Перейти к содержимому

эрг

Участник
  • Публикации

    3542
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    69

Все публикации пользователя эрг

  1. Русские и Россияне.

    Ныне эти два понятия имеют принципиальное различие: русские – этнос, россияне – политическая нация, все граждане России. Подобные различия характерны для европейских стран, хотя и не предполагают вербальной разницы: например, французы (les Français) – и этнос, и гражданство. До ХХ века подобная разница отсутствовала и в России. Возможность для ее создания была обусловлена различием в написании названия страны: Русь / Россия. «Россия» – слово, ничуть не более позднее, чем «Русь». Уже сирийский писатель VI века Захария Ритор упоминает «народ Рос», живущий в Северном Причерноморье[1]. С IX в. указания на его существование становятся в византийских (а затем и в арабских, и в западных) источниках частыми. При святом патриархе Фотии (IX в.), при котором первые русы приняли крещение, появляется «митрополия Росия». В договоре князя Олега с греками, который датируется 911 г., фиксируется «русь», причем именно в значении народа (ед. ч. – русин, мн. ч. – русь). В договоре Игоря с греками 944 г. Русь уже упоминается как страна. Подобные значения часто встречаются в «Слове о законе и благодати» (середина XI в.), «Повести временных лет» и более поздних источниках[2]. Этноним «русин / русь», известный с Х в., сохранялся веками. С XVI-XVII вв. в Речи Посполитой фиксируется форма множественного числа «русины». От слова «Русь / русь» происходит прилагательное «руский / руський», употреблявшееся в отношении как территории, так и населения. В «Слове о законе и благодати» упоминается «язык (т.е. народ) руский» и «Руская земля», в «Повести временных лет» – «русьстии людье» («русские люди», 1015 г.), «людем русьскым» (1103 г.), в «Задонщине» – «руский народ», в Новоторговом уставе 1667 г. – «руские люди»[3]. Обычное именование русского народа в российском законодательстве XVII в. – «Русские / руские люди»[4]. Разница в написании слова «русский» объясняется отсутствием официальных грамматических правил в древнерусском языке: это слово пишется как с «Ь», так и без оного, с одной или двумя «С». Форма «русский» («Русская земля»; с двумя «С» и без «Ь») зафиксирована в Лаврентьевском списке Повести Временных Лет под 1078, 1097, 1100, 1101, 1103 гг. и т.д. В украинской публицистике распространено мнение о том, что самоназванием населения Великого княжества (Государства) Московского было «москвитяне»[5]или «московиты». Однако «московиты» – иностранный термин конца XV – XVIII вв., в России вообще не употреблявшийся. Его переводом на русский стало слово «москвитяне». Самоназванием было слово «москвичи» (Лаврентьевская летопись, 1285 г.), однако это лишь узкий термин, характерный для обозначения своей политической принадлежности к одному из русских княжеств – Московскому (подобно тверичам, суздальцам и др.); наряду с ним оставалось и прежнее самоназвание. Население Западной Руси также именовало себя «руським народом»[6]. Слово было закреплено в XIV в. в официальном именовании «Великого княжества Литовского и Русского»[7]. С конца XVII в. «русский / русские» (уже без пояснения «люди») начинает использоваться как этноним и свидетельство государственной принадлежности. Петр Великий обычно употреблял понятия «русские люди» и «русские» как равнозначные[8]. В данном случае «русский» из прилагательного становится существительным (субстантивированным прилагательным). Противопоставление существительного «русин» (в значении «украинец») и прилагательного «русский» (в значении «принадлежащий / присоединенный к руси иноплеменник») в украинской публицистике[9] является совершенно искусственным. Стоит также отметить, что в Европе, как правило, изначальное самоназвание народа в виде существительного имеет племенное происхождение. Более поздняя форма – в виде прилагательного («люди русские»), впоследствии субстантивированного прилагательного («русские») – обычно образуется от принадлежности к определенной территории и государству. Крупные европейские народы имеют самоназвания, образованные от прилагательных: например, древние римляне – Romani, англичане – Englishmen, English people, французы – les Français, немцы – Deutsche, итальянцы – italiani, испанцы – los españoles. Небольшие народы, наоборот, часто (но не обязательно) могут иметь самоназвание, образованное от существительного: поляки – Polacy, хорваты – Hrvati, баварцы – Bajuwarn, саксонцы – Sachsen, валлоны – Wallons. Слово «русский» в таком значении стало общеупотребительным и фигурировало в политических проектах 1730 г.[10], оно употреблялось М.М. Щербатовым[11], А.В. Суворовым (во время Швейцарского похода: «Мы – русские! С нами Бог!») и т.д. Форма «россияне» была образована от слова «Россия» и использовалась уже с начала XVI в. Она также имеет греческое происхождение и впервые встречается у прп. Максима Грека[12]. Однако распространение слово «россияне» в России получило лишь к концу XVII в. – и уже не через греков, а посредством выходцев из Западной Руси. Его употребляет в своих виршах «белорусец», учитель царских детей Симеон Полоцкий, имея в виду всех жителей Великой, Малой и Белой России (ок. 1660 г.): Что ж з царя Алексея? – Орел Русси всея. Кол красен? – Зело ясен. Кол силны? – Предивны. Что слава? – Даст Бог будем глава. Ким народом? – России плодом. … Будь славен, Алексею, над землею всею, Где светят луча слонца во вся земли конца, Вся страны з Россияны да тя величают И работают[13]. Изначально «россияне» было более торжественным, литературным вариантом слова «русины»[14]. Таким образом, это в первую очередь этноним, а не обозначение государственной принадлежности. В том же значении его употребляют архимандрит Иннокентий Гизель (Синопсис[15], 1674 г., наиболее популярное в России историческое повествование вплоть до середины XVIII в.), А. Лызлов (Скифская история[16], 1692 г.), Петр Великий[17]. Феофан Прокопович в слове на погребение Петра произнес: «Что се есть? До чего мы дожили, о россиане? Что видим? Что делаем? Петра Великого погребаем!»[18]. Далее это слово активно использовал М.В. Ломоносов[19], М.М. Щербатов, А.В. Суворов («Горжусь, что я – россиянин»), Н.М. Карамзин и др. К середине XIX в. понятием «россияне» пользовались все реже, однако им все же продолжали пользоваться в старом значении. Форма «россияне» оказалась реанимирована в кругах русской эмиграции с целью различения этнонима и политонима (политической, гражданской принадлежности). Председатель Русского Общевоинского союза генерал А.П. Кутепов в 1929 г. заявлял: «Все народы, населяющие Россию, независимо от их национальности, прежде всего – россияне. Я верю, что освобожденная и возрожденная Россия будет именно – Россия для россиян!»[20]. В дальнейшем новое значение было подхвачено русской эмиграцией, а в 1990-е годы стало активно прививаться в Российской Федерации[21]. Однако при смысловом разделении в ХХ веке понятий «русский» и «россиянин» произошла путаница. Именно существительное «россиянин», которое ныне означает гражданскую принадлежность, является тождественнымдревнерусскому слову «русин» и связано с этнической, племенной принадлежностью. И наоборот, субстантивированное прилагательное «русский» изначально имело более широкое значение принадлежности к территории и государственности Руси. Иными словами, все мы – жители Руси и граждане России – русские. Русские татары, русские немцы, русские армяне, русские буряты и, разумеется, русские великие, малые и белые. Федор Гайда Впервые опубликовано на сайте ПРАВОСЛАВИЕ.RU [1] Пигулевская Н.В. Имя «рус» в сирийском источнике VI в. н. э. // Академику Б. Д. Грекову ко дню семидесятилетия: Сборник статей. М., 1952. С. 42-48. [2] Подробнее см.: Клосс Б.М. О происхождении названия «Россия». М., 2012. С. 25-29. [3] Российское законодательство X-XX веков в 9 т. Т. 4. М., 1986. С. 123, 132 // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/novotorg.htm [4] Полное Собрание Законов Российской Империи. Издание 1-е. СПб., 1830 (ПСЗ). Т. 1. С. 164, 308, 444 и др. [5] Напр.: Наконечний Є.П. Украдене ім’я: Чому русини стали українцями / Передмова Я. Дашкевича. 3-є, доп. і випр. вид. Львів, 2001 // http://www.library.lviv.ua/e-library/lsl-editions/Nakonechnyj_J_Ukradene_Imja_2001/XI_Moskovytjany.html [6] Напр.: Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России. Т. 1. СПб., 1863. С. 282; Т. 2. СПб., 1865. С. 1; Т. 7. СПб., 1872. С. 236. // http://izbornyk.org.ua/ukrpoetry/anto53.htm [7] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Litva/XVI/1520-1540/Statut1529/text1.phtml?id=2272 [8] Письма и бумаги императора Петра Великого. В 13 т. Т. 1. СПб., 1887. С. 202; ПСЗ. Т. 4. С. 645, 648, 717, 733, 736, 777, 801, 827, 841 и т.д. Форма «русские» здесь фиксируется с 1697 г. [9] Наконечний Є.П. Украдене ім’я: Чому русини стали українцями // http://www.lsl.lviv.ua/e-library/lsl-editions/Nakonechnyj_J_Ukradene_Imja_2001/XVI_Prysvijnyj_prykmetnyk.html [10] Конституционные проекты в России XVIII – начала XX века. М., 2000. С. 169, 183. [11] В форме «русской» – имен. падеж ед. ч.; см.: Щербатов М. О повреждении нравов в России (1786-1787) // http://old-russian.chat.ru/17sherb.htm [12] Клосс Б.М. О происхождении названия «Россия». М., 2012. С. 76. [13] Симеон Полоцкий. Вирши. Минск, 1990. С. 69-70 // http://starbel.narod.ru/sp/06.htm [14] В современном польском языке есть аналогичное слово Rosjanie, но оно заимствовано из русского, а не наоборот (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х т.: Пер. с нем. 2-е изд., стереотип. М., 1987. Т. 3. С. 505). [15] Мечта о русском единстве. Киевский синопсис (1674). М., 2006. С. 55 и далее. [16] Лызлов А. Скифская история. М., 1990 // http://www.krotov.info/acts/17/lyzlov/lyzlov02.html [17] ПСЗ. Т. 4. С. 733, 827 и т.д. [18] http://pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5932 [19] Ломоносов М.В. Древняя российская история // http://www.bibliotekar.ru/rus/17.htm [20] Трубецкой С. Генерал Кутепов (Материалы для биографии) // Генерал Кутепов: Сборник статей. Париж, 1934. С. 308-317. Цит. по: Грищенко А.И. Ук. соч. С. 126. [21] Грищенко А.И. К новейшей истории слова «россияне» // Русский язык в научном освещении. № 1(23). 2012. С. 126-136.
  2. Русские и Россияне.

    Я лично не вижу никакого позора называться Россияниным. И нарицательным его не считаю.
  3. МОСКВА, 15 авг — РИА Новости, Андрей Коц. Восьмитысячный экспедиционный корпус, поддержка Белого движения и самые серьезные намерения — ровно 100 лет назад, 15 августа 1918 года, Госдепартамент США официально объявил о разрыве дипломатических отношений с Россией, после чего американцы высадились во Владивостоке. Это ознаменовало начало полномасштабной интервенции стран Антанты в уже охваченную Гражданской войной страну. О том, какую память оставили после себя заокеанские военнослужащие на Дальнем Востоке, — в материале РИА Новости. "Нация не существует" Сразу после Октябрьской революции Советская Россия заключила с Германией перемирие на Восточном фронте и фактически вышла из войны. Страны Антанты восприняли это буквально в штыки. Под предлогом недопустимости захвата власти в бывшей империи "прогерманской партией" западные державы готовились к вторжению в Россию, уже объятую Гражданской войной. В декабре 1917-го США, Великобритания, Франция и их союзники провели конференцию, на которой было принято решение о разграничении зон интересов на территории бывшей Российской империи и установлении контактов с национально-демократическими правительствами. Иными словами, "западные партнеры" планировали поделить крупнейшее государство на планете между собой, а помочь им в этом должны были представители Белого движения. Контакты с ними интервенты наладили еще до вторжения Во французскую сферу влияния входили Украина, Бессарабия и Крым. Англия оставляла за собой право на "казачьи и кавказские области", Армению, Грузию и Курдистан. США, в первые годы советской власти сохранявшие нейтралитет, согласились в итоге помочь Великобритании и Франции в "освоении" российского Приморья. Американцы хотели убить двух зайцев — получить доступ к богатым ресурсам Дальнего Востока и помешать закрепиться там Японии, тоже имевшей виды на "шкуру неубитого медведя". Возможное сопротивление русских в расчет не брали. Сенатор-республиканец от штата Вашингтон Майлз Пойндекстер, призывая к интервенции, прямо говорил: "Россия стала просто географическим понятием, и ни чем более она никогда не будет. Ее сила сплочения, организации и восстановления ушла навсегда. Нация не существует…" К вторжению призывал и посол США в России Дэвид Фрэнсис: "Я настаиваю на необходимости взять под свой контроль Владивосток, а Мурманск и Архангельск отдать Великобритании и Франции". Оккупация Американские войска на Дальнем Востоке. 1919 год Высадка американских войск во Владивостоке. 1918 год Уже 3 августа 1918-го военное министерство США отдает приказ генералу Уильяму Грейвсу об отправке во Владивосток 27-го и 31-го пехотного полков, а также добровольцев из 13-го и 62-го полков. Всего в середине месяца американцы высадили на Дальнем Востоке около восьми тысяч военнослужащих. В экспедиционные силы входили также канадцы, итальянцы и англичане. Формально контингент должен был обеспечить безопасный проезд чехословацкого корпуса из глубин России. На самом деле преобладали более меркантильные устремления. "Интервенты защищали на территории России интересы своего капитала, — говорит военный историк Борис Юлин. — Золотые прииски, лес, уголь — на все это у них были планы. Убежден: Гражданская война в стране была столь длительной и кровопролитной только из-за вмешательства иностранных держав. Если бы не белочехи и интервенты, она закончилась бы без большой крови уже в 1918-м. Руководители Белого движения обеспечивали американские, английские, французские, японские концессии, обещали выплатить царские долги. Фактически они предоставляли чужакам контроль над территорией". Американские интервенты воспользовались "приглашением" в полной мере. Они вывозили с Дальнего Востока лес, пушнину, золото. Американские фирмы получили разрешение от правительства Колчака совершать торговые операции в обмен на кредиты "Сити бэнк" и "Гаранти траст". Только одна компания отправила из Владивостока в США 15,7 тысячи пудов шерсти, 20,5 тысячи овечьих шкур, 10,2 тысячи крупных сухих кож. Вывозилось все, представлявшее хоть какую-нибудь ценность. С местным населением, поддерживавшим красных партизан, не церемонились. В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока сохранились "Акты о замученных и расстрелянных крестьянах в Ольгинском уезде в 1918-1920 годах". Вот выдержка из этого документа: "Захватив крестьян И. Гоневчука, С. Горшкова, П. Опарина и З. Мурашко, американцы живьем закопали их за связь с местными партизанами. А с женой партизана Е. Бойчука расправились следующим образом: искололи тело штыками и утопили в помойной яме. Крестьянина Бочкарева до неузнаваемости изуродовали штыками и ножами: нос, губы, уши были отрезаны, челюсть выбита, лицо и глаза исколоты штыками, все тело изрезано. У ст. Свиягино таким же зверским способом был замучен партизан Н. Мясников, которому, по свидетельству очевидца, сперва отрубили уши, потом нос, руки, ноги, живым порубив на куски". Девятнадцать месяцев Отряд американских интервентов на улице Владивостока Историк Федор Нестеров в книге "Связь времен" писал: "Сторонников Советов всюду, куда доставал штык заокеанских "освободителей России", кололи, рубили, расстреливали партиями, вешали, топили в Амуре, увозили в пыточных "поездах смерти", морили голодом в концлагерях". По его словам, многие крестьяне, поначалу не поддержавшие советскую власть, в конечном счете восстали против "гостей" и перешли на сторону партизан. Сопротивление оккупантам ширилось. Вошел в историю бой у села Романовка под Владивостоком 25 июня 1919-го: большевистские части под командованием Якова Тряпицына атаковали позиции армии США и уничтожили более двадцати солдат противника. Американские интервенты везут платформы с погибшими во время боев на Дальнем Востоке для дальнейшей транспортировки в США. 1920 год После поражения колчаковских войск иностранная интервенция в России потеряла смысл. За 19 месяцев пребывания в стране американский контингент на Дальнем Востоке потерял убитыми почти 200 солдат и офицеров. Последний заокеанский военнослужащий отправился домой 1 апреля 1920-го. Стоит отметить, что даже после завершения Гражданской войны и признания СССР американцами и большинством европейских держав кровавую кампанию в России никто из западных политиков не осудил. Двуличное отношение к оккупации территорий суверенного государства исчерпывающе охарактеризовал Уинстон Черчилль в своем четырехтомном труде "Мировой кризис". "Находились ли союзники в войне с Советской Россией? Разумеется, нет, но советских людей они убивали, как только те попадались им на глаза; на русской земле они оставались в качестве завоевателей; они снабжали оружием врагов советского правительства; они блокировали его порты; они топили его военные суда. Они горячо стремились к падению советского правительства и строили планы этого падения. Но объявить ему войну — это стыд! Интервенция — позор! Они продолжали повторять, что для них совершенно безразлично, как русские разрешают свои внутренние дела. Они желали оставаться беспристрастными и наносили удар за ударом".
  4. Почему русских не любят в ЕС.

    Вывод: Юрий Туркул с точки зрения нормального русского человека - ИДИОТ!
  5. Я начальник - ты дурак.

    Анатолий Вассерман, писатель, политический консультант, журналист и многократный победитель интеллектуальных игр Человеческая возможность обрабатывать параллельные независимые информационные потоки ограничена. Психологи давно установили: удаётся одновременно отслеживать 7±2 объекта и/или процесса. Поэтому, в частности, число подчинённых одному начальнику невелико. Причём чем разнообразнее задачи, решаемые подчинёнными в каждый данный момент, тем меньше их должно быть, чтобы обеспечить приемлемую эффективность управления. В современных вооружённых силах в нижнее звено — отделение — входят около 10 человек, но все они, как правило, решают одну задачу и внутри неё согласуют свои действия самостоятельно, с минимальной оглядкой на командира отделения. Зато уже следующий уровень управления — взвод — состоит всего из 2–3 отделений; рота — из 2–3 взводов… Правда, следующие уровни — от батальона и выше — включают не только однородные единицы нижележащего уровня, но и отдельные элементы усиления: например, пулемётный взвод и миномётная батарея в батальоне или артиллерийский дивизион в дивизии. Но командиру сложной структуры помогают адъютанты и штабы, а общее число подконтрольных звеньев у него всё равно не преввышает семи. Раз на каждом уровне управления число подчинённых ограничено — для охвата большого коллектива приходится наращивать число уровней. В бытность мою программистом я постоянно занимался таким расслоением в рамках популярного метода «сверху вниз»: задача очевидным (при соответствующем опыте) образом разбивается на несколько звеньев, каждое из них в свою очередь — на звенья попроще, и так до тех пор, пока не спустишься до уровня доступных на данном компьютере и/или в данном языке программирования операций и/или готовых подпрограмм. Причём каждая из этих операций и подпрограмм действует самостоятельно, хотя и обменивается с другими элементами процесса результатами своей работы. В правильно организованной системе каждый работник нагружен до предела своих возможностей. В частности, ориентируется на информационный поток, в полной мере использующий его способность понимания и достаточный для его деятельности. Как правило, у него просто не остаётся ресурсов для обработки сведений, нужных другим сотрудникам — в том числе и его руководителю. Более того, некоторые сведения, используемые руководителем, вовсе нельзя сообщать подчинённым — чтобы их не деморализовать. Если банкротство можно предотвратить дружным усилием сотрудников — надо ли объяснять им причину этого усилия и тем самым вынуждать их выбирать между продолжением работы и заблаговременным бегством? Елена Анатольевна Прудникова, изучив состояние и развитие вооружённых сил и экономики в несколько лет перед Великой Отечественной войной, вычислила: высшее политическое и хозяйственное руководство Германии (во главе с Адольфом Алоизовичем Хитлером), понимая, что ресурсы объединённой им континентальной Европы ощутимо меньше ресурсов СССР и потенциально доступных ему ресурсов англосаксонского мира (всей тогдашней Британской империи, да ещё и Соединённых Государств Америки), решило разбить в приграничном сражении кадровые войска СССР, чтобы затруднить расширение действующих сил (без кадрового костяка свежемобилизованные граждане — лёгкая добыча), а затем уничтожить нашу промышленность, исторически сосредоточенную в западной части страны, чтобы предотвратить создание новых сил на собственной хозяйственной основе (и тем самым снизить вероятность поддержки нашей страны англосаксами); в то же время высшее политическое и хозяйственное руководство СССР (во главе с Иосифом Виссарионовичем Джугашвили) признало невозможность победы над Германией в неизбежно предстоящем приграничном сражении, а потому сделало ставку на заблаговременное формирование запасных промышленных площадок и эвакуацию туда (уже в ходе войны, чтобы немцы не подготовились заранее) существующих производственных мощностей, тем самым гарантируя возможность снабжения войск в сколь угодно затяжных боях. Понятно, сообщать военным мотивы таких решений недопустимо: немцы, опасаясь голодания, сопоставимого с Первой Мировой войной, могли пойти на государственный переворот (в вооружённых силах Германии к нацизму относились без восторга); наши, осознав предстоящее приграничное поражение, воевали бы без энтузиазма. Генералы по обе стороны линии фронта в мемуарах называли своих начальников дураками прежде всего потому, что не знали (и не должны были знать) их планы в целом. Увы, незнание плана зачастую мешает его исполнению. Олег Юрьевич Козинкин показал: народный комиссар обороны (1940.05.07–1941.07.19) Семён Константинович Тимошенко и начальник Генерального штаба (1941.01.15–1941.07.30) Георгий Константинович Жуков сочли предписанную свыше концентрацию наших войск на юге СССР не средством выигрыша времени для эвакуации одного из крупнейших ещё с имперских времён — Днепровско-Донецкого — промышленного района (о ней они просто не думали: военные тогдаоб экономике боевых действий), а негласным указанием на подготовку контрудара с юга во фланг прорывающимся в центре немцам: он был тактически выгоден, но при тогдашнем состоянии наших войск технически невозможен, а потому силы оказались растрачены неудачно и времени на эвакуацию осталось куда меньше, чем можно было надеяться до войны. В свою очередь командующий (1940.06.01–1941.12.25) Второй танковой группой Хайнц Вильхельм Фридрихович Гудериан повернул к югу, а командующий (1940.11.16–1941.10.05) Третьей Херман Хот к северу лишь после нескольких дней обсуждения соответствующих приказов Хитлера, что позволило нам перегруппироваться: дало изрядный выигрыш времени эвакуации на Донбассе, лишило немцев возможности захватить центр Северного промышленного района — Ленинград, где даже во время блокады выпускалось немало новейшей боевой техники, оружия и боеприпасов. Вынужденное сокрытие планов начальников обернулось дурацким поведением высокопрофессиональных — но не понимающих причин приказов — подчинённых. Опыт непонимания распоряжений свыше накапливается с детства, когда мы заведомо не успели накопить сведения, используемые для принятия взрослых решений. Отсюда и несколько периодов детского бунта, когда мы пытаемся противостоять всему, чего не в состоянии понять. Педагоги рекомендуют почаще объяснять ребёнку причины наших указаний или хотя бы напоминать, что вскоре он сам узнает то, что пока не успел. Но во взаимоотношениях взрослых не принято говорить ни «не надо тебе знать, почему я так решил», ни «не узнаю причины — не сделаю». Предполагается, что по опыту тех самых детских бунтов мы сами понимаем неизбежность взаимонепонимания и необходимость действовать вопреки нему. Увы, практически каждый из нас может припомнить печальные эпизоды собственного опыта, когда он сам или его партнёры вели себя как бунтующие дети. А те немногие, кому чудом удалось пока избежать таких неудач, знают о сходных сбоях у своих родных и близких. Начальнику следует повнимательнее расспрашивать (по возможности даже в письменной форме), как подчинённые поняли его распоряжение. И хотя бы вкратце обсуждать расхождения между ожидаемым и действительным пониманием. Объяснять непонятое. И честно указывать, что он может сообщить не всё. Чтобы подчинённый не оказался в положении дурака. Бизнес-журнал | июнь | #6 2018
  6. Читает стих - Писарь Айхаа IHA поэтесса

    О чём сей бред?
  7. Для справки. Термин революция и означает переворот. Революция от позднелатинского revolutio — поворот, переворот, превращение, обращение. Учи матчасть, горе-историк.
  8. Небольшая выдержка из законодательства, касаемая бюджетов. Федеральный закон от 06.10.1999 N 184-ФЗ (ред. от 04.06.2018) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с... Статья 26.13. Бюджет субъекта Российской Федерации 1. Каждый субъект Российской Федерации имеет собственный бюджет. 2. Органы государственной власти субъекта Российской Федерации обеспечивают сбалансированность бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации и соблюдение установленных федеральными законами и нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации требований к регулированию бюджетных правоотношений, осуществлению бюджетного процесса, размерам дефицита бюджета, размеру и составу государственного долга субъекта Российской Федерации, исполнению бюджетных и долговых обязательств субъекта Российской Федерации. 3. Формирование, утверждение, исполнение бюджета субъекта Российской Федерации и контроль за его исполнением осуществляются органами государственной власти субъекта Российской Федерации самостоятельно с соблюдением требований, установленных настоящим Федеральным законом и Бюджетным кодексом Российской Федерации, а также принятыми в соответствии с ними законами субъекта Российской Федерации. 4. Органы государственной власти субъекта Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом, нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации, представляют федеральным органам государственной власти годовые отчеты об исполнении бюджета субъекта Российской Федерации и консолидированного бюджета субъекта Российской Федерации. 5. В бюджете субъекта Российской Федерации раздельно предусматриваются доходы, направляемые на финансовое обеспечение осуществления полномочий, указанных в статье 26.2и пункте 2 статьи 26.3 настоящего Федерального закона, и субвенции на обеспечение осуществления полномочий, указанных в пункте 7 статьи 26.3 и статье 26.5 настоящего Федерального закона, а также осуществляемые за счет указанных доходов и субвенций соответствующие расходы. 6. Проект бюджета субъекта Российской Федерации, закон о бюджете субъекта Российской Федерации, годовой отчет об исполнении бюджета субъекта Российской Федерации, ежеквартальные сведения о ходе исполнения бюджета субъекта Российской Федерации, а также о численности государственных гражданских служащих субъекта Российской Федерации и работников государственных учреждений субъекта Российской Федерации с указанием фактических затрат на их денежное содержание подлежат официальному опубликованию. По проекту бюджета субъекта Российской Федерации и годовому отчету об исполнении бюджета субъекта Российской Федерации проводятся публичные слушания.
  9. У кого есть деньги тот и купил. Это капитализм. Завтра их спокойно могут купить и какие-нибудь Новозеландцы, к примеру. Это реалии современного мира.
  10. Нет, именно сибиряки скупили недвижимость. Мало того - в программе реиновации участвуют почему то сибирские строительные компании, а не московские. Как так? А просто. В Сибири заниматься строительством сложно, вот они и ищут где полегче и бабла срубить можно. Благо мэр из своих. А тех кого вы видели, с баксами в глазах, это как раз те самые приезжие из других регионов. Лимита, по советски. Здесь это самая наглая часть населения. А про бюджет вы мне сказки не рассказывайте. Откройте конституцию и прочтите, что и чем могут владеть и прочее субъекты федерации. Москва не является никаким исключением. И можно убрать отсюда все властные структуры государственного значения. Москвичи только рады будут. Но Москва от этого не обеднеет. Здесь крутились бабки, и здесь они будут крутиться. Вы можете заставить все министерства переехать куда-нибудь в Сибирь, но вряд ли вы заставите уехать из Москвы сотни, а то и тысячи компаний, особенно зарубежных, где им созданы все условия для ведения бизнеса. Возьмите Штаты. Нью-Йорк несоразмерно богаче чем Вашингтон, но столицей штатов не является. И у вас примитивное понятие об коммерческой деятельности. Раз для Вас она сводиться только к спекуляциям.
  11. Да вы то хоть чушь не порите! Кто вам такую глупость сказал, что вся выручка государства в Москву поступает? Москва давно сама зарабатывает деньги. И, как москвич скажу - жизнь здесь не легче чем в других регионах. И никаких больших доходов жители Москвы не имеют. К слову сказать, большая часть московской недвижимости скуплена выходцами из других регионов. Сибиряками, в частности. Притом, что многие здесь даже не живут. Основной доход Москвы от сдачи недвижимости и земли в аренду. А также от налогов, которые платят в бюджет Москвы зарегистрированные здесь коммерческие компании. Замечу, коммерческие. Это те кто занимается торговлей и оказанием услуг. Здесь много зарубежных компаний. В Москве хорошо развита логистика, что позволяет отсюда вести дела со всем миром. Потому и оседают тут. Извините, но Москва всегда была купеческим городом и центром коммерции. Даже в имперское время. Потому даже не будучи столицей, по богатству опережала Санкт-Петербург. Есть в Москве и своя промышленность, в том числе и по переработке нефтепродуктов. Здесь есть предприятия работающие на оборонку, разных отраслей. Электронной, в частности. Есть НИИ и т.п. И для сведения - каждый субъект Российской Федерации имеет свой бюджет, которым сам распоряжается. Вот когда был мундиаль, мне довелось поговорить с жителями Твери. Они здесь работали на чемпионате. Так они открыто сказали, что у них лучше и жить в Москву бы не поехали. У меня квартиру снимает молодая пара из Перми. То же не рассматривают Москву, как место жительства. Она для них, как предприятие где деньги зарабатывают. Приехал, заработал, уехал. У них Пермская фирма открыла филиал в Москве, вот они и приехали поработать.
  12. Весьма показательно.

    Что то я не замечаю падения уровня жизни. Наверное в другой стране живу.
  13. Весьма показательно.

    А-а-а! Замечательно получилось. Весь мир уже ржёт с Украины. А чё вам ждать то? Отправляйтесь в незалежную прям сейчас. Хотя вы и так с неё, судя по желчи, что вы здесь выделяете.
  14. Весьма показательно.

    Вот потому у них ничего не получится - потому как по приколу и не более.А про вызывания духа Сталина, скажите об этом ТНК. Почему-то они в своей экономической деятельности руководствуются принципами экономики введёными товарищем Сталиным. Хотя вряд ли вы поймёте о чём я говорю.
  15. Весьма показательно.

    Не депресивная, а нормальная. Депресивные на митинга скачут.
  16. Весьма показательно.

    Хотелось бы узнать из какой психушки ты сбежал.
  17. Весьма показательно.

    Вы можете цитировать что угодно и кого угодно. Я работаю там, где большая часть сотрудников - молодёжь. Я знаю их мирровозрение. И фраза о том, что сейчас не хватает Сталина, звучит из их уст чаще чем от старшего поколения. Кстати, люди моего поколения гораздо более критично относятся к Сталину. А вот Немцов реально никому не интересен. Молодёжь знает только, что он был бабник и его пристрелили где-то около Кремля. Никто уже не помнит что он вообще делал и какие должности занимал.
  18. Весьма показательно.

    Не важно какие цветы несут и как они были закуплены. Популярность Сталина растёт. А вот про Немцова никто, кроме жалкой кучки либерастов не вспоминает. Они же и несут туда цветы. Больше никому он нафиг не нужен. Я не говорю уж об молодёжи, которая по большей части и не скажет, кто такой Немцов. Зато знают о Сталине. Причём его образ у ней по большей части положительный. К тому же сравнивать Немцова и Сталина - это идиотизм в чистом виде. Немцов - полный ноль, как политик и руководитель и Сталин - ГЕНИЙ мирового масштаба.
  19. Весьма показательно.

    Ты идиот! Сталин был коммунистом, большевиком. А свой бред оставь таким же недоразвитым, как ты.
  20. Дело в том, что настоящие ЧВК нельзя отнести к незаконным вооружённым формированиям. ЧВК имеют определённый международный статус. Их деятельность строго лицензирована. Но тенденция современности - под вывеской ЧВК скрывать обычных наёмников. Вот они точно попадают под указанную статью.
  21. Принято считать, что мораль и политика несовместимы. Однако, если говорить рационально, могут быть несовместимы моральные принципы, которых придерживаются разные участники мировой политики – например, русские и англосаксы. Причём для каждой из сторон свои принципы естественны и сложились в результате объективного исторического развития. В том числе – и в зависимости от географических условий, в которых жил и живёт тот или иной народ. *** Маленький остров около густонаселённого бурно конфликтующего континента обречён стать предметом многократных завоеваний. Первое подробно документированное завоевание острова Великобритания — Римской империей, в 43 году нашей эры. Но само название остров получил по имени крупнейшего из населявших его в тот момент кельтских племён — бритт, — которое пришло тоже с континента, из области, по сей день именуемой Бретань. По греческой традиции область зарождения народа называют Малой, а зону его расселения — Великой; отсюда Малая и Великая Русь, отсюда же и Великобритания. Последнее же — пока! — завоевание совершили норманны — северные люди, то есть скандинавы (то из северогерманских племён, что преуспело в битве при Хастингсе 1066.10.14, офранцузилось за пару веков жизни на континенте, в области Нормандия). Тогда остров звали Англией — по германскому племени англ: оно в союзе с германским же племенем сакс захватило там власть несколькими веками ранее, завоевав, соответственно, бриттов. Основное население острова по сей день именуют англосаксами, хотя к этим племенам примешано немало иных. Историки говорят: коренным населением именуют предпоследних завоевателей. *** Опираясь на владения, оставшиеся на континенте, норманны попытались обезопаситься от последующих завоеваний, покорив вслед за Англией ещё и Францию. Но Столетняя (1337 — 1453) война закончилась победой множества племён, по ходу войны сплотившихся во французский народ. Последнее континентальное владение Англии — город Кале — вернулось во Францию в 1558-м. Тогда Англия нашла иной способ самозащиты. Когда на континенте соперничают две примерно равные силы — они не рискнут отвлекаться на захват острова, какой бы заманчивой добычей он ни казался: даже краткая борьба на два фронта куда опаснее противостояния один на один. Английские политики методично добивались европейского равновесия. Но естественно развивающиеся государства (и даже коалиции) редко оказываются равны — куда чаще результат противостояния легко предсказуем, и затяжной борьбы не получается. Как известно, цель войны — добиться лучших для себя условий, чем до войны, и если это несомненно невозможно, а требования противника умеренны, то выгоднее быстро сдаться, чем долго драться. Англии приходилось то и дело поддерживать вторую державу континента против первой: в сумме такая коалиция оказывалась достаточно могущественна, чтобы континентальный партнёр пошёл на риск. Но вторая сила после победы становится первой — и теперь уже она самим фактом своего существования угрожает Англии. Если она коалиционная — после победы былые союзники найдут поводы для ссоры. А если Англия помогала одной державе? Приходится искать нового партнёра — против прежнего. Не зря Хенри Джон Хенрич Темпл, 3-й виконт Палмёрстон (1784.10.20–1865.10.18) заявил в палате общин 1848.03.01 «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов. Наши интересы вечны и неизменны, и следовать этим интересам — наш долг». И не зря он тогда уже в третий раз был министром иностранных дел Великобритании, а потом дважды возглавлял правительство. В эпоху Палмёрстона Британская империя занимала полмира. Правда, часть её североамериканских колоний уже стала независимыми Соединёнными Государствами Америки. Но их жители ещё помнили, как были ничтожным меньшинством в море индейских племён и одолели их привычным способом — поддерживая вторую силу и ополчаясь против неё, как только она при их помощи окажется первой. Так что англосаксы под любыми знамёнами сохранили верность своему вероломству. Невозможно быть лжецом в одном деле, оставаясь честным в прочих. Англосаксонские обычаи признают допустимым нарушение любого обязательства при малейшей лазейке. Более того, англосаксы стараются формулировать обязательства так, чтобы лазейки были — даже ценой сходных лазеек для другой стороны: кто первым обманет — тот и прав. Оттого там и засилье юристов. *** Русь с момента зарождения — вокруг Пути из Варяг в Греки — и по сей день находится посреди громадного материка. Её границы открыты для удара почти отовсюду. Зато противникам трудно между собою договориться. Если строжайше блюсти свои обязательства, не давая повода к наказанию за ложь, и не нападать первыми, дабы соседи не объединились для обуздания агрессора — каждый удар извне будет нанесён только с одной стороны, и можно будет сосредоточить на его отражении все силы. Поэтому русская цивилизация высочайше ценит честность и верность данному слову. Это принято и в деловом обороте. Пока английский коммерсант выверяет каждое слово в договоре, русский купец заключит десяток сделок под честное слово. Если же один из десятка партнёров обманет — с ним больше никто не будет иметь дела, и он разорится. *** Это – общепринятая норма, которая лежит в основе нашей политической морали. Однако при любой норме бывает и ненормальность. Даже в русской цивилизации грешным делом возникают подчас «объективные» обстоятельства, которые позволяют отдельным её представителям или даже целым частям народа выбирать не русскую мораль, а ту, которая ближе к вышеописанной англосаксонской. А потом разводить руками: мол, не мы такие – жизнь такая. Такая метаморфоза приключалась и приключается прямо сейчас, на наших глазах, с той частью русской цивилизации, которая считает себя украинской нацией. Чтобы стать щирым — искренним — украинцем, надо убить в себе всё русское. Украинский миф славит всё, что русская цивилизация признала мерзким. Среди его героев — Степан Андреевич Бандера (1909.01.01 — 1959.10.15), в детстве смеху ради удушавший руками кошек, и Ян Адам-Стефанович Колединский-Мазепа (1639.03.20 — 1709.09.22), предавший ради очередного шага по карьерной лестнице каждого, кто помог ему сделать предыдущий шаг. Украинцу, не осознающему своей русской природы, невозможно доверять: он даже подсознательно будет поступать так, чтобы его, не дай Бог, не спутали с русским – а чтобы, наоборот, показаться европейцем или англосаксом. Он соврёт и ради собственной выгоды, и дабы ощутить превосходство над тем, кто ему доверится, и просто потому, что «так положено». Анекдот «три украинца — это уже партизанский отряд с предателем» почти не преувеличен: в советское время, усиленно приучая жителей Юго-Запада Руси считать себя отдельным народом, им преподавали миф, именующий все виды лжи нормой. Постсоветские же сепаратисты (а украинство — не национализм, но именно сепаратизм: попытка разделения народа) и подавно стараются подкрепить лозунг «Украина — не Россия» поведением, отвратительным для любого русского. Родственные души сходятся. Вашингтонские лжецы радостно поддерживают киевских. Нам — русским, в том числе и живущим на нынешней Украине — незачем подражать им. Гораздо надёжнее нашим примером доказать то, что любят повторять — и не любят делать — американцы: честность — лучшая политика. *** При этом надо понимать: то, что для англосакса норма (как бы мы к ней ни относились), для украинца – всё-таки извращение, как бы далеко оно ни зашло. Следовательно, с одними надо выстраивать отношения к собственной выгоде и принимая во внимание такое вот своеобразное толкование нормы – они нам всего лишь «международное партнёры», и воспитывать их не наше дело. А других, которые свои, надо заботливо отучать от всяких глупостей. 2 октября 2016 Анатолий Вассерман.
  22. Принято считать, что мораль и политика несовместимы. Однако, если говорить рационально, могут быть несовместимы моральные принципы, которых придерживаются разные участники мировой политики – например, русские и англосаксы. Причём для каждой из сторон свои принципы естественны и сложились в результате объективного исторического развития. В том числе – и в зависимости от географических условий, в которых жил и живёт тот или иной народ. *** Маленький остров около густонаселённого бурно конфликтующего континента обречён стать предметом многократных завоеваний. Первое подробно документированное завоевание острова Великобритания — Римской империей, в 43 году нашей эры. Но само название остров получил по имени крупнейшего из населявших его в тот момент кельтских племён — бритт, — которое пришло тоже с континента, из области, по сей день именуемой Бретань. По греческой традиции область зарождения народа называют Малой, а зону его расселения — Великой; отсюда Малая и Великая Русь, отсюда же и Великобритания. Последнее же — пока! — завоевание совершили норманны — северные люди, то есть скандинавы (то из северогерманских племён, что преуспело в битве при Хастингсе 1066.10.14, офранцузилось за пару веков жизни на континенте, в области Нормандия). Тогда остров звали Англией — по германскому племени англ: оно в союзе с германским же племенем сакс захватило там власть несколькими веками ранее, завоевав, соответственно, бриттов. Основное население острова по сей день именуют англосаксами, хотя к этим племенам примешано немало иных. Историки говорят: коренным населением именуют предпоследних завоевателей. *** Опираясь на владения, оставшиеся на континенте, норманны попытались обезопаситься от последующих завоеваний, покорив вслед за Англией ещё и Францию. Но Столетняя (1337 — 1453) война закончилась победой множества племён, по ходу войны сплотившихся во французский народ. Последнее континентальное владение Англии — город Кале — вернулось во Францию в 1558-м. Тогда Англия нашла иной способ самозащиты. Когда на континенте соперничают две примерно равные силы — они не рискнут отвлекаться на захват острова, какой бы заманчивой добычей он ни казался: даже краткая борьба на два фронта куда опаснее противостояния один на один. Английские политики методично добивались европейского равновесия. Но естественно развивающиеся государства (и даже коалиции) редко оказываются равны — куда чаще результат противостояния легко предсказуем, и затяжной борьбы не получается. Как известно, цель войны — добиться лучших для себя условий, чем до войны, и если это несомненно невозможно, а требования противника умеренны, то выгоднее быстро сдаться, чем долго драться. Англии приходилось то и дело поддерживать вторую державу континента против первой: в сумме такая коалиция оказывалась достаточно могущественна, чтобы континентальный партнёр пошёл на риск. Но вторая сила после победы становится первой — и теперь уже она самим фактом своего существования угрожает Англии. Если она коалиционная — после победы былые союзники найдут поводы для ссоры. А если Англия помогала одной державе? Приходится искать нового партнёра — против прежнего. Не зря Хенри Джон Хенрич Темпл, 3-й виконт Палмёрстон (1784.10.20–1865.10.18) заявил в палате общин 1848.03.01 «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов. Наши интересы вечны и неизменны, и следовать этим интересам — наш долг». И не зря он тогда уже в третий раз был министром иностранных дел Великобритании, а потом дважды возглавлял правительство. В эпоху Палмёрстона Британская империя занимала полмира. Правда, часть её североамериканских колоний уже стала независимыми Соединёнными Государствами Америки. Но их жители ещё помнили, как были ничтожным меньшинством в море индейских племён и одолели их привычным способом — поддерживая вторую силу и ополчаясь против неё, как только она при их помощи окажется первой. Так что англосаксы под любыми знамёнами сохранили верность своему вероломству. Невозможно быть лжецом в одном деле, оставаясь честным в прочих. Англосаксонские обычаи признают допустимым нарушение любого обязательства при малейшей лазейке. Более того, англосаксы стараются формулировать обязательства так, чтобы лазейки были — даже ценой сходных лазеек для другой стороны: кто первым обманет — тот и прав. Оттого там и засилье юристов. *** Русь с момента зарождения — вокруг Пути из Варяг в Греки — и по сей день находится посреди громадного материка. Её границы открыты для удара почти отовсюду. Зато противникам трудно между собою договориться. Если строжайше блюсти свои обязательства, не давая повода к наказанию за ложь, и не нападать первыми, дабы соседи не объединились для обуздания агрессора — каждый удар извне будет нанесён только с одной стороны, и можно будет сосредоточить на его отражении все силы. Поэтому русская цивилизация высочайше ценит честность и верность данному слову. Это принято и в деловом обороте. Пока английский коммерсант выверяет каждое слово в договоре, русский купец заключит десяток сделок под честное слово. Если же один из десятка партнёров обманет — с ним больше никто не будет иметь дела, и он разорится. *** Это – общепринятая норма, которая лежит в основе нашей политической морали. Однако при любой норме бывает и ненормальность. Даже в русской цивилизации грешным делом возникают подчас «объективные» обстоятельства, которые позволяют отдельным её представителям или даже целым частям народа выбирать не русскую мораль, а ту, которая ближе к вышеописанной англосаксонской. А потом разводить руками: мол, не мы такие – жизнь такая. Такая метаморфоза приключалась и приключается прямо сейчас, на наших глазах, с той частью русской цивилизации, которая считает себя украинской нацией. Чтобы стать щирым — искренним — украинцем, надо убить в себе всё русское. Украинский миф славит всё, что русская цивилизация признала мерзким. Среди его героев — Степан Андреевич Бандера (1909.01.01 — 1959.10.15), в детстве смеху ради удушавший руками кошек, и Ян Адам-Стефанович Колединский-Мазепа (1639.03.20 — 1709.09.22), предавший ради очередного шага по карьерной лестнице каждого, кто помог ему сделать предыдущий шаг. Украинцу, не осознающему своей русской природы, невозможно доверять: он даже подсознательно будет поступать так, чтобы его, не дай Бог, не спутали с русским – а чтобы, наоборот, показаться европейцем или англосаксом. Он соврёт и ради собственной выгоды, и дабы ощутить превосходство над тем, кто ему доверится, и просто потому, что «так положено». Анекдот «три украинца — это уже партизанский отряд с предателем» почти не преувеличен: в советское время, усиленно приучая жителей Юго-Запада Руси считать себя отдельным народом, им преподавали миф, именующий все виды лжи нормой. Постсоветские же сепаратисты (а украинство — не национализм, но именно сепаратизм: попытка разделения народа) и подавно стараются подкрепить лозунг «Украина — не Россия» поведением, отвратительным для любого русского. Родственные души сходятся. Вашингтонские лжецы радостно поддерживают киевских. Нам — русским, в том числе и живущим на нынешней Украине — незачем подражать им. Гораздо надёжнее нашим примером доказать то, что любят повторять — и не любят делать — американцы: честность — лучшая политика. *** При этом надо понимать: то, что для англосакса норма (как бы мы к ней ни относились), для украинца – всё-таки извращение, как бы далеко оно ни зашло. Следовательно, с одними надо выстраивать отношения к собственной выгоде и принимая во внимание такое вот своеобразное толкование нормы – они нам всего лишь «международное партнёры», и воспитывать их не наше дело. А других, которые свои, надо заботливо отучать от всяких глупостей. 2 октября 2016 Анатолий Вассерман.
  23. Принято считать, что мораль и политика несовместимы. Однако, если говорить рационально, могут быть несовместимы моральные принципы, которых придерживаются разные участники мировой политики – например, русские и англосаксы. Причём для каждой из сторон свои принципы естественны и сложились в результате объективного исторического развития. В том числе – и в зависимости от географических условий, в которых жил и живёт тот или иной народ. *** Маленький остров около густонаселённого бурно конфликтующего континента обречён стать предметом многократных завоеваний. Первое подробно документированное завоевание острова Великобритания — Римской империей, в 43 году нашей эры. Но само название остров получил по имени крупнейшего из населявших его в тот момент кельтских племён — бритт, — которое пришло тоже с континента, из области, по сей день именуемой Бретань. По греческой традиции область зарождения народа называют Малой, а зону его расселения — Великой; отсюда Малая и Великая Русь, отсюда же и Великобритания. Последнее же — пока! — завоевание совершили норманны — северные люди, то есть скандинавы (то из северогерманских племён, что преуспело в битве при Хастингсе 1066.10.14, офранцузилось за пару веков жизни на континенте, в области Нормандия). Тогда остров звали Англией — по германскому племени англ: оно в союзе с германским же племенем сакс захватило там власть несколькими веками ранее, завоевав, соответственно, бриттов. Основное население острова по сей день именуют англосаксами, хотя к этим племенам примешано немало иных. Историки говорят: коренным населением именуют предпоследних завоевателей. *** Опираясь на владения, оставшиеся на континенте, норманны попытались обезопаситься от последующих завоеваний, покорив вслед за Англией ещё и Францию. Но Столетняя (1337 — 1453) война закончилась победой множества племён, по ходу войны сплотившихся во французский народ. Последнее континентальное владение Англии — город Кале — вернулось во Францию в 1558-м. Тогда Англия нашла иной способ самозащиты. Когда на континенте соперничают две примерно равные силы — они не рискнут отвлекаться на захват острова, какой бы заманчивой добычей он ни казался: даже краткая борьба на два фронта куда опаснее противостояния один на один. Английские политики методично добивались европейского равновесия. Но естественно развивающиеся государства (и даже коалиции) редко оказываются равны — куда чаще результат противостояния легко предсказуем, и затяжной борьбы не получается. Как известно, цель войны — добиться лучших для себя условий, чем до войны, и если это несомненно невозможно, а требования противника умеренны, то выгоднее быстро сдаться, чем долго драться. Англии приходилось то и дело поддерживать вторую державу континента против первой: в сумме такая коалиция оказывалась достаточно могущественна, чтобы континентальный партнёр пошёл на риск. Но вторая сила после победы становится первой — и теперь уже она самим фактом своего существования угрожает Англии. Если она коалиционная — после победы былые союзники найдут поводы для ссоры. А если Англия помогала одной державе? Приходится искать нового партнёра — против прежнего. Не зря Хенри Джон Хенрич Темпл, 3-й виконт Палмёрстон (1784.10.20–1865.10.18) заявил в палате общин 1848.03.01 «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов. Наши интересы вечны и неизменны, и следовать этим интересам — наш долг». И не зря он тогда уже в третий раз был министром иностранных дел Великобритании, а потом дважды возглавлял правительство. В эпоху Палмёрстона Британская империя занимала полмира. Правда, часть её североамериканских колоний уже стала независимыми Соединёнными Государствами Америки. Но их жители ещё помнили, как были ничтожным меньшинством в море индейских племён и одолели их привычным способом — поддерживая вторую силу и ополчаясь против неё, как только она при их помощи окажется первой. Так что англосаксы под любыми знамёнами сохранили верность своему вероломству. Невозможно быть лжецом в одном деле, оставаясь честным в прочих. Англосаксонские обычаи признают допустимым нарушение любого обязательства при малейшей лазейке. Более того, англосаксы стараются формулировать обязательства так, чтобы лазейки были — даже ценой сходных лазеек для другой стороны: кто первым обманет — тот и прав. Оттого там и засилье юристов. *** Русь с момента зарождения — вокруг Пути из Варяг в Греки — и по сей день находится посреди громадного материка. Её границы открыты для удара почти отовсюду. Зато противникам трудно между собою договориться. Если строжайше блюсти свои обязательства, не давая повода к наказанию за ложь, и не нападать первыми, дабы соседи не объединились для обуздания агрессора — каждый удар извне будет нанесён только с одной стороны, и можно будет сосредоточить на его отражении все силы. Поэтому русская цивилизация высочайше ценит честность и верность данному слову. Это принято и в деловом обороте. Пока английский коммерсант выверяет каждое слово в договоре, русский купец заключит десяток сделок под честное слово. Если же один из десятка партнёров обманет — с ним больше никто не будет иметь дела, и он разорится. *** Это – общепринятая норма, которая лежит в основе нашей политической морали. Однако при любой норме бывает и ненормальность. Даже в русской цивилизации грешным делом возникают подчас «объективные» обстоятельства, которые позволяют отдельным её представителям или даже целым частям народа выбирать не русскую мораль, а ту, которая ближе к вышеописанной англосаксонской. А потом разводить руками: мол, не мы такие – жизнь такая. Такая метаморфоза приключалась и приключается прямо сейчас, на наших глазах, с той частью русской цивилизации, которая считает себя украинской нацией. Чтобы стать щирым — искренним — украинцем, надо убить в себе всё русское. Украинский миф славит всё, что русская цивилизация признала мерзким. Среди его героев — Степан Андреевич Бандера (1909.01.01 — 1959.10.15), в детстве смеху ради удушавший руками кошек, и Ян Адам-Стефанович Колединский-Мазепа (1639.03.20 — 1709.09.22), предавший ради очередного шага по карьерной лестнице каждого, кто помог ему сделать предыдущий шаг. Украинцу, не осознающему своей русской природы, невозможно доверять: он даже подсознательно будет поступать так, чтобы его, не дай Бог, не спутали с русским – а чтобы, наоборот, показаться европейцем или англосаксом. Он соврёт и ради собственной выгоды, и дабы ощутить превосходство над тем, кто ему доверится, и просто потому, что «так положено». Анекдот «три украинца — это уже партизанский отряд с предателем» почти не преувеличен: в советское время, усиленно приучая жителей Юго-Запада Руси считать себя отдельным народом, им преподавали миф, именующий все виды лжи нормой. Постсоветские же сепаратисты (а украинство — не национализм, но именно сепаратизм: попытка разделения народа) и подавно стараются подкрепить лозунг «Украина — не Россия» поведением, отвратительным для любого русского. Родственные души сходятся. Вашингтонские лжецы радостно поддерживают киевских. Нам — русским, в том числе и живущим на нынешней Украине — незачем подражать им. Гораздо надёжнее нашим примером доказать то, что любят повторять — и не любят делать — американцы: честность — лучшая политика. *** При этом надо понимать: то, что для англосакса норма (как бы мы к ней ни относились), для украинца – всё-таки извращение, как бы далеко оно ни зашло. Следовательно, с одними надо выстраивать отношения к собственной выгоде и принимая во внимание такое вот своеобразное толкование нормы – они нам всего лишь «международное партнёры», и воспитывать их не наше дело. А других, которые свои, надо заботливо отучать от всяких глупостей. 2 октября 2016 Анатолий Вассерман.
  24. Принято считать, что мораль и политика несовместимы. Однако, если говорить рационально, могут быть несовместимы моральные принципы, которых придерживаются разные участники мировой политики – например, русские и англосаксы. Причём для каждой из сторон свои принципы естественны и сложились в результате объективного исторического развития. В том числе – и в зависимости от географических условий, в которых жил и живёт тот или иной народ. *** Маленький остров около густонаселённого бурно конфликтующего континента обречён стать предметом многократных завоеваний. Первое подробно документированное завоевание острова Великобритания — Римской империей, в 43 году нашей эры. Но само название остров получил по имени крупнейшего из населявших его в тот момент кельтских племён — бритт, — которое пришло тоже с континента, из области, по сей день именуемой Бретань. По греческой традиции область зарождения народа называют Малой, а зону его расселения — Великой; отсюда Малая и Великая Русь, отсюда же и Великобритания. Последнее же — пока! — завоевание совершили норманны — северные люди, то есть скандинавы (то из северогерманских племён, что преуспело в битве при Хастингсе 1066.10.14, офранцузилось за пару веков жизни на континенте, в области Нормандия). Тогда остров звали Англией — по германскому племени англ: оно в союзе с германским же племенем сакс захватило там власть несколькими веками ранее, завоевав, соответственно, бриттов. Основное население острова по сей день именуют англосаксами, хотя к этим племенам примешано немало иных. Историки говорят: коренным населением именуют предпоследних завоевателей. *** Опираясь на владения, оставшиеся на континенте, норманны попытались обезопаситься от последующих завоеваний, покорив вслед за Англией ещё и Францию. Но Столетняя (1337 — 1453) война закончилась победой множества племён, по ходу войны сплотившихся во французский народ. Последнее континентальное владение Англии — город Кале — вернулось во Францию в 1558-м. Тогда Англия нашла иной способ самозащиты. Когда на континенте соперничают две примерно равные силы — они не рискнут отвлекаться на захват острова, какой бы заманчивой добычей он ни казался: даже краткая борьба на два фронта куда опаснее противостояния один на один. Английские политики методично добивались европейского равновесия. Но естественно развивающиеся государства (и даже коалиции) редко оказываются равны — куда чаще результат противостояния легко предсказуем, и затяжной борьбы не получается. Как известно, цель войны — добиться лучших для себя условий, чем до войны, и если это несомненно невозможно, а требования противника умеренны, то выгоднее быстро сдаться, чем долго драться. Англии приходилось то и дело поддерживать вторую державу континента против первой: в сумме такая коалиция оказывалась достаточно могущественна, чтобы континентальный партнёр пошёл на риск. Но вторая сила после победы становится первой — и теперь уже она самим фактом своего существования угрожает Англии. Если она коалиционная — после победы былые союзники найдут поводы для ссоры. А если Англия помогала одной державе? Приходится искать нового партнёра — против прежнего. Не зря Хенри Джон Хенрич Темпл, 3-й виконт Палмёрстон (1784.10.20–1865.10.18) заявил в палате общин 1848.03.01 «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов. Наши интересы вечны и неизменны, и следовать этим интересам — наш долг». И не зря он тогда уже в третий раз был министром иностранных дел Великобритании, а потом дважды возглавлял правительство. В эпоху Палмёрстона Британская империя занимала полмира. Правда, часть её североамериканских колоний уже стала независимыми Соединёнными Государствами Америки. Но их жители ещё помнили, как были ничтожным меньшинством в море индейских племён и одолели их привычным способом — поддерживая вторую силу и ополчаясь против неё, как только она при их помощи окажется первой. Так что англосаксы под любыми знамёнами сохранили верность своему вероломству. Невозможно быть лжецом в одном деле, оставаясь честным в прочих. Англосаксонские обычаи признают допустимым нарушение любого обязательства при малейшей лазейке. Более того, англосаксы стараются формулировать обязательства так, чтобы лазейки были — даже ценой сходных лазеек для другой стороны: кто первым обманет — тот и прав. Оттого там и засилье юристов. *** Русь с момента зарождения — вокруг Пути из Варяг в Греки — и по сей день находится посреди громадного материка. Её границы открыты для удара почти отовсюду. Зато противникам трудно между собою договориться. Если строжайше блюсти свои обязательства, не давая повода к наказанию за ложь, и не нападать первыми, дабы соседи не объединились для обуздания агрессора — каждый удар извне будет нанесён только с одной стороны, и можно будет сосредоточить на его отражении все силы. Поэтому русская цивилизация высочайше ценит честность и верность данному слову. Это принято и в деловом обороте. Пока английский коммерсант выверяет каждое слово в договоре, русский купец заключит десяток сделок под честное слово. Если же один из десятка партнёров обманет — с ним больше никто не будет иметь дела, и он разорится. *** Это – общепринятая норма, которая лежит в основе нашей политической морали. Однако при любой норме бывает и ненормальность. Даже в русской цивилизации грешным делом возникают подчас «объективные» обстоятельства, которые позволяют отдельным её представителям или даже целым частям народа выбирать не русскую мораль, а ту, которая ближе к вышеописанной англосаксонской. А потом разводить руками: мол, не мы такие – жизнь такая. Такая метаморфоза приключалась и приключается прямо сейчас, на наших глазах, с той частью русской цивилизации, которая считает себя украинской нацией. Чтобы стать щирым — искренним — украинцем, надо убить в себе всё русское. Украинский миф славит всё, что русская цивилизация признала мерзким. Среди его героев — Степан Андреевич Бандера (1909.01.01 — 1959.10.15), в детстве смеху ради удушавший руками кошек, и Ян Адам-Стефанович Колединский-Мазепа (1639.03.20 — 1709.09.22), предавший ради очередного шага по карьерной лестнице каждого, кто помог ему сделать предыдущий шаг. Украинцу, не осознающему своей русской природы, невозможно доверять: он даже подсознательно будет поступать так, чтобы его, не дай Бог, не спутали с русским – а чтобы, наоборот, показаться европейцем или англосаксом. Он соврёт и ради собственной выгоды, и дабы ощутить превосходство над тем, кто ему доверится, и просто потому, что «так положено». Анекдот «три украинца — это уже партизанский отряд с предателем» почти не преувеличен: в советское время, усиленно приучая жителей Юго-Запада Руси считать себя отдельным народом, им преподавали миф, именующий все виды лжи нормой. Постсоветские же сепаратисты (а украинство — не национализм, но именно сепаратизм: попытка разделения народа) и подавно стараются подкрепить лозунг «Украина — не Россия» поведением, отвратительным для любого русского. Родственные души сходятся. Вашингтонские лжецы радостно поддерживают киевских. Нам — русским, в том числе и живущим на нынешней Украине — незачем подражать им. Гораздо надёжнее нашим примером доказать то, что любят повторять — и не любят делать — американцы: честность — лучшая политика. *** При этом надо понимать: то, что для англосакса норма (как бы мы к ней ни относились), для украинца – всё-таки извращение, как бы далеко оно ни зашло. Следовательно, с одними надо выстраивать отношения к собственной выгоде и принимая во внимание такое вот своеобразное толкование нормы – они нам всего лишь «международное партнёры», и воспитывать их не наше дело. А других, которые свои, надо заботливо отучать от всяких глупостей. 2 октября 2016 Анатолий Вассерман.
×