводке северных конвоев было потеряно 443 легких танка М3А1, 417 американских средних танков, 54 полугусеничных бронетранспортера, 228 “Скаутов” М3А1, 320 “Валентайнов”, 43 “Черчилля”, 252 “Матильды” и 224 “Универсала”. Всего же за годы Второй мировой войны Советский Союз реально получил по ленд-лизу 19 510 единиц бронетанковой техники, что составляло около 16% танков, 8% САУ и 100% бронетранспортеров от нашего производства . https://topwar.ru/19380-v-ataku-idut-matildy.html
  5. Германские военные круги рассматривали Россию как самое слабое звено Антанты. Они надеялись склонить царское правительство к сепаратному миру. Посланный в феврале 1915 г. с посреднической миссией в Петроград государственный советник Дании Андерсен, вернувшись в Берлин с неутешительными новостями, сообщил, что все – от царя Николая II до министра иностранных дел С.Д. Сазонова – отвергли идею сепаратного мира. Столь же безуспешно прошел и второй визит Андерсена в Петроград6. В последующем германские правящие круги, стараясь склонить Россию к сепаратному миру, пытались вступить в тайный сговор с прогермански настроенными представителями русской деловой элиты, используя для этого случайных посредников и политических авантюристов. А. Парвуса (Гельфанда) 3. Земан и В. Шарлау называют «купцом русской революции», заслуга которого состояла в том, что он предложил германскому правительству идею использовать русских революционеров-эмигрантов в качестве «пятой колонны»7. Меморандум Парвуса произвел сильное впечатление на правителей Германии, но также и на некоторых историков. Наряду с рекомендациями по революционной пропаганде и подготовке восстания в России автор меморандума предлагал оказать финансовую поддержку «группе большевиков в российской социал-демократии, которая борется против царизма всеми доступными средствами»8. Это дает иногда основание полагать, что германское правительство еще до Февральской революции поддерживало и финансировало деятельность большевиков9. Грандиозным замыслам и планам Парвуса не суждено было сбыться. Ему не удалось установить прочные контакты с российскими социал-демократами, находившимся в Швейцарии, которые отвергли его услуги и предложения. Ленин назвал Парвуса «авантюристом» революции 1905 года, «опустившимся теперь до последней черты»10. Обещание Парвуса правительству Германии организовать в начале 1916 г. в России всеобщую стачку, которая перерастет в вооруженное восстание, не были реализованы. Впустую был израсходован миллион рублей, который Парвус получил от имперского правительства на подготовку русской революции. Ленин и большевики не захотели иметь дела с нечистым на руку человеком, который в годы первой русской революции, действуя как литературный агент М. Горького в Германии, собрал за пьесу «На дне» значительную в то время сумму (более 100 тыс. марок) и присвоил их, вместо того, чтобы, согласно договоренности, передать в партийную кассу социал-демократии. Состоявшийся в начале 1908 г. третейский суд в составе К. Каутского, А. Бабеля и К. Цеткин осудил Парвуса и поставил его вне рядов российского и германского социал-демократического движения. В июле 1916 г. начальник Петроградского охранного отделения К.И. Глобачев, имевший своих агентов практически во всех российских политических партиях и хорошо знавший финансовое положение большевиков, считал, что «Парвус потерял свое влияние среди русских социал-демократов, денежные средства их незначительны, что едва ли имели место... случаи получения немецкой помощи»11. Судя по переписке Ленина со своими единомышленниками, партийный фонд большевиков был очень скуден и о приписываемых им «германских миллионах» приходилось только мечтать12. По мнению Г. Каткова, которого нельзя уличить в сочувствии большевикам, «бедность Ленина во время его пребывания в Швейцарии не подлежит сомнению, как в отношении его личных средств, так и в отношении финансирования его публикаций»13. По имеющимся свидетельствам, Ленин и его соратники жили в Швейцарии почти без средств к существованию. Ленину иногда случалось получать гонорары за издание своих работ, однако в октябре 1916 г., когда Парвус финансировался правительством Германии, Ленин сетовал в письме А.Г. Шляпникову: «Дороговизна дьявольская, а жить нечем... Если не наладить этого, то я... не продержусь, что вполне серьезно, вполне, вполне»14. Несмотря на попытки Н. Валентинова, А.Г. Латышева найти документы о подозрительных источниках финансирования большевиков в эмиграции, таковых пока не обнаружено15. В этой связи Г.Л. Соболев, рассмотрев обширный комплекс документов, опубликованных как в нашей стране, так и за рубежом, констатировал, что «достоверными данными о том, что Ленин и другие видные большевики имели какие-то контакты с представителями дипломатических и военных кругов Германии, мы пока не располагаем». Прямых доказательств «контактов Ленина с немцами» не смог привести и американский историк Р. Пайпс. Опубликованный Пайпсом в 1996 г. сборник документов «Неизвестный Ленин. Из секретного архива» не содержит никаких сенсационных материалов, на основании которых можно было бы считать, что Ленин и большевики имели тесные связи с германским правительством в годы первой мировой войны16. Тот факт, что «ленинская позиция по вопросу о войне была объективно выгодна Германии», считает Соболев, еще не значит, что «между ними (большевиками и германским правительством. – П.M.) было оформлено какое-то секретное соглашение». Это означало только то, как объяснял Троцкий, что линии большевиков и правительства Германии по отношению к царскому самодержавию «пересекаются»17. Обе стороны стремились, как признавал генерал Э. Людендорф, «повалить» Россию18. Это совпадение интересов отдельные историки и публицисты (В.Л. Бурцев, Г.В. Вернадский, Н. Валентинов, А.Г. Латышев, В.И. Кузнецов и др.) пытаются выдать за главный аргумент в пользу того, что Ленин был агентом Германии19. Между тем Ленин понимал, что такие подозрения могут возникнуть, и не только сам вел себя осмотрительно, но и советовал в январе 1915 г. Шляпникову не участвовать в копенгагенской конференции социалистов нейтральных стран, выдвигая такой аргумент, что в этом «есть интрига немецкого генерального штаба». Такую же настороженность он проявил и к Парвусу, отказавшись от сотрудничества с ним20. До сих пор документально не подтверждено, что поездку пассажиров «пломбированного» вагона, сулившего немцам немалые выгоды, они финансировали золотом и валютой. Сообщение Ленина Арманд, что собранных на поездку денег хватит на 10-12 человек35, не позволяет считать, что партийный фонд большевиков в это время был полон «немецкого золота». Поэтому вместо возможных 60 пассажиров 9 апреля из Берна выехала группа в составе 52 человек, в том числе и 19 большевиков во главе с Лениным36. При этом из числа большевиков, ехавших в вагоне вместе с Лениным, серьезное воздействие на октябрьские события 1917 года оказали лишь отдельные пассажиры37. По иронии судьбы «пломбированный» вагон до сих пор считается «большевистским» и «роковым» в судьбе России – вероятно потому, что с ним ехал сам Ленин. Между тем после «группы Ленина» в Россию проехали еще две группы, состоявшие в основном из меньшевиков и эсеров, которые воспользовались «ленинским маршрутом» через Германию после того, как выяснилось, что другого надежного пути возвращения действительно нет. Однако это не помешало Бурцеву, прославившемуся разоблачениями немецких провокаторов и шпионов, считать большевиков агентами Вильгельма. Сам император даже не был поставлен в известность о плане «высадки революционного десанта» в Россию и узнал об этой операции только 12 апреля, когда Ленин и его попутчики были уже в Стокгольме38. В Берлине благодаря стараниям Парвуса и связанных с ним немецких агентов были хорошо осведомлены о планах Ленина по революционизированию не только России, но и Германии и других стран Европы и осознавали опасность влияния идей большевизма на немецкий пролетариат, уставший от длительной и малоуспешной войны. Транзит Ленина и его группы через Германию совершался с большими предосторожностями, словно перевозился взрывоопасный груз, способный, не доезжая России, потрясти и саму Германию. По образному выражению У. Черчилля немцы транспортировали Ленина и его группу по территории Германии, как «чумную бациллу». Начальник штаба Восточного фронта генерал М. Гофман писал в воспоминаниях, что «перевозка Ленина через Германию в Петербург» нужна была для того, «что бы еще скорее уничтожить мораль русской армии и отравить ее ядом». Об этом сообщал и генерал Э.П. Людендорф П. фон Гинденбургу, заявляя, что «с военной точки зрения это предприятие было оправдано»39. В этой связи заслуживает внимание точка зрения Ю.Г. Фельштинского, который отмечает: «Германия смотрела на русских революционеров как на подрывной элемент и рассчитывала использовать их для выхода России из войны. Удержание социалистов у власти после окончания войны, видимо, не входило в планы германского правительства. Революционеры же смотрели на помощь, предложенную германским правительством, как на средство организации революции в России и во всей Европе, прежде всего в Германии»40. При этом германское правительство отнюдь не рассматривало «помощь» Ленина и большевиков в разложении русской армии и выводе России из мировой войны как единственную в то время возможность. Немецкая сторона после приезда Ленина в Россию серьезно изучала возможность переговоров о сепаратном мире с Временным правительством России. Была разработана секретная директива о проведении таких переговоров41. По сведениям А.Ф. Керенского, «Гинденбург, Людендорф, Бетман-Гольвег, Циммерман и даже сам кайзер готовились вести серьезные переговоры о сепаратном мире»42. Попытка Керенского взвалить на Ленина весь груз ответственности за эти переговоры с Германией и заявление о том, что лидер большевиков якобы взял на себя обязательства перед германскими властями по приезде в Россию заключить как можно скорее сепаратный мир с немцами, необоснованны. Сам Ленин в то время не был сторонником сепаратного мира, так как в этом случае исчезала бы возможность развязать пролетарскую революцию, в которой он усматривал «практическое, немедленное средство для того, чтобы ускорить мир». Заключение сепаратного мира Ленин публично отвергал, заявив 17 (30) апреля на заседании Исполкома Петроградского совета, что «Вильгельма считает кровопийцей, и, конечно, не может быть разговора о сепаратном мире с ним – это бессмысленно». Он также резко отрицательно отнесся и к планировавшейся в Стокгольме международной социалистической конференции, отметив на Всероссийской апрельской конференции РСДРП(б), что «за всей этой комедией... кроется самый реальный политический шаг германского империализма»; прибывшего в Россию в качестве посредника от имени комитета рабочих партий Дании, Норвегии и Швеции датского социал-демократа Ф. Боргбьерга Ленин заклеймил как «агента германского империализма»43. Подобные и другие заявления Ленина свидетельствуют, что он действовал совсем не так, как должен был бы действовать, имей он директивы от немцев. Германское правительство, по-видимому, не возлагало больших надежд на большевиков, которые, судя по переписке Ленина с Я.С. Ганецким и К.Б. Радеком, находились в то время в трудном финансовом положении. В начале 1917 г. партийная касса большевиков в Петрограде насчитывала всего несколько тысяч рублей44. 12 апреля Ленин сообщил Ганецкому и Радеку, что «до сих пор ничего, ровно ничего: ни писем, не пакетов, ни денег от вас не получали». 21 апреля он уведомил Ганецкого, что от Козловского получены 2 тыс. рублей45. Если даже считать, что это были не последние 2 тыс., которые Ганецкий переслал из Стокгольма на нужды партии, все равно на эти деньги невозможно было учредить и издавать десятки большевистских газет. Партийная касса, согласно приходо-расходной книге и финансовым отчетам ЦК РСДРП(б), была почти пуста, а при наличии «германских миллионов» большевикам незачем было бы делать займы у состоятельных лиц на возобновление издания «Правды» и проводить сборы пожертвований со стороны рабочих и солдат46. Привлеченная к расследованию обстоятельств дела о связях большевиков с немецкими агентами французская разведка серьезными уликами не располагала и основывала свои «доказательства» на догадках и предположениях. В поле зрения французской разведки на основе собранной по различным каналам информации попал Ганецкий, член заграничного представительства РСДРП(б) в Стокгольме, но конкретных доказательств того, что группа большевиков из окружения Ленина получала «немецкие деньги» получить не удалось50. Обнаружить реальный «германский след» в июльских событиях 1917 г., по мнению Соболева, даже по опубликованным теперь документам МИД Германии не представляется возможным: они позволяют говорить лишь о «заинтересованности германской стороны в большевистском движении». В сообщении советника германского правительства в Стокгольме Штоббе канцлеру Т. Бетману-Гольвегу содержалась информация, полученная из прессы и «других источников», о том, что «влияние группы Ленина, к сожалению, уменьшилось»58, но из этого невозможно заключить об организации восстания в Петрограде на немецкие деньги. В этой связи характерна замедленная реакция немецкой стороны на июльские события в Петрограде. Лишь спустя почти месяц после того, как Ленин и другие большевистские лидеры были объявлены германскими шпионами, германский посланник в Копенгагене Брокдорф фон Ранцау направил запрос в Берлин: действительно ли в Генеральном штабе существуют офицеры Шигитский и Люберс, которые якобы рассказали русскому прапорщику Д.С. Ермоленко, что Ленин – германский шпион, и являются ли Яков Фюрстенберг (Ганецкий) и д-р Гельфанд (Парвус) тоже немецкими агентами, действующими в качестве посредников между большевиками и немецким имперским правительством. Заместитель статс-секретаря иностранных дел Бусше спустя неделю опроверг эти сведения59. Материалы следственной комиссии, назначенной Временным правительством и проводившей в июле-октябре расследование о сотрудничестве большевиков с Германией, не подтверждают схему о немецко-большевистском заговоре против России. И дело вовсе не в том, что Временному правительству не удалось арестовать и допросить Ленина, Г.Е. Зиновьева, Ганецкого и других главных обвиняемых. Несмотря на то, что в процессе следствия показания дали около 200 человек из самых различных социальных и политических слоев российского общества, собранных комиссией материалов оказалось недостаточно, чтобы подтвердить обвинения. Убедительных доказательств не могли представить ни полиция, ни контрразведка. Например, чиновник Особого отдела Департамента полиции И.Д. Зубов заявил, что «из шпионов, работавших против России, он может назвать только Парвуса (Гельфанда), что касается Ульянова (Ленина), то он, как партийный человек, глава пораженцев, проходил по III отделению, ведавшему политическими расследованиями» Прокурор Петроградской судебной палаты 25 июля сообщил судебному следователю по особо важным делам Н.А. Александрову, что не может дать «какие-либо сведения» о происхождении версии «о связях Ленина... и работе его в пользу Германии»60. Единственной уликой (не считая слухов и материалов в прессе Бурцева и других российских журналистов) оставались показания прапорщика Ермоленко, взятого немцами в плен в ноябре 1914 г. и завербованного ими в январе 1916 г. для проведения агитационно-диверсионных действий в России. 25 апреля 1917 г. Ермоленко был арестован и дал показания русской контрразведке о том, что в Берлине его информировали о Ленине как лице, работающем на Германию и для Германии61. По признанию начальника контрразведки Петроградского военного округа Б.В. Никитина, утверждения Ермоленко оказались малоубедительными и контрразведка отмежевалась от него. Даже меньшевик Ф.И. Дан, которого нельзя было заподозрить в симпатиях к большевикам, на допросе отрицал возможность их участия в шпионаже62. Следственной комиссии не удалось документально подтвердить и версию об участии германского капитала в издании «Правды», хотя в ее распоряжении оказались не только финансовые документы, но и арестованный контрразведкой главный финансовый распорядитель «Правды» и заведующий ее издательством К.М. Шведчиков. Он доказывал следствию, что «Правда» имеет свой фонд, который состоит не из немецких денег, а из пожертвований рабочих и солдат, собравших более 140 тыс. руб. на приобретение типографии для «Правды». После пяти допросов Швыдчикова следствие было вынуждено его освободить, не предъявив ему никаких обвинений64. Следственная комиссия Временного правительства формально завершила свою работу к концу сентября, но, не имея убедительных улик, оно не решалось проводить судебный процесс, опасаясь его провала. Не подтверждаются документально утверждения отдельных историков о финансировании Германией в 1917 г. большевистской печати, которая якобы полностью преобладала на фронте. Фронт был наводнен немецкими газетами и листовками на русском языке81. Это свидетельствует о том, что не одни большевики повинны в моральном разложении русской армии. Германская агентура также вела подрывную работу, и в больших масштабах, чем ленинцы. Многочисленные немецкие агенты, шпионы, диверсанты и провокаторы действовали на фронте и в тылу, и это не было секретом для Временного правительства. Но и само оно своими необдуманными действиями в неменьшей степени укрепляло позиции большевиков в Петрограде. Не в пользу Временного правительства сыграло решение Керенского ослабить столичный гарнизон, направив наиболее боеспособные части из Петрограда на фронт, и намерения оставить столицу и перевести правительство в Москву, вместо того чтобы принять меры по защите Петрограда от немецкой угрозы. В условиях обострившегося в стране политического и социально-экономического кризиса, под давлением держав Антанты, которых мало интересовала судьба России, Временное правительство настойчиво толкало уставший от войны народ и деморализованную армию на продолжение войны с Германией, затягивало решение аграрного вопроса, настраивая этим против себя крестьянство. К осени прекращения войны и заключения мира требовали не только солдаты на фронте и население всей страны, но даже отдельные министры Временного правительства. Военный министр А.И. Верховский заявил о своем отказе от курса продолжения войны, и считал необходимым перехватить инициативу у большевиков в вопросе о мире и приступить к переговорам. 19 октября на заседании Временного правительства он предупреждал: «Народ не понимает, за что воюет, за что его заставляют нести голод, лишения, идти на смерть. В самом Петрограде ни одна рука не вступится в защиту правительства, а эшелоны, вытребованные с фронта, перейдут на сторону большевиков»82. Излагая позднее события, связанные с вооруженным выступлением большевиков в октябре 1917 г., Керенский объяснял, что оно было вызвано «германским фактором»83. Но говорить о решающей роли этого «фактора» вряд ли уместно, так как достоверных источников, подтверждающих его роль, не обнаружено, за исключением денег, полученных от Моора. Утверждать о финансовой поддержке большевиков Германией, ссылаясь на известные «документы Сиссона», также невозможно по причине их явно фальсифицированного характера. В октябрьские дни, когда решалась судьба России, Временное правительство оказалось слабым и беспомощным перед революционерами-фанатиками, решившими использовать представившийся им шанс для осуществления дерзкого и рискованного социального эксперимента – совершения коренного революционного переворота не только в своей стране, но и – в ближайшей перспективе — в мировом масштабе. Замыслы Ленина и его соратников не были связаны с намерениями правительства Германии, которому, по их откровенным высказываниям, было суждено через несколько месяцев отправиться, вслед за правительством Керенского, на свалку всемирной истории. По материалам статьи П.В. Макаренко. http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=3970:germanskij-faktor-v-oktyabrskoj-revolyuczii-1917-g&catid=96:biography&Itemid=57
  6. Недавно обнаружил довольно интересный аналитический материл Евгения Темежникова в Прозе, по вопросу «Оказала ли РККА сопротивление в 1941 году?» Существует мнение, что РККА в 1941 г. сопротивления не оказала. Ну или оказала, но уж больно слабое. Более того, по словам писателя Бунича [Операция Гроза]: «События лета 1941 года можно без всяких преувеличений назвать стихийным восстанием армии против сталинской деспотии… сдавались соединениями под звуки дивизионных оркестров». В обоснования этого тезиса приводятся аргумент о невиданном в истории количество пленных. При этом почему-то не приводят конкретных сравнений с другими историческими событиями, ограничиваясь шаманскими завываниями. А мы не будем ни завывать, ни заниматься словоблудием, будем говорить цифрами. Ибо как сказал один большой историк, «МАТЕМАТИКА является ЛУЧШИМ аргументом». Взяты цифры из [Кривошеев Г.Ф. Россия и СССР в войнах XX века] и [Урланис Б.Ц. История военных потерь]. В тех случаях, если они сильно различаются, даны обе. А сколько всего было пленных? Приведу разные данные из имеющихся под рукой источников. Если я не ошибаюсь, впервые цифру назвал Р.А. Руденко на Нюрнбергском процессе, заявив, что фашисты истребили на территории СССР 6.074.857 человек, в том числе 3.912.283 пленных советских солдат и офицеров. Немецкий источник [Д. Гернес Гитлеровский Вермахт в Советском Союзе] сообщает о 5.754.000 советских военнопленных. По данным Кривошеева пропало без вести и попало в плен 4.559.000 человек. Далее Кривошеев оценочно разбивает это количество на пленных – 4.0590.000, и погибших – 500.000. Комиссия по реабилитации при президенте РФ в 1994 г. со ссылкой на Генштаб ВС РФ дает цифру 4.059.000 пленных, совпадающую с цифрой Кривошеева, хотя и неясно, независимо ли к ней пришли. Так и будем считать. Но сравнивать абсолютное число пленных не имеет никакого смысла, ибо оно зависит и от размеров армии, и от масштабов и напряженности действий. Поэтому возьмем для анализа стойкости войск соотношение числа погибших с количеством пленных, ибо, он, при всех его недостатках, наиболее полно характеризует готовность солдат выбирать смерть вместо плена. Хотя во многом зависит также и от того, побеждает или проигрывает армия. Но поскольку это всем вроде известно, хотя бы по общему итогу войны, или потому, в какую сторону смещается линия фронта, то мы будем обращать большее внимание на армии, терпящие поражения. Также интересен процент пленных к количеству призванных, там, где это число имеется. Все данные в тысячах человек и округлены. СССР в ВОВ (по данным Кривошеева и Комиссии): Погибло: 6.885+500=7.385 тыс. Пленено: 4.059 тыс. Соотношение погибшие/пленные: 1,8:1 Мобилизовано: 34.477 тыс. Процент пленных от мобилизованных: 12% (Специально для тех, кто не доверяет Кривошееву и Комиссии, приведем максимальную немецкую цифру: 5.754 тыс. пленных: что даст: 1,3:1 и 17%). Много это или мало? Сравним с другими войнами России Россия в русско-японской войне (Кривошеев): Погибло: 53 тыс. Пленено: 74 тыс. Соотношение: 1:1,4 Участвовало в войне: 582 тыс. Процент пленных к участникам: 13% Россия в Первой Мировой войне (Урланис): Погибло: 1.811-190=1.621 тыс. Пленено: 2.600 тыс. Соотношение: 1:1,6 Мобилизовано: 15.798 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 16% Россия в Первой Мировой войне (Кривошеев): Погибло: 2.254-190=2.064 тыс. Пленено: 3.344 тыс. Соотношение: 1:1,3 Мобилизовано: 15.378 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 17% Вот те и охотная сдача в плен советских солдат! Но может это вообще для России характерно? Сравним с другими армиями в Первой Мировой войне. Воспользуемся данными Кривошеева [Россия в войнах, с.106], но вычитая из демографических потерь потери умершими в плену [по Урланису], как мы это сделали для России. Германия в ПМВ (Урланис): Погибло: 2.037-56=1.981 тыс. Пленных: 991 тыс Соотношение: 2:1 Мобилизовано: 13.200 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 8% Германия в ПМВ (Кривошеев): Погибло: 2.250-56=2.194 тыс. Пленных: 1.000 тыс Соотношение: 2,2:1 Мобилизовано: 13.251 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 8% Великобритания в ПМВ (Урланис): Погибло: 913-16= 897тыс. Пленных: 185 тыс. Соотношение: 4,8:1 Мобилизовано: 7.964 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 2% Великобритания в ПМВ (Кривошеев): Погибло: 908-16= 892тыс. Пленных: 359 тыс. Соотношение: 2,5:1 Мобилизовано: 9.500 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 4% Франция в ПМВ (Урланис и Кривошеев): Погибло: 1.398-19=1.379 тыс. Пленных: 504 тыс. Соотношение: 2,7:1 Мобилизовано: 8.407 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 6% В общем соотношения неплохие, но ни Германия, ни Англия, ни Франция разгромам не подвергались, и в основном в окопах воевали. А теперь посмотрим на тех, кто разгрому подвергался. Австро-Венгрия в ПМВ (Урланис и Кривошеев): Погибло: 1.100-70=1.030 тыс. Пленных: 1.800 тыс. Соотношение: 1:1,7 Мобилизовано: 9.000 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 20% Соотношения хуже чем у России. Тут, конечно, и капитуляция Перемышля, и Брусиловский прорыв, но возможно и «горячее желание» народов двуединой монархии отдать жизнь за Франца-Иосифа. Вспоминается бравый солдат Швейк. Италия в ПМВ (Урланис): Погибло: 578-60=518 тыс. Пленных: 569 тыс. Соотношение: 1:1,1 Мобилизовано: 5615 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 10% Италия в ПМВ (Кривошеев): Погибло: 381 тыс. (?) Пленных: 500 тыс. Соотношение: 1:1,3 Мобилизовано: 5600 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 9% Большинство убитых полегли в 11 (одиннадцати!) сражениях на реке Изонцо (беспрецедентный пример упорства при штурме одной и той же позиции), а большинство пленных в единственном разгроме у Капоретто. А теперь перейдем ко Второй Мировой войне. США во ВМВ (Урланис): Погибло: 265 тыс. Пленных: 124 тыс. Пропавшие без вести: 29 тыс. (поскольку их судьба на тот момент не выяснена, приведем два крайних значения соотношений). Соотношение: от 1,7:1 до 2,3:1 Странно, вроде и котлов особых не было (ну ежели только Филиппины), но соотношение примерно как для РККА. Великобритания во ВМВ (Урланис, данные за 5 лет войны с 9.39 по 9.44): Погибло: 243 тыс. Пленных: 291 тыс. Пропавшие без вести: 82 тыс. (поскольку их судьба на тот момент не выяснена, приведем два крайних значения соотношений). Соотношение: от 1:1,5 до 1,1:1 Вот те раз. Про англичан вроде никто не говорил, что они правительство свое не любят, что в плен охотно сдаются, а соотношение даже в самом лучшем варианте много хуже, чем у РККА. Германия во ВМВ (Кривошеев): Убито, умерло, пропало без вести (не в плену): 4.457 тыс. Пленено: (до 9.5.45): 7.387 тыс. Соотношение: 1:1,7 Мобилизовано: 21.107 тыс. Процент пленных к мобилизованным: 35% Вот те и арийцы! На каждые 10 убитых 17 пленных, тогда как у унтерменшей меньше 6. Каждый третий в плен сдался, а с учетом сдачи после капитуляции еще 4.100.000 человек (55%) - больше половины! Ежели по пленным судить, то выходит, что Вермахт сопротивление не оказывал. Так ли это? А давайте по ТВД посмотрим, где оказывал, а где нет. Германия на советско-германском фронте (Кривошеев): Погибло: 3.605 тыс. Пленено: (до 9.5.45): 3.576 тыс. Соотношение: 1:1 Германия на других фронтах ВМВ (Расчет по Кривошееву НЕ на Советско-германском фронте): Погибло: 852 тыс. Пленено: (до 9.5.45): 3.811 тыс. Соотношение: 1:4,5 Вот где собака зарыта! Оказывается, сдавались немцы охотно на других фронтах, а на Восточном сопротивлялись упорнее, хотя всё равно не так, как РККА. Вот и вклад союзников в победу: уничтожили вчетверо меньше, зато пленили больше! Ну а как самураи? К сожалению, полными общими данными не располагаю. Хаттори [Япония в войне 1941-1945] дает цифру 1.859 тыс. (СВ и ВМФ) убитых и пропавших без вести. Поскольку труд послевоенный, то количество пленных в него не включено и эту цифру, наверное, можно считать цифрой потерь погибшими. Урланис приводит американские данные из отчета ген. Маршалла, которые, по его словам, по-видимому, касаются лишь потерь японцев в операциях против англо-американцев (хотя там и Китай указан): Япония во Второй Мировой войне против англо-американцев: Погибло: 1.219 тыс. Пленных: 41 тыс. Соотношение: 30:1 Да, самурайский дух чувствуется! Потери японцев от китайцев я не знаю, но могу предположить, что потери пленными были не больше, чем против англо-американцев. А вот потери в войне против СССР мы берем у Кривошеева. Япония в войне против СССР в 1945 г.: Погибло: 84 тыс. Пленных (до 3.9.45): 561 тыс. Соотношение: 1:6,7 Почему вдруг так? Да потому, что хотя формально капитуляция Японии подписана 3.9.45, однако рескрипт императора, предписывающий прекратить военные действия был 15.8.45. Хочется напомнить слова командующего 5 армией генерала Симудзу на допросе 20.8.45 г.: «Мы не считаем себя пленными. Мы прекратили военные действия по рескрипту Императора, по Его воле. Мы никогда не терпели поражений. И если бы продолжалась война с Советским Союзом, то наши солдаты погибли бы на поле битвы. В этой связи прошу Вас обратить серьезное внимание на применение Вами слова «пленные». Данных о количестве пленных до рескрипта у меня нет. Но чтобы соблюсти формальность… Япония во Второй Мировой войне: Погибло: 1.859 тыс. Пленных (до 3.9.45): 41+561=602 тыс. Соотношение: 3,1:1 Даже, несмотря на это, все равно показатель наивысший из всех великих держав! Ну а как у жертв блицкрига? А вот как. Польша в 1939 г. (ИВМВ, т.3): Погибло: 66 тыс. Пленных: 420 тыс. Соотношение: 1:6,3 Численность ВС: 1.000 тыс. Процент пленных к численности: 42% Франция в 1940 г. (ИВМВ, т.3): Погибло: 84 тыс. Пленных: 1.547 тыс. Соотношение: 1:18 Численность ВС: 2.440 тыс. Процент пленных к численности: 63% А меня ругали, когда я о французском сопротивлении немецких генералов и Черчилля цитировал. Выходит не врут календари, не было сопротивления. Ну а как сателлиты Германии? А вот как (Кривошеев) Венгрия во ВМВ (1941-1945): Погибло: 295 тыс. Пленных: 514 тыс. Соотношение: 1:1,7 Румыния во ВМВ (1941-1944): Погибло: 245 тыс. Пленных: 230 тыс. Соотношение: 1,1:1 Вот это да! Румын считают самыми плохими солдатами, но показатель у них выше чем и у немцев, и у венгров. Правда, когда фронт ГА «Южная Украина» в одночасье рухнул и пришла пора массово сдаваться, вся Румыния вместе с королем на сторону победителей перешла и тем массового плена избежала. Более того, тогда же 27.800 румын и 14.115 молдаван были освобождены из плена (но они учтены в статистике) и возвращены в свои части, которые отныне сражались на нашей стороне. Наверное, на это списать можно. Финляндия в СФВ и ВМВ (1939-40 + 1941-44): Погибло: 48+82=130 тыс. Пленных: 0,8+2,4=3,2 тыс. Соотношение: 41:1 (51:1 в 1939-40, 34:1 в 1941-44) Вот они, лучшие бойцы ВМВ! Как писали мне (в ироническом, правда, тоне) «викинги 20-го века». Показатель выше чем у самураев, которых общепринято считать самыми фанатичными бойцами. И не колотя себя в грудь, без всякой саморекламы, внешней атрибутики, там повязок разных, без харакири, угрюмо - не сдавались и всё тут. Причем в основном в обороне, и в борьбе с противником, сильно технически превосходящим. Хорошо, что их мало было. Справедливости ради, следует сказать, что подобно румынам, когда дело стало совсем плохо, всем государством, со всеми вооружёнными силами во главе с Маннергеймом перешли на сторону союзников. Подведем итог. Расположим великие державы по уменьшению соотношению погибшие/пленные: В Первой Мировой войне: Великобритания: 2,5:1 - 4,8:1 Франция: 2,7:1 Германия: 2:1 - 2,2:1 Италия: 1:1,1 - 1:1,3 Россия: 1:1,3 – 1:1,6 Австро-Венгрия: 1:1,7 Во Второй Мировой войне: Финляндия: 41:1 Япония: 30:1 (3,1:1 - формально) США: 1,7:1 - 2,3:1 СССР: 1,3:1 - 1,7:1 (увел в 1,7-2,2) Великобритания: 1:1,5 - 1,1:1 (уменьш в 2,3-7,2) Румыния: 1,1:1 Германия во: 1:1,7 (уменьш в 3,4-3,7) Венгрия: 1:1,7 Польша: 1:6,3 Франция: 1:18 (уменьш в 49 раз!) Так что мы видим, что, вопреки расхожему мнению, РККА была более стойкой армией, чем царская армия, а фашистская менее стойкая, чем кайзеровская. И еще одно: Я писал как-то, что РККА перед ВОВ «упражнялась» в конфликтах с самыми стойкими армиями мира, а Вермахт совсем наоборот. Теперь подтверждаю это заявление цифрами. Финская армия более стойкая чем французская в 738 раз! А японская чем польская всего в 189. Еще удивительнее перемещение Франции с первого на последнее место. Что-то произошло с духом некогда гордых французов. «Мы захватили 20 тыс. пленных, из которых 3-4 тыс. были англичане, остальные — французы, бельгийцы и голландцы, в основной своей массе не желавшие воевать, из-за чего англичане держали их запертыми в подвалах» [Гудериан Г. Воспоминания солдата]. Предвижу возражения, что не корректно брать скоротечные польскую или французскую кампании и сравнивать с многолетними войнами. Надо только время наибольшего поражения. Хорошо. Но только при взятии определенного времени часто нет четкого разделения пропавших без вести на пленных и погибших. Посему в этих случаях придется делить количество погибших на сумму количества пропавших без вести и пленных, хоть это и вносит элемент неопределенности. Хотя как показывает опыт, при анализе большинство пропавших без вести попадают все же в пленные. Важно только, чтобы подход был одинаков ко всем. По Германии данные Мюллера-Гиллебранда [Сухопутная армия Германии. 1933-1945]. Данные только по сухопутным войскам, включая СС, но поскольку нас интересует только соотношение, то большой погрешности не будет. Притом, у меня нет данных по разным странам за одинаковые промежутки времени. По Германии минимальный срок - месяц, по СССР – квартал, по Великобритании - год. По США и Японии и остальным нет вообще. Но кое что, таки сравнить таки можно. Буду брать самые тяжёлые, самые неудачные периоды, когда армии терпели самые тяжёлые поражения. За месяц Германия (1-31.8.44 г.) Погибло: 64 тыс. Пропало без вести и пленено: 408 тыс. Соотношение: 1:6,4 За квартал СССР (22.6-30.9.41 г.) Погибло: 430 тыс. Пропало без вести и пленено: 1.699 тыс. Соотношение: 1:4 Германия (1.6-31.8.44 г.) Погибло: 149 тыс. Пропало без вести и пленено: 750 тыс. Соотношение: 1:5 За полугодие СССР (с 22.6 по 31.12.41 г.) Погибло: 802 тыс. Пропало без вести и пленено: 2.335 тыс. Соотношение: 1:2,9 Германия (с 1.6.44 г. по 30.11.44 г.) Погибло: 268 тыс. Пропало без вести и пленено: 965 тыс. Соотношение: 1:3,6 Как мы видим в самое трудное полугодие немцы сдаются в плен охотнее, чем бойцы РККА в свое самое трудное полугодие. Правда, на разных фронтах по разному: Смотрим по фронтам: Германия в 1944 г. на Западном фронте (с 6.6 по 30.11.44 г.) Погибло: 55 тыс. Пропало без вести и пленено: 339 тыс. Соотношение: 1:6,2 Германия в 1944 г. НЕ на Западном фронте (с 1.06 по 30.11.44 г. расчет как разность между предыдущими показателями). Погибло: 213 тыс. Пропало без вести и пленено: 626 тыс. Соотношение: 1:2,9 Поскольку основная часть этих потерь приходится на Советско-германский фронт, то можно сделать вывод, что во второй половине 1944 г. немцы сдавались русским так же охотно, как и русские немцам в 1941 г. Год СССР (22.6.41-30.6.42 г.) Погибло: 1.237 тыс. Пропало без вести и пленено: 3.045 тыс. Соотношение: 1:2,5 Германия в на всех фронтах (1.12.43-30.11.44 г.) Погибло: 493 тыс. Пропало без вести и пленено: 1.052 тыс. Соотношение: 1:2,1 Этот промежуток не самый худший год у Германии, но точных данных после 30.11.44 нет. За 12.44 данных нет вообще, а за 1-4.45 данные оценочные. Но прикинуть можно. Германия в на всех фронтах (1.5.44-30.4.45 г. Данные оценочные). Погибло: 542 тыс. Пропало без вести и пленено: 1.987 тыс. Соотношение: 1:3,7 Для Великобритании самым тяжелым был 3-й год войны. По Урланису [с.227] рассчитаем потери в этот год Великобритания (с 1.9.41 г. по 31.8.42 г.) Погибло: 43 тыс. Пропало без вести и пленено: 247 тыс. Соотношение: 1:5,7 Вот Вам и «стойкие» англичане! А ежели вспомнить, что Сингапуре (в крепости!) 140 тыс. британцев сдались 70 тыс. японцам, то может начальные неудачи РККА на Хасане и Халкин-Голе и не покажутся такими уж и неудачами. Итак, подведем итоги по соотношение погибшие/пленные и пропавшие без вести в самых неудачных кампаниях. Месяц Польша (9.39): 1:6,3 Германия (8.44): 1:6,4 Франция (5-6.40): 1:18 Следует учитывать, что у немцев пропавшие без вести и пленные, а у французов с поляками только пленные. Хотя часть пленных французов может быть уже после капитуляции. Квартал СССР (6-9.41): 1:4 Германия (6-8.44): 1:5 Полугодие СССР (6-12.41): 1:2,9 Германия (6-11.44): 1:3,6 (Запад: 1:6,2, Восток: 1:2,9) Год Германия (12.43-11.44): 1:2,1 (последние точные данные) СССР (6.41-6.42): 1:2,5 Германия (5.44-4.45): 1:3,7 (оценочные данные) Великобритания (9.41-8.42): 1:5,7 Интересно посмотреть наши данные, по Германии за 1945 г. Германия на советско-германском фронте (с 1.2.45 по 9.5.45 Кривошеев): Погибло (не в плену): 1.607 тыс Пленено: 1.669 тыс. Соотношение: 1:1 Пожалуй, самый высокий показатель для страны, терпящей разгром. Почему? Может, идеями обороны фатерлянда прониклись? Как же. Просто в 1945 г. появилась возможность драпануть на Запад и сдаться там. Что они и делали целыми армиями, правда, без дивизионных оркестров, которых к 1945 году не осталось. Зато... Вот как сдался в плен легеда Треьего Рейха, генерал-парашютист Бернхард Рамке, Кавалер Рыцарского креста с Дубовыми Листьями, Мечами и Бриллиантами. Описывет Милтон Шульман, который лично допрашивал генерала. «Рамке явился в лагерь для военнопленных с восемью до отказа набитыми чемоданами, сервизы из тонкого фарфора, ящики с дорогими рыболовными принадлежностями и четырьмя длинными удочками, а также породистым сеттером. Странный набор для героя, решившего умереть за свою страну» [Шульман М. Поражение на Западе]. Мыслимо себе представить подобное для генерала РККА? А вот ещё любопытный факт, совершенно немыслимый в Красной Армии. «После окружения группировки противника восточнее Минска командующий 2-м Белорусским фронтом направил окруженным войскам обращение. Поняв безвыходность положения, исполнявший обязанности командующего 4-й немецкой армией генерал В.Мюллер был вынужден отдать приказ о капитуляции. Этот приказ вместе с обращением командующего 2-м Белорусским фронтом в виде листовки в 2 млн. экземпляров разбрасывался авиацией фронта над окруженными войсками. Его содержание широко пропагандировалось и с помощью громкоговорителей. Кроме того, 20 пленных добровольно изъявили согласие вручить приказ командирам немецких дивизий и полков. В результате 9 июля около 2 тыс. человек из 267-й дивизии вместе с командирами прибыли в пункт сбора, указанный в приказе. Этот опыт успешно использовался и на других участках фронта. Так, в период с 3 по 15 июля 1944 г. было отпущено в свои части 558 пленных, 344 из них вернулись и привели с собой 6085 немецких солдат и офицеров» [ИВМВ, т.9, с.55]. О заключительной фазе войны приведу данные Дашичева [Сов. секретно, док. 117] о потерях немцев за 10 дней с 11 по 20 апреля 1945 г. Германия в на Восточном фронте (с 11.4 по 20.4.45 г.) Погибло: 7.587 чел Пропало без вести и пленено: 25.823 чел Соотношение: 1:3,4 Напомню, это самое начало Берлинской операции, упорнейшие бои за Зееловские высоты. Германия в на Западном фронте (с 11.4 по 20.4.45 г.) Погибло: 577 чел Пропало без вести и пленено: 268.229 чел Соотношение: 1:465 Зашкалило! Куда там французам в 1940-м. Вот это действительно уникальный случай в истории. В заключение сравним количество пленённых на Восточном фронте (Кривошеев). СССР: 4.050 тыс. Германия (до 9.5.45): 3.576 тыс, Венгрия: 514 тыс, Италия: 49 тыс, Румыния: 230 тыс, Финляндия: 3,2 тыс., Словакия: 5,2 тыс Итого фашистская коалиция: 4.376 тыс. То есть, вопреки расхожему мнению, красноармейцев в плен попало меньше, чем пленила сама Красная Армия! Но никаких завываний, что "не хотели сражаться за Гитлера и потому так охотно сдавались" почему-то не слышно. Из приведенных цифр пусть каждый сделает вывод, охотно или нет сдавались в плен бойцы Красной Армии, была ли сдача в плен красноармейцев уникальным явлением в истории. И было ли отсутствие сопротивления и нежелание жертвовать жизнью причиной разгрома 1941 г.? http://maxpark.com/user/4297943630/content/6060253
  7. Согласен не только боевые но и эргономические, именно по эргономике, иномарки в своем большинстве, увы... превосходили отечественную БТТ.....
  8. До сих пор не утихают споры исследователей и всех тех, кто интересуется военной историей о событиях, связанных с начальным периодом Великой Отечественной войны. Особенно все то, что связано с катастрофой на Западном фронте, который был создан на базе Западного особого военного округа, катастрофа, ставшая одной из самых трагических страниц в истории начального периода войны. Когда буквально в течение первой недели, к 28 июня, врагом были захвачены Минск и Бобруйск. Западнее белорусской столицы попали в окружение 3-я и 10-я армии, а остатки 4-й армии отошли за Березину. Создалась угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и их прорыва к Смоленску. События развивались стремительно, и уже 4 июля по дороге в Гомель, где к тому времени размещался штаб Западного фронта, был арестован командующий Западным фронтом генерал армии Д.Павлов. Процедуру ареста контролировал лично начальник Главного управления политической пропаганды РККА армейский комиссар 1 ранга Мехлис, по совместительству назначенный членом военного совета фронта. Ему же было поручено определить круг лиц из командного состава фронта, которые вместе с бывшим командующим должны были предстать перед судом. В результате, кроме Павлова, были арестованы начальник штаба фронта генерал-майор В.Е. Климовских, начальник связи генерал-майор А.Т. Григорьев, командующий 4-й армией генерал-майор А.А. Коробков и ряд других военачальников. Все они были отстранены от своих должностей, а затем преданы суду военной коллегии Верховного суда СССР и расстреляны. До сих пор не ясна и противоречива характеристика военачальника, которому Сталин доверил в то время один из важнейших военных округов страны? Округ, который являлся вторым по численности войск, а по важности стратегического направления, пожалуй, даже первым, кто такой генерал Павлов? Что мы знаем об этой личности, кроме того, что он не справился со своими обязанностями командующего, что потерял управление войсками. В результате РККА потерпела небывалое тяжелейшее поражение. Всего за 17 дней из 625 тыс. человек бойцов и командиров, Западный фронт потерял около 420 тысяч личного состава! В итоге Павлов попал под скорый суд и расстрел. Кто он, Дмитрий Григорьевич Павлов? Изучая его биографию, видно, что в ней нет ничего особо выдающегося, обыкновенная биография, как и у всех военноначальников того времени. Родился в семье крестьянина, в Первую мировую войну добровольцем ушёл на фронт. В царской армии дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен в 1916 году и взят в плен, освобождён после окончания войны. С 1919 года в Красной Армии, в Гражданскую войну с 1918 по 1920 год был командиром взвода, эскадрона, помощником командира полка. Вступил в ВКП (б) в 1919 году. Такая же биография у Жукова, Конева, Рокоссовского. Часть исследователей вменяют Павлову безграмотность и недостаток военного образования. Однако из биографии видно, что он окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна, Военную академию им. М. В. Фрунзе и академические курсы при Военно-технической академии, так что для командира тех времен образование вполне достаточное. У Жукова, к примеру, не было даже академического образования, однако это не помешало ему руководить Генеральным штабом РККА. Интересный факт из биографии Д.Павлова. С ноября 1937 по июнь 1940г. он возглавлял Автобронетанковое управление РККА, и за это очень короткое время Дмитрий Григорьевич показал себя довольно неплохим теоретиком применения танковых войск и танков на поле боя. Это он первым заявил о необходимости коренного пересмотра танкового вооружения, Павлов предложил, танки сопровождения пехоты, к которым в то время относился Т-26 оставить пехоте, а Т-28 и Т-35 вооружить 76-мм пушкой, кроме того, на смену этим двум танкам, он предложил разработать новый тяжелый танк прорыва. Основной танк Красной Армии Т-34 создавался также по заданию и требованию тогдашнего начальника АБТВ РККА комкора Д. Павлова. Много споров вызывало и продолжает вызывать решение расформировать в РККА перед началом войны танковые корпуса, многие считали, что это чуть ли не предательство. Однако не все так однозначно, интересно то, что одним из инициаторов данного решения был Д.Павлов. Это по его предложению, взамен расформированных управлений 4-х танковых корпусов было создано 15 дивизий, которые превосходили расформированные корпуса и по количеству танков, и по боевой мощи, и по способности вести боевые действия. Принцип использования танковых бригад и моторизованных дивизий по Павлову предполагал, что их можно было включать в состав стрелковых корпусов, общевойсковых армий и фронтов, а также держать в резерве Главного командования. Что самое интересное, эти и многие другие предложения Д. Павлова были в дальнейшем реализованы не только в РККА, но и нашим основным противником - германским вермахтом. Немцы при нападении на Советский Союз по плану «Барбаросса» все свои танковые дивизии, в среднем имевшие по 150 танков, свели в 4 группы (аналог ЭРП-эшелон развития прорыва по Павлову), по этому принципу использовали танковые войска и в германской танковой армии "Африка" под командованием известного генерал-фельдмаршала Э. Роммеля. Как видно из этих примеров, Сталин, назначая Д.Павлова на должность командующего одним из основных военных округов страны, по всей видимости, учитывал, что тот представлял из себя достаточно грамотного военноначальника, мыслящего стратегически. А вот что касается наличия боевого опыта и особенно опыта руководства крупными объединениями, то, здесь, судя по всему было действительно наиболее уязвимое место в личной подготовленности Д.Павлова как командующего. Но вот явилось ли оно решающим, в той дальнейшей трагедии Павлова как генерала армии, командующего Западным особым округом, вопрос не раскрыт до сих пор. Мало у кого из тогдашних советских генералов был такой опыт, очень мало, на ум приходит только разве что фамилия Шапошникова, и то, что он чистый генштабист, а не командир. Далее из биографии Д.Павлова известно, что в начале 20-х годов он проходил службу и участвовал в боевых действиях в Туркестане против, басмаческих бандформирований в должностях помощника командира полка, начальника истребительного отряда и командира кавалерийского полка, а с 1928 года Д.Павлов командир кавалерийского и механизированного полков, командир и комиссар механизированной бригады, в этой должности в 1929 году принимал участие в вооруженном конфликте против китайцев на КВЖД . В 1936—1937 во время Гражданской войны в Испании добровольцем сражался на стороне республиканского правительства, был командиром танковой бригады. Из этих фактов видно, что реально Д.Павлов был храбрым человеком, прошел множество, как теперь говорят, «горячих точек» но при этом имел опыт командования только полком-бригадой и не более того. Данный вывод в частности подтверждается служебной запиской генерал-полковника Л.Сандалова, поданной им начальнику военно-научного управления Генерального штаба ВС СССР от 1 сентября 1956 года, в которой, в частности, говорится: «Генерал армии Павлов, не имея опыта в командовании войсковыми соединениями (исключая командование в течение непродолжительного срока танковой бригадой), после участия в войне в Испании был назначен начальником АБТУ Красной Армии, а за год до войны - командующим войсками ЗОВО. Не имея ни опыта в управлении войсками, ни достаточного военного образования и широкого оперативного кругозора, генерал армии Павлов растерялся в сложной обстановке начального периода войны и выпустил из рук управление войсками.» А где в то время Сталину было найти командующих с генштабовским образованием, опытом командования армиями и фронтами, так что Д.Павлов был военачальником своего времени и не он один виновен в том, что враг выбрал направление своего главного удара именно на направлении расположения Западного особого округа, которым командовал в то время именно он. По мнению некоторых современных исследователей, якобы основная вина Павлова заключалась, прежде всего, в том, что он не выполнил Директиву НКО и ГШ от 12-13 июня 1941 года, предписывающую командованию ЗапОВО, предписывающую для повышения боевой готовности начать выдвижение частей округа на рубежи обороны согласно планов прикрытия отработанных на основании майской Директивы НКО и ГШ. Однако факты говорят о том, что в середине июня 1941 Д.Павлов направил Сталину и в Наркомат обороны две шифровки с просьбой о выводе войск на полевые позиции и даже пытался добиться разрешения на частичное отмобилизование частей округа, также просил усилить округ частями связи и танками. Также, по мнению этих исследователей, Павлов после получения Директивы от 12-13 июня не отдал своевременно команду на вывод трех дивизий из района Бреста, находящихся там для строительства укреплений. В результате эти три дивизии - одна танковая и две стрелковые, предназначенные для прикрытия Брестского направления, были уничтожены в течение первых дней войны, что стало основной причиной разгрома войск всего Западного фронта и тем самым было открыто противнику важное стратегическое направление на Минск — Смоленск — Москву. В связи с этим сразу возникают следующие вопросы. Где тогда был Генеральный штаб РККА, который отвечал за стратегическое развертывание войск, в руках которого была вся развединформация? Почему командующему округом не дали своевременно указание на отвод войск из района Бреста? Где был Наркомат обороны? И этих вопросов, где и почему множество, четких, конкретных ответов на них нет. Есть и такие исследователи, которые утверждают, опираясь на перечень определенных фактов, даже о предательстве некоторой части генералитета и командиров иного уровня накануне войны и особенно в ее первые дни. Так, например, ими приводятся факты якобы злоумышленного отвода воинских частей от границы прямо в первые же минуты войны, в результате чего и без того малочисленные и слабо вооруженные подразделения пограничников оставались один на один с во сто крат превосходившим их врагом. В результате, ни одна из 435 пограничных застав на западных границах, в отличие от войск РККА, без приказа так и не отошла, многие пограничники погибли в бою, до конца выполняя свой воинский долг. Интересно и то, что Павлова судили не по знаменитой 58-й статье УК. В процессе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 22 июля 1941 г. были переквалифицированы статьи Уголовного кодекса, по которым обвинялось командование ЗАПОВО. Их арестовали по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 63-2 и 76 УК Белорусской ССР (аналог знаменитой ст. 58 в УК РСФСР). Однако суровый приговор был вынесен на основании ст.ст. 193-17/б и 193-20/б УК РСФСР. Формулировка обвинения в приговоре была такова: «за проявленную трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допущение развала управления войсками, сдачу оружия противнику без боя, самовольное оставление боевых позиций частями Красной Армии и создание противнику возможности для прорыва фронта Красной Армии». «Создание противнику возможности для прорыва фронта Красной Армии» вменялось только самому Павлову как командующему Западным фронтом. Сталин, дав указание о переквалификации преступления командования Западного фронта на другие статьи УК, тем самым, дал понять генералитету, что устраивать глобальные силовые разборки с ним, тем более наподобие 1937 г., он не намерен, но при необходимости спокойно может обойтись и без знаменитой 58-й статьи. 31 июля 1957 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение, которым приговор от 22 июля 1941 года был отменён по вновь открывшимся обстоятельствам и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Дмитрий Павлов был посмертно восстановлен в воинском звании. Вопрос, кто несет главную ответственность за поражения июня 1941 года, так до сих пор и остается открытым. https://topwar.ru/18261-general-pavlov-kak-otvetivshiy-za-vseh.html
  9. Варшавское вооруженное восстание августа 1944 года по-прежнему остается наиболее спорным эпизодом Второй мировой войны, особенно много вопросов и непониманий это событие вызывает как среди польских и российских историков, так и среди простых граждан, проживающих в обеих странах. И если поляки в своем большинстве продолжают считать, что Красная Армия в августе 1944 года просто так стояла на берегах Вислы и безучастно наблюдала за тем, как фашисты уничтожали восставшее население польской столицы, то российские исследователи с фактами на руках доказывают, что не было безучастного созерцания, а были жестокие и кровопролитные бои с врагом, происходившие в то время на варшавском направлении, в которых погибли десятки тысяч советских бойцов и командиров, а также наших союзников - солдат и офицеров Войска Польского. В связи с чем невольно возникает вопрос: как вообще произошло это восстание? Кто его готовил и для чего, к чему привели последствия этого плохо спланированного и не продуманного вооруженного выступления? Из истории Второй мировой известно, что после разгрома Германией Польши в сентябре 1939 года вначале на территории Франции, а после ее оккупации уже в Лондоне, было образовано польское эмигрантское правительство во главе с генералом В. Сикорским, вплоть до нападения на Советский Союз это правительство занимало по отношению к СССР открытую враждебную позицию, исходя из известной концепции, что у Польши два извечных врага — Россия и Германия. В самой Польше в начале 1940 года для вооруженной борьбы с германскими оккупантами был создан так называемый «Союз вооружённой борьбы» (СВБ), большинству широко известный под наименованием Армии Крайова, то есть «внутренняя» или «отечественная» армия (АК). Данная организация строго подчинялась эмигрантскому правительству в Лондоне, её военным руководителем являлся командующий всеми польскими вооружёнными силами в изгнании генерал К. Соснковский, настроенный крайне враждебно к Советскому Союзу, также был еще один важный момент, который препятствовал нормальным отношениям. Дело в том, что польское эмигрантское правительство во главе с Сикорским категорически на тот момент отказалось от признания границ СССР, установленных после сентября 1939 года, то есть от включения в состав СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, и это невзирая на признание новых границ Советского Союза по так называемой «линии Керзона» со стороны всех западных союзников на конференции в Тегеране в 1943 году. Еще в октябре 1943 года генерал Т. Коморовский подготовил план вооружённого восстания в Варшаве, данным планом предполагалось внезапным ударом захватить столицу, затем в течение нескольких дней произвести там высадку польской парашютно-десантной бригады, которая дислоцировалась на территории Англии, а также подготовить все необходимые условия для торжественного прибытия в освобожденную польскими национальными силами Варшаву эмигрантского правительства из Лондона. Одновременно части АК, согласно плану Коморовского, должны были оказывать вооружённое сопротивление частям наступающей на Варшаву Красной армии, а также войскам, находящимся на территориях, входивших до сентября 1939 года в восточные районы Польши. Дальше еще больше, так, один из представителей эмигрантского правительства в докладной записке на имя тогдашнего главы правительства в изгнании Миколайчика, занявшего этот пост после гибели Сикорского, от 10 января 1944 года потребовал, как минимум, помимо возвращения Западной Украины и Западной Белоруссии, включения в состав Польши Восточной Пруссии, Силезии и Литвы. Латвию, Эстонию и Украину предполагалось вообще сделать независимыми государствами, конечно же, под польским контролем. Находясь в теплых кабинетах в Лондоне, польские государственные деятели явно жили своей придуманной ими самими жизнью, планировали грандиозные державные планы, не ведая о том, что происходит у них на родине, не ведая о том, что шел уже 1944 год и что от их иммигрантского правительства практически уже ничего не зависит, данные планы представляли из себя настоящую авантюру, что понимали все, даже их главные спонсоры - западные союзники. В связи с махровым антисоветизмом польских правителей даже англичане, их главные союзники, не выдержали, так, в феврале 1944 года Черчилль потребовал от Миколайчика удалить из правительства наиболее антисоветские элементы (в т.ч. Соснковского) и признать новые восточные границы Польши. У англичан были свои политические интересы, они не хотели из-за каких-то там мифических союзников портить отношения с СССР, в то время несшим на себе все основные тяжести и лишения войны на главном восточном фронте. Далее еще интереснее, англичане предложили командованию АК в целях координации своих действий во время восстания планирование всех своих действий против германских войск осуществлять только в тесном взаимодействии с командованием Красной Армии, использование же польской бригады ВДВ в интересах АК запретили, поддержку восставших с воздуха своей бомбардировочной авиации британцы также посчитали крайне рискованной затеей, поэтому и в этой просьбе АК также было отказано. Суть плана восстания, разработанного штабом АК, заключалась в том, что в ближайшее время германская армия сама оставит польскую столицу. Необходимо было лишь успеть взять власть в городе до вступления в него советских войск, для чего, как считали разработчики плана, необходимо было быстро захватить главные правительственные здания с целью немедленного размещения в них органов власти эмигрантского правительства. Таким образом предполагалось поставить перед свершившимся фактом захвата власти подошедшие к этому времени к Варшаве все советские части и вновь созданные польские органы власти, поэтому никакой координации действий с наступавшими советскими войсками не предусматривалось. Вся концепция восстания исходила из краткой, расчитаной максимум на 2—3 дня и относительно бескровной борьбы против отступавших германских войск. Более того, чтобы не задерживать отход на запад германских войск, в плане специально исключался захват важнейших транспортных коммуникаций, в том числе стратегически важных мостов через Вислу. Как показали развернувшиеся события, командование восставших абсолютно не владело информацией о действиях немцев и особенно об обстановке, сложившейся к концу июля на советско-германском фронте, а обстановка там явно складывалась не в пользу Красной Армии, поляки не знали, что в конце июля Гитлер отдал приказ удерживать Варшаву любой ценой, к столице было подтянуто множество отборных войск, в том числе из состава войск СС, то есть время для начала восстания было выбрано самое неудачное. По сведениям польских и советских источников известно, что по спискам в Варшавском округе АК числилось около 30 тыс. бойцов, что почти вдвое превосходило немецкий гарнизон, однако повстанцы имели у себя на вооружении всего 47 пулемётов, 657 автоматов, 29 противотанковых ружей, 2629 винтовок, 2665 пистолетов и 50 тыс. гранат. Тяжёлое вооружение у восставших полностью отсутствовало, как собиралось бороться с танками и авиацией противника командование АК неизвестно до сих пор, по всей видимости, для АК это не являлось главным, а главным, вероятно, был стремительный захват центра города и размещение в правительственных зданиях иммигрантского правительства, затем занятие обороны, чтобы не допустить в Варшаву Красную Армию, а немцы, по планам лидеров АК, должны были уйти сами, однако германцы просто так уходить из Варшавы не захотели. В результате авантюры, затеянной тщеславными лондонскими эмигрантскими политиканами, произошло самое страшное: за эту авантюру пришлось заплатить своими жизнями тысячам простых граждан Польши, тысячам советских и польских солдат. К концу июля 1944 года войска 1-го Белорусского фронта, находившиеся под Варшавой, пройдя с непрерывными боями более 600 км, были крайне измотаны. К тому же очень сильно отстали тылы, отсутствовало также надежное воздушное прикрытие войск фронта, так как 16-я воздушная армия еще не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы. Так что для советского командования восстание началось в самый неподходящий момент, ибо приковывало к Варшаве пристальное внимание гитлеровцев, перебросивших сюда дополнительные силы отборных танковых войск. Сами немцы признали, что в момент начала восстания сила русского удара уже иссякла. Правильно оценив обстановку, германское командование решило нанести мощный танковый контрудар со стороны Варшавы в тыл советскому плацдарму на Висле. Для этих целей привлекалось почти 5 танковых дивизий, переброшенных из Румынии, Голландии и Италии. Всего под Варшавой в конце июля немцы сосредоточили 51,5 тыс. солдат и офицеров, 1158 орудий и миномётов, 600 танков и САУ. Находившаяся ближе всего к польской столице советская 2-я гвардейская танковая армия насчитывала всего 32 тыс. бойцов, 468 орудий и миномётов, 425 танков и САУ. Ударив с трёх сторон, немцы фактически окружили и уничтожили 3-й танковый корпус 2-й армии и 2—3 августа отбросили советские войска от Варшавы, которые на подступах к городу потеряли свыше 280 танков и оказались вынужденными перейти к обороне. Прекрасно понимая всю серьезность сложившейся к концу июля обстановки на советско-германском фронте, то что Красная Армия в данный момент находится скованной боями с германскими войсками, руководство АК тем не менее 1 августа 1944 года все же отдает приказ на начало восстания, на что рассчитывало имигрантское польское руководство, отдавая такой приказ, в сложной обстановке, сложившейся в то время вокруг Варшавы, так до сих пор и остаеся непонятным, иногда кажется, что руководство АК действовало по известному принципу - восстание ради восстания. Германское командование, стабилизировав ситуацию на восточном фронте, начиная с 4 августа приступило к планомерному подавлению восстания, причем в уличных боях для борьбы с восставшими привлекались в основном силы спецвойск СС, полиции, а также подразделения, состоящие из бандеровцев, власовцев и иных предателей из числа бывших граждан СССР. При этом гитлеровское командование действовало расчетливо, используя прежде всего разобщённость восставших, с немецкой методичностью по очереди уничтожались все выявленные очаги сопротивления, при этом применялись тяжёлые орудия и даже бронепоезда, а также танки и огнемёты. Повстанцы несли значительные потери, вскоре стал ощущаться и недостаток боеприпасов. Вместо того чтобы организовать тесное взаимодействие с войсками РККА, наладить снабжение, руководство АК, понимая всю бесперспективность восстания, начало искать виновных в своем поражении, специально запуская через английские и американские СМИ дезинформацию о том, что в поражении восстания виноват, прежде всего, СССР и даже ближайшие союзники АК, англичане. Попытки английской авиации небольшими силами осуществить сбросы над Варшавой оружия и продовольствия, как и предполагалось, оказались крайне неэффективными, так как потери бомбардировщиков от зенитного огня противника были непропорционально тяжёлыми, в среднем на тонну сброшенного груза пришёлся один сбитый самолёт. При этом большая часть грузов, особенно во время последних вылетов, попала в руки немцев, так как сбросы приходилось вести с больших высот. В отличие от англичан, действия наших летчиков были более удачными, так как они действовали на предельно малых высотах, всего благодаря советским летчикам только за период с 14 сентября по 1 октября 1944 года повстанцы получили 156 миномётов, 505 противотанковых ружей, 2667 автоматов и винтовок, 41 780 гранат, 3 млн. патронов, 113 т продовольствия и других полезных грузов. Весь август советское командование не оставляло попыток прорыва к Варшаве, и только 10 сентября 1944 года 47-я армия и 1-я армия Войска Польского перешли в наступление на Варшаву. Им противостояла 100-тысячная группировка немцев, средняя плотность которой составляла одну дивизию на 5—6 км фронта. Завязались упорные бои за восточную часть Варшавы и ее предместье — Прагу. Второй раз за всю историю русские опять в ожесточенном бою брали это предместье, в первый раз еще при великом А.Суворове. И вот в ночь на 14 сентября советские войска вышли, наконец-то, к Висле, вот когда необходимо было начинать восстание ударом из города для захвата мостов навстречу Красной Армии, однако основные силы восставших уже к этому времени были немцами частью уничтожены, частью взяты в плен, командующий оставшимися силами восставших Коморовский не захотел пробиваться на встречу РККА через Вислу и 2 октября 1944 года подписал с командующим германскими войсками в Варшаве генералом СС фон дем Бах-Зелевски соглашение о капитуляции. В плен попало, по разным данным, от 17 до 20 тыс. повстанцев, в том числе 922 офицера АК вместе со всем штабом Коморовского. Отряды Армии Людовой ушли из города и частично пробились через Вислу. Потери германских войск также были значительными, погибли 10 тысяч солдат, шесть тысяч пропали без вести, по другим данным, немцы потеряли почти 26 тыс., а также 300 танков, САУ, орудий и бронеавтомобилей. В результате восстания особенно высоки были жертвы среди гражданского населения, так, в ходе боев в городе от артобстрелов, бомбежек и стрелкового огня погибло до 200 тыс. поляков, из всех погибших повстанцы составляли 16 тыс. человек, по другим данным - 23 тыс. Всё гражданское население Варшавы, всех тех, кто пережил весь этот ужас, немцы вывезли из города, 87 тыс. человек попали на принудительные работы в Германию. За время восстания гитлеровцы уничтожили 25 процентов площади довоенной застройки города. Вплоть до освобождения Варшавы 17 января 1945 года части СС по указанию Гиммлера планомерно взорвали все культурные памятники. После освобождения столицы перед входящими в Варшаву советскими и польскими войсками предстала жуткая картина, сравнимая разве что только с апокалипсисом: фашистские варвары сравняли красивейший город Европы почти полностью вровень с землей, оставив после себя только одни руины, горе и смерть. Специально для тех, кто до сих пор считает, что Красная Армия ни чем не помогла восставшим варшавянам, хочу привести следующие цифры: только войска 1-го Белорусского фронта потеряли на подступах к Варшаве в период за полтора месяца боев с начала августа по первую половину сентября 1944 года 166 808 советских бойцов и командиров, всего за освобождение Польши погибло свыше 600 тысяч солдат и офицеров Красной Армии - наших соотечественников. Вечная им память... https://topwar.ru/18186-mogla-li-krasnaya-armiya-okazat-pomosch-vosstavshey-varshave.html
  10. В годы Великой Отечественной войны на полях ожесточенных сражений гибли не только рядовые бойцы и командиры, но и также их старшие начальники-генералы и адмиралы. Так вначале 1990-х в «Военно-историческом журнале» был опубликован список, содержащий 416 фамилий погибших во время войны советских генералов и адмиралов. Краткая справка по погибшим. Потери генералитета по воинским званиям, занимаемым должностям и обстоятельствам гибели характеризуются следующими данными: Маршал Советского Союза 1 Генералы армии 4 Генерал-полковники 4 Генерал-лейтенанты 56 Генерал-майоры 343 Вице-адмиралы 2 Контр-адмиралы. 6 Итого: 416 чел. Среди погибших и умерших генералов и адмиралов (416 чел.) учтены: Маршал Советского Союза Шапошников Борис Михайлович, бывший начальник Генерального штаба РККА, умер от болезни 26 марта 1945 г., будучи начальником академии Генерального штаба. Похоронен в Москве. Генералы армии: Апанасенко Иосиф Родионович, заместитель командующего войсками Воронежского фронта. Умер от ран 5 августа 1943 г. Похоронен в г. Белгороде. Ватутин Николай Федорович, командующий войсками 1-го Украинского фронта. Умер от ран 15 апреля 1944 г. Похоронен в г. Киеве. Павлов Дмитрий Григорьевич, командующий войсками Западного фронта. Расстрелян по суду военного трибунала в 1941 г. Реабилитирован 31 июля 1957 г. Черняховский Иван Данилович, командующий войсками 3-го Белорусского фронта. Погиб 18 февраля 1945 г. Похоронен в г. Вильнюсе, перезахоронен в г. Воронеже. Генерал-полковники: Захаркин Иван Григорьевич, командующий войсками Одесского военного округа. Погиб 15 октября 1944 г. в автомобильной катастрофе. Похоронен в г. Одессе. Кирпонос Михаил Петрович, командующий войсками Юго-Западного фронта. Погиб в бою 20 сентября 1941 г. Перезахоронен в г. Киеве. Леселидзе Константин Николаевич, командующий 18-й армией на Северо-Кавказском фронте. Умер от болезни 21 февраля 1944 г. Похоронен в г. Тбилиси. Пестов Владимир Иванович, командующий артиллерией Закавказского фронта. Умер от болезни в апреле 1944 г. Похоронен в г. Тбилиси. В это число не вошли не принимавшие участия в войне генерал-полковники А. Д. Локтионов. Г. М. Штерн, генерал-лейтенанты П. А. Алексеев, Ф. К. Арженухин, И. И. Проскуров, Е. С. Птухин. П. И. Пумпур, К. П. Пядышев, П. В. Рычагов, Я. В. Смушкевич, генерал-майоры П. С. Володин, М. М. Каюков, А. А. Левин, репрессированные перед войной и расстрелянные в годы войны. Генералы (адмиралы) по занимаемым должностям: Командующие войсками фронтов 4 Заместители и помощники командующих войсками фронтов 3 Начальники штабов фронтов 5 Командующие войсками военных округов 1 Заместители командующих войсками военных округов 1 Начальники штабов военных округов 2 Члены военных советов фронтов 2 Члены военных советов армий 4 Командующие армиями 22 Заместители командующих армиями 12 Начальники штабов армий 12 Командиры корпусов 54 Заместители командиров корпусов 19 Начальники штабов корпусов 4 Командиры дивизий 117 Заместители командиров дивизий 2 Командиры бригад 9 Командующие эскадрами. Командующие ВВС армий, фронтов, флотов 9 Начальники связи, инженерных войск, тыла и ВОСО фронтов 2 Начальники тыла армий 9 Командующие артиллерией, бронетанковыми и механизированными войсками фронтов, армий, корпусов 41 Начальники инженерных войск, связи армий 3 Заместители начальников штабов фронтов, флотов, армий 6 Генералы центральных и главных управлений Народного комиссариата обороны СССР, военных академий, училищ, НИИ 45 Другие должностные лица 28 Итого 416 В их числе: Командующие войсками фронтов генералы армии Н.Ф. Ватутин, Д.Г. Павлов, И.Д. Черняховский, генерал-полковник М.П. Кирпонос. Заместители и помощники командующих войсками фронтов генерал армии И.Р. Апанасенко, генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко, генерал-майор Л.В. Бобкин. Начальники штабов фронтов генерал-лейтенанты П.И. Бодин, П.С. Кленов, генерал-майоры В.Е. Климовских, Г.Д. Стельмах, В.И. Тупиков. Командующий войсками Одесского военного округа генерал-полковник И.Г. Захаркин. Начальники штабов военных округов генерал-майоры А.Д. Корнеев, Н.В. Пастушихин. Члены военных советов фронтов генерал-лейтенанты К.А. Гуров и К.Н. Зимин. Члены военных советов армий генерал-майоры А.Ф. Бобров, И.В. Васильев, И.А. Гаврилов, Б.О. Галстян. Командующие армиями генерал-полковник К.Н. Леселидзе, генерал-лейтенанты С.Д. Акимов, A.M. Городнянский, Ф.А. Ершаков, М.Г. Ефремов, А.И. Зыгин, В.Я. Качалов, П.П. Корзун, В.Н. Львов, И.Ф. Николаев, К.П. Подлас, П.С. Пшенников, А.К. Смирнов, П.М. Филатов, Ф.М. Харитонов, В.А. Хоменко, генерал-майоры К.М. Качанов, А.А. Коробков, А.В. Лапшов, А.И. Лизюков, М.П. Петров, К.И. Ракутин. По обстоятельствам гибели (смерти) Погибли в бою 185 Умерли от полученных ранений 61 Пропали без вести 14 Погибли или умерли, находясь в плену 23 Подорвались на минах 9 Погибли в авиационной катастрофе 12 Погибли в автомобильной катастрофе 6 Погибли в результате несчастного случая 2 Умерли от болезни 79 Расстреляны и посмертно реабилитированы 18 Во избежание плена покончили жизнь самоубийством 4 Покончили жизнь самоубийством 3 Итого 416 Кроме того, за период войны погибли, умерли или пропали без вести 2 корпусных и 5 дивизионных комиссаров, которые проходили военную службу на должностях политического состава: члены военных советов фронтов 2 члены военных советов армий 3 начальник политического отдела армии 1 заместитель командира дивизии по политчасти 1 http://www.ugra.alexandrovi.ru/forum/index.php?topic=1518.0 Однако не все исследователи и историки согласны с цифрой 416, так например военный историк Шабаев убежден, что их было 438, Кузнецов – 442. Военно-историческая литература и документы Российского государственного военного архива (РГВА) и Центрального архива Минобороны РФ (ЦАМО) дают основания для включения в список – в дополнение к 416 – фамилий еще 42 генералов и адмиралов, погибших с 1941 по 1945 год. С учетом новых данных получается список из 458 человек. В 1993 и 2001 годах коллектив под руководством генерал-полковника Кривошеева опубликовал в двух изданиях статистическое исследование о потерях советских Вооруженных сил (ВС) в ХХ веке. Если в первом издании называлась цифра 421 (генерал), то во втором она снизилась до 416. Авторы, назвав цифру в 416 человек, заявили, что в это число не вошли не принимавшие участия в войне генерал-полковники Александр Локтионов, Григорий Штерн, генерал-лейтенанты Алексеев, Арженухин, Проскуров, Птухин, Пумпур, Пядышев, Рычагов, Смушкевич, генерал-майоры Володин, Каюков, Левин, репрессированные перед войной и расстрелянные в годы войны. Утверждение это не совсем верно. Во-первых, генералы Володин, Проскуров, Птухин и Пядышев были арестованы не перед войной, а в начале войны, а значит, приняли в ней участие. Генерал-майор авиации Володин в конце июня 1941 года был начальником штаба ВВС РККА, генерал-лейтенант Пядышев воевал в должности заместителя командующего Северным фронтом и командовал Лужской оперативной группой, а Герои Советского Союза генерал-лейтенанты авиации Проскуров и Птухин в войне участвовали в должностях командующих ВВС 7-й армии и ВВС Юго-Западного фронта. Во-вторых, среди 416 перечисленных в официальном списке есть несколько десятков генералов и адмиралов, не находившихся в действующей армии ни одного дня и умерших от болезней и несчастных случаев в глубоком тылу. Наибольшие боевые потери имели место в 1941 году. Это когда за шесть месяцев (22 июня – 31 декабря 1941 года) РККА лишилась 74 генералов – то есть ежемесячно теряла 12–13 чел. представителей своего высшего комсостава. По другим данным потери в 1941 году были еще выше (за шесть месяцев – 107 человек) – 18 человек ежемесячно. Правда уже в 1942–1944 годах потерь стало вдвое меньше (от 8 до 9 человек в месяц). http://sary-shagan.narod.ru/esse/esse011.htm В первый год войны четверо генералов, оказавшись в окружении, не пожелали сдаться в плен и застрелились, известно, что всего за всю войну не пожелали сдаться живыми врагу и застрелились 11 советских генералов. По категориям наибольший урон в войну понес командный состав (почти 89%), тогда как политический – менее 2%, технический – 2,8%, административный – 4,6%, медицинский – около 1%, юридический – 0,65%. Генералы Военно-воздушных сил (ВВС) составили 8,73% погибших, а адмиралы и генералы ВМФ – 3,71 % общего числа потерь высших офицеров. Большие потери имели Сухопутные войска – к ним принадлежали 87,56% погибших генералов. По званиям, наибольшие потери понесли генерал-майоры (372 человека – то есть более 80%). Потери среди генерал-лейтенантов составили 66 человек (около 14%), генерал-полковников – 6 человек (1,3%), контр-адмиралов – 7 (1,5%). Среди маршалов, генералов армии и вице-адмиралов эта цифра менее 1%. http://www.ng.ru/ideas/2005-06-17/11_generals.html
  11. Что нам известно о Советско-финской войне 1939-40 годов? В основном то, что это была для нашей страны крайне неудачная и очень кровопролитная война, что ее результатом были понесенные огромные людские потери, что Красная Армия оказалась не готовой к ведению крупномасштабной современной войны и многие другие факты, все это верно, однако невольно возникает вопрос: как абсолютно не готовой к войне армии все же удалось провести одну из труднейших боевых операции по штурму и прорыву долговременной линии финской обороны, так называемой «линии Маннергейма»? Многие утверждают, что просто закидали противника одними трупами, так ли это было на самом деле? С этим утверждением очень трудно спорить, так как потери РККА были огромными, однако это только одна сторона вопроса, но для прорыва такой мощной оборонительной системы, которую представляла из себя финская оборона на Карельском перешейке, одних трупов Красной Армии просто бы не хватило, для этого были нужны, прежде всего, огромные силы и средства, четкое планирование и обеспечение операции, что РККА и показала в феврале-марте 1940 года. Так называемая «линия Маннергейма» являлась основой стратегической обороны Финляндии и представляла из себя комплекс уникальных, по-настоящему неприступных фортификационных сооружений, который финны начали возводить практически с 1918 года, сразу же с получением независимости. Из многочисленных современных источников известно, что ее главный фортификационный пояс имел длину около 135 км и глубину до 90 км. Ему предшествовало предполье с разнообразными укреплениями - рвами, завалами, проволочными заграждениями, надолбами - шириной до 15-20 км. Толщина стен и перекрытий дотов из железобетона и гранита достигала 2 м. Поверх дотов на земляных насыпях толщиной до 3 метров рос лес. На всех трех полосах "линии Маннергейма" насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 представляли собой мощные крепости. Все укрепления соединялись системой траншей, подземных переходов и были снабжены продовольствием и боеприпасами, необходимыми для длительного ведения автономного боя. Пространство между полосами укреплений, а также предполье перед всей "линией Маннергейма" были буквально покрыты сплошными военно-инженерными сооружениями. Насыщенность этой местности заграждениями выражалась следующими показателями: на каждый квадратный километр приходилось: 0,5 км проволочных заграждений, 0,5 км лесных завалов, 0,9 км минных полей, 0,1 км эскарпов, 0,2 км гранитных и железобетонных надолб. Были заминированы и подготовлены к уничтожению все мосты, к порче - все дороги. На возможных путях движения советских войск были устроены громадные волчьи ямы - воронки глубиной 7-10 м и диаметром 15-20 м. На каждый погонный километр ставилось 200 мин. Лесные завалы доходили до 250 м по глубине. Обойти эту линию, как это сделали германские войска с линией Мажино, Красной Армии не позволяли особенности местности, брать ее можно было только в лоб и никак иначе. Не пробив «линию Маннергейма», нельзя было вывести Финляндию из войны, так что эта твердыня представляла из себя не только военную значимость, но и политическую. Первая попытка штурма линии с ходу в декабре 1939 года закончились полной неудачей, и в Москве, наконец-то, поняли, что воевать против финнов силами только одного Ленинградского ВО больше нельзя и поэтому стали готовиться ко второй попытке штурма уже по-серьезному, без шапкозакидательских настроений. Новый командующий С.Тимошенко первое, что сделал, вступив в командование, это не стесняясь, потребовал у Сталина людских подкреплений, артиллерийских орудий БМ и, самое главное, теплую одежду, полевые бани и пункты обогрева для бойцов, наконец- то, люди смогли впервые за несколько месяцев отогреться и откормиться, получить полушубки, валенки, лыжи и другое столь им необходимое имущество для действий в зимних условиях. Из внутренних округов на север к Ленинграду потянулись воинские эшелоны с новыми дивизиями, бригадами, артиллерией и танками, в результате соотношение сил, по сравнению с декабрем 1939 года, в феврале 1940 г. стало больше соответствовать классическому соотношению 1:3. Численность личного состава советских войск составила теперь почти 460 тыс. человек против 150 тыс. человек финских. Советские войска на Карельском перешейке теперь насчитывали 26 дивизий, одну стрелково-пулеметную и 7 танковых бригад. С финской стороны им противостояли 7 пехотных дивизий, 1 пехотная бригада, 1 кавалерийская бригада, 10 отдельных пехотных, егерских, подвижных полков. Но особое внимание советское командование уделило артиллерии крупного калибра и большой мощности, а также подготовке саперных подразделений, именно этим родам войск отводилась главная ударная роль в предстоящем штурме. Теперь на Карельском перешейке должны были действовать не одна, а две советские армии - 7-я и 13-я, которые значительно усиливались артиллерией РГК. Полки, имеющие на вооружении пушки БР-5 (152-мм), гаубицы Б-4 (203-мм) и мортиры БР-2 (280-мм), занимали боевые позиции каждый в полосе наступления своей армии. А в районе Перкъярви (ныне Кирилловское) готовились огневые позиции даже для 356-мм и 305-мм морских орудий, установленных на специальных железнодорожных транспортерах ТМ-1-14 и ТМ-2-12, это были настоящие артиллерийские монстры войны. Из различных источников известно, что всего к началу операции на Карельский перешеек было стянуто 3930 орудийных стволов всех систем, включая минометы. Плотность огня планировалась колоссальная: 75-85 орудий и минометов на 1 километр, это было невиданно, такой плотности артиллерии могла себе тогда позволить далеко не каждая армия мира. Сосредоточение войск проходило довольно успешно и достаточно быстро, чему в немалой степени способствовало значительное пополнение тыловых автоподразделений подвоза, автомобилями различных марок, включая и авто повышенной проходимости, полугусеничными автомобилями ГАЗ-60 и ЗИС-22. В результате в целом на участке прорыва 13-й армии скрытно сосредотачивалось семь стрелковых дивизий. На участке 7-й армии как более трудном на исходные позиции выходило девять стрелковых дивизий. Пять танковых бригад, два отдельных танковых батальона, одиннадцать артиллерийских полков и стрелково-пулеметная бригада. Кроме того, армии "передавалась треть всех истребителей фронта, четверть бомбардировщиков и три четверти ночных бомбардировщиков". Соотношение сил по батальонам на Карельском перешейке теперь было совсем иным, чем в декабре 1939 г., на 80 финских батальонов наступали 239 советских, что практически точно соответствовало соотношению 1:3. У советских войск теперь было превосходство в артиллерии калибром 122-мм и более в 10 раз. Вместо двух дивизионов большой мощности в войсках 7-й и 13-й армий теперь их было четыре. Так что красным командирам было теперь чем крушить бетонные коробки, построенные на финские народные миллионы. Одновременно с началом перегруппировки войск штабы 7-й и 13-й армий вплотную приступили к разработке самого плана прорыва. Непосредственно выезжая в войска, командование придирчиво намечало направление главного удара. В соответствии с планом, таранный удар 7-й армии был нацелен по участку фронта Кархула - Муолаанъярви. Острие удара 13-й армии приходилось между озерами Муолаанъярви - Вуоксиярви. Участки прорыва, их ширина и глубина выбирались с учетом наиболее эффективного использования артиллерии и танков. После этого была развернута мощная работа по дезориентированию противника и началась осторожная концентрация ударных группировок. На всех участках прорыва велась активная разведка, включая разведку боем, выявляя все новые и новые огневые точки врага, также активно велась разведка и штурмовка финских позиций с воздуха. Ко всему этому войска повсеместно проводили практические занятия на местности по обучению навыкам при штурме долговременных укреплений. Таким образом, к подготовке штурма и к прорыву таких сильных укреплений, каким являлась «линия Маннергейма», советское командование на этот раз подошло очень серьезно, с учетом всех тех ошибок, которые были допущены на начальном этапе войны в 1939 году. И вот, начиная с 1 февраля 1940 года, финны на себе почувствовали всю мощь сталинской артиллерии, по воспоминаниям участников той войны, методика работы советских пушкарей была следующей: ДЗОТы разрушали 152-мм артиллерией, ДОТы - 203 и 280-мм. Сначала осколочно-фугасными снарядами разбивали подушку ДОТа, обнажая бетон. Далее дело завершали бетонобойные снаряды. Старались обходиться дешевыми гаубицами-пушками калибром 152-мм «МЛ-20», в сложных случаях крушили бетонные коробки 203-мм гаубицами обр. 1931 года «Б-4», которые финны прозвали «сталинские кувалды», а наши войска называли «карельский скульптор». Такое название орудие получило за то, что своими 100-килограммовыми снарядами превращало ДОТы в причудливые сооружения из перекрученной арматуры и кусков бетона, которые солдаты в шутку прозвали «карельскими монументами». Правда, для изготовления такого убедительного аргумента для пехоты требовалось от 8 до 140 снарядов. Боевую ценность ДОТ, как правило, терял еще на ранних стадиях изготовления «скульптуры». Но только вид «карельского монумента» убеждал пехотинцев, что можно двигаться вперед, не опасаясь убийственного пулеметного огня. Так, только у 123-й стрелковой дивизии, штурмовавшей Суммаярви, в феврале 1940 г. было восемнадцать 203-мм гаубиц «Б-4» и шесть 280-мм мортир «Бр-2». Они израсходовали за время огневой подготовки в наступлении в первой декаде февраля 4419 снарядов, добившись 247 прямых попаданий. ДОТ «Поппиус», остановивший дивизию в декабре 1939 г., был разрушен 53 прямыми попаданиями, можно только представить, что испытывали на себе финские гарнизоны этих оборонительных сооружений, когда к ним влетали эти 100 кг снаряды. Однако не все было так гладко, да, артиллерия долбила, не жалея снарядов, но стрельба даже по точно выявленным целям не всегда давала должный результат. Обычно перекрытию ДОТа хватало 4-5 прямых попаданий из 203-мм или 280-мм орудий. Однако перед этим необходимо было на пристрелку, огневое вскрытие и разрушение выстрелить до 500 фугасных, бронебойных или бетонобойных снарядов, то есть расход снарядов для такого калибра был огромным. В дальнейшем, как показала практика, наиболее эффективной и экономичной являлась стрельба прямой наводкой на дальность до 1000 метров. Таким образом, стрельба прямой наводкой, своего рода дуэль, требовала от артиллеристов огромного хладнокровия, мужества и немалых потерь. Так, из воспоминаний ветерана финской войны красноармейца 136 СП, 97 СД Шевчука Н.К. известно: "Артиллеристы ежедневно вытягивали свои орудия на прямую наводку. Вся динамика этих действий имела примерно такой вид: на исходную позицию быстро устанавливалось отдельное орудие (реже батарея) и производилось 3-5 выстрелов по цели. С финской стороны в ответ прогремело 3-4 залпа или артиллерийских выстрела. Первый снаряд - недолет, второй - перелет, а третий или четвертый точно накрывал наше орудие", - так что действия артиллеристов нередко напоминали игру в «русскую рулетку». Там, где не хватало «сталинских кувалд» и сестер «Б-4» - 280-мм мортир «Бр-5», в ход шла взрывчатка тоннами, этим занимались специально созданные штурмовые группы из расчета по три на каждый наступающий стрелковый батальон. Так, благодаря грамотно проведенной артиллерийской поддержке, именно саперы разделались с главной опорой укрепузла Суммаярви, знаменитым «миллионным» ДОТом Sj5, еще его называли ДОТ № 0011, под прикрытием огня артиллерии удачно подобравшись вплотную сначала к западному каземату саперы, затем взорвали и весь ДОТ, уложив перед этим на него гору ящиков с взрывчаткой. Из воспоминаний ветерана финской войны Визлина А.Х., бывшего мл. командира 20 ТБР, известно, что доты взрывали и так: к танкам цепляли бронесани, на них садились саперы, грузилась взрывчатка. Танкисты подъезжали к доту, танковым корпусом закрывали амбразуру, саперы блокировали огневую точку, обкладывали ее взрывчаткой и, как только танкисты отъезжали, взрывали ДОТ. Как говорил ветеран: «Это были трудные операции, проходили они по ночам, случалось, что по несколько раз за одну ночь». Другой «миллионник», Le6, пал после того, когда его методично расстреляли артиллерией, подкатили 203-мм гаубицу на прямую наводку и в упор постоянно долбили снарядами в одну и ту же точку, гарнизон обезумел, часть финских солдат просто сошла с ума, другие, кто уцелел, покинули этот ДОТ, разбежавшись по окрестным лесам. Со слов очевидцев, которым довелось увидеть работу сталинских артиллеристов, известно, что бетонный потолок Le6 толщиной в 1,5 метра обрушился вместе с семиметровым слоем земли над ним. Погнулись даже стальные стены, а в соседнем ДОТе № 167 стальной лист прогнулся и закрыл амбразуры. Теперь было понятно, почему замолчал и этот ДОТ. Еще один «миллионер», Sk11 в районе Сумма-Яхде был расстрелян с прямой наводки 12 февраля 1940 г. Некоторые ДОТы были просто брошены финнами при отходе. А некоторые как, например, ДОТы укрепузла Суурниеми, остановившие в декабре 24-ю стрелковую дивизию у Вейсяйнена, были взорваны самими отходящими финскими частями. Постепенно бойцы Красной Армии расправились и с другими инженерными сооружениями «линии Маннергейма». Так, к примеру, надолбы сдвигались при помощи 30-тонных «Т-28», более того, саперы зачастую просто подрывали надолбы зарядами взрывчатки, пробивая проходы для легких танков. А в 13-й легкотанковой бригаде самими танкистами практиковалась стрельба по надолбам бронебойным 45-мм снарядом, разрушавшим каменный надолб полностью, таким образом, даже танковые подразделения на легких танках в боевых условиях расчищали себе путь самостоятельно, дело было и в том, что РККА получила боевой опыт, опыт, к сожалению, кровавый, но, тем не менее, опыт, так что на ДОТы в лобовые атаки, как говорят факты, в конце финской войны советская пехота уже не ходила. Так, в течение чуть больше 40 дней Красная Армия, в первую очередь благодаря действиям своих инженерно-саперных и артиллерийских войск, сумела взломать всю «линию Маннергейма», применив при этом грубую силу. Оказалось, что бетонные коробки поддаются артиллерии, огнеметам, взрывчатке и тяжелым авиабомбам. Ядерного оружия тогда еще не было, вакуумные бомбы, и боеприпасы особой мощности также тогда еще не придумали. Иногда невольно возникает вопрос: а какая еще армия, кроме РККА, в те времена была способна прорвать «линию Маннергейма»? Ответа на этот вопрос так и нет до сих пор. https://topwar.ru/18224-stalinskie-kuvaldy-protiv-linii-mannergeyma.html
  12. И тем не менее, реформы Фрунзе на тот период, были наиболее оптимальными для РККА мирного времени....
  13. "Красной Армии в это время приходилось изображать из себя большую военную силу, распределяя свое небольшое количество полков по всей огромной территории, закрывая ими границы огромной протяженности, которые отнюдь не были благостно тихими. При этом армии приходилось самой обустраивать свои гарнизоны, снабжать себя продовольствием. Возможностей для обучения офицерского и сержантского состава, подготовки войск, обмена опытом было явно недостаточно. Это тоже сильно отрицательно влияло на реальную боеспособность. И это тоже надо учитывать, анализируя причины тяжких поражений летом 41-го года...." И тем не менее, реформы Фрунзе в тот период, были наиболее оптимальными для РККА мирноного времени....
  14. Подбор кадров по принципу преданности.... Тут Сталина понять было можно, он просто из- за элементарной предосторожности не мог допускать к ключевым постам в РККА и НКВД тех, кому он не доверял, от того и были Буденный, Ворошилов, Тимошенко, и то до определенного момента........... В итоге, сама война привела систему подбора кадров РККА в порядок.
  15. А почему именно Т-62? На фото больше похоже на Т-64....
  16. По воспоминаниям участников, во время подписания акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года глава немецкой делегации фельдмаршал Кейтель, увидев среди присутствовавших на церемонии лиц во французской военной форме, не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!» Сарказм Кейтеля был понятен, так как буквально менее пяти лет назад именно он председательствовал на переговорах с побежденными французами, объявлял им условия перемирия и принимал у них капитуляцию! Тогда в июне 1940 года, в соответствии с соглашением о перемирии, французское правительство прекращало военные действия против Германии на французской территории, а также в колониях, протекторатах, на мандатных территориях и на морях. Французские вооруженные силы подлежали демобилизации и разоружению. Правительство Петена получило право иметь армию «для поддержания внутреннего порядка», численность которой должна быть определена позднее решением Германии и Италии; французские военнопленные оставались в Германии до подписания мирного договора. Фашистская Германия оккупировала большую часть территории Франции. Оккупация распространялась на северные, наиболее развитые и богатые районы страны, а также на Атлантическое побережье Франции. В оккупированной зоне вся власть передавалась германскому командованию. Французское правительство обязывалось содействовать передаче германским властям в исправном состоянии всех военных объектов, промышленных предприятий, средств связи и транспорта, запасов сырья и т. д. На неоккупированной территории вооружение и военное имущество сосредоточивалось на складах и передавалось под контроль германских и итальянских властей. Германское командование оставляло за собой право требовать передачи вооружения и боеприпасов для нужд вермахта. Статья 8 соглашения предусматривала, что французский военно-морской флот должен быть сосредоточен во французских портах и разоружен под контролем Германии и Италии. Французское правительство обязывалось нести расходы по содержанию германских оккупационных войск. Все произошло как в известной поговорке, французы, вероятно, не захотели кормить свою армию, поэтому им пришлось кормить чужую. Германия оставляла за собой право в любой момент денонсировать соглашение о перемирии, если французское правительство не выполнит взятые на себя обязательства. Соглашение вступало в силу только после заключения перемирия между Францией и Италией. В награду за почти символическое участие в войне с Францией, немцы позволили Италии оккупировать французскую территорию площадью 832 кв. км с населением 28,5 тыс. человек. По условиям соглашения Франция должна была разоружить пограничные укрепления по итало-французской границе на глубину 50 км, демилитаризовать порты Тулон, Бизерта, Аяччо и Оран, а также определенные зоны в Алжире, Тунисе и на побережье Французского Сомали. После заключения перемирия Франция оказалась разделенной на две зоны: оккупированную (Северная и Центральная Франция) и неоккупированную (Южная Франция), полностью зависимую от Германии. На оккупированной территории до войны проживало 65 процентов населения страны, выплавлялось 97 процентов чугуна и 94 процента стали, добывалось 79 процентов угля, 100 процентов железной руды, собиралось 75 процентов урожая пшеницы, насчитывалось 75 процентов конского поголовья, 65 процентов крупного рогатого скота. В Северной и Центральной Франции сосредоточивалось большинство предприятий машиностроительной, автомобильной, авиационной, химической промышленности. Весь экономический потенциал оккупированной зоны был поставлен на службу фашистскому рейху. http://www.protown.ru/information/hide/4954.html Помимо большой части всего промышленно-экономического потенциала тогдашней Франции, в руки немцев попали и все вооружения, боевая техника, снаряжение и почти все материальные запасы французской армии, за исключением французского ВМФ, так как у немцев просто не было на тот момент сил и средств, необходимых им для захвата всего огромного французского флота. После подписания соглашения о перемирии французский флот был сосредоточен в Тулоне, в портах Мерс-эль-Кебир и Алжир (Северная Африка), в Дакаре (Западная Африка), в Александрии (Египет). В момент подписания перемирия 2 французских линкора, 12 эсминцев и несколько подводных лодок оказались в английских портах Портсмут и Плимут. Черчилль принял решение о захвате французских военных кораблей. Операция, получившая кодовое название «Катапульта», была проведена 3 июля 1940 г. В этот день крупная английская военно-морская эскадра появилась на рейде алжирского порта Мерс-эль-Кебир близ Орана, где базировалась значительная часть французских военных кораблей. Командующий английской эскадрой предъявил французам ультиматум: или перейти на сторону Англии, или затопить корабли, или перебазировать их в Южную Америку, где они будут интернированы. Когда ультиматум был отклонен, английская эскадра открыла огонь по не подготовленным к бою французским кораблям. Многие из них, в том числе три из восьми имевшихся у Франции линкоров, затонули или получили серьезные повреждения. Еще один новейший французский линкор англичане торпедировали в порту Дакар (Западная Африка). Одновременно англичане захватили или блокировали французские военные корабли, стоявшие в портах Англии и Египта. По существу, французский флот был выведен из строя. Его остатки укрылись в порту Тулон, на юге Франции. После этого правительство Виши разорвало дипломатические отношения с Великобританией. Позднее, 27 ноября 1942 г. оставшиеся основные силы французского военно-морского флота (3 линкора, 7 крейсеров, 15 эсминцев, 12 подводных лодок и 74 других корабля) с санкции правительства Виши были затоплены в Тулоне, чтобы они не достались ни странам оси, ни антигитлеровской коалиции. Таким образом, после капитуляции правительству Франции было дозволено управлять примерно третью территории неоккупированной немцами континентальной Франции (юго-восточная часть), иметь там 100-тысячную армию (аналогичную дозволенной Германии после Первой мировой войны), а также управлять колониями в Африке, Азии и Южной Америке, имея там войска. Также известно, что Франция под руководством Петена на начало высадки союзников в Сицилии и Нормандии не только не соблюдала нейтралитет, но и участвовала в боевых действиях против союзников. Так, например, французский добровольческий легион, начиная с лета 1941 года, с некоторыми перерывами принимал участие в войне Германии против СССР почти до апреля 1945г., в войне против нашей страны погибло около 8 тысяч французов (не считая эльзасцев, призванных в вермахт). Также в 1941 году французские войска сражались против британских войск в Ливане и Сирии, на Мадагаскаре, в Сенегале и в Конго. На всех этих театрах боевых действий французские войска были разгромлены британцами. В 1942 году французские войска воевали в Марокко и Алжире против высадившихся там американских и британских войск, но в течение нескольких дней были также были разгромлены. Силы французского сопротивления в то время были сравнительно не велики, так на ноябрь 1940 «Свободная Франция» имела армию всего в кол-ве 35 тыс. человек (в т. ч. 1 тыс. лётчиков) и располагала 20 воен. кораблями и 60 трансп. судами. Почему так мало? Вероятно, из за того, что англичане, главные союзники французов на то время, не особо стремились к поддержке генерала де Голля, так как национальные интересы британцев не предполагали иметь рядом сильную Францию. А вот СССР наоборот считал Францию своеобразным противовесом англо-американскому влиянию в Европе и поэтому Сталин делал основную ставку на поддержку именно де Голля, уже 26 сентября 1941 Советское правительство признало де Голля как «руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились». А 10 декабря 1944 в Москве был подписан Договор о союзе и взаимной помощи между СССР и Францией. По инициативе непосредственно де Голля в 1942 в СССР была сформирована авиаэскадрилья «Нормандия» из французских лётчиков, отличившаяся в боях на советско-германском фронте и впоследствии развёрнутая в полк, получается, что эта небольшая французская авиачасть в самый тяжелый период войны воевала против германцев в то время за всю французскую армию. Понимая, что во французских колониях находится довольно большое количество колониальных войск, де Голль. предпринял большие усилия, чтобы добиться их присоединения к «Свободной Франции», тем самым генерал рассчитывал укрепить авторитет движения и расширить базу для пополнения её вооруженных сил и их материального обеспечения. Известно, что войска «Свободной Франции» в 1940—1942 приняли непосредственное участие в боевых действиях против германско- итальянских войск на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Вскоре после высадки англо-американских войск в Сев. Африке находившиеся в Алжире, Марокко и Тунисе франц. войска присоединились к союзникам. Общее руководство этими силами осуществлял Франц. комитет национального освобождения (ФКНО), с июля 1943 сопредседателем, а с ноября 1943 председателем которого являлся де Голль. http://www.hrono.ru/biograf/bio_g/goll_sharl.php По соглашению с англо-американскими союзниками французский экспедиционный корпус в составе 4 дивизий принял участие в боевых действиях в Италии и Франции. Одна французская танковая дивизия высадилась вместе с англо-американскими войсками в июле 1944 в Нормандии, а в августе 1944 уже целая 1-я французская армия, высадившаяся на юге Франции, принимала участие в освобождении страны. По настоянию де Голля франц. танковая дивизия генерала Леклерка была направлена в Париж и 24 августа 1944 вошла в столицу Франции, оказав помощь восставшему населению. Да, бесспорно, Франция де Голля внесла свой определенный вклад в победу над общим врагом, однако неужели этот вклад в войне был настолько велик, что по её итогам Франции была даже выделена специальная зона оккупации части Германии и дано место постоянного члена Совета Безопасности ООН. В связи, чем невольно возникает вопрос, как получилось что страна, которая большую часть войны, находилась под оккупацией врага и даже косвенно способствовала укреплению военно-экономического потенциала фашистской Германии и ее союзников, в итоге оказалась в числе стран-победителей за праздничным столом Победы? http://alternathistory.com/frantsiya-kak-sluchainyi-gost-za-stolom-pobedy