Проксима

Участник
  • Публикации

    1462
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    23

Все публикации пользователя Проксима

  1. Беспилотные «одиссеи». В 60-х годах прошлого века тематика изучения Марса получила дополнительный мощный импульс. К планете полетели космические аппараты. Мы не ставим перед собой цель описать все миссии к Красной планете. Только у СССР (России) и США их было 38, включая неудачные. Мы разберём наиболее интересные, значимые полёты к Марсу. Естественно мы начнём с США - страны, которая внесла наибольший вклад на этом поприще. Впервые облёт Марса совершил космический аппарат Маринер-4. 14-15 июля 1965 года аппарат наиболее приблизился к планете (9846 км). Был произведён 21 полный снимок поверхности Марса. По-настоящему планета предстала во всей красе перед другой автоматической межпланетной станцией (АМС) – Маринер-9. 14 ноября 1971 года «девятка» стала первым искусственным спутником другой планеты, которая проработала на марсианской орбите 349 дней. На Землю было передано в общей сложности 7329 снимков, покрыв порядка 85% поверхности планеты с разрешением 1 - 2 км. Мало того, около 2% поверхности Красной планеты было сфотографировано с разрешением 100 – 300 метров! Более чем достойно для одного спутника. Миру предстали завораживающие картины гигантских каньонов (длиной более 4000 км), огромных вулканических образований (вулкан Олимп, высотой 27 км – самая высокая гора в Солнечной системе). На снимках были отчётливо видны русла высохших рек, туманы, пылевые бури и многое другое. Сделанные Маринером-9 открытия стали прочной платформой для планирования последующих полётов к этой планете. Особенно важны были данные для определения мест посадки будущих спускаемых аппаратов, которые «не заставили себя долго ждать» и соответственно в 1976 году вышли на околомарсианскую орбиту. Это были первенцы новой космической программы США по изучению Марса, космические аппараты – «Викинг-1» и «Викинг-2». Стоит отметить, что НАСА, учитывая неудачный опыт СССР, решило перестраховаться, запустив два одинаковых аппарата. На удачу американцев, оба «Викинга» прекрасно сработали. Каждый «Викинг» состоял из орбитальной станции (созданной на основе «Маринер-9») и соответственно, спускаемого аппарата с автоматической марсианской станцией. Совершив мягкую посадку на поверхность Марса, «Викинги» впервые передали на Землю отчётливые цветные изображения марсианского пейзажа. Надо сказать, что американские аппараты ликвидировали «визуально-измерительную» монополию в изучении марсианской поверхности. Теперь её не только можно сфотографировать, но и потрогать (пусть даже «рукой» манипулятора). Не будет преувеличением, если скажу, что на поверхности Красной планеты теперь заработали две автоматические лаборатории, которые провели целую серию экспериментов, начиная с определения химического состава почв и заканчивая системными метеонаблюдениями. Станция «Викинг-2» проработала на поверхности 1281 марсианский день до 11 апреля 1980 года. Значительно «переплюнула» своего собрата станция «Викинг-1», последний сигнал от неё поступил 11 ноября 1982 года. Неизвестно сколько бы она еще работала, но «замолчать» станции «помогла» ошибка оператора при обновлении программного обеспечения. Понятно, что орбитальные сегменты «Викингов» тоже не летали без дела, картографирование и всевозможный мониторинг поверхности Марса и его атмосферы велись довольно таки продолжительное время. Спутник «Викинг-2» прекратил работу 25 июля 1978 года, а «Викинг-1» соответственно 7 августа 1980 года. Подытоживая повествование об «одиссее викингов» хочется сказать, что эта программа была более чем успешна. С этого момента американцы в технологиях Дальнего Космоса, оторвались от Советского Союза, основного своего конкурента, далеко вперёд. К сожалению, последующие миссии НАСА этот отрыв только увеличивали. 11 сентября 1997 года достиг Красной планеты очередной американский космический аппарат «Марс Глобал Сервейор». Основная его миссия заключалась в исследовании полярных шапок Марса. Не удивительно, что он ещё полтора года совершал орбитальные манёвры, чтобы в итоге оказаться на круговой полярной орбите. Стоит конечно сказать, что «Сервейор» прославился своими «фотосессиями», 30 марта 2004 года аппарат сфотографировал марсоход «Спирит» и его следы на марсианской поверхности. Ну, а в апреле 2005 года «Сервейор» стал первым космическим аппаратом, заснявшим другой аппарат, находящийся на внеземной орбите. Этими «счастливчиками» оказались космические аппараты «Марс Одиссей» и «Марс-экспресс», речь о которых пойдёт ниже. Ну и наконец, американцы порадовали нас первым марсоходом. 5 июля 1997 года марсоход «Соджорнер» съехал с марсианской станции. Миссия НАСА «Марс Патфайндер», на мой взгляд, знаменита не только первым марсианским ровером, а тем, с какой техногенной дерзостью американцы эту миссию осуществили. Учитывая то обстоятельство, что в дальнейшем нам придётся разбираться в вопросах астродинамики, я, с вашего позволения, остановлюсь на этой миссии подробнее. Как мы знаем, чтобы космическому аппарату выйти на траекторию к Марсу, ему как минимум надо набрать вторую космическую скорость, то есть 11.2 км/с. Относительно Солнца скорость аппарата теперь составляет около 41 км/с, так-как она уже складывается из двух составляющих – скорости аппарата относительно Земли и орбитальной скорости нашей планеты вокруг Солнца (в среднем 30 км/с). Но вот незадача, орбитальная скорость Марса значительно ниже, чем у Земли (в среднем около 24 км/с). Получается, что космический аппарат слишком быстро «догоняет» Марс, и если он ничего не «предпримет», то он пролетит мимо Красной планеты. Гравитации Марса тут явно не хватит, чтобы «захватить» аппарат и сделать его своим спутником. Поэтому, часто бывало, как только аппарат отрывался от околоземной орбиты, он сразу переводил двигатели на торможение (имеются ввиду электрореактивные двигатели). Настигая Марс уже с заниженной скоростью, космический аппарат по щадящей параболической траектории совершал гравитационный манёвр на торможение и не исключено, что он снова задействовал двигатели. Дальше аппарат скорей всего переходил на сильно вытянутую эллипсоидную околомарсианскую орбиту, с ярко выраженным апоцентром и близко приближенным к Марсу перицентром. Чем такая орбита удобна? Из второго закона Кеплера мы знаем, что в перигее орбиты скорость корабля максимальная и наоборот, в апогее минимальная. Поэтому, чтобы космическому аппарату изменить направление, то он это делает в апоцентре, а если скорость – в перицентре. В противном случае – это энергетически неэффективно. Приведу маленький пример. Спутнику, который движется по круговой орбите, нужно повернуть плоскость орбиты на 60 градусов. Подсчитано, что ему нужно добавить такую же скорость, с какой он уже движется по орбите. Это гигантские затраты топлива. Космические баллистики поступают по-другому, они переводят спутник с помощью разгонного импульса на упомянутую мною эллипсоидную орбиту. В апоцентре, где скорость невелика, спутник без лишних энергозатрат поворачивает плоскость орбиты. Потом в перицентре аппарат получает тормозной импульс и переходит на новую круговую орбиту. Но тут возникает следующая проблема, «марсианские» космические аппараты в основном снабжены электрореактивными двигателями. Эти двигатели не в состоянии дать мощный импульс изменения движения спутника, а в других точках орбиты этот импульс неэффективен, а то и вовсе бесполезен. В противном случае, спутнику приходится поворачивать плоскость орбиты «классическим» способом или делать вместо двух множество импульсов. Хотя энергетические затраты на эти манёвры будут низкими (КПД электрореактивных двигателей по сравнению с химическими чрезвычайно высок), но на это уйдёт очень много времени. Выше был приведён пример, как орбитальный аппарат «Сервейор» «переползал» на круговую полярную орбиту полтора года. Мы обязательно ещё продолжим тему космической баллистики, а сейчас хотелось бы вернуться к «Патфайндеру». Инженеры НАСА решили одним махом разрубить «гордиев узел» выше перечисленных проблем. Американский космический аппарат без орбитальных манёвров, непосредственно с межпланетной гиперболической траектории на высоте 130 км от поверхности «врезался» в атмосферу Красной планеты. Поражает начальная скорость вхождения в марсианскую атмосферу – 7,47 км/с! И это учитывая, что «Патфайндер» перед этим произвёл гравитационный манёвр на торможение. Кстати, возможности планет по гравитационному ускорению (замедлению) других тел ограничены. Для Марса эта величина составляет 3,56 км/с и то теоретически. На практике манёвр должен быть предельно точным, иначе мы такой «цифры» не увидим. Мы даже не затрагиваем тему, в каком направлении полетит аппарат после «идеального» манёвра и требуется ли баллистикам такое направление. Американские инженеры понятие «направление» проигнорировали по причине того, что конечной точкой этого вектора будет поверхность Красной планеты. И так, скорость 7,47 км/с была явно большой даже для того, чтобы «Патфайндер» стал спутником Марса. Нужно было её занизить как минимум на 2,5 км/с. Напомню, что вторая космическая скорость для Марса равна 5 км/с, то есть с такой скоростью космический аппарат способен освободиться от марсианской гравитации и направиться к той же Земле. Инженеры НАСА решили «убить двух зайцев» с разу, атмосферным торможением сбить скорость аппарата до орбитальной и им же посадить его. Хочется немного сказать об атмосферном торможении. Торможение атмосферой планеты наряду с гравитационным манёвром – это своеобразная «палочка выручалочка» астробаллистики. В случае с «Патфайндером», атмосфера Марса практически «подарила» ему энергию равную энергии разгона с ноля и до выше упомянутых 7,47 км/с. Правда, и тут не всё так просто. Возьмём для примера атмосферу нашей планеты. Космический аппарат, тормозящий в нашей атмосфере, если он летит ниже так называемого «окна входа», то он сгорает в атмосфере, если выше, то он «скользит» - эффекта практически никакого. Размер «окна» зависит от скорости аппарата, если скорость большая, то окна вовсе не существует. Проводя аналогию с «Патфайндером», представьте себе: Земля «собирается захватить» своей атмосферой космический корабль, скорость которого на половину превышает вторую космическую. Тут может быть только два варианта, либо корабль проносится мимо Земли, либо сгорает в атмосфере. Совсем другое дело атмосфера Красной планеты. Это просто «Клондайк» для баллистиков и дело даже не в том, что она сильно разряжена, а в том, что она по плотности более однородна, по сравнению с атмосферой нашей планеты. Как мы знаем, плотность марсианской атмосферы равна 0,7% от земной, но это речь идёт о плотности вблизи поверхности планет. С увеличением высоты «марсианский процент» становится всё больше и наконец, на высоте 28 км атмосферы двух планет по плотности становятся равными. Дальше ещё интереснее, выше этой отметки плотность атмосферы Красной планеты становится больше земной. Это объясняется в основном тем, что малая гравитация (38% от земной) не так «строго держит» марсианскую атмосферу. Итак, возвращаемся опять к «Патфайндеру». Все те процессы, которые я так долго пытался вам описать выше, случились с аппаратом всего лишь за 5 минут до посадки! Темп спуска был просто ошеломляющим. 130 км от поверхности, скорость – 7,47 км/с. Высота - 9 км (за 2,23 мин до посадки), скорость уже 370 м/с (уменьшилась в 20 раз!) – произошло раскрытие парашюта и отделение щита, предохранявшего аппарат от «атмосферного» перегрева. Высота - 355 м (за 10,1 с до посадки), скорость - 60 м/с, произошло надувание амортизационных баллонов. Высота - 100 м (за 6 с до посадки) – произошло отведение в сторону парашютной системы и частичного гашения скорости самого аппарата путём включения небольших твердотопливных двигателей. После этого в течение менее 4 секунд продолжалось свободное падение аппарата. И наконец, со скоростью 21,5 м/с (более 77 км/ч) «Патфайндер» совершил «мягкую» посадку, надувной «тетраэдровый мячик» упруго коснулся поверхности Красной планеты, подпрыгнул вверх на 15 метров и, совершив ещё 15 скачков, наконец остановился. Подведём итоги. Миссия «Марс Патфайндер» ознаменовалась первым марсоходом и первой «прямой» посадкой по гиперболической траектории, минуя суточную марсианскую орбиту. Почему мы на этой теме подробно остановились? Дело в том, что мы далее будем разбирать энергетически малозатратные посадки на марсианскую поверхность, а это как мы уже знаем, большой энергетический эффект. Этот эффект можно привести на примере более близкой нам ракеты-носителя «Энергия», которую несомненно ниже мы будем касаться. Специалисты подсчитали, что «Энергия» может доставить на поверхность Красной планеты аппарат массой около 14 тонн, с предварительным выходом на суточную орбиту. Если же «Энергия» сделает это «сходу», с гиперболической траектории, то аппарат будет массой уже 25 тонн. Сказать, что атмосферное торможение дало почти двукратный эффект – ничего не сказать. Давайте подумаем, какой массой должны быть ракеты-носители стартующие с Земли, несущие полезную нагрузку к Марсу с двукратной разницей, причём алгоритм полёта у обеих ракет одинаковый. Напомню, что полезная нагрузка на низкую опорную орбиту составляет в среднем меньше 3% от массы ракеты. Ответ вы можете дать сами. Можно привести ещё один факт, на примере двух марсианских миссий – российской «Фобос-грунт» и американской «Марс сайенс лэборатори» (MSL) и которые практически запускались одновременно (MSL стартовала с Земли 26 ноября 2011 года, «Фобос» - 9 ноября 2011 года). Масса «Фобос-грунт» вместе с разгонным блоком составляла 13 т, а масса MSL тоже вместе с «разгонником» - 23т. Такая большая разница объясняется главным образом возможностью торможения американского аппарата в атмосфере Красной планеты, в то время как в выбранной для «Фобоса» схеме выхода на орбиту вокруг Марса не предусматривалось использования аэродинамического торможения. Почему не «предусмотрели» и почему миссия «Фобос-грунт» оказалась полностью провальной - отдельная история. Хотя, один момент отметим сразу. Аэродинамическое торможение, не смотря на её привлекательность, выдвигает повышенные требования к космическому аппарату в плане программного и навигационного обеспечения. Мы, к сожалению, к таким «требованиям времени» не готовы. Что говорить, если у американцев, которые «на две головы» в этом плане нас опережают, тоже не всё так гладко с этим вопросом. Для примера возьмём неудавшуюся миссию Mars Climate Orbiter, стартовавшую 11 декабря 1998 г. Космический аппарат должен был выйти на высокоэллиптическую орбиту вокруг Марса. Затем, в течение двух месяцев в перигее орбиты с помощью аэродинамических манёвров в верхней атмосфере планеты довести орбиту до круговой. Но, случилась неудача, вместо запланированных 110 км аппарат «нырнул» в атмосферу до высоты 57 км от поверхности и сгорел. Причина такого неудавшегося манёвра крылась как раз в ошибках в программном обеспечении. Завершая тему миссии «Марс Патфайндер» обязательно нужно сказать, что НАСА закрепило успех этого проекта, осуществив ещё две аналогичные миссии в рамках проекта Mars Exploration Rover. 4 января 2004 года на Красную планету «ступил» выше упомянутый марсоход «Спирит», а спустя три недели, его близнец «Оппортьюнити», работающий на планете по сей день. Конечно же нельзя не упомянуть марсоход-рекордсмен, ровер третьего поколения «Кьюриосити», четвёртый по счёту и пока последний марсоход, и по сей день работающий в рамках выше упомянутой миссии «Марс сайенс лэборатори». «Кьюриосити» самый большой автоматический планетоход за всю историю космонавтики. Масса марсохода составляет 900 кг. Для сравнения, масса «Спирита» или «Оппортьюнити» составляла 174 кг, «Соджорнера» - 10,6 кг. Даже луноходы не дотягивают по массе до американского рекордсмена, например масса «Лунохода – 2» составляет 836 кг, китайского «Юйту» - 140 кг. Нужно обязательно отметить, что миссия MSL прославилась не только самым большим планетоходом, но и самым большим спускаемым аппаратом, масса которого составила 2400 кг. Соответственно принципиально изменилась технология посадки на завершающем этапе. Вместо надувных «тетраэдровых шаров» была применена более сложная технология «небесного крана». После отделения парашюта на высоте 1800 м в работу включились восемь реактивных двигателей, аналогичные двигателям спускаемых аппаратов у «Викингов». И наконец, на высоте 8 м произошла пространственная стабилизация спускаемого аппарата, выражаясь проще - аппарат «завис». Дальше, случилось то, что до этого никогда не происходило – 900-килограммовый планетоход на нейлоновых тросах мягко опустился на марсианский грунт. На тему «марсоходных миссий» можно ещё много интересного поведать, например, стоит отметить явный прогресс американцев в астронавигации. Это выражается, например по так называемому «эллипсу посадки». Если расчётный район посадки для «Соджорнера» равнялся эллипсу размером 100 на 200 километров, то для «Спирита» это «пятно» уже составляло 12 на 80 км, ну и наконец, для «Кьюриосити» - 7 на 12 км. Исследование Красной планеты НАСА естественно одними марсоходами не заканчивается. Обязательно стоит рассказать о вышеупомянутой миссии «Марс Одиссей». Этот космический аппарат полностью оправдывает своё название. 24 октября 2001 года «Одиссей» прибыл на околомарсианскую орбиту и продолжает работать по сей день! С 15 декабря 2010 года, он стал самым долго действующим «марсианским» космическим аппаратом и естественно, в настоящее время удерживает этот рекорд. Кроме «спортивных» рекордов «Одиссей» естественно проделал на орбите очень большую работу. Он использовался в качестве ретранслятора с марсохода «Спирит». По настоящее время используется для обеспечения связи с марсоходом «Оппортьюнити». Ну и наконец, в июле 2012 года «Одиссей» скорректировал свою орбиту для передачи информации от накануне прибывшего марсохода «Кьюриосити». Третий марсоход за «свой век» - удивительно! На этом «Одиссей» нас не перестаёт удивлять. Аппарату удалось получить данные, свидетельствующие о крупных запасах воды на Красной планете. Не далеко от северного полюса «Одиссей» обнаружил породы на 70% состоящие из замёрзшей воды. Подтвердить или опровергнуть это открытие, было суждено уже другому космическому аппарату – посадочному модулю НАСА «Феникс». 25 мая 2008 года этот аппарат стал первым, совершившим успешную посадку в полярном регионе Марса. Со своей главной задачей «Феникс» справился блестяще, в выкопанной полуметровой ямке, он как раз и обнаружил слои замёрзшей воды. Марсианские космические аппараты НАСА – тема длинная и интересная. Я ограничусь тем, что назову еще два ныне действующих проекта на Красной планете. Это миссия Mars Reconnaissance Orbiter, действующая с 10 марта 2006 года и миссия MAVEN, работающая на орбите с 22 сентября 2014 года. На этом, мы вынуждены подытожить. Сказать, что марсианские программы НАСА ушли далеко вперед остального мира - значит, ничего не сказать. Хочется пожелать нашим «либеральным» космическим экспертам не «смотреть в рот» Илону Маску с его падающими «Фолкенами», а поучиться у других «частников», производящим космические аппараты – у аэрокосмических корпораций Lockheed Martin и Boeing. Впрочем, о «космическом» аферисте Маске и его компании SpaceX далее ещё пойдёт речь. Также хочется пожелать нашим экспертам – «патриотам», не злорадствовать и не распускать шутки про «космический батут», а поучиться у американских коллег из аэрокосмического агентства. А поучиться у них можно многому. Например, глава НАСА Чарльз Болден, который руководит агентством всего лишь с 2009 года, по российским меркам «долгожитель». Он на своём посту уже успел «пережить» трёх своих коллег из Роскосмоса – Перминова, Поповкина и Остапенко. Не исключено, что «переживёт» и четвёртого – Игоря Комарова. О какой вменяемой политике в области космоса, тем более дальнего, может идти речь при такой кадровой чехарде? Также можно позавидовать адекватным космическим программам НАСА. Не потому, что они технически сложные, поэтому недоступные для нас, дело в другом. Если объявляется какая-либо программа, то она почти всегда реализовывается. Если по каким-то причинам она «замораживается» или вовсе отменяется, то об этом оповещается заранее. Ничего сверхъестественного – правда? У нас же космические программы напоминают какие-то медиа-вбросы, причём взаимоисключающие. Складывается впечатление, что какой-либо очередной глава Роскосмоса страдает амнезией. Он не «помнит» что говорил пол года назад, не говоря уже, что утверждал его предшественник, сидя в его кресле. Печально, что под эти «утверждения» выделялись деньги и немалые. Мы пока временно оставляем эту тему и возвращаемся к марсианским миссиям. Другой «страной» успешно осуществившей миссию на Красную планету является Евросоюз «в лице» Европейского Космического Агентства. Это одна-единственная, но, тем не менее и поныне функционирующая миссия ЕКА «Марс-экспресс». С 19 декабря 2003 года и по сей день «Экспресс» успешно «трудится» на околомарсианской орбите. Правда, этот успех полным назвать нельзя. 25 декабря 2003 года спускаемый аппарат «Бигль-2», как принято считать, совершивший мягкую посадку, не вышел на связь с Землёй. Причиной тому является, как гласит основная версия, не раскрытие солнечных батарей. Нужно ещё отметить, что эту европейскую миссию целиком «национальной» считать нельзя. На траекторию к Красной планете «Марс-экспресс» был выведен с помощью российских ракеты-носителя «Союз ФГ» и разгонного блока «Фрегат». Почему я на этом заострил ваше внимание, вы ниже об этом узнаете. Ну, и наконец, нельзя не обойти последнюю из ныне действующих миссий на Марсе – индийскую автоматическую межпланетную станцию «Мангальян». Вот тут с «национальностью» вопросов никаких. 24 сентября 2014 года «Мангальян» был выведен на орбиту спутника Марса. На межпланетную траекторию космический аппарат был выведен четвёртой ступенью ракеты-носителя PSLV. Об этой индийской ракете хочется поговорить особо. Начнём с оригинальной компоновки ступеней. Первая и третья ступени – твердотопливные, вторая и четвёртая – жидкостные, на высококипящих компонентах. Причём, компоненты разные, вторая ступень работает на гептиле, четвёртая – на монометилгидразине. Последнее вещество отличается от других высококипящих «собратьев» ещё более высокой пожароопасностью. Но есть и положительная сторона этой проблемы. Двигатели на пожароопасных веществах обладают способностью беспрепятственно включаться-выключаться во время полёта. Более того, они способны делать, можно так сказать, филигранную акселерацию тяги. Не удивительно, что монометилгидразин применялся в системах орбитального маневрирования в «Шаттлах» и «Аполлонах». И тем более не удивительно, что индийская ракета «специализировалась» на выведении спутников на полярную орбиту, где требуется множество манёвров (первая буква в аббревиатуре PSLV означает «полярная»). Кстати, до появления этой ракеты только Россия предоставляла такого рода коммерческие услуги. Дальше - интереснее. Эту ракету не назовёшь носителем даже среднего класса. PSLV может вывести на НОО не более 3,3т полезной нагрузки. Это аналог такой ракеты, допустим, как «Днепр», которая является конверсионной версией баллистической ракеты РС-20 «Сатана». Эта ракета способна выводить опорную орбиту до 3,8 тонн. Что касается индийского носителя, кажется, что он маловат для космического аппарата, проделавшего траекторию длиной 780 миллионов километров. Но индусы не стали гоняться за «журавлём в небе», а стали работать с тем, что у них имеется, в частности использовали вышеупомянутую четвёртую ступень вместо разгонного блока. Более того, индийские инженеры отказались от эффективного, но дорогого электрореактивного ионного двигателя, которым изначально планировали снарядить космический аппарат. Всё это в совокупности сделало «Мангальян» самой малобюджетной межпланетной миссией за всю историю космонавтики. Общая стоимость проекта составила 74 млн американских долларов. Для сравнения, затраты на съёмку фильма «Гравитация» составили 100 млн долларов. Если привести более аналогичный пример, стоимость вышеупомянутой миссии MAVEN, которая запускалась в то же стартовое окно, составляла почти на порядок больше – 671 млн долларов. Коль уж я упомянул фильм «Гравитация», то скажу, что эта сумма всё равно меньше чем денежный сбор за эту кинокартину. Почему же индийская миссия оказалось такой недорогой? Тут несколько причин. Во-первых, как говорилось выше, индийский аппарат на траекторию к Марсу выводила маломощная и поэтому дешёвая ракета без разгонного блока. Ну а последующие факторы как раз и вытекают из первой причины. Индийским инженерам пришлось пожертвовать полезной нагрузкой. Если на общей массе аппарата это практически никак не отражается (она сопоставима с другими марсианскими зондами), то на массе исследовательских приборов и топлива это отразилось в полной мере. «Мангальян» нёс в себе всего 15 кг научного оборудования, состоящего из пяти приборов. Самое главное, что индийскому зонду топлива хватало только, чтобы «зацепиться» за орбиту вокруг Красной планеты. Напомню, что «Мангальян» вышел на орбиту с чудовищно большим апоцентром – около 77000 км. Даже если его электроника и навигационное оборудование позволяли бы совершать орбитальные манёвры используя атмосферное торможение (наподобие зонда MRO, как писалось выше), то горючего всё равно бы не хватило. Дело в том, что аппарату чтобы перейти с высокоэллиптической орбиты, на низкую круговую, даже способом атмосферного торможения, всё равно бы потребовалось примерно половина топлива от того, при котором бы аппарат делал манёвр «классическим» способом. В любом случае, выход «Мангальяна» даже на «такую» околомарсианскую орбиту – это несомненный триумф индийской космонавтики. Достаточно вспомнить немало случаев, когда космический аппарат «благополучно» пролетал мимо Красной планеты, так и не «зацепившись» за его орбиту. Кстати, Индия единственная страна, которой удалось это сделать с первой попытки. Весомость этому успеху даёт ещё то обстоятельство, что они осуществили свою миссию «малой кровью», на технологическом пределе. Казалось бы радоваться и не нарадоваться индусам такому техническому прорыву. Но, нашлась в индийском обществе прослойка, которая подвергла национальную марсианскую миссию резкой критике, «за неуместные для бедного государства траты». Экономист Джин Дриз обусловил запуск «Мангальяна» - «бредовым стремлением индийской элиты к обретению статуса сверхдержавы». Удивительно конечно признавать, что, то явление, которое принято у нас называть «либерализм» не имеет ни национальности, ни границ. Хочется пожелать этому «экономисту», когда он будет получать очередной грант, поинтересоваться у своих хозяев, почему их государство тратит на марсианские проекты на порядки больше средств, чем Индия. Заодно, пусть узнает, так ли уж плох статус сверхдержавы, и почему другому государству этот статус «противопоказан». Автор: Оболенский Сергей (Проксима)
  2. Уважаемые друзья! Статья состоит из шести разделов (частей), то есть, планирую в ближайшее время ещё выложить четыре. Хочется у вас спросить, не великоваты ли разделы для такого дискуссионного формата? Тогда получится больше четырёх.
  3. Согласен, в 13 веке в "тех краях" буддизмом даже и не пахло.
  4. Таков наш менталитет. К язычникам относились, как к "братьям нашим меньшим" или как к детям.
  5. Да пожалуйста! Знаменитая серия Болгаро-Сербских войн с 10-го по 15-й век. Пример посвежее? - без проблем - Сербко-Болгарская война 1885 года.
  6. Это ничего не меняет. Можно привести множество примеров, где единоверцы "прекрасно" воевали с друг другом - католики, православные, мусульмане. Я хочу сказать другое, что язычники для представителей вышеперечисленных религий были полуживотными, с ними не хотели иметь ни каких дел, неохотно торговали, зато уничтожали их с большой охотой.
  7. Если религия низшего уровня, то она не сможет победить более сильную религию, какими бы "крутыми" не были завоеватели. Пример - монголы. Они стали мусульманами и соответственно православными. Даже если вы не признаёте монголо-татар - это ничего не меняет. В любом случае, "эти люди", как и "монголы", были язычниками.
  8. Уважаемый Лука, вы ГРУБЕЙШЕ ЗАБЛУЖДАЕТЕСЬ. Мусульмане ни как не могут считать христиан язычниками. Ислам и (допустим) Православие - это РОДСТВЕННЫЕ РЕЛИГИИ. В догматических основах ислама (в акидах) сказано, что Аллах ниспослал своим посланникам Священные Писания: Моисею - Тору, Псалтырь - Давиду, Евангелие - Иисусу. Вообще, Иса бин Марьям (Иисус сыну Марии) в Коране упоминается в 15 сурах, 93 айатах. Моисею посвящено - 502 айата, Авраму - 245. Не буду цитировать, сами можете поинтересоваться, но в Коране недвусмысленно сказано об УВАЖЕНИИ религии "ахл ак-китабов" (людей Книги, то есть Библии). Все остальные сказки (джихад и т.п.) - это манипуляции для малограмотных людей.
  9. В названии этой статьи оригинального, тем более вызывающего, ничего нет. Это девиз всей жизни великого сподвижника исследований космического пространства Фридриха Артуровича Цандера, который, сутками работая над теорией межпланетных сообщений, твердил его, как мантру. Хотелось бы напомнить, что это были нищие и голодные 20-е годы прошлого столетия. Прототипом будущего реактивного двигателя учёного ОР-1 служила обычная паяльная лампа, на которой он проверял свои теоретические расчёты. Сразу нужно отметить, Фридрих Артурович не был фанатиком-одиночкой в своих исследованиях, у него было много единомышленников, как среди учёных (Циолковский, Кондратюк, Глушко и др.), так и среди «сильных мира сего». Достаточно вспомнить знаменитую аудиенцию Цандера с Лениным, когда «вождь мирового пролетариата» после продолжительной беседы пожелал успехов в работе и пообещал финансовую поддержку. Разговор с Лениным ошеломил Цандера: «Всю ночь я не мог заснуть, находясь под впечатлением встречи с Владимиром Ильичём (…) страна наша разорена войной, хлеба мало, угля мало, заводы стоят, а человек, который руководит огромным государством, выкраивает ещё время, чтобы послушать о межпланетных полётах. Значит, осуществится моя мечта, думал я». Не только «кремлёвские мечтатели» старались финансово поддерживать начинания Фридриха Артуровича. Рабочие завода «Мотор», чтобы помочь изобретателю, перечислили свой двухмесячный заработок. «Это было первым пожертвованием в пользу межпланетных сообщений», — шутил Ф. А. Цандер. Не будет преувеличением, если скажу, что идея полёта к другим объектам Солнечной системы тогда была массовой. В 1924–1925гг. Цандер провёл блестящие выступления в Москве, Ленинграде, Харькове, Рязани, Саратове и Туле с лекциями и докладами о его работах в области межпланетных перелётов. Стоит задасться вопросом, а почему спустя почти столетие эта тема у нас в стране практически игнорируется? Не будет ли безнравственно перед памятью предков наше нежелание даже разобраться в перспективах освоения Дальнего Космоса? Ответ подразумевается. Забегая вперёд, я сразу хочу обозначить три глобальные проблемы. Эти проблемы не технического и не экономического характера. Теоретически, как это сделать, мы знали, благодаря работам Цандера, Циолковского и др., с 20-х годов прошлого столетия. Технологически мы были способны на «марсианскую одиссею» полвека спустя. Сейчас на дворе уже 2015 год, «а воз и ныне там». Проблемы эти совсем иного рода, а именно: нашей психологии, менталитета, земного (можно сказать — «приземлённого») осмысления марсианской тематики. Первую проблему можно обозначить, как неспособность обывателя представить, каким же образом можно произвести высадку человека на Марс и ещё вернуться обратно на Землю. Ведь Марс не спутник, как Луна, а планета. То есть, с Марса нужно стартовать практически как с Земли и не на какую-нибудь низкую опорную орбиту высотой 200 км, а пролететь многие миллионы километров, чтобы вернуться на родную планету. Сразу приходит в голову мысль о том, что у такой космической державы как США не то, что с Марса – с Земли, вот уже 12 лет не получается запускать астронавтов. И это при всей имеющийся инфраструктуре, которой на Марсе естественно нет. Пугает так же громадное (по земным меркам) расстояние до Красной планеты. Если 300 000 км до Луны мы как-то можем осмыслить (пробег автомобиля), то расстояние до Марса, которое исчисляется на порядки больше, не поддаётся нашему осмыслению. Достаточно бросить взгляд на наш естественный Спутник и тем же невооружённым взглядом попытаться найти в ночном небе «четвёртую планету от Солнца». Астрономически не подкованному наблюдателю это не удастся, а если всё же он с помощью специалиста её обнаружит, то она ему покажется заурядной крупной звездой, каких много на ночном небе. Практически такая же картина будет наблюдаться, если космонавт, находящийся на Марсе, посмотрит на Землю. Мало того, наша планета (ближайшая соседка Марса) покажется человеку не самой яркой «звёздочкой». Земля будет уступать по яркости Венере и Юпитеру. Хочется ещё добавить, что уж если «добрая половина человечества» не верит в высадку человека на Луну, то поверить в реальные перспективы «марсианской одиссеи» не то, что «половина», а подавляющее число людей не сможет. Ведь коллективное сознание ещё никто не отменял. В Марсианском Проекте будут задействованы, только напрямую, десятки тысяч человек (не говоря уже о налогоплательщиках). Поэтом каждый из них, начиная от сборщика ракет и заканчивая производственными и политическими функционерами, должны отчётливо представлять весь алгоритм Проекта и верить в его осуществление. Вторая проблема, которая перед нами стоит – это желание политического руководства страны, осуществляющего этот проект, «схватить всё и сразу», то есть уже «завтра» получить политические дивиденды. Нужно понимать, что Марсианская программа состоит из развития многих направлений космической индустрии, начиная от ракет-носителей, орбитальных модулей, космических буксиров, всевозможных ядерных генераторов, межпланетных космических аппаратов, электрореактивных двигателей и заканчивая космическим материаловедением, медициной и многими другими отраслями инновационной деятельности. Затевая такой глобальный проект, лидеры страны намереваются «пожать плоды» ещё при «жизни». Это практически невозможно. Достаточно вспомнить, что лунная программа «Аполлон» разрабатывалась при Кеннеди, во время правления Линдона Джонсона началась её практическая реализация, а с поверхности Луны Нил Армстронг помахал рукой уже 37-му президенту – Ричарду Никсону. То же можно сказать и про отечественные программы. Через четыре года после смерти Сталина мы запускаем на орбиту Спутник, а ещё через четыре — Гагарина. Конечно, приятно «снимать сливки» с таких великих техногенных проектов, как это делал Никита Сергеевич, но Хрущёву не помешало бы отдать должное той беспрецедентной, титанической работе, которая проводилась при его предшественнике, которого он так усердно поливал грязью. Сразу напрашивается мысль, что страна, которая запустит Марсианский проект, помимо всего прочего, должна будет иметь лидера уровня Сталина или, хотя бы, Кеннеди. Ну а, третью проблему можно обозначить очень коротко: «Зачем нам всё это нужно?» Мы должны отчётливо представлять, какие «дивиденды» получим мы или хотя бы наши потомки. С этими тремя вопросами мы и будем последовательно разбираться. А пока, давайте вкратце вспомним, что из себя представляет четвёртая планета от Солнца. Марс издревле привлекал внимание астрономов. Упоминание о Красной планете можно встретить у Шумеров, Ассирийцев, Египтян, Греков и многих других древних народов. Причем практически у всех народов эта планета называлась в честь «национального» бога войны или была связана с войнами и разрушениями. Причиной тому служил кроваво-красный яркий цвет планеты, наблюдаемый с Земли. До появления телескопа велись позиционные наблюдения за Красной планетой. Были разработаны математические методы для предсказания положения Марса по отношению к звёздам. Наблюдения Марса проводил Коперник, стараясь подкрепить ими гелиоцентрическую систему мира. Последний из «дотелескопных» астрономов Тихо Браге проводил наблюдения Марса с поразительной точностью (до 10 секунд дуги). Обработка наблюдений положений Марса, выполненных датским астрономом, привела Иоганна Кеплера к открытию трёх его знаменитых законов движения планет. Марс вообще был идеальным объектом для открытия этих законов. Наблюдать, например Венеру, очень трудно, так как эта планета не отходит от Солнца далее 48 градусов, наблюдается в основном на светлом небе и поэтому её положение трудно привязывать к положениям «неподвижных» звёзд. Более-менее сносно изучать нашу ближайшую «соседку» поздно вечером и перед рассветом, когда она вновь появляется после ночного «исчезновения» в другой части небосклона. Не удивительно, что древние астрономы принимали Венеру за две планеты, утреннюю и соответственно вечернюю. Ещё более сложную проблему в изучении доставляла ближайшая к Солнцу планета - Меркурий. Не даром она была «тёзкой» ловкого и пронырливого бога торговли. Подумать только, даже такой астроном как Николай Коперник так ни разу и не увидел эту планету! Разумеется, не о каких «тайнах» космической баллистики Меркурий астрономам не «поведал». Противоположная ситуация складывается, когда наблюдаешь за такими планетами как Юпитер и Сатурн. Эти планеты-гиганты движутся по небосклону отнюдь не с гигантской угловой скоростью. Причиной тому является удалённость их орбит от Солнца и соответственно большие периоды обращения вокруг нашего светила. Ну и наконец, самые дальние планеты Солнечной системы Уран и Нептун, соответственно тоже ни чем не могли «помочь» астрономам, хотя бы потому, что они были открыты в «эру телескопов». С Нептуном сложилась как раз обратная ситуация. Эта планета была открыта «на кончике пера», то есть вычислена математически, как раз благодаря небесной механике Ньютона- Кеплера. Правда, вопрос не в том, что планету поздно открыли. Даже если у Тихо Браге и была бы такая возможность вести точные и длительные измерения движения Нептуна (как он это делал с Марсом в течении 22 лет), результат был бы нулевой. Просто за эти 22года Нептун проделал бы траекторию чуть более восьмой части своего полного оборота вокруг Солнца. Напомню, что «нептунианский» год составляет 165 «земных» лет. Ценность орбиты Марса заключается не только в том, что она «удобная» для наблюдений и «быстрая», а в том, что эта орбита имеет большой эксцентриситет. Например, у Венеры он в 15 раз меньше. Что это означает? Это значит, что Красная планета вращается вокруг Солнца по траектории ярко выраженного эллипса. Вот тут уже начинается небесная механика. Кеплер установил, что скорость Марса не постоянна. В перигее орбиты она максимальная, на траектории к апогею – она уменьшается, в апогее скорость минимальная. На рисунке ниже схематически изображён второй закон Кеплера. Не удивительно, что его еще называют законом площадей. Даже не верится, что уже в начале семнадцатого века учёный мир знал о форме и размере орбиты Марса. Более того, астроном «вооруженный» законами Кеплера, мог вычислить скорость и ускорение Красной планеты на данный момент времени. Интересно, какие чувства испытывал средневековый учёный, вычисляя орбитальную скорость планеты на момент времени, равную, допустим 26 км/с?! Сказать, что Иоганн Кеплер совершил переворот в физике - значит ничего не сказать! Просто давайте вспомним, какую картину звёздного неба представляли себе астрономы с древних времён и вплоть до Кеплера. Хочу напомнить, что наблюдая за планетой, движущийся вокруг Солнца, астроном сам вместе с Землёй «кружился» вокруг нашего светила. Если Землю сделать «неподвижной», то есть принять геоцентрическую систему, то планета будет двигаться вокруг загадочного центра. В свою очередь, этот «центр» будет вращаться вокруг Земли. Для «неподвижного» наблюдателя траектория планеты будет напоминать какую-то кружевную нить. Планета «плывёт» по небосклону, потом останавливается. Дальше она движется практически в обратном направлении, делая незамысловатую петлю и так далее. Это было похоже на какой-то невообразимый хаос. Чтобы хоть как-то объяснить, это движение астрономам и пришлось ввести теорию эпициклов и деферентов. Эпицикл – это круговая траектория планеты вокруг мифического центра, который в свою очередь движется вокруг Земли по круговой траектории, называемой деферент. Как вы догадались, «загадочными центрами», вокруг которых кружились планеты, и было наше Солнце, о чём астрономы естественно догадаться не могли. Практически ни чем не объяснимое, хаотическое движение планет привело к образованию устойчивой модели мира в космологии, которая была незыблема на протяжении тысячелетий. Суть этой модели состояла в том, что есть два глобальных мира - мир Хаоса и мир Вечного Покоя, Гармонии. Мир Хаоса – это мир семи движущихся небесных тел – Солнца, Луны, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна. Мир этот неопределённый, хаотичный, несовершенный и поэтому - грешный. Мир Вечного Покоя – это мир «неподвижных» звёзд. Эта стационарная звёздная сфера – вечная, незыблемая, приближенная к Божественному Абсолюту, поэтому – непогрешимая. 11 ноября 1572 года эта, казалось бы, абсолютно неприступная картина мира дала первую ощутимую трещину. В эту ночь Тихо Браге, осматривая небосвод, к своему неописуемому удивлению, обнаружил в созвездии Кассиопее яркую звезду необыкновенной величины. Он не мог поверить собственным глазам. Всевозможные замеры расстояния показывали, что объект, яркость которого могла сравниться только с Венерой, находился в сфере «неподвижных» звёзд! Так открытием сверхновой звезды датский астроном наполовину разрушил, казалось бы, незыблемую модель мира. Мир Вечного Покоя «ожил». Оказывается, он тоже не постоянен, изменчив. Ну а, от второй половины этой Модели, «камня на камне» не оставил Иоганн Кеплер. Законы движения планет придали нашему «несовершенному» миру математическую пропорциональность и геометрическую стройность. Из мира необъяснимого хаоса, он превратился в мир гармоничный. Недаром Кеплер назвал свой третий закон движения планет – законом Гармонии. Это был настоящий переворот в осознании мироздания. Мир стал един и божественная гармония Космоса вплотную приблизилась к человеку. Я надеюсь, что я не слишком утомил Читателя, рассказывая предысторию развития космологии и небесной механики. Я это сделал по ряду причин. Во первых, чтобы отдать должное великим учёным, как Тихо Браге и Иоганн Кеплер. Первому, за многолетние феноменальной точности наблюдения. Ну а, научный подвиг Кеплера переоценить невозможно. Трудно себе представить, каким аналитическим умом нужно обладать, открывая законы движения планет, не видя их воочию? Дело тут, даже не в отсутствии телескопа, а в том, что учёный страдал с детства всевозможными болезнями, в том числе множественностью зрения. Не умаляя заслуг таких учёных, как Коперник и Ньютон, нужно признать, что деяния Кеплера незаслуженно остались у них в тени. Судите сами: гелиоцентрическая система Коперника была, скажем так, не совсем полной. Во первых, он был в своих суждениях не оригинален (вспомним, хотя бы Аристарха Самосского). Во вторых, у польского учёного много чего осталось от геоцентрической системы – эпициклы, существованием которых ему приходилось объяснять неравномерность движения планет. Далее, Коперник «оставил» вращения небесных сфер, к которым были «пристёгнуты» планеты. Более того, он «заставил» вращаться вокруг Солнца даже Луну. Ничего подобного у Кеплера, уже не было. Обязательно нужно сказать, что именно Кеплер ввёл в физике такой термин, как инерция, и он же сформулировал первый закон механики. Ещё скажу, что за 60 лет до того, как Ньютону «упало на голову яблоко», Кеплер писал: «Гравитацию я определяю, как силу подобную магнетизму – взаимному притяжению. Сила притяжения тем больше, чем оба тела ближе одно к другому». Правда, закон всемирного тяготения (в отличии от Ньютона) австрийский учёный не выразил математически, но, согласитесь, это совсем не умоляет заслуг основателя небесной механики. Что касается самой небесной механики, то мы ниже обязательно будем затрагивать её раздел, описывающий движение космических аппаратов – астродинамику. В этих вопросах законы Кеплера будут для нас прекрасным подспорьем. Ну и наконец, третье. Мы должны быть признательны главному «герою» нашего повествования – Марсу, уникальная орбита которого, сподвигнула Иоганна Кеплера на ряд гениальных открытий. Впрочем, мы еще в дальнейшем убедимся, что уникальность Красной планеты орбитой не заканчивается. Следующие значительные открытия уже происходили в эпоху телескопов. В 1666 году Джованни Кассини установил, что марсианские сутки равны 24часам 40 минутам. Так же итальянский учёный обнаружил, что ближе к полюсам Марс «светлел». Это дало ему основания заявить об открытии ледяных полярных шапок. В 80-х гг. уже следующего восемнадцатого века Уильям Гершель установил, что ось вращения Марса наклонена под углом 30 градусов (современное значение 25,19). Им же было установлено, что атмосфера на планете может быть только сильно разряженной (как мы знаем – 1% от земной). Завершая «визуально-телескопный» период в изучении Красной планеты, нельзя не упомянуть ещё одного, итальянского астронома, скандально-известного Джованни Скиапарелли. В 70-х гг. девятнадцатого столетия он провёл серию наблюдений, которые вызвали небывалый ажиотаж в общественной и научной среде. Ему удалось обнаружить на поверхности планеты странные линейные структуры, представлявшие собой единую сеть, которые он назвал «каналами». Эти грандиозные «творения рук внеземных» также были «обнаружены» другими астрономами, такими как Луи Толлон и Генри Перротен. Мало того, их удалось даже сфотографировать! В 1905 году Карл Лампланд опубликовал фотографии марсианских «каналов». Бурной фантазии общественности не было предела. Как грибы после дождя, образовывались общества по изучению «марсианской цивилизации». Стали издаваться многочисленные каталоги с «подробными» картами поверхности Красной планеты. От марсианской тематики не отставали и художественные литераторы, «скромно» называя свои произведения «научно-фантастическими». Разумеется, скепсис некоторых астрономов, что «каналы» всего лишь оптическая иллюзия игнорировался. Причем «пессимистически» настроенные ученые выдвигали весомые аргументы. Например, что все линейные объекты планеты носили нерегулярный характер, то есть могли перемещаться, меняться в размерах, а то и вовсе исчезать. Это могло объясняться только одним – визуальным суммированием мелких деталей, а ни как не сверхразвитой ирригационной системой «братьев по разуму». Некоторое отрезвление для любителей поиска «марсианской цивилизации» наступило в 1924 году. Было произведено измерение тепловой энергии, излучаемой поверхностью Марса. Результаты получились не совсем обнадёживающими – от -68 градусов по Цельсию на полюсе и до +7 градусов на экваторе. Более того, в том же году выше упомянутый «фотолюбитель» Лампланд вместе с американским физиком Уильямом Кобленцом измерили температуру ночной поверхности планеты. Результат был ещё более ошеломляющим – 85 градусов ниже ноля! Трагизм ситуации состоял не только в том, что гигантские суточные колебания температуры далеко не способствуют развитию жизни, а в том что, такая большая разность температур явно подтверждает наличие на Марсе сильно разряженной атмосферы. Впрочем, эти и последующие открытия не поколебали у некоторых оптимистично настроенных энтузиастов веру в «марсианскую цивилизацию». И только космические аппараты, которые через 40 лет полетят к Красной планете, поставят окончательную точку в этом вопросе. Автор: Оболенский Сергей (Проксима)
  10. Священник, в отличие от ангелов - это телесное существо. Он хочет кушать, одеваться, у него (какая крамола!) есть попадья и есть дети. Я ничего не вижу плохого, что он берёт за свою работу деньги. Мы же молимся не священнику, а БОГУ.
  11. Православный не молится "деревянным дощечкам - 2D". Он молится Богу, но молится через СВЯТОГО. Любая молитва через Святого содержит примерно фразы: "поднеси наши молитвы ко престолу Вседержателя".
  12. Что значит - "чужим богам"? Бог един - Творец, Создатель, Вседержатель.. В исламе, вообще перечислено 99 имён Бога - Могущественный, Оберегающий, Разъясняющий ...... Это не чужие боги - это ОДИН БОГ. Чужие боги - это когда дождь пошёл, язычник стал молиться богу дождя, ударила молния - стал молтиться другому божку, пошёл в лес - молится другим силам. Есть эволюция сознания и есть эволюция религии. Так вот, язычество - это самый низший уровень религиозного "сознания". Все через это прошли, даже иудеи. когда были язычниками, то у них были разные боги - Ягве, Эль-Элион. Правда, потом они превратились в имена одного и того же Бога. Даже Владимир Креститель пришёл к этому, что запретил всех богов и объявил главного бога - Перуна (до этого догадались волхвы, "покорный Перуну старик одному" (Пушкин, "Песнь о Вещем Олеге"). но потом понял, что это полумера и принял Православие.
  13. Я всё-таки придерживаюсь позиции Гумилёва, который утверждал, что монголо-татарского ига в "классическом" виде не было, а были междоусобные войны с привлечением татарского элемента. Более радикальные взгляды (Фоменко, Носовский и пр.) я не разделяю.
  14. Интересные вещи мы обсуждаем! Есть много людей, которые не признают монголо-татарское иго. Давайте и их отправим в Заполярье, "лёд на кубики резать".
  15. Это вы к какой теме?
  16. В "Тихом Доне" есть очень интересный момент, когда простой люд не стал верить увещеваниям очередной "власти", а сказал, что большевики , хоть они и не идеальные, но существуют "аж" с 1918 года! Народ всегда за стабильность.
  17. Есть таковых немного - Блок, Горький, Есенин...
  18. К чему этот словесный понос?!? Я не против Ленина и тем более Сталина. Но ВАША АРГУМЕНТАЦИЯ? Получается, что вы и Чикатило любите, потому что он не гей и не пиндос?
  19. По поводу статистики холокоста можно подискутировать. Вполне возможно (а это скорей всего так и есть) что эти цифры сильно преувеличены, но отрицать сам холокост? Поинтересуйтесь, сколько в Польше проживало евреев до ВМВ, а сколько их проживает сейчас? Куда по вашему они все подевались? И это только одно государство. Тоже самое можно сказать про Германию, Францию, Австрию, Чехословакию...
  20. Они это называют более закамуфлированно - "быть в тренде". Есть спрос, а они уже готовы себя предложить. Они не понимают, что позорят словосочетание "творческая интеллигенция". А как же Пушкин, Достоевский, Серов, Верещагин, Толстой? Они почему-то за трендами не гонялись.
  21. Либералы любят разглагольствовать о нацизме о большевизме, даже пытаться их приравнять. А вот такое зловещее понятие, как троцкизм мне кажется ещё не получило должную оценку. Конечно - с троцкизмом боролся "кровавый Сталин", а значит "невинно убиенные" троцкисты такие "мягкие и пушистые".
  22. С чего вы взяли, что я об...рал Сталина???