smirnoff-spb1

Участник
  • Публикации

    87
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    1

Последний раз smirnoff-spb1 выиграл 10 июля 2015

Публикации smirnoff-spb1 были самыми популярными!

Репутация

73 Хорошо

1 подписчик

О smirnoff-spb1

  • День рождения 11/05/62

Посетители профиля

2133 просмотра профиля
  1. *Гражданская позиция – это выражение именно собственного мнения, пусть даже оно иногда идет вразрез с государственным. *Активная гражданская позиция – осознанное участие человека в жизни общества, отражающее его сознательные реальные действия (поступки) в отношении к окружающему в личном и общественном плане, которые направлены на реализацию общественных ценностей при разумном соотношении личностных и общественных интересов. Учитывая вышеуказанную позицию, сим текстом, свожу предлагаемые мною рационализаторские предложения к крупнейшему треугольнику: «управделами-Рулевого», «законовершителей-назначенных» и нас - нынешних Жителей Северной Пальмиры. Так уж повелось, что когда «прихватизировали» все крупнейшие научные центры, заводы, порты и пароходы нашего «окна от Петра в Европу», публика - «Бублёвско-Рорвихинская» переметнулась с своих угодий - холмов абада, на дополнительные площади наших равнинных островов и в сердце Города – его исторический Центр. ЭГО, есть эго. При этом, «законовершители» переплюнули даже «рулевых». Замахнувшись, десятилетие тому назад, на Дворцы Сената и Синода. Видимо, чтобы тешить своё неуёмное и оскорблённое, в палатах белокаменных, чувство вседозволенности. Но обломчик получился. ЮНЕСКО встало в позу и отвергло любую перепланировку и новодел в культурном наследии от великих Европейских архитекторов, пригрозив серьёзными санкциями отеческой туриндустрии, а также прочими неприятностями. Посему, «законовершители», решили расшириться за счёт иных, менее скандальных в международном плане, территорий: - В Курортном районе оттяпали себе часть Комаровки. - В парковой зоне, часть Крестовского и Каменного островов. - Даже на Городскую больницу №31, (в декабре-январе 2012/2013), замахнулись, видимо по тому, что с детства явно больны на голову. Но там не прокатило, не смотря на подписанные документы. Петербуржцы-Ленинградцы единой стеной встали супротив такого рейдерско-законодательного беспредела. Пришлось «нашим» «Бублёвско-Рорвихинским» «друзьям» отступить. Правда, всё равно, две трети парка 31-й Больницы оттяпали, построив там «Мед.Центр» для особо болезненных особей, судейского племени масквабадского розлива. Время неумолимо текло вперёд. Какие уж там дела вершатся или рассматриваются служителями культа фемиды нам, простым смертным, неведомо. Но, спустя короткий промежуток времени, братии «законовершителей» вновь стало тесно. А тут, как «под стать», участочек на Петроградке «образовался», путём разного рода махинаций и глобальных: - науко-промышленных градоразрушений. Да и кусочек знаковый, и лакомый! Ни где-нибудь, а на проспекте Добролюбова, возле Биржевого моста. Прежде здесь располагалось ФГУП «Российский научный центр „Прикладная химия“» - знаменитейший на весь цивилизованный мир – ГИПХ! Правдами и неправдами, разрушив научную колыбель прикладной химии и переведя институт в посёлок Кузьмоловский, корпуса и постройки ГИПХа на Петроградской стороне (прежнем месте) снесли, под бредовый, но несостоявшийся проект «Набережная Европы». Естественно, отжав, с сей манипуляции не один миллиард, причём абсолютно на «ровном месте» - с рекультивации. Далее тема вообще обрисовала «Тёмный Лес». Только отмечу, что в 2012-м сменился инвестор подвязанной территории. ЗАО «ВТБ-девелопмент» уступило сей участок «управделами-Рулевого». А чиновники, естественно, в одночасье, решили перенести сюда столичных «законовершителей». Построив для них новый комплекс зданий, с прилегающим Дворцом танцев для эстетических утех и личной гармонии. Естественно, с «прокладками» и прочими хитрыми технологиями устроили конкурс и якобы общественное обсуждение горожан. В ходе этого имитационного архитектурного конкурса на лучший проект судебного «сити» победила работа ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца». Эта мастерская молодого повесы, предложила классическую архитектуру, тем самым «переплюнув» видение этой территории глазами Доменико Трезини. Но скопировав при этом соседство архитектурного изыска Ж.Ф. Тома де Томона. Эх, жаль, что за плагиат такого уровня, от архитектуры пожизненно не отлучают, и не предают анафеме новоявленных «архитекторов». Если разобраться концептуально, то уровень этого ООО – коттеджи и фазенды для «денежных мешков». Кроме того, градостроительное решение вышеуказанной «мастерской», на мой взгляд, спорно. Да и слушаний как таковых не было, буря анти – эмоций сразу поднялась. Ведь практически, строительное решение, подразумевает только одну общедоступную пешеходную дорожку по набережной. Далее, в рамках проекта, предполагается строительство зданий как собственно для Фемиды, так и для «её» департамента. А по соседству, будет возведен Театр танца Бориса Эйфмана — он планировался еще со времен скандальной «Набережной Европы». Благо, что от строительства очередного жилья, для «хронически больных» сановников, на данном участке решено было отказаться. Хотя, если уж быть до конца точным в подаче информации, одно время, планировалось всё же разместить на соседнем участке очередной медицинский Центр. И вновь для вечно хворых служителей Фемиды. Для него даже присмотрели пустующее здание-памятник с пристанью, расположенное со стороны Большого проспекта, — Тучков буян. Но не вышло. Этот бывший пеньковый склад, а ныне федеральный памятник - Тучков буян, 1763-1772, архитектор А. Ринальди, оказалось слишком сложно приспособить под поликлинику. Хотя на сегодня сделано всё, чтобы его разрушить окончательно, а затем устроить очередной новодело-беспредел. Из не приятного добавлю, что проект данного фемидного комплекса «законовершителей» до последнего времени постоянно дорабатывался. В частности, архитектура фасада театра была недавно вновь полностью переделана. По сравнению с представленным ранее вариантом здание стало более «традиционным», похожим на Большой театр, в известных всем вам пенатах. Мне кажется, что «мастерская» повесы наворотила такого, что новая сцена Мариинки и скандальные этажи БЦ «Капиталист», ранее возвышавшиеся тёмным дерьмом над фантастически красивейшей Стрелкой, ещё цветочки, в ныне творящемся градостроительном хаосе предложенной застройки. А если учесть, что мажор-архитектор сам намерен осуществлять авторский надзор за проектом и если ему не позволят этого делать, он откажется от авторства, то можно себе только представить, что за «новодел Невской перспективы от «о-ля Трезини», нас ожидает впереди! Проблема, а точнее строительная тема, может быть и не заслуживала столь пристального внимания Петербуржцев если бы ни одно НО. «Законовершители» хотят заселиться на работу именно в квартал напротив «Стрелки Васильевского Острова», напротив (по перспективе) «Зимнего Дворца». Ну а, чтобы стало понятно всем, то в красивейшей точке Петроградской стороны и Невского благоговения. Прямо напротив «Спас-Владимирского Собора». На пространстве, которое просматривается со всех выше указанных точек. Подводя художественный итог, в самом центре Невской перспективы от Петра, воссозданной с благословления Государя, великим мастером Доменико Трезини. Только представьте! В этом уголке архитектуры вселенского масштаба, вновь хотят возвести мракобесовские небоскрёбы в сочетании с гипсовыми копиями Римского стиля. Нарушив, тем самым, все мыслимые и немыслимые высотные точки в красивейшем месте величественной реки и исторических островов. Один новомодный урод, в качестве бегемотоподобного сундука – ТРЦ, c немыслимой рекламой «национального достояния», там уже разместился. (Фотоальбом «Рождественская прогулка 2013», на fotki.yandex.ru). В связи с этим возникает вопрос ко всем Ленинградцам-Петербуржцам, и всем, кому этот город Родной: - А зачем нам, в нашем красивейшем городе, на нашей исторической земле, сей, безумный проект застройки нужен?! Тем более на этом, конкретном, историческом плато?! Не лучше ли передать этот участок детям (благо «Ленинградский зоопарк» рядом), искусству («Эрмитаж» и «Петропавловская крепость» напротив) или спорту (ДС «Юбилейный» и стадион «Петровский» в шаговой доступности). Самое главное, сохранив корпусные концепции и высотные перспективы бывшего ГИПХ?! Грамотно состыковав новое строительство с концепцией и зданиями «Невской перспективы» от Трезини. Сделав так, чтобы эта территория была доступна и любима всеми горожанам и гостями нашего города. Дабы это была пространство: - без каких либо намёков на ТРЦ, оград-решёток полицейского стиля, шлагбаумов, мигалок, гипсового плагиата и прочей атрибутики «Небожителей-Законовершителей». Разобраться, зачем там нужен Дворец Фемиды? Чтобы тешить своё ЭГО видами на Петропавловку и Эрмитаж? Или чтобы быть выше Веры? Выше намоленного «Спас–Владимирского Собора»? Или, чтобы не отходя от «кассы», в этом соборе грехи свои касательно принимаемых решений замаливать? Или чтобы окончательно извести неугодную паству верующих и истинных священнослужителей, а взамен выписать коммерческих попов из абада чтобы те, по случаю и без оного, за серебряники кадить будут? На очередной «лексус» для езды в нетрезвом виде? А в последствии, гипсово-турецкий новодел с автомойкой и гаражом в сквере Собора устроят? Таких попов под небожителей в абаде десятками готовят. Истинный пастырь даже перед страхом смерти не откажется от своего предназначения и своих прихожан. Не разменяет пир с единицами обособленных, во время чумы в Миру. Воспитание и Вера не позволяет, так как его предназначение и Боль простых прихожан единой духовной нитью связаны. Не буду вникать и в технические вопросы: - коммуникации, транспортную составляющую, в этом конкретно месте. Здесь критической информации на 99,5%. Так как проект в этом сегменте абсолютно бездарен. Не буду описывать и снесённые исторические постройки 18 и 20 века. Вы, всё это можете найти в моём фотоальбоме «Рождественская прогулка 2013» на fotki.yandex.ru. Скажу и ещё раз спрошу конкретно – а зачем именно в этом месте «прозаседательные» апартаменты для сановников от Фемиды? Давайте с вами вместе, на городском, импровизированном совете жителей рассмотрим эту предлагаемую и готовую вот-вот начаться застройку в свете ряда факторов: - Человеческий фактор. Пятнадцать лет назад, имело место неосторожность общения с этими чинушам «о неправомерности претензий на 6 750 рублей». А точнее общение с конкретным «болотом Карася», что на Маяковке, и его «соловьевско-черняевскими» опричниками со Шпалерной. На священный камень трёх дорог, было поставлено принятие трёх направлений: - признать факт чисто экономического нарушения; - сохранить веру в чистоту и не предвзятость правосудия; - воспользовавшись моментом и пользуясь служебным положением судейской коллегии умыкнуть у проштрафившегося обывателя жильё в узко личных целях, с применением подлога. Угадайте с двух раз их решение? Да, вы правы. Решение последних, было, прямо скажем: - идиотско-скотским и сугубо в личных, корыстных целях, с многократными должностными подлогами. Даже высшую инстанцию втянули и задействовали, чтобы себя обелить. Но не помогло подняться корыстно отжатое, напасть и на тех и на других с тех пор свалилась, проклятыми стали. Прошли годы. Что изменилось? Да ещё хуже стало. Теперь, им подобные, поднебесной чайкой заделались. Кричат что-то сверху, а нас не слышат. Мы орём, пальцами показываем: «посмотрите, вас уже одни бакланы окружили, упырей народили, посмотрите?!!!». А они только летают да тявкают. Того глядишь вот-вот в альбатроса превратятся и присядут под грузом проблем на ровную землю. Без единого намёка на трамплин. А тогда всё! Размах «крыльев», да и наши проблемы нерешённые взлететь с ровняка не позволят. Затопчут их, или сожрут! Бакланы – однако! Да и птенчики, что отъявленными рейдерами стали, тоже долго не протянут – птичий грипп, от людских проклятий, ой как лютует. Посему и окружают они себя мед.центрами, больничками, да поликлиническими комплексами. Хотя, «боржоми» во проклятие пить поздно. Вот и выходит, нафига мёртвому припарка? А в нашем случае, зачем они нам в нашем историческом центре, больные на всю голову и не только, сдались? Окраин, что ли мало? Или иных мест, которым финансово-административное присутствие последних, даст возможность от реставрироваться, возродиться и сохраниться на долгие годы и лета? А там глядишь, и сами заседатели изменятся, под строгим присмотром! - Экономический фактор. Страну растаскивают за рубеж по кускам, кусочкам, все небожители. От олигархов, до чиновников регионального и муниципального масштаба. Все в статусе государственных людей. А спросите себя, эти институты, обсуждаемые сегодня, за время своего существования вернули похищенные и вывезенные миллиарды: банкиров, региональных руководителей и прочих не чистых на руку и вороватых нуворишей? Нет! Ни копейки, держава, обратно в казну от их решений не увидела. Хотя оклады этих сановников-правоведов прямо скажем фантастические, а точнее космические, как у топ-менеджеров, что сидят на газонефтяной трубе. Не будем брать в расчёт доходы жителей масквабада, Пальмиры и столицы Урала. В целом, исключая эти города, доходами граждан, наша Страна богатством не блещет. Так почему в Стране, где средний доход рабочего человека составляет примерно 15-25 тыс. рублей, а пенсионера 10-15 тыс. рублей, сановники этой ветви власти должны заседать в элитном «Версале». При этом, только создавая видимость Фемиды и государственности. - Градостроительный фактор. Переезд аппарата фемидных сановников в Северную столицу и так обошёлся в сотни миллиардов бюджетных рублей. На «Крестовском острове» им (лично для каждого), из бюджета, выстроили замки не хуже «Бублёвско-Рорвихинских», при этом отжав и захватив излюбленное место отдыха горожан. Нагородив при этом строительстве заборов и прочего новодела. Обидно конечно за утраченное. Одно успокаивает, они там, в своём клоповнике - на отшибе, а значит и проблем меньше. А коли топить будет, так сразу всех волной холодной и накроет. Чище Земля станет. Такие же замки, если не лучше государство выстроило им и в пригороде Петербурга, дабы пере трудясь от «непомерных» заседаний, слуги Фемиды, в полной мере могли отдохнуть под благозвучное пение соловья. Для тех, кто не знает, что такое резиденции на «Крестовском Острове», сообщу. В плане местоположения, окружающего ландшафта, инфраструктуры - это: и жильё «экстра класса», и загородная резиденция президентского уровня. Два в одном. Еще одной градостроительной «изюминкой», на этом же острове, для столичных сановников, оказавшихся к тому же «хронически» больными, стал, построенный на деньги бюджета медицинский Центр, почти за миллиард рублей. Причём, Центр был построен в парке 31-й Городской больницы. На отчуждённых от больницы 2/3 территории этого парка. Но этого показалось мало, и путём документальных хитросплетений, был предпринят («тихим сапом», в новогодние «каникулы» 2012/2013) захват и всей Больницы, единственного профилированного медицинского Центра на Северо-Западе для детей и взрослых. Но получилась осечка, общественность, Петербуржцы, все мы, узнали о таком рейдерском аппетите служителей фемиды. (Фотоальбом «31 Больница. Документы», на fotki.yandex.ru). Разгорелся не шуточный скандал, который затронул все ветви власти, включая подтасовки со стороны «института благородных особ» и больницу оставили в покое. (Будем надеяться окончательно) Итак, факторы мы с вами рассмотрели и вновь пора вернутся к комплексу зданий, где должны будут заседать «законовершители». Исходя из местоположения их резиденций, оптимальным решением, было бы разместить служителей фемиды в полупустующем комплексе зданий бывшей фабрики «Красное Знамя» («Красный Текстильщик», до революции фабрика Керстена). Комплекс занимает достаточно-избыточное количество обособленной территории на Пионерской улице и параллельной ей. улице Красного Курсанта. К тому же там есть и дополнительные (заброшенные и разрушающиеся) постройки и территории. А самое главное, в том, что от места работы до места жительства - десять минут пешком или три минуты на авто с мигалками и прочим эскортом. Кроме того в наличии: все инженерные сети, независимые подстанции, котельная. Целый мини городок в Центре Петроградки. А выгода взаимная. И исторические здания сохраним, и депрессивную территорию облагородим, и капитально близ лежащие исторические дома отремонтируем. К слову сказать, на сопутствующие объекты инфраструктуры места с лихвой хватит: - И на спортцентры с бассейном, больницу, тройку поликлиник для больных на голову и не только, гостиницу, скверы, школы и детсады, ТРЦ со всеми приблудами. - А самое главное дополнительные квартиры или кабинеты на любой вкус и экспликацию, хоть лофты. Чтобы купленный, на честно отработанные оклады «Бентли» или «Мазератти» заезжал прямо в прихожую к хозяину или в его личную приёмную. - И место ещё останется, «под то - незнамо что», гаражи, балаганы или прочий вертеп. Пусть именно там сановники обслуги и «законовершители» радеют за государство: - и работа; - и дом; - и всё что пожелаешь, всё под боком и с охраной. Никаких транспортных коллапсов, ни какого столпотворения. Ни каких проблем для окружающих: - жили где-то там, делали что-то своё-неведомое в законности «распила» национального достояния, лечились головой и желудком, и ушли тихо и умиротворённо. А захотели встряхнуться: - твори законы, - защищай граждан, - ваяй арбитраж, - посвящай себя истинному служению Государственности. Всё под боком. Как у Христа за пазухой. Посему! Проект №1 (Рацпредложение-1) на заселение этих коллегий в корпуса фабрики «Красное Знамя», считаю приоритетным. Однако, дабы меня не обвиняли в однобокости видимой перспективы, предлагаю и АЛЬТЕРНАТИВНОЕ РЕШЕНИЕ, с которым, думаю, согласится большинство наших горожан. И так, альтернативный Проект №2 (Рацпредложение-2). В нём задействована вся территория нынешнего СИЗО №1 «Кресты». Тем более, де-юре и де-факто, этот изолятор, скоро будет освобождён целиком и переведён в пригород. Во вновь отстроенные корпуса новейшей, супер европейской тюрьмы. Которая, практически уже находится в эксплуатационной готовности. Итак, рассмотрим предлагаемую альтернативу более внимательно. Прежде всего, «Кресты», это ансамбль-памятник от архитектора Антония Тимошко и кроме всего прочего, культурное достояние всей Европы. В состав архитектурного ансамбля входит и собственная, намоленная Церковь св. благоверного князя Александра Невского! Которая, исключительно красива на брегах Невы. (Фотоальбом «Экспедиция Северный Крест 2003», на fotki.yandex.ru). С точки зрения размещения двух коллегий «законовершителей», этот Проект №2 – идеален. Так как имеет два основных корпуса (креста), соединённых проходом через Храм. То есть можно разместить всё: - канцелярии, архивы и всем чиновникам, и их многочисленным помощникам будет достаточно места, и отдельных кабинетов, а также шубохранилищь и прочих эстетических и релаксических помещений. Перепрофилированных залов и зальчиков для слушаний будет более чем предостаточно. Тем более, что инженерные строения и сети позволяют это сделать. Кроме того, на территории есть вся необходимая инфраструктура где можно разместить: больницу, поликлинический комплекс, спорткомплекс, ресторан, гостиницу, автопарк (с ремонтными боксами. Котельная, прачечная, энергопосты, инженерные сети и коммуникации так же автономны. Можно даже отдельно стоящую соляную пещеру в леднике сделать. Более того и на Музей Правосудия места хватит. Полная автономность и окупаемость получается. Парковка и транспортная развязка позволят осуществлять движение как с улицы Комсомола, так и с Арсенальной набережной. Со стороны Финляндского вокзала на данной, предлагаемой территории, есть возможность размещения вертолётной площадки, до 3-х воздушных судов типа Ми-8. Чтобы сразу к соловьям отвозили. Огороженная по периметру территория позволит судьям трудиться, ни на что не отвлекаясь. Да и от гнева людского в случае чего убережёт. А если ошибку судебную допустят, так грехи в Церкви св. благоверного князя Александра Невского замолить можно. Благо всё под боком, всё на территории. И самое главное, Центр города, Центр истории. Исторический Центр гонений на наш многострадальный народ. Смотришь, при таком размахе помещений и секретарей, осознавая свою нужность, причастность к справедливости, высшие арбитры, наконец-то начнут контролировать своих коллег и в судах низших инстанций. А то в судах первой инстанций, совсем уж правовая «безграмотность», если ни беспредел; т.е суды без оглядки встают на сторону тех у кого больше: прав, денег, власти, связей, коррупционных схем (обелённых адвокатами). Да и название подходящее комплексу имеется – «Крепость Правосудия». Теперь давайте подведём общий итог по предлагаемому месту работы для фемидных сановников. Думается, что все предложенные на ваше рассмотрение проекты абсолютно правомерны. Так как очень хочется, чтобы спустя века, причастные к Фемиде помнили, что ОНИ, судьи-арбитры, государственные люди, а не удельные царьки - заседающие во Дворцах-Версалях, на какие пальцем укажут. А в связи с тем, что строительство и финансирование не начато, есть время и желание изменить ошибочную градостроительную и общечеловеческую концепцию. В качестве ЭПИЛОГА: Понимаю, многие из вас даже не начав читать и размышлять сразу осекут: «да пошло всё…! Меня это не касается». Это ваше право, в наше время, выбрать такую позицию. Хотя свои "пять копеек", по факту этакой позиции вставлю. Используя информационное пространство, наши права, во главу угла необходимо ставить уже сейчас, сегодня. Дабы завтра, не растекаться мыслью по "древу" на обсуждение в соцсетях, почему вас и близких вам людей, сановники и еже с ними "футбольнули", или утёрли ноги о ваше законодательное право гражданина. Я, недаром, уделил много внимания в своём эссе 31-й Больнице. В ней лечились моя жена и дочь. Врачи оказались на высоте. Когда в застольные январские каникулы 2013 года, я случайно узнал, что документально, отторжение этого лечебного учреждения от горожан и города уже практически состоялось в декабре 2012-го (по документам), то сделал всё возможное, чтобы своим глаголом достучатся до Петербуржцев-Ленинградцев. Дабы все узнали, что происходит в закулисье январских праздников и кто за этим стоит. А так же о том, как нас и наших детей в очередной раз пытаются втоптать в грязь и решить всё «по тихому», не обращаясь к общественности. И кто конкретно, в очередной раз решил ублажить столичников, лизнув им в задницу. Не равнодушные горожане встряхнулись. Так как медицина и наше с вами здоровье и здоровье наших близких это святое, каждый может оказаться в беде. Ленинградцы выстояли и дали интеллектуальный бой со страниц нэта и фактической защиты больницы у её порога. Больницу оставили в покое. Посмотрите вокруг себя? Скоро вам в очередной раз придётся быть обласканным электоратом. В очередной раз, от вас будет зависеть: - какого козла, на этот раз, вы запустите в наш и ваш огород? Все козлы и козлихи приходившие к нам ранее, уверяли, что будут питаться исключительно соседской геранью. А «капусту» беречь и для нас рассаду молодую на будущее пестовать. Но в итоге, как только обосновывались в огороде, сходу начинали судорожно употреблять в пищу исключительно нашу «капусту», даже совсем молоденькую, без завязи кочанов. А что набить в утробу не могли, квасили, в бочки катали и вывозили в неизвестном направлении. Дошло до того, что бюджетные кочаны начали делить в узком междусобойчике. И даже не соизволили их на лампочки к праздникам и к новому году поменять. Оставив наш Град серым и угрюмым, по сравнению с роскошью банковско-гастарбайтерской вотчины оленевода-смотрящего. Понимаем, батюшка-царь-«ёк», за фейерверками, скоморохами да шутами с хлопушками нас, и прочих Градов, не замечает. О манишках, да слюнявчиках НАС_рати печётся. Но всё же?! Посмотрите на улицу? Почему уже двадцать лет к ряду, снег зимой - это стихийное и национальное бедствие? Кто завозит к нам скрюченных от холодов южных "гостей" и ставит их дворниками? Почему весной непролазная грязь на улицах и газонах? Почему трубы отопления и водоснабжения рвутся как во время ежечасных бомбардировок? Почему текут крыши, рушатся лестничные пролёты в новых домах, новое, супер-дорогое и супер-современное дорожное покрытие уже через год имеют жуткую колейность будто сделано из некачественного пластилина? Почему нас и наших детей терроризируют приезжие, не подданные нашего государства, завезённые неведомо кем для работы? Почему должная медицинская помощь превратилась в привилегию для 5-10 тысяч, из пяти миллионов наших горожан? Почему маскабадская бездарность, не способная грамотно составить должным образом необходимый документ, назначается на все ключевые руководящие должности наших предприятий? Причём с астрономическими окладами от столичных кураторов? Во что превратился навязанный нам ритейл? Почему и ещё раз сто тысяч почему? А арбитры правосудия, навязанные нам, пригретые на нашей Земле в «версалях», молчат и быкуют? Вам от этого не тошно? Почему своим по_уизмом и «это меня не касается», мы втаптываем себя в грязь и посыпаем пеплом, позволяя творить с нашим городом, с нашей землёй - чёрт знает что. Нэт и глагол в нэте - великая сила. Так давайте вместе давать отпор хамству, упырству, казнокрадству, вседозволенности и ничегонеделания во власти, особенно когда эти явления ярко выражены со стороны государевых людей. Дабы от нашего слога, от нашего отношения к этим явлениям, земля под ногами обутыми в туфли, пара которых равна по цене вашей/нашей годовой зарплате, задрожала. А под колёсами пятизвёздных иномарок и личных вертолётов, асфальт плавился. Чтобы без мнения и должного обсуждения всеми горожанами, подобные проекты и захваты, указанные выше, более, никогда не имели места быть. Гражданская позиция – это долг каждого из нас. Пусть даже это будет бюллетень, короткий пост, перепост или официальное обращение к чинуше. Заставляющие сановника, должным образом и без промедления, выполнить все возложенные на него обязанности, без малейшего намёка на корыстолюбие. А в связи с этим мы должны, обязаны, ежедневно и ежечасно вбивать в головы чиновников и депутатов всех уровней простую мысль, что не существует никаких государственных денег! Поясню. Касательно сегодняшних трат государевых чиновников на: - личные зарплаты; "парашюты" в конце года; личную и административную недвижимость; обслугу/сервис; автотранспорт и прочие корабельно-вертолётные излишки; чартеры, корпоративные семинары и прочие гульки по "обмену опытом"; оплачиваемые билеты на "Сапсан" до столицы и обратно за 67 тысяч РЭ в одну только сторону; прочую роскошь за бюджетный счёт в рабочие кабинеты, заседательные залы и клозеты с саунами, равными по стоимости - детскому садику на 200 мест, с бассейном и полной инженерной инфраструктурой исполненной под "ключ" с учётом обыденного 40% "отката". Бюджет муниципального или федерального образования – это деньги жителей, акционеров Акционерного Общества «наш Град» - Наша Держава. Это мы — граждане своей страны, жители конкретного города, являемся акционерами, мы за свои деньги наняли директоров (администрацию/рулевых), выбрали контролирующий наблюдательный совет (депутатов/сенаторов) и периодически скидываемся налогами в уставной капитал! Посему расселение - наша прерогатива. http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В. Смирнов
  2. Часть 1 – Осенний призыв И сквозь туманы и сквозь года, за океаны помчат поезда. Веселей ребята выпало нам - Строить путь железный, а короче БАМ! (Песня строителей БАМа) Воспоминания Начну с того, что в 2014 году отмечались сразу три памятные даты, связанные со строительством Байкало-Амурской Магистрали: - 40-летие с начала её строительства; - 30-летие открытия сквозного движения поездов по БАМу; - 25-летие со дня сдачи магистрали в эксплуатацию. В 2015 отмечается ещё одна памятная дата, а эта уже исключительно личного масштаба: - 35 лет тому назад, я, осознанно взял в руки оружие и принял присягу на верность Родине. Сеё знаменательное мероприятие произошло на БАМе, на станции и в одноимённом посёлке Дипкун – Дальневосточного военного округа. Сквозь огромный круговорот событий, войны и смену власти многое отложилось о тех армейских днях в моей памяти. Этими воспоминаниями я и поделюсь с вами сегодня. Не буду доподлинно и скрупулёзно, с выводами и комментариями житейского масштаба рассказывать вам, какой ноябрьской метелью, поздней осенью 1980 года меня занесло, (если по прямой), на расстояние более 5 500 км от Ленинграда на восток - в глухую БАМовскую тайгу. Так уж вышло. Охарактеризую тезисно: - 10-ть классов Питерской школы я окончил удовлетворительно для себя и для окружающего нас общества развитого социализма. - Получил, не отходя от родной десятилетки, профессиональные водительские права категорий «В» и «С». - В памятный год окончания школы не плохо сдал вступительные экзамены в высшее учебное заведение военно-авиационного профиля. 1. Майор Забирохин С этого места, в спираль моего развития и бытия вселенского масштаба были введены события явно испытательного характера. Прежде всего, небесная канцелярия от Создателя, видимо ввиду явной импульсивности моего характера, от авиации меня отлучила. Дабы не бить баклуши до очередного вступительного сезона абитуриента, меня, по родственному, пристроили на одну из городских и продвинутых баз объединения «Ленплодоовощь». И ни абы куда, а в цех «готовой продукции», разнорабочим. Устраивало всё: сытно; чисто; денежно; в меру спортивных нагрузок и фитнеса по поднятию тяжестей в 20 кг. Начальница цеха и мой прямой начальник - лапушка, лет на 12-ть меня старше. Однако, пытливый ум и исследование всех дырок сотворили таки судьбоносное решение. Через пару недель относительно спокойного времяпровождения, в чревах складских помещений цеха я обнаружил грузовой «Москвич – каблук 2715». Состояние знаменитейшего авто предназначенного для развозки тортиков, фруктов и прочих вкусностей было более чем приличное. Хотя и пылилась эта автомашина под старым покрывалом из серого брезента, полностью отсутствовала приборная панель и требовались отвёрточно-гаечные работы по мелочам как по корпусу так и по ходовой части. Взвесив все «за» и «против», подмываемый такой находкой, я подошёл к своей начальнице Ларисе – лапушке и намекнул: «хорошо бы мне пересесть за руль данного транспортного средства, дабы повысить, так сказать, торговые отгрузки нашего цеха - склада». Лариса, женщина во всей красе, ясном уме и сладострастном теле, так и присела на ящик со сливовым компотом от услышанных из моих уст слов. Во-первых, она не ожидала, что помимо молодости и эрудиции я имею все необходимые юридические полномочия в управлении транспортными средствами. А во-вторых, я официально вписан в должностную сетку её склада, а это повышало на новый финансовый уровень всю транспортную логистику вверенного ей комплекса. Обняв меня и прижав к своей возбуждённой груди со словами: «это просто здорово», она буквально потащила меня к завгару автопарка. «Ефимыч» - завгар, скептически отреагировал на требование Ларисы - срочно усадить меня за руль «каблучка». Попыхивая «беломором» он заученно твердил себе под нос: «машину нужно привести в порядок;т полностью отсутствует приборная комбинированная панель, которая жутко дефицитна; кто мне её сейчас выпишет?». Однако, после нескольких минут хождения по кругу прокуренного кабинета, и не двусмысленных вздохов в сторону Ларисы, всё же повёл меня к механику цеха гаража. При этом, дав поручение всем причастным: «заняться машиной совместно». Ларисе же, было фиолетово до этого поручения, ей не терпелось скорее заполучить отремонтированное транспортное средство пригодное для развозки цеховой продукции на прямую к основным «заказчикам». Но «Ефимыч», даже после разговора с механником, всё равно стоял на своём: «укомплектуем машину не ранее чем через три недели», и точка. Если откровенно, то в сложившейся производственной головоломке я ликовал с первых слов завгара. А впоследствии и испил незабываемые часы близости с Ларисой. Карт-бланш изначально был за мной! Дома у меня лежала новёхонькая приборная панель «Москвича-2715», полученная путём обмена в гараже ПОГАТ №1 ещё летом 79-го, в ходе производственной практики. Кроме того, мой сосед по лестничной площадке был слесарем автопарка на пивзаводе «Красная Бавария» и в его ведении были некоторые запчасти для «москвичей». Все эти обстоятельства сложились в единый пазл. И уже на пятый день после первого посещения «Ефимыча», моя трудовая «Ласточка-2715», переливаясь в лучах сентябрьского солнца и «бабьего лета», выкатилась из ворот гаражного бокса. А я за неделю получил замечательный опыт в решении вопросов с механиками гаражей, став так сказать, на шофёрском сленге, «таксистом». К слову сказать, многие шофера и работники автопарка базы мне завидовали. В чём лично признались впоследствии. А для меня первые дни были тяжёлыми, я крутился на всю катушку. Грузчиков не дожидался, если мог - делал всё сам. Магарыч с кафешек куда доставлял продукцию, плюс «рад стараться за трёшку» помочь счастливому владельцу нового телика или стиралки, пришли чуть позднее. Рисковал? - безусловно, но зато и шампанское пил с моей начальницей. Халтурка, как никак, до сотни в месяц выходила. А какая выработка прогрессивки по цеху готовой продукции была! И про механика гаража - «Василича» не забывал, в пятницу трёшку, а то и пятёрку ему на выходные ссуживал. За это, мой «каблучок» был всегда ухожен и чист, мои одежды были не по шофёрски ухожены, и мне от этого было радостно. Работа спорилась и на досуг времени и финансов хватало. Гром грянул сразу после ноябрьских праздников. Не успел я вдоволь пивка «Ленинградского особого» попить, как мне вручили повестку для явки в военкомат на 11-е ноября. Не знаю, какая меня муха укусила в тот день – 11-е ноября 1980-го. Толи чувствовал браваду за свою работоспособность, толи воззрел «уникальность» и самостоятельность. А может быть, обида за неудачу с армейской авиацией осталась. В любом случае, этот день я запомнил на всё жизнь, со всеми его подробностями. На предложенные мне полугодовые курсы обучения в «ДОСААФе», на постижение специальности водителя-оператора какой-то навороченной радиосвязной машины, я ответил отказом. Кроме того, слово водитель подействовало на меня как красная тряпка на быка, и я всем своим внутренним содержимым начал доказать майору Забирохину, начальнику отдела Петроградского РВК, что «сам – с – усам» и супер водила, и в овладении ещё каких либо водительских навыков не нуждаюсь. В довершении монолога съязвив, что Попов и Маркони вообще не моё жизненное стремление. После этого разговора, майор, мне вежливо указал на дверь. А через пару дней пришла новая повестка: «явиться вечером 17 ноября в 19-00, с вещами». День этот - 17.11.80 выдался снежный. Уже подходя к военкомату я понял, что точно отправлюсь туда неизвестно и неведомо куда, так как пришло нас всего пятеро, да и автобус был микро «РАФик». Четверо других прибывших, из коллег - призывников, были года на два, если не более того, старше меня. Одеты по мужски основательно: ватные куртки, шапки ушанки, рукавицы, рюкзаки. И я: в модной болоньевой демисезонной куртке от «Салют», в джинсах «Одра», в вязанной спортивной шапочке «Ротманс», в осенних полуботинках на высокой подошве и со спортивной сумкой «Олимпиада-80» через плечо. Сейчас аж самому смешно, как мы призывники этой воинской команды диссонировали друг другу. Вот и клич военкомовского сотрудника «прощаться». Я обнимал всю свою тусовку и девчонок. Хмель отвального стола находится в пиковых значениях моей кровеносной системы. Далее мы уселись в «РАФик» и помчал нас через водную преграду Невы, на сборный пункт, который был расположен с левой стороны здания Варшавского вокзала, прямо напротив храма Воскресенья Христова. Глупо, но на сборном пункте меня интересовало только одно - бравада, чтобы обязательно пронести в своей сумке пять бутылок в фирменном стекле от «пепси-колы». Хотя истинной «колой» было содержимое только одной из бутылок. Четыре других были хорошим коньячком с «Арарата». Моя начальница Лариса, полностью соблюла цвет и идеальную запечатку. Когда осматривали вещи, проверяющий, сразу попросил угоститься «пепси», так как среди лимонадов того времени этот бренд был редкостью. В ответку, проверяющий, получил именно «пепси», оставив всё остальное в моей спортивной сумке. Хмель отвального стола медленно но верно отвоёвывал часть нейронов мозга и тем более в тепле. Поэтому, всё, что ещё запомнилось тогда, так это моя новая причёска, сделанная там же, в полуподвальном помещении, под абсолютный «ноль» для призывника советских времён. Спустя пару часов, мы уже летел в составе воинской команды призывников самолётом «Аэрофлота» по маршруту «Ленинград-Чита». На откинутых столиках, в хвостовой части воздушного корабля, лежали бабушкины котлетки и хлеб. А «глубоко законспирированная» группа из пяти призывников Петроградского РВК, дегустировала ароматную 43% «пепси», разлитую на заводе «Арарат». Далее воспоминания сжимаются буквально в миг. Прилёт в Читу. Несколько дней поездом из Читы до Тынды. Далее, в пересыльной части Тындинского корпуса ЖДВ на нас напялили валенки, ватные штаны, ушанки 1/1,5, БАМовские куртки, и мы отправились под тентом автоколонны до посёлка Дипкун. Казалось, что ехали целую вечность, с двумя остановками для приема пищи и сна. А посредине ночи, неизвестно какого дня, мы всё же благополучно вошли в казарму, нашей учебной части в посёлке Дипкун. 2. Тында Ниже, я немного охарактеризую ряд своих впечатлений об этом городе. Прежде всего, Тында, сразу запечатлелась в моей памяти по прибытии в поезде из Читы. Так как в отличии от Читы в Тынде был собачий холод, а ведь это было только20 ноября. Сразу же поразил строящийся, местный вокзал ― таких в те времена больше нигде в СССР не было: крытые виадуки и выходы на платформы были похожи на огромные прозрачные коридоры, внутри которых должны были ходить пассажиры. Над всем вокзальным комплексом возвышалась необычная конструкция ― две широкие колонны, высотой с 9-этажный дом каждая, стояли рядом друг с дружкой, а почти на самом верху они соединялись каким-то необычным, стеклянно-зеркальным помещением, имевшим форму правильного многоугольника. Позднее я узнал, что это была вокзальная диспетчерская, которая в последствиистала негласным символом Тынды, визитной карточкой молодого города железнодорожников. Наша «пересыльная» часть располагалась на сопке, то есть надо было идти в гору, и скоро у всех прибывших началась сильная одышка. Как нам сразу объяснили отцы-командиры, одышка началась «с непривычки», так как Тында расположена на отметке в 500 м. выше нулевого геодезического уровня. Кроме того, в связи с особенностями флоры – лиственной тайги вперемешку с тундрой, зимой, ощущается 25% недостаток кислорода. Позже, опять же от командиров, мы узнали, что и естественный радиационный фон в Тынде немного повышен. Еще среди военнослужащих Тында славилась гарнизонной гауптвахтой, которой командовал знаменитый своей жесткостью майор-грузин. О его крутом нраве по всей трассе ходили такие леденящие душу рассказы, что попасть на эту «губу» боялись не только солдаты срочной службы, но и офицеры. То есть первое впечатление от БАМовской столицы у нас было не очень-то веселым. Хотя место красивое ― город окружен сопками, он как бы находится на дне огромного котлована, но правда архитектура строительства, её экспликация была в те времена безобразной. Хотя с моей Питерской «колокольни», тогда ― 35 лет назад ― назвать Тынду городом можно было с большой натяжкой. В лучшем случае это был поселок городского типа, так как собственно городской была только одна улица ― Красная Пресня. Только там располагались современные многоэтажные дома на «ножках» и цивильные магазины. Вся остальная Тында в основном состояла из небольших деревенских домиков и строительных вагончиков с печным отоплением. Особой достопримечательностью Тынды-80 х. было около вокзальное кафе - «Белочка». Где пили все, от полковников до полустанковой шлюхи, от комсомольских боссов до бича с многократными ходками, и пили по чёрному, воистину в дупель до «белочки», так сказать. Если утром смотреть на Тынду с сопки, то во время холодов (а они здесь длятся около 9 месяцев) город практически не виден. Дома еле-еле различимы, они как в густом тумане. Но это не туман, а дым от печек. Копоть от дыма была везде, поэтому снег в черте города был светло-серым. Когда же днем выпадал новый снежок ― все снова ненадолго становилось белым. Поэтому сугробы в Тынде имели слоисто-полосатую структуру ― слои белого снега чередовались с серой копотью. Суровый климат, холод в сочетании с ветрами и вечная мерзлота, на которой возвели Тынду и почти весь восточный участок БАМа, внесли весьма серьезные коррективы в строительство. Многоэтажки строились на сваях, но удивительным было другое ― дома на этих сваях как бы висели, то есть они находились на метровой высоте от земли. В промежутке между землей и домом ничего не было ― там гуляли ветры и коты. Оконные рамы имели три ряда стекол. Все это делалось исключительно ради тепла, которое в этих краях ценится на вес золота. Ветра в Тынде зимой были практически всегда. Поэтому даже в минус - 40⁰С, а это типичная зимняя температура для этого города, казалось что на улице все минус - 55⁰С, как в Зейске. Надо отметить, что столица последней, общенародной комсомольской стройки неплохо снабжалась продуктами и промтоварами. В местном универмаге спокойно лежали: импортные джинсы «Ли», «Вест»; кроссовки «Адидас», «Гермина», обувь фирмы «Саламандра»; японские куртки «Чори»; спортивные костюмы «Асикс». На полках стояла различная бытовая техника в основном вся со знаком качества. В книжном магазине можно было купить Дюма и Зощенко. А в продуктовых ― всё начиная с консервов, кофе, колбасных изделий, и заканчивая спиртом питьевым по 8,32 руб. за поллитровку. Мы, вновь призванные сразу же накинулись на сгущенку, которая продавалась и вразвес и по баночно. Это доступное БАМовское лакомство очень быстро утоляло голод и было совместимо со всеми видами хлебобулочных изделий и печеньем. Здесь же я впервые увидел советские консервы, предназначенные для зарубежных стран. Как они попали в Тынду — не знаю, но это тогда меня сильно впечатлило: обычная «Скумбрия в масле» имела такую красивую глянцевую этикетку с надписями по-английски и по-французски, что вызывала гордость за нашу страну. Ведь, умеем же, когда хотим. Поразила и многослойная японская зубная паста, с непревзойдённой свежестью и мягким вкусом. *По убытию с БАМа на континент мне выдали денежный аккредитив по «прогрессивкам», аж целых 600 рэ. Я очумел! Оделся с головы до ног и всё в Тындинском универмаге, который, правда, больше походил на трёхэтажный ангар из алюминия. Даже на спирт питьевой для привального стола хватило. В поезде Тында-Москва которым следовал обратно, после Красноярска, я тихонько переоделся во вновь купленную «гражданку», бережно убрав форму в супер спортивную сумку с надписью «Аэрофлот» на англицкий манер, сшитую из плотной болоньи. Очень уж мне хотелось пофлиртовать с проводницами из стройотряда московского МИИТа, а также, без стеснения и опаски ходить столоваться в вагон ресторан, под стаканчик приличного портвейна. Моя новая одёжка из указанного универмага оказалась выше всех похвал и во истину дресс кодом, для всех дверей и дверок. Посему ехал я до Москвы, а далее до Питера весело и бесшабашно, ух как бесшабашно! Даже в Свердловске мне девушки, проводницы из стройотряда, разрешили не делать пересадку, что-то там отметив в моём проездном воинском билете у бригадира поезда. Очень мне запомнилась проводница соседнего вагона Татьяна, москвичка, студентка 2-го курса МИИТа. А также Надя Черных, молоденькая девушка, пассажирка, из Кирова. Благодаря им, за семь дней той длительной дороги домой, я, полностью восстановил свой интеллектуальный уровень общения с прекрасной половиной общества, полностью перезагрузил нейроны и отключил тяготы армейских будней*. Но всё же, вернёмся к Тынде 80-х. Мне кажется, что проблемы здесь были тогда только со скоропортящимися продуктами. На БАМе я ни разу не видел в продаже упакованного настоящего молока, кефира, сметаны и творога. Да и найти нормальную, не мороженную, картошку тоже было трудно. Многие овощи и фрукты, особенно яблоки и груши, были на удивление китайскими. Хотя в те времена отношения между Китаем и СССР были по-настоящему враждебными. Больше всего запомнились яблоки, обалденные, душистые, красивые, бережно обёрнутые в шёлковую папиросную бумагу. *Уже в ходе учебного процесса, в батальонной учебке, в посёлке Дипкун, нас направили на хозяйственные работы в распоряжение торгово-закупочной базы, в так называемое «хозяйство Морозова». Дабы помочь навести порядок в ряде продовольственных складов. В которых произошла авария. Разморозили склад, не уследив за печью. Мы выносили разлетевшиеся в клочья бутылки с соком и минералкой, ещё какие-то разбитые банки с компотами. В одном из помещений, в углу, я нашёл картонный ящик с шикарнейшими китайскими яблоками. Яблок было не много, с десяток-полтора, и все они, по структуре заморозки, стали похожи на огромные костяные шары для бильярда. Покрутив удивительную и съестную находку в руках, я, переложил её в какой- то пакет. Далее, минуя мусорку, вынес из складского помещения и припрятал мороженные яблоки в ближайший сугроб. Когда, под покровом темноты, мы уходили с базы, я, захватил яблоки с собой, распихав их по карманам и в капюшон куртки «бамовки». Придя в казарму, педантично собрал все чистые картонки, что попались под руку. Далее, тщательно протёр яблоки снегом и разложил их на импровизированные лоточки из этого картона, распихав последние во все отделения бамовки, а куртку повесил между труб парового отопления. Яблоки ночью оттаяли. Запах был душистый и аппетитный до невообразимости. Проснулись почти все кто спал рядом со мной. Проснулись ничего не понимающие… Этот настоящий пир среди ночи помню до сих пор. Мало того, что яблоки сами по себе были душистые и вкусные. Голодуха «учебки», глубокая заморозка и медленное оттаивание, произвели их в ряд мочёных - компотных. В памяти до сих пор запечатлелся этот «размороженный» склад, вид праздничного ночного ужина в казарме и ни с чем несравнимый вкус этих яблок из «поднебесной»*. Справедливости ради нужно отметить, что столица БАМа, посёлки типа Дипкун, Подмосковье и т.п., по снабжению жили тоже не плохо. А вот на самой «трассе», в удалении от посёлков, бытовые условия и снабжение были, конечно же, гораздо хуже. 3. Солдаты БАМа Самые тяжелые участки Байкало-Амурской Магистрали, где гражданские специалисты просто отказывались работать, (справедливости ради нужно отметить, что и бичи в том числе), БАМ, прокладывали, трассировали и строили железнодорожные войска (ЖДВ). Условия, в которых служили военные железнодорожники, были зачастую просто нечеловеческими. Железнодорожные батальоны делились по предназначениям в проведении тех или иных инженерных работ, и все желдорбаты имели так называемые трассовые роты, осуществляя таким образом вахтовый метод строительства и проходки участков. На трассе, как во время войны, они не назывались напрямую своими воинскими номерами (например, в/ч 00000), а имели таблички с надписью «хозяйство» и дальше шла фамилия командира части. Например, если комбатом был какой-нибудь майор Иванов, то обязательно перед КПП стояла табличка с надписью «Хозяйство Иванова». Объяснялась такая секретность близостью китайской границы, технической и оружейной оснащённостью, приисками, и ещё, мне кажется, немереным количеством взрывчатых веществ типа аммонал и аммонит для проведения работ. Так как без применения взрывчатки порода БАМа не сдавалась. Располагались, как правило, войсковые части прямо у того участка магистрали, который строился или достраивался, то есть непосредственно в тайге. А тайга в тех местах хоть и красива, но крайне недружелюбна ― вечная мерзлота, марь ― бездонные замерзшие болота, комары и гнус, земля холодного, каменного безмолвия. Добавьте к этому 35-50-ти градусные морозы и 9 месяцев зимы. Весна и осень здесь длятся не больше двух недель. Лето тоже очень короткое, как тут говорили «июнь ― еще не лето, июль ― уже не лето». 4. Желдорбаты БАМа «Два солдата желдорбата заменяют экскаватор» - присказка. Мостовой батальон «Авдеёнка», (куда нас отправили из учебки и курсов переподготовки водителей для эксплуатации машин в арктических условиях), как и все подобные инженерные части, стоял чётко посреди сопок. Позднее я узнал, благо, что не прямо на «отсыпке». «Отсыпка» - означало то, что прямо на маревое болото сверху был насыпан песок и скалистый грунт общей площадью где-то в 3 кв. км. Толщина слоя песка составляла около 1 метра. К слову сказать, на этой «отсыпке» размещался механизированный батальон со всей своей инфраструктурой которой стоял ниже на станции Дипкун, вблизи БПДП (Банно-прачечного поезда). (Мне, одному из не многих удалось самолично видеть это чудо инженерной мысли в работе-прим. А.). Получалось, что батальоны сооружённые на «отсыпке» фактически и практически круглогодично жили на болотах. Болотные болезнетворные микробы приводили к тому, что любые раны на теле не заживали, а начинали долго и мучительно гнить. Даже незначительный комариный укус, который был расчёсан, мог привести к образованию незаживающей воронки, гниющей прямо до самой кости. Среди военных эти «воронки» назывались «БАМовской розочкой». Медицинские средства на «розочки» почему-то плохо действовали. Исключение составляли тяжёлые случаи поражения с госпитализацией и переливанием крови. Поэтому солдаты часто просто прижигали их папиросами или сигаретами. Правда, это тоже не всегда помогало. Следы на теле от «розочек» оставались на всю жизнь и напоминали следы от сильной оспы. Кормили «воинов БАМа» удовлетворительно. Каши чередовались с макаронами, макароны с перловкой и рыбой по кругу. Хотя многое зависело от подсобных хозяйств, да и от командиров. Иногда было «пюре» из мороженной картошки. «Пюре» имело, как правило, темноватый оттенок и сладковатый привкус. Саму мороженую картошку чистили исключительно в варежках, так как держать в руках картошку-снежок долго нельзя ― обморозишь ладони. Из-за такого «пюре», а также условий его приготовления у многих болели животы. А начиная с учебок, да с голодухи, у многих моих сослуживцев началась дизентерия и желтуха. С последующей отправкой заболевших поближе к Уралу или в Европейскую часть СССР, дослуживать. На трассу часто привозили так называемый «хлеб для геологических партий». Каждая буханка этого «хлеба» была герметично запакована в целлофановый пакет с парами спирта, в результате буханка не черствела 2 месяца. Правда, такой «хлеб» имел устойчивый привкус резины и употреблять его было не комильфо, но другого порою не было. У нашего «Авдея» была своя пекарня. Хлеб пекли белый пшеничный и коричневый ржаной. Белый получался просто отменно. А вот с черным хлебом были большие проблемы. Он почему-то совсем не поднимался: корочка подгорала, а внутри оставался плотный резиноподобный мякиш. Да и был он раза в два меньше обыкновенной буханки белого и вид имел довольно жуткий ― весь черно-коричневый, как иноземный кирпич, поэтому все налегали в основном на белый. Несколько раз доводилось возить свежеиспечённый хлеб в мешках!!!, в кузове грузовика!!!, на трассу!!!. Когда доставлял его по назначению, им можно было гвозди забивать. Но на печках - буржуйках оттаивал и уходил влёт. Справедливости ради, по БАМовскому пайку, хочу отметить. Мне, после учебки, пришлось крутить баранку в качестве водителя-экспедитора. Опыт позволил покрутится в шоферских командировках на ЗИЛах, КрАЗах, даже чуток на «Магирусе» (36-80 ал; 36-24 ал; 36-49 ал; 36-12 ал). И здесь нужно отдать должное предусмотренному армейскому снабжению и продовольственникам, которые его комплектовали. В состав пайка входили: хлеб, масло, сгущёнка, тушёнка, каша с мясом, рыба, кабачковая икра, компот. (Вот почему я сделал акцент, что многое зависило от командиров). Всё вышеуказанное, за исключением хлеба и масла, конечно было в консервах, но паёк был хорош. А чего не доставало для растущего организма «добивалось» белым хлебом и какой-нибудь банкой из военторга, или селёдкой с солониной прямо из бочки продсклада. Посему всегда и всем заявляю – хлеб на Руси матушке, и в Армии- в частности, больше чем продукт – это святое достояние! Наше денежное довольствие – наркомовские деньжищи, как мы их называли, составляло 3 рубля 80 копеек в месяц (из расчёта 2 рубля курительное довольствие и 1,80 хозбыт), но даже если и присылали ещё чуток, то купить на них было практически нечего. Но в любом случае высококалорийные сладости помогали справиться с голодом и депрессией. В батальонном военторге: курево, сгущёнка, печенье, конфеты, что максимально сладко или солонина, что максимальна жирна. На трассу раз в две недели приезжали военторговские автолавки. Ассортимент полностью скупался либо офицерами, либо кавказцами, коих родственники снабжали финансами конкретно. Хотя они и тогда были «бедными», дотационными республиками. Впрочем, в автолавках, особого ассортимента тоже не наблюдалось: папиросы, сигареты «Новость», печенье, конфеты, сгущенка, томатный сок, минералка. Сироп и варенье были редкостью, чтобы с антифризом не бадяжили и брагу не ставили. Брагу очень любили кавказцы, коим финансы от родственников на соки и сухофрукты позволяли. Жрали они её бидонами и мёрли как мухи захлебнувшись в собственной блевантине или уснувши в бане, это конечно о грустном. Был, конечно и хозбыт, и еще одеколон «Саша», который покупать солдатам категорически воспрещалось, так как многие его употребляли внутрь. Хотя самым болезненным была нехватка табака. Помню, как привёз с трассы два отделения молодых путейцев. По правилам, для выгрузки личного состава, машину положено было ставить на площадку возле штаба, дабы дежурный встречал. Мы приехали за полночь, сильная метель задержала. Не успел я остановится как ребята попрыгали из кузова подбежали к штабу и сразу перевернули все урны. Всё содержимое урн в секунду рассовали по карманам, ради окурочного табака, и вернулись обратно к машине. - В те времена, откровенно говоря, в самой сути восприятия мною окружающего мира, трасса казалась мне жутким местом Офицеры-железнодорожники жили в большинстве своём в строительных вагончиках. Или круглых типовых домиках – бочках. Когда эти «бочки» были новыми это была просто мечта, но опять же только для одного человека и если подвозка воды, и подача электричества были регулярны. А вот солдаты даже в 50-градусный мороз размещались в армейских палатках натянутых поверх рубленных из дерева остовов с настилом. Внутри таких импровизированных палаток – изб были установлены печки «а ля буржуйка», сделанные из 200-литровых железных бочек, или установлены две чугунные – вагонные печи. Через всю палатку тянулся «кардан» ― вытяжная труба, которая обогревала вокруг себя территорию в 2 метра. И конечно кровати в два яруса. В результате в палатке температурный режим зимой был весьма своеобразным: на нижнем ярусе (на уровне пола) замерзала вода, а на верхнем — жара +35 градусов. Особо надо отметить отхожие места. Если в Тынде штабные туалеты имели электрические подогреватели, то в сортирах батальонов и на трассе никакого подогрева не было. Понятно, что все человеческие отходы в таких условиях быстро замерзали, образуя гигантские ужасно пахнущие ледяные «сталагмиты». Периодически их нужно было убирать, чтобы они не мешали дальнейшему процессу переработки с солдатских желудков. Уборкой занимались особо провинившиеся солдаты, которые, как шахтеры в забое, долбили застывшие экскременты ломами, топорами и колунами. Вода на трассе и в батальонах была привозная. На трассе её хватало только на готовку пищи и иногда на офицерскую баню. «Водовозка» ― машина, возившая воду, ― была боевой единицей и особо оберегалась. Очень часто встречались особые «водовозки» с подогревом цистерны через выхлопной коллектор. Иногда, чисто технически, «водовозки» просто не успевали обеспечить всех потребителей. Тогда приходилось растапливать в больших баках снег и лед. Получалась этакая импровизированная снегоплавильня. Из-за нехватки воды солдатский контингент не редко ходил по несколько месяцев немытым. От этого практически у всех были вши, как правило двух разновидностей: животные - тёмные и бельевые – светлые. Избавиться от которых можно было только одним способом: полностью вымыться бензином, соляркой, керосином или уайт-спиритом, застирав в этой же жидкости форму. Но достать необходимое количество указанных продуктов от перегонки нефти, особенно самого эффективного последнего – уайт-спирита, было не так легко. Кроме того, стирка формы в вышеуказанных жидкостях, но при плохом полоскании или сушки, особенно бензин, иногда приводила к трагедиям. Зимой нам выдавалось ПШ или из старых запасов ЧШ. Неоднократно плохо промытая или высушенная форма вспыхивала на военнослужащих как факел, от одной только искры. Нравы среди по-настоящему озверевших от такой жизни БАМовских солдат и офицеров тоже были дикими. Жуткая дедовщина сочеталась с землячеством и межнациональной ненавистью. При этом, в нашем мостовом батальоне, служили выходцы практически со всего Союза: казахи, киргизы, башкиры, узбеки, литовцы, латыши, украинцы, армяне, азербайджанцы, чеченцы, ингуши и русские. В соседнем взводе служили армяне и азербайджанцы из Нагорного Карабаха, которые враждовали настолько, что иногда обычные бытовые ссоры заканчивались поножовщиной. Азербайджанцы постоянно и жестоко издевались над молодыми солдатами, причём, как правило собравшись в полубандитские группы. Теми же замашками страдали и чеченцы. Из славян такие группы сколачивали жители Уральского региона пограничного с Казахстаном, так как они по возрасту были старше 21 года. Кстати, дикость и невежество Уральцев поражала больше всего. Откровенно, они походили на неграмотных отморозков, у которых абсолютно отсутствовала человечность, порядочность, чувство дружеского плеча - коллектива и уважение к окружающим. Офицерский состав нашей части был сборной «солянкой», но с Латышско – Украинским уклоном. По ментальности офицеров уже тогда было видно, что в этих республиках процветает махровый национализм. С огромным удивлением я узнавал тогда от братьев-славян, отцов командиров, что Украина «в гробу видала» нищую Россию, которую украинцы кормят и поят, и что без России Украина будет жить как США, потому что москали не умеют работать. А Литовско-Латышское войско сожалело по родовым хуторам, поместьям, свинкам и вольной работе. Как-то я был свидетелем кровавой стычки между двумя перепившими национальными капитанами: один другого чуть было не убил стальной вилкой в сердце. Инцидент сразу же замяли работники военной прокуратуры, которая выполнила своё предназначение - «не выносить сор из избы». Кстати, солдатам вилки не давали, видимо опасаясь массовости подобных разборок. Молодые офицеры и прапорщики частенько приезжали с «корабля на бал», после выпуска из бурсы сразу с жёнами. Мужья в ненормированную желдорбатную жизнь или на трассу, а вновь испечённым хранительницам очага нужно было: воды наносить, дров наколоть, печь растопить, огонь подержать, быт наладить, суп домашний сварить и пирогов напечь, мужа согреть….. Многие жёны просто сразу опускали руки. Кто – чемодан-вокзал-домой к маме. Кто в бражку, для веселья. А кто, на бампер слаб и по рукам пошёл. Но это уже семейные и жизненные трагедии. Никакого оружия в армейских железнодорожных соединениях работающих на трассе не было. Иметь оружие в таких условиях было опасно: народ мог просто друг друга перестрелять. Оружие было только в батальонах, но и там оно часто стреляло, как правило, при смене караула. Либо суицид, либо по обидчикам как в тире, либо с оружием в тайгу, а там поиски со стрельбой. Лично трижды был на такой «облаве». Тяжкие воспоминания. Мой молодой 18-летний мозг не был готов тогда в полной мере давать ответы на всё происходящее, особенно касательно национальной политики и ротации вышеуказанных офицеров. 5. Фронталки и Рокады под названием «Трасса-80» У любого, кто проезжал 35 лет тому назад по открытым для автомобильного и жд. движения участкам БАМа, невольно возникало ощущение недавно прошедших боевых действий. /Тоже самое пришлось увидеть гораздо позднее за Амударьёй/. Везде вдоль дороги валялись различные искореженные и полуразобранные трактора, самосвалы, экскаваторы, грузовики, сгоревшая техника, железнодорожные платформы и даже поезда. Разукомплектованием, а точнее мародёрством, брошенных или заглохших по какой-либо причине автомашин страдали как бичи, так и доблестные ЖДВ. Самое главное было - не бросить машину, хоть как, но дотянуть до КП ВАИ. Посты, как между собой, так и с батальонами имели телефонный кабель и радиосвязь, а также службу несли в круглосуточном режиме. И ни в коем случае, нельзя было отклоняться от маршрута, марь превращала рокадные и второстепенные дороги в тупики, что приводило к тяжёлым последствиям и даже гибели военнослужащих. Послевоенное ощущение усиливалось, когда летом вдоль всей трассы начинали гореть осушенные торфяники. Тогда огонь и дым растягивались на сотни километров, так как их никто не тушил: это было бесполезно. Как ни странно, но в те социалистические времена, которые прожектёры-политики сегодня ругают, на БАМе, было много отличной строительной техники из капиталистических стран. Японские краны «Като», экскаваторы «Комацу», самосвалы «Исузу», американские бульдозеры «Катерпиллар», а также знаменитейшие по характеристикам и комфорту для водителя самосвалы «Магирус» из ФРГ. Впрочем, имелись и самосвалы «Татра» из социалистической Чехословакии. Вообще «Магирус», по шофёрски - был ПЕСНЕЙ. Даже при удовлетворительном уходе и присмотре он был не убиваем, и служил воистину домом на колёсах. Воздушное охлаждение, предпусковой таймер запуска двигателя, система микроклимата кабины, независимая подвеска кабины. Я такого никогда не видел и это была просто техническая фантастика. Наши самосвалы: ММЗ, КрАЗы, ЗИЛы «жили» на трассе не больше года. Из-за тяжёлой породы (перегруза), морозов и бездорожья рамы этих машин просто рвались пополам. А запуск двигателя и работа трансмиссий была неудовлетворительна по причине водяного охлаждения, и должного ухода за смазками. «Магирусы» выдерживали всё, так как была автоматика по перегрузу и всевозможные датчики, которые ассоциировались с сигнальными лампами, которых в свою очередь доставляли дискомфорт: щёлканьями, пиликанием, миганиями и позволяли включатся на эту какофонию мозгам любого водителя, который хотя бы немного уважал себя и машину. Мне тоже довелось опробовать это немецкое чудо на БАМе. Так уж получилось, что некоторые армейские лейтенанты автомобильных войск из Челябинского и Уссурийского училищ попали служить на БАМ. Служили они верой и правдой в автомобильных взводах. Некоторые из них прошли дополнительную переподготовку исключительно на «Магирусы». Хотя в армейских подразделениях «Магирусы» были редкостью. Эти авто были окружены исключительной заботой, так как они были своеобразными палочками-выручалочками - дежурными тягачами и прочими развозками уголька с прочным самосвальным кузовом, да к тому же с подогревом оного. Наша рота была автомобильной. Взводным в ней был летёха, выпускник Челябинского ВАКУ, по идее, прошедший подготовку на «Магирусе». Но что-то у лейтенанта не клеилось по службе или в жизни, не знаю. В один запомнившийся мне вечер, наш командир роты - ст. лейтенант Яковлев, вызвал меня к себе. Какими уж там мыслями руководствовался наш ротный Яковлев, я не знаю. Но мне, по существу – мальчишке, он всучил «Магирусную» книженцию, словарь немецкого языка, /этот язык я учил в школе/, и сказал: «через час нужно отвезти хлеб на трассу, почитай, через час придёшь и доложишь мне, что из прочитанного понял». По спине у меня пробежал холодок, потом бросило в жар, язык моментально распух во рту, я приложил ладонь к ушанке и вышел из кабинета. Из книженции я понял, что ничего не понял. Но к ротному пришёл. Он взял ключи из шкафчика и мы пошли к «Магирусу». Жёлтый красавец как раз стоял на площадке: на углу штаба и торца нашей казармы. Ротный вручил мне ключи и сказал: «ну давай показывай, что освоил». Ноги тряслись, руки подкашивались, или наоборот, от волнения всё было как в тумане. Я знал, любил машины, так как рос в шофёрской семье, но такую….. Однако подавив в себе волнение поднялся всё же на площадку кабины, открыл дверь, щёлкнул приводом капота, залез на бампер, открыл капот и ….. в ужасе замер…… Передо мной был кожух, куча проводков и трубочек…. «Ну что там?» - услышал вопрос ротного. Какое просветление на меня нашло – не знаю. Но тут «Остапа», меня значится, так понесло, и в болтологию, и в красноречие, что я начал поливать фразы, и грамотные предложения как из пулемёта «ПК». Суть их сводилась к тому, что положено поднять капот, осмотреть воздушную турбину, АКБ и тд., далее на несколько секунд включил дальний свет, щелкнул тумблером блокировки, повернул зажигание в сектор /нагрев спирали/, как только датчик погас, нажал кнопку «СТАРТ». Пыхнув белым дымком мощного немецкого дизеля, двигатель плавно запустился. У меня чуть слёзы не потекли. Красноречие напрочь пропало и я вцепился в рулевую колонку. Но не прошло и минуты как байки вновь полились из моих уст. Но это касалось уже прогрева двигателя, раздатки, мостов и прочих арктических прибамбасов. Яковлев смотрел на меня пристальным взглядом, чуть наклонив голову на бок, он и сам наверное не ожидал от меня такой прыти и красноречия. Потом как будто встрепенулся и сказал: «Всё, давай Смирнов, прогревайся, заходи ко мне в штаб за путёвкой, и на пекарню, под загрузку хлеба, только осторожней там, к машине привыкни, не гони». - К машине я привык, я упивался ею. По поведению и подвеске, это была настоящая «Чайка» на просторах бездорожья и отмороженной тайги. Куда мы только не колесили в последствии на ней. Пока не прибыл, специально обученный вольнонаёмный из бывших прапорщиков. Но в любом случае, ротный был горд: - за себя - как за руководителя организовавшего бесперебойность работы этой дежурной единицы; - и, думается, за меня, что не подвёл его, и не подводил в последствии. В связи с тем, что «Магирус» это совсем иной уровень транспортной логистики и подвоза материальных средств, как я уже отметил свыше, география моих командировок значительно увеличилась, и с обыденностью тайги и бездорожьем трасс, я начал видеть и впитывать в себя удивительные вещи БАМовского края. 6. Удивительное на БАМе Удивительными были даже некоторые методы эксплуатации самой железной дороги. Например, очень странно в некоторых местах выглядели наземные опоры мостов ― быки. Они напоминали каких-то гигантских ежиков, так как все были в огромных «иголках». На самом же деле эти «иголки» были большими полыми трубами, которые являлись необычными холодильниками! Они замораживали и закрепляли почву вокруг себя. Принцип действия таких холодильников оригинален и прост: в трубы заливался керосин, который зимой, охлаждаясь, опускался на дно. Даже в летний период такие холодильники замораживали почву в радиусе 1,5–2 метров. Так как многие участки БАМа и мосты возводились военными, то качество этих объектов нуждалось в дальнейшей подгонке и в сдаче в эксплуатацию железнодорожникам. Поэтому на трассе, в период её пробной прогонки очень часто случались сходы ремонтно-технических поездов. По этой причине гражданские железнодорожники на магистрали двигались с очень большой осторожностью. Чтобы переправить товарный состав через опасный мост, железнодорожники действовали хитро. Перед не сданным в эксплуатацию мостом, или проблемным мостом, машинист останавливал поезд, выходил из кабины и шел пешком на другой конец моста. Помощник машиниста врубал самый тихий ход и тут же спрыгивал на землю перед мостом. Состав медленно шел по мосту без людей. На противоположном конце моста в него запрыгивал машинист, который останавливал состав и ждал, когда подбежит помощник. И только после этой процедуры они снова двигались в путь. Народ, который приезжал «на трассу», был самый разный. Лично мне, среди БАМовских рабочих попадались и абсолютно асоциальные личности: бродяги, бывшие зеки, уголовники, хронические алкоголики, люди без документов, скрывающиеся от правоохранительных органов и просто опустившиеся. На трассе их называли «бичами», а места, где они обитали, назывались «бичарни». Власти и военные «бичей» побаивались, ибо никто не знал, чего от них ожидать. Жили «бичи» небольшими обособленными колониями, организуя такие же обособленные бригады, которые очень жестко конкурировали между собой из-за денег. Буквально за месяц до моего убытия с БАМа, при подъёме на сопку вблизи посёлка Подмосковье, мне довелось, в сложной дорожной остановке, встретится с таким бичом. С пахумару он летел с сопки на КрАЗе – болотнике «как танк». Мне ничего не оставалось сделать, кроме как свалить ЗИЛ-131 вправо в отвес, вниз по сопке. Но всё равно удар его КрАЗа пришёлся мне в задний мост ЗИЛа. Машину я смог кое-как стабилизировать, но покатился под сопку сшибая все деревца и колдобины на своём пути. Спас бампер с лебёдкой и несколько пней и колод которые я старался словить мостами. Лицо побил, руки порезал, но в итоге остался цел. А этот урод – бич, даже не остановился. Аварию увидел кто-то из офицеров бригады, они ехали на УАЗике по серпантину соседней сопки. Связались с 5-м КПП ВАИ по поводу срочного блокирования КрАЗа, сообщили, что ещё ЗИЛ (мой ЗИЛ), улетел под сопку. Наряд ВАИ задержал бича с помощью тягача и «скорпиона». Передали ментам, говорят, был невменяем и ещё баба в кабине полуголая и полупьяная сидела. Меня братишки – армейцы бригадные, аккуратненько с помощью монтировок из кабины откупорили. Хотя периодически, перед глазами до сих пор всплывает слалом среди деревьев, а в ушах стоит хруст ломающихся как карандаши стволов. Настоящих комсомольцев, которых «в дорогу позвал комсомольский билет», и романтиков, которые ехали «за туманом и за запахом тайги», мне не довелось видеть. Сезонные и вахтовые студотряды в расчёт не беру. Большинство строителей БАМа в 1980-е годы все-таки просто хотели заработать, так как платили здесь очень хорошо. Поэтому песню «про туман» местные работяги переделали так: «А я еду, а я еду за деньгами, за туманом едут только дураки». Многие реально рассчитывали накопить приличную сумму, чтобы потом уехать и купить «на материке» жилье – кооператив, машину, жилую комнату - мебель с бытовой техникой от Польских или Югославских производителей. То есть работу на БАМе люди, в своём большинстве, воспринимали как временную, чтобы подзаработать и уехать домой с полным комплектом для семейной жизни. Но так получалось не у всех и не всегда. Быт засасывал. К тому же, после горбачёвской перестройки, платить стали хуже и откладывать нужные суммы, было уже труднее. Ехать, как правило, было уже не на что и некуда. «Зелёное моря тайги» - тоже звучит немного преувеличенно. Встречались конечно очень зелёные островки за счёт мха, лишайников, но в основном редкие лиственницы чуть толще карандаша – вот и вся тайга. От дерева до дерева шагов десять – двадцать. В такой «тайге» даже теней не бывает. По склонам сопок деревья росли гуще, но толщина их была такая же, ладонями обхватишь. За Кувыктой видел полигоны золотодобытчиков. Прямо около дороги. Земля вся вспорота бульдозерами. Индустриальный ландшафт. И быть ему здесь не одно десятилетие, пока не зарастет. Или пока не оттает мерзлота, которая только зовется «вечной». Не вечная она вовсе, хрупкая. И стала она таковой как только взрывами и прочими инженерными средствами был нарушен верхний слой. Сам по себе слой мерзлоты около трассы БАМа до 300 метров глубиной. И стоило нарушить её, как начались протайки. Порой они бывают очень глубокие – на десятки метров ямы, ямищи. Термокарстовый процесс. Он, как ржа металл, поражает большие территории… За одну ночь в районе 315-го моста в направлении Зейска, почти полностью ушла под землю насыпь, метров 70 высотой и метров 200 длинной. Бесшумно так – оп, и ушла в недра. А рельсошпальная решётка над этими чудовищными ямами просто провисла. Жуть! После этого чухнулись. Прилетела бригада учёных из «Гипротранса», ходили, разводили руками…. Термокарстовый процесс медленный, неприметный, но перед ним ничто не устоит. Тает мерзлота, земля опускается, и в яму проваливается дорога, дома – все, что на пути термокарста. Неизвестно, как поведут себя и остатки карьеров, из которых строители брали щебень. Они тоже около самой трассы. То, что и там мерзлота нарушена, в этом сомнений нет. Вся надежда на скальный грунт, может быть, он от протайки спасает? Запомнились и корейские вырубки. Порой казалось, что о сопки огромный медведь когти точил – так и выскребал, выскребал сиротскую тайгу. Это говорило о том, что неподалеку от таких драных мест размещались некогда леспромхозы. Не простые леспромхозы, а интернациональные. В них жили и работали за отгороженной территорией корейские рабочие, из КНДР. Такая «тщательная» заготовка леса корейцам была выгодна, в том нет сомнений, они на гектары подряд берут. Но выгодна ли она была нам? Кто в этом убедит? Пойменный лес или не пойменный, на склонах растет или не на склонах – рубили всё подряд, даже подлеска не щадили. Иностранным рабочим и дела не было, что рубили они вековую тайгу, что после них останется пустыня. Корейцы – временные на БАМе. Не их эта тайга. И не наша! Ничья. Потому что ни один хозяин не позволил бы так с добром обращаться. Заготавливали корейцы и ягоды, и лечебные травы. Как? Так же, как лес! Брусничники выкашивали под корень, лист у растения ценный. А черничники обрабатывали совками – ни одного листочка на кустиках не оставляя. Бочками отправляли из тайги ягоды, а листья сушёные ящиками. А ещё ящиками скупали наше мыло и духи «Красная Москва». Но даже ни тайге, ни ягодникам так не доставалось от интернационального варварства, как кабарге и медведям. Вот самые несчастные звери во всей тайге. Таких масштабов тихого браконьерства Амурская область не знала, хотя и перевидала многое. Десятки тысяч металлических петель расставляли корейские лесозаготовители на многие километры вокруг БАМа. Всю тайгу, где им выделили делянки- опутали, каждую тропинку-путик. Особенно по распадкам старались, где кабарга обитает. А чтобы животные из чащобы вышли, заросли поджигали. Горит тайга неделями и месяцами, пока не выгорит или дождь не зальет. Медведей тоже ловили. Да так ловко! Пойманный зверь оказывается подвешенным на дереве. Целая система хитростей для нашей Амурской области у них придумана. В ловушки попадались, конечно, и другие обитатели тайги – лоси, домашние олени. У медведей КНДРовцы желчный пузырь вырезали, а у кабарги – мускусную железу. Остальное выбрасывали или сжигали, чтобы следов браконьерства не было… Конечно, мы - желдорбатовцы, частенько проезжали вдоль угодий, которые корейцам вверенные. Брали у них по накладным лес, запчасти для техники корейцам привозили. Ну и присматривали за ними, причём строго. Поэтому вблизи наших батальонов они сильно не борзели. В основном собак на поедание просили. А где их навещали редко, камень и редкие лишайники после себя оставляли. Вот кто сполна ресурсы БАМа выгреб! Лес брали копеечный, зато довесок к нему золотой. Говорят, на восточном рынке и мускус кабарги, и желчь медведя дороже любого золота, целое состояние за них давали. Хотя самое примечательное то, что сколько бы я не видел корейских работяг они вечно сидели полуголодные. Бутылку водки за помощь оказанную, бывало, ротный вручит, так механизатор корейский, не отходя от механизма, тут же её и оприходует, из горла, в один присест! Мрак! Мутные люди! 7. Служил на БАМе – гордись, не служил – радуйся! Чем больше я входил в круговорот армейских трудовых будней на БАМе, тем больше у меня возникало вопросов без ответов. Лёжа ночью в темноте казармы я тупо смотрел в потолок и пытался дать себе отчёт в происходящем: - Я увидел национализм во всей его красе и армейский национализм от западенцев, кавказцев и азеров во всём его безобразии. - Я увидел братьев славян с Урала, которых и братьями то назвать нельзя, даже с большой натяжкой. У которых все мысли и присказки крутились исключительно ниже пояса, женщины ассоциировались с чем то грязным, а культу алкоголя они готовы были молиться. - Я с восьмого класса готовил себя к армейским нагрузкам, впитывал в себя интеллект воина победителя, а здесь всё разбивалось о тупость и хамство прапорщика Коцаса. - Окружающие меня войны исламских республик жрали кусками солёное сало и запивали его вёдрами браги! А как же ВЕРА? Ломал я тогда свою голову, вспоминая немногочисленные группы истинных мусульман, что лицезрел у Соборной Мечети на Петроградской стороне. - Ко всему прочему, мне всё труднее было общаться в мои 18-ть лет, с деморализованными 22-х летними сослуживцами, которые как мне казалось, просто хотели угодить своими повадками в пользу сильных или блатных группировок. - Одиночных волчар, которые жили и окружали себя своими ценностями, которые не противоречат канонам морали и бытия, можно было по пальцам посчитать. Компромисс нашёлся сам собой, хотя ему и предшествовало трагическое событие: - Мой сослуживец (с одного призыва), рядовой Куликов, парень 22-х лет от роду, хороший парень, из Пензы, на «гражданке» два года профессионально крутил баранку, а в части таскал понтон на 255-м КрАЗе «болотнике». В один из дней он въезжал в ворота автопарка со сложенным понтоном. Дневальным по парку стоял какой-то шнырь, «уральский подхалим», как мы его называли между собой. Уральцев, причём старших и не лучших, в своей армейской ментальности ниже пояса, у нас в роте было много. Были и сержанты «истерики». Шнырь прославился тем, что нашёл сразу с ними общий язык и был у сержантов и у великовозрастных бездарей в качестве шута. Когда Куликов, после остановке возле ворот, начал заезжать в парк, дежурный по парку, из сержантов, сказал шнырю: «ну-ка шугани иди Куликова, что он без сигнала в парк заезжает». Шнырь стремглав понёсся устраивать шоу. Надо отметить, что в автопарке, при въезде, слева и справа стояли коридором бетонные плиты. «Болотник» широкий, Куликову дверь до конца не открыть плиты мешают, а тут придурок - шнырь бегает вокруг авто, тыкает штык-ножом в скаты и орёт: «Включи клаксон мазута! Включи клаксон!». Куликов ему в ответ орёт: «Идиот! Отойди от машины! Я не вижу тебя в зеркала!». И потихоньку КрАЗ вперёд, буквально на полметра дёргает. Развязка «шоу» оказалась ужасной. Трос понтона не выдерживает и лопается. Понтон, в коридоре (на въезде) среди бетонных плит раскрывается. Размазывая, в буквальном смысле этого слова, шныря между плитой и плоским многотонным понтоном….. - В этот же вечер, в караульном взводе, при следовании на пост, забежав в кочегарку санчасти, выстрелом в голову из «калаша», застрелился прибалт. «Окрасив» содержимым своей башки только что побеленное помещение. - А на вечерней проверке обнаружилось, что в четвёртой роте отсутствуют три азера. Рота искала их по окрестной тайге всё ночь. А утром их нашли мертвыми, в парной банно-прачечного поезда. Пришли к землякам – на склад белья, ужрались брагой и захлебнулись в собственной блевотине….. На нашу воинскую часть, а как следствие на роту опустилось покрывало инспекторских проверок. Рядового Куликова отправили служить в Тындинский корпус, Уральских алкашей и ряд сержантов перед весеннем «дембелем» отправили на трассу. «Шорох» стоял долго, по всем загашникам, свинарникам и прочим каптёркам. Меня, в разгул этих поучений и проверок от понаехавших папах, поздним вечером вдруг неожиданно вызывает ротный и говорит: «Смирнов, знаю, что ты поступал в военное училище до армии. Знаю, что когда я был в отпуске ты написал рапорт на поступление и в этом году. Замылили твой рапорт в штабе, но мы с начальником отдела кадров бригады, во время нынешних «разборов полётов», проблему решили. Сможешь сдать экзамены практически экстерном на базе Уссурийского ВАКУ? – тебе респект и наша благодарность с комсомольской путёвкой в жизнь. Ведь не всё же у нас так плохо в роте? Ведь я знаю, с твоей Ленинградской десятилеткой тебе учиться нужно! Какой из тебя шофёр? Если только в качестве «гида – таксиста», от полного упоения и желания всегда гроши иметь? Ну как Смирнов? Не перегорел ещё службой?». /Никак нет, товарищ старший лейтенант/. Это всё, что я смог тогда из себя выдавить. А вне казармы была летняя но по осеннему холодная ночь. Через неделю в Сковордино я уже садился в поезд в направлении Владика, который покатил меня по Транссибу до неизведанной ранее географической точки под названием - Уссурийск. Эту точку я видел ранее только на карте и плакатах: «Граждане будьте бдительны! Уссурийск приграничный город!». Видимо за месяцы службы, мои мозги сильно просветлели, поэтому вся программа десятилетней школы восстановилась буквально за неделю кропотливого штудирования учебников и формул. Экзамены я не просто сдал, я их выпалил как из пушки на четыре и пять, получив таким образом мандат слушателя-курсанта в заветное учебное заведение военного профиля. Дорога обратно в батальон была лёгкой и радостной. Но в Дипкуне меня ждало разочарование. Я прибыл рано утром, ротного в части ещё не было. Поэтому я проследовал прямо в штаб и доложил дежурному. Тут из кабинета выполз полупьяный капитан - зампотех, чистейшей воды западенец из под Львова. Узнав, о моём поступлении он так и зашипел: «щенок поступает в престижный ВУЗ, а я тут в тайге гнию….». В итоге от злости и бессилья он забирает мои водительские права и ставит в талоне авторучкой дырки во всех клеточках! Ну не сволочь ли! При этом раструбив на весь полусонный штаб, что я сволота малолетняя учиться буду, а они тут работать за меня и гнить на БАМе. Да уж, попал как кур во щи, крутилось у меня в голове, техталон к правам жалко. Однако, ротному нужно отдать должное. К автотранспорту меня конечно допустили условно, но ротный создал максимально безопасные условия, чтобы я благополучно убыл к месту учёбы, хотя без разборок с пьяными «дедами» и не обошлось, но бог миловал. Я стоял на станции Дипкун, смотрел на сопку, где находился нас желдорбат, в пассажирские вагоны грузопассажирского поезда до Тынды вползали пьяные бичи, визжали их смазливые спутницы, садились офицеры, солдаты, два патруля: армейский и милицейский, а я находился в какой-то коме. Я понимал, что убываю в новый мир, на «материк», что сейчас тронется поезд, а через некоторое время будет мордобой. Разборки среди бичей, а может и среди офицеров после литра спирта на троих, с воплями - кто кого яйцами круче. Но мне сейчас было наплевать на этих людей. Это был их мир, к которому они привыкли, их ментальность и восприятие собственной значимости. Я же знал, что уезжаю из этого мира, на который сам напросился своей горячей головой, а также доподлинно знал, что если и вернусь сюда, когда-нибудь, то только в качестве туриста или эксперта-исследователя, поэтому старался запомнить каждый штрих пройденного и увиденного. Тайга кивала мне в дорогу лапами лиственниц. За секунды до отправления поезда я резко повзрослел, обретя чувство известное только мне. Катализатором его был удар молнии, который был днём ранее, и который просквозил через меня от трубы парового отопления, до мокрого пола в варочном чехе, сквозь подошву кирзовых сапог, оставив только вспышку света из под подошв, и моё беспомощное тело на мокром кафельном полу. Это был знак, печать БАМа, новая страница с криптограммами, которую возможно придётся понять позднее. (Окончание следует)
  3. Учите матчасть, "дорогой" "мессершмитт". Не путайте "дамский клуб" с DDAC. Посему, и выдержки Зинича М.С,. под литером УДК, привёл. К сожалению, больше полномочий по, до сих пор секретному архиву, не хватило. А вообще, вряд ли можно удивить чем-то, тех, кто, новодел, сходу, переводит в "ойро". Удачи Вам. И "клейма", вместо клеймо! Смирнов Валерий Эрнестович
  4. ДОКУМЕНТАЛЬНО-ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ. (Только старше 21+) /Обязательная копия произведения, в связи с проблемами сервера/. В КАЧЕСТВЕ ПРОЛОГА: Сентябрьским вечером 1944 года, с хутора близ Таллинна, гауптманн Клаус – будучи командиром группы «Эстония», которая состояла исключительно из немецких офицеров, последний раз вышел в эфир и сообщил: «8-я ударная Армия русских стремительно наступает. Рокадные дороги, судя по плотности наступающих русских подразделений использовать невозможно. Мы практически блокированы. Необходимо свернуть все мероприятия по номерным отправкам В12 и С23. К 7 транспорт не прибыл. (Z)». Ответ айнзацштаба ERR под руководством рейхсляйтера А.Розенберга, кому и была адресована радиограмма Клауса, был сух и лаконичен. Куратор группы «Остланд», структура ERR, доктор Нерлинг телеграфировал: «Берлин в курсе сложности создавшейся ситуации. Транспорт ждать и убывать совместно с ним. Груз особо ценный. Ящики осмотреть по описи. Способ доставки определите самостоятельно. В помощь к Вам направлена группа из зондеркоманды «Псков»»….. ……. Больше радиостанция Клауса в эфир не выходила. Продолжением этой конкретной операции и войсковой истории с радиоперехватом, возможно, являются архивные документы, хранящиеся сейчас в Подольске. Смысл их в том, что: ….. « в сентябре 1944-го, в ходе радиопеленга, с последующими оперативно- розыскными мероприятиями, была обнаружена группа немецких офицеров в количестве пяти человек: (трёх офицеров «люфтваффе», одного офицера связи и одного офицера «СС» из подразделения «Аненербе». Умелыми действиями, разведгруппы «Смерш» 8-й ударной Армии, немцы были блокированы и взяты в плен, не оказав вооружённого сопротивления. В ходе личного досмотра пленных и хутора, где они размещались, были обнаружены: коричневая униформа; выведенная из строя радиостанция; тетрадь с пометками на немецком языке; карта местности; штабной лист бумаги с нанесённой буквенно-цифровой криптографией и графическими символами в виде стрелок. Во время первичного допроса, проведённого военнослужащими из подразделения «Смерш», немецкие офицеры сообщили, что разведгруппой или «зондеркомандой» они не являются. Структурно подчиняются дивизии «Великая Германия». А здесь, лишь выполняли тыловые функции по эвакуации документов и материальных ценностей дивизии. После предварительного допроса пленные, под охраной, были отправлены в особый отдел Армии. Об отправке данного особого контингента уведомили генерала Ф.Н.Старикова, через его личного адъютанта. При конвоировании группа сопровождения и пленные попали в боестолкновение с немецким подразделением, предположительно отступающая зондеркоманда «Псков». В ходе боя немецкое подразделение было частично уничтожено и рассеяно в лесном массиве . Преследование организовано двумя отделениями автоматчиков из 116-го стрелкового корпуса 2-й ударной Армии. В ходе боя автомашина с пленными попала под автоматный и минометный обстрел, что привело к гибели всех конвоируемых. Изъятое при обыске, а также: личные документы, нагрудные знаки отличия переданы в особый отдел армии»….. ………………………………………………………………………… Глава Первая. «Отрочество» С Дмитрием Николаевичем, третьим и последним мужем моей бабушки № 2 - Татьяны Дмитриевны, я, Валерий Эрнестович Смирнов, (отчество от бабули № 2, звучит, однако), познакомился лично в далёком 1975-м году, будучи учеником 5-го класса Ленинградской школы. Бабушка! Да, моя бабушка (по линии отца) была частичкой старого Петрограда. Даже жестокие годы 1937-1944 не сумели её сломить, развеять шарм накрахмаленных шапочек и вязанных крючком воротничков. Но сегодня речь пойдёт не об приверженности к тому замечательному Петроградскому стилю. Дмитрий Николаевич и моя бабушка странно и непривычно смотрелись в 1975-м. Французские влюблённые старички, да и только. Я, неприкаянный, по стечению жизненных обстоятельств и борьбы противоположностей, , сложившихся ещё до моего рождения, жил и учился у бабушки №1 Александры Трофимовны, естественно и с дедом №1 - (мамина генеалогическая линия). Посему и встречался с бабушкой №2 - Татьяной Дмитриевной, не чаще одного раза в месяц, /такая уж подоплёка с родителями получилась/. *Каждый из родителей хочет сделать - как лучше, зная, что именно его чадо - самое распрекрасное и унаследованное. Потом рождаются внуки. Здесь, в новой ипостаси начинается идейная борьба, тем более, если в последствии внуков не один, а хотя бы два. На сегодня, в данной повести, тургеневскую тему отменяем. Возвращаемся к событиям в приобретении бабули №2 - "нового" деда*. Да это был оборот! Коленкор и анкор так сказать! !Событие! Появление официального деда! К тому же, мне очень интересно было его узнать как собеседника, ведь "старого" деда №1, естественно (по линии мамы), я знал с пелёнок. И вдвойне загадочно и интересно, так как на одной из семейных фотографий, дед №2, был в старой /фронтовой/ военной форме, в чине старшего лейтенанта артиллерии! А отказать себе в любопытстве и узнать всё как можно подробнее, о тех военных лихолетьях, тем паче из первоисточника, мне очень сильно не терпелось . Такой уж пытливый был у меня ум, да и характер холерика. Однако, при первых встречах, я был слегка разочарован. В разговорах со мной, он был не многословен, особенно в воспоминаниях о войне, видимо, как и все ветераны. В основном всё общение, когда я был в гостях, сводилось к тестированию моих знаний по химии и физике. Я «плавал и тонул» от его вопросов, даже в моей школьной программе он был дока. Но мне всё равно было интересно, так как он непринуждённо учил меня логически думать на заданную тему, понимать материал изнутри, если можно так сказать. Такие вот воспоминания остались у меня от первых знакомств с новым «дедом». Потом он переехал к бабушке. Только тогда для меня открылся новый мир. В доме, в котором ранее меня, в основном, интересовала только настоящая печь-колонна в комнате, *(Петроградская сторона. Дореволюционная постройка, раритет!)*, старинные безделушки и отцовские фото принадлежности. В этом, хорошо знакомом мне пространстве вдруг появились книги! И какие! Издания 30-х* – 60-х* годов. Приключения, фантастика, тайные клады, разведчики, послевоенные шпионы-диверсанты. Дореволюционные книги и классику в счёт не беру. Тогда я был зачарован только вышесказанным жанром. Я не просто читал эти книги, мне казалось, что я их глотал. Я жил в них, переживал происходящее вместе с героями авторских строк. Я ехал с одного конца города в другой полутайно, чтобы вернуть прочитанную книгу и взять новую. В дни школьных каникул я просил на денёк, другой оставить меня у бабушки №2 - Татьяны Дмитриевны. Не каждодневно конечно, но порою меня оставляли. Вот однажды, в один из вечеров, Дмитрий Николаевич, начал свой рассказ о войне. С подтекстом того, что он сам пережил. И это касается событий описанных в прологе этой документальной повести. Конечно, осязание мира глазами школьника, это совсем другие принципы восприятия информации, поэтому далее, я постараюсь довести до вас то, что я запомнил. То, что я чувствовал изначально. Его рассказы были без литературных излишеств, они отличались сухостью и педантизмом. Потом, спустя годы, когда я и сам примерил на своих плечах офицерские погоны, вот только тогда я понял причину этой сухости. Он говорил сугубо по-военному. Так, чтобы ясен был алгоритм тех давно минувших событий. Из услышанного мною рассказа следовало, что в составе группы передового дозора, разведчиков и офицеров «Смерш», в коей присутствовал Дмитрий Николаевич, они, по факту армейского радиоперехвата, срочно прибыли на один из хуторов, который располагался не далеко от Таллинна. Прифронтовая полоса, ночь, местное население - с присущим ему - прибалтийским менталитетом. С марша, решили сразу на хутор не соваться. Осмотреться и подготовиться. Визуально выявили на местности самый зажиточный дом. Немецкого дозора - охранения было не видно. Через час наступал рассвет, поэтому, с его началом начали штурм, взяв, тем самым, весь хутор одновременно, с разных сторон, рассредоточенными группами. Расчёт оказался правильным. В этом самом /зажиточном доме/, без единого выстрела, группа «Смерш», "тёпленькими", задержала пять немецких офицеров. При обыске у них были изъяты: штабные документы, радиостанция, дополнительные комплекты аккумуляторных батарей. Пленённые офицеры явно не принадлежали к боевым частям вермахта: не по форме, не по физиономиям. Беглый допрос, толком тоже ничего не дал. Толи они штабисты, толи обозники, а может быть более важные птицы? Изъятые при них документы нуждались в детальном рассмотрении спецами из штаба Армии. Поэтому, оперативно приняли решение - этапировать пленных под охраной разведки и автоматчиков в особый отдел Армии. Благо на хуторе были обнаружены три трёхтонных грузовика «Опель Блиц», замаскированные в стогах сена. Однако, во время конвоирования в штаб армии, сопровождение и пленные наткнулись на серьёзно вооружённую группу немцев. Завязался бой. Наших пострадало пятеро: три легко раненых – разведчики, и двое тяжёлых - автоматчики. Атаку немцев отбили. Часть осталась на поле брани часть рассеяли по лесному массиву. Для окончательного уничтожения немцев, в квадрат, направили автоматчиков из 116 стрелкового корпуса. Пытались ли бежать пленные?, доподлинно неизвестно. Но по заверению командира группы «Смерш», грузовик в котором они оставались во время боя попал под шквальный огонь, загорелся и взорвался. В живых, из пленённых, никого не осталось. На этом, можно было ставить точку в данном фронтовом эпизоде освобождения территории Эстонии от немецко-фашистских войск. Но далее, события этого фронтового дня, получили новый и уже поистине непредвиденный оборот. Дело в том, что Дмитрий Николаевич, с группой передового дозора как раз разместились в том злосчастном доме, где квартировала-скрывалась, до пленения, группа немецких офицеров. А при стремительном наступлении наших войск, с дальнейшей подготовкой наступления на Таллинн, дом сей, приглянулся комкору одного из подразделений 8-й Армии, под штаб вверенной ему части. Соответствующее распоряжение доставил нарочный из корпуса. В нём говорилось: «… помещение под штаб тщательно досмотреть. Выставить охранение. Все не нужные для расквартирования штаба вещи и предметы быта вернуть хозяевам, или сложить в подсобном помещении, закрыть и опечатать….». Команда, по-военному, была выполнена беспрекословно. Дмитрий Николаевич и остатки его подразделения перебазировались в менее престижное жильё, но на том же хуторе. А тем временем, пока бойцы принялись наводить порядок и обустраивать скромный фронтовой быт на новом месте, Дмитрий Николаевич, согласно директивы, решил тщательно осмотреть прежнее помещение, в котором отныне, должен был разместиться штаб корпуса. В том, прежнем доме – временной обители штурмовой группы разведчиков, всё было по-прибалтийски чисто и ухожено. Напоследок, Дмитрий Николаевич, заглянул в небольшую комнатку, напоминающую мастерскую скорняка, с узким смотровым окном под потолком. В углу комнаты лежала большая стопка выделанной кожи, похожей на развёрнутые голенища для сапог. Он решил передвинуть эту стопку, в нечто, отдалённо напоминающее открытый, встроенный шкаф. Тем более, при такой небольшой, но простой манипуляции, помещение сразу становилось просторным и более светлым. Как раз для штабного дневального или телефониста. Занявшись стопкой кожи, он вдруг обнаружил, в этом ворохе от профессионального скорняка, свёрток. Скорее всего, найденный им свёрток, больше походил на старую холщовую сумку пастуха, но с несколькими отделениями. В одном из отделений сумки лежало что-то бережно упакованное в пергамент. В другом отделении обнаружилась цветная карта «раскладушка», на очень качественной бумаге и четыре фотографии. Точнее сказать три фотографии и одна открытка. Дмитрий Николаевич, оглянулся по сторонам, прислушался, и бегло взглянул на фотографии. На одной из них, был запечатлён красивый причал, неизвестного приморского города. В центре фотографии красовались две небольшие, но очень стильные яхты. На второй фотографии, было увековечено монументальное здание готического стиля с флагштоками и знамёнами украшенными фашистской свастикой. На третьей фотографии, старинный, каменный, но не высокий особняк. Открытка, точнее открытое письмо, так говорилось на обороте, была русская, с логотипом военной цензуры Петрограда от 1916 года. На открытке была изображена репродукция с какой-то картины на которой был изображён деревенский пейзаж. Дмитрий Николаевич ещё раз осмотрелся и развернул карту. Эта была необычная для его восприятия цветная карта автодорог противника. Всех дорог, и иных транспортных коммуникаций Германии от 1941-го года, в масштабе 1:250 000. В первый момент, (как я помню с его слов), он хотел выбросить эту находку или сжечь, дабы не накликать на себя беду. Свастика на карте, свастики на фотографиях, непонятные границы карты, да и сама экспликация разметки дорог. А тут ещё вспомнился ночной рейд с офицерами «Смерш», эти "ребятки-славяне" шутить не любили. Отчётливо встали перед глазами пленённые немцы. Он аккуратно выглянул сквозь маленькое смотровое окно во двор. Несколько человек, из армейской группы «Смерш», что остались на хуторе, крутились возле фронтового трофейного мотоцикла. Эх! Хорош был немчура, своим двигателем и брутальным лоском! Но интерес к находке всё же заставил его открыть пергамент. В этом тайном планшете он обнаружил бережно упакованную картину, нарисованную маслом на холсте. Довоенная картина, может быть 10*-30* -х годов. Хотя возможно и самый конец 19-века, судя по стилю написания, мелькнуло у него в голове. В тот момент вспомнились его Ленинградские экскурсии в Эрмитажный дворец. Картина, которую он сейчас держал в своих руках, сразу же заворожила своей энергетикой. Точнее очаровал сам анфас, этой юной девушки-девочки, с венком из полевых цветов, что был изображён на холсте. Такое сложилось ощущение, что он сразу очутился в другом измерении, где нет войны, где есть только глаза, есть только вопрошающий взгляд «Незнакомки», и ещё что-то. Какое-то время дед находился в оцепенении, однако совладав с собой, вспомнив странную группу пленённых немцев, вспомнив стоявших во дворе имения «Смершевцев», он взял и машинально перепрятал сумку. Просто перепрятал, автоматически, как будто взгляд «Незнакомки» с полотна его об этом просил. Причём в тот момент, он даже не осознавал, увидит ли ещё раз, когда-нибудь, свою необычную находку или нет. …………………………………………………………………………… Вот на этом самом месте, данная фронтовая история - с тайной находкой могла бы закончиться. Так как, менее чем через неделю, подразделение Дмитрия Николаевича перебросили практически в окрестности Таллинна. К слову сказать, Прибалтийская операция 1944 года была для наступающих советских войск относительно скоротечна, но от этого не менее кровопролитна. В одном из таких боев был тяжело ранен и сам Дмитрий Николаевич. Далее был санитарный поезд, тыл, госпиталя, а также боевая "печать", на оставшуюся жизнь, оставленная войной, в виде страшного и безобразного рубца-штопки, от полевого хирурга. Возможно, дед подсознательно чувствовал количество отведённых ему дней. Поэтому раз за разом, понемногу, он как бы «между прочим», продолжал повествование событий касающихся той фронтовой истории. Так я узнал, что после войны, дед хотел посетить тот самый хутор. Он думал, что, скорее всего война, как таковая, с её разрушениями, скорее всего, миновала прибалтийские селения из-за концентрации боёв исключительно в крупных узловых городах. Однако, послевоенные заботы и жизненные перемены отложили эту затею на долгие годы. Тем временем мирная жизнь бежала полноводной рекой, входя в новый русла и притоки, неся радость и спокойную жизнь . Многие Ленинградцы летом стали выезжать в близлежащую Прибалтику, на отдых. Ведь кроме Курортного района, других, горячо любимых населением съемных дач, по близости ещё не было. Да и курортный район сильно пострадал. Конечно, были Новгородские и Псковские летние каникулы и загородный антураж. Но Прибалтика, точнее Латвия и Эстония заполнила морской пробел, который был любим Ленинградцами. Благо автобусное и железнодорожное сообщение между Ленинградом, Таллинном и Ригой стало более чем регулярное. Да и цены не так сильно кусались, в отличие от черноморской пляжной сказки. В один из таких летних сезонов начала 60-х, Дмитрий Николаевич узнал, что один из инженеров его предприятия едет с семьёй на пару недель в окрестности Таллинна. Погостить, так сказать в съемном жилье, пользуясь правом протекции и «сарафанного радио». Дед, (опять же с его слов), абсолютно по наитию, попросил этого отпускника посетить тот самый хутор, что из фронтовых воспоминаний. Денег дал на дорогу, чтобы его коллега съездил до памятного особняка с комфортом. И какое было удивление деда, когда коллега вернулся с хорошим известием. Прежде всего, сразу и благополучно нашёл тот самый хутор на который указал ему Дмитрий Николаевич. Кроме этого, новые или старые жители этого особняка, (это к сожалению неизвестно), ни против были сдать комнату Ленинградцу и даже оставили свой адрес. Дед был переполнен волнениями и твёрдо решил обязательно посетить гостеприимных эстонских хозяев на будущий год. Хотя текущие дела и взяли деда в круговерть но в августе 1963-го он всё же переступил порог того самого эстонского дома, где он нашёл и перепрятал заветный трофейный свёрток. Хозяева скромно, и по-эстонски слегка натянуто, встретили его. Небольшие Ленинградские подарки вызвали у теперешних владельцев дома живой интерес, и они устроили общее чаепитие, а также обмен мнениями «как мы там» и «как они тут». В ходе нового знакомства с домом стало понятно, что общая структура помещений осталась прежней, но некоторые комнаты всё же подверглись небольшой перепланировке. Комнату деду отвели небольшую, но очень светлую с отдельным входом из коридора. А вот мастерской не стало. Дед никак не мог понять, где она? А оказалось, что она, мастерская-то, где была там и осталась. Просто новые владельцы сделали выступ, расширив тем самым коридор. А в угол коридора перенесли дверь. Теперь это была кладовка для вещей приезжавших гостей. Дед, после застолья и чаепития отнёс в эту кладовку свой дорожный фронтовой, трофейный чемодан и осмотрелся. Да это была та самая комната. Ничего не изменилось внутри. Просто дверь перенесённая в другой угол ввела его в прострацию. Он прислушался, в доме было тихо, хозяева вышли на улицу, но их было видно сквозь узкое смотровое окно. Фронтовые воспоминания торопили. Он осмотрел дощатое наклонное перекрытие в углу, возле окна. Нащупал мёртвый сучок в деревянной балке, который служил подобием шпингалета. Сучок туго поддался и доска за балкой слегка отошла. Вновь открылся треугольник меж балочного схрона. С трудом просунув покалеченную войной руку он почувствовал грубый материал свёртка. Военная находка лежала в том самом месте где Дмитрий Николаевич оставил её в сентябре 1944 года. Забрав свёрток, он сразу переложил его в дорожный чемодан. Благо чемодан был по настоящему фронтовой, офицерский «мечта оккупанта», из фанеры и кожи, оббитый уголком. И в нём имелась заветная ниша. Неделя пролетела незаметно, пора было и честь знать. Попрощавшись с хозяевами дома, обменявшись адресами, Дмитрий Николаевич поехал домой в Ленинград. К свёртку он так и не притрагивался до самого приезда в родной город. Потом он как то отвлёкся от своего рассказа и спросил, обращаясь к моей бабушке: «Танечка, а где моя чёрная кожаная папка?». Бабушка пожала плечами и ответила: «Наверное в твоём книжном шкафу, что ещё остался на Скороходова, Дмитрий. А может быть в твоём загородном доме в Новгородской?». Тогда он задумался и ответил: «Танечка, отдадим папку мальцу (то есть мне), когда подрастёт, а я ему ещё покажу по карте то, что я так сильно хотел узнать». В последние несколько посещений, дед, так больше и не вернулся к этой теме. Посему, сказать мне что-то большее он уже не успел. В 1976 году его не стало. *Здесь я хочу прерваться и сделать маленькое отступление, про дом Дмитрия Николаевича в Новгородской области, что был прямо на берегу Волхова. Нельзя сказать, что дед был отшельником, но в этом доме он жил постоянно с апреля по октябрь. Дом был знатный, рубленный, с баней. Но его сын не хотел заниматься домом и поэтому, эту недвижимость бабушка продала, разделив гонорар за продажу с сыном. Больше с его родственниками она не общалась*. Глава Вторая. «Советский Союз» На этом история вновь могла оборваться. Но …………. Во время продажи дома, несколько ценных вещей бабушка забрала себе. В их числе оказалась и старая папка из чёрной кожи с немецкой картой и тремя фотографиями и одной открыткой. Причём бабушка сама наткнулась на папку, как-то неожиданно и странно. Так как сын Дмитрия Николаевича тоже взял множество интересующих его вещей. Но папка, бережно уложенная в каком-то загашнике, осталось не тронутой. И этот раритет, в 1978 году, мне торжественно был передан бабулей, с пояснением, «Дмитрий Николаевич обещал». Сразу скажу, все мои бабушки и дедушки №1, (соответственно, Александра Трофимовна и Александр Никитич), были фронтовиками, а также 100% защитниками блокадного Ленинграда, и за Великую Войну хлебнули много. Поэтому получив этот дар, о!!!! это было нечто. Я опешил. Чёрный орёл, красное обрамление свастики, всё это вызывало трепет. Да ещё эти три фотографии со свастикой. Зная менталитет родни, смекнул, всё это срочно нужно спрятать как можно надёжнее, а то мне, и бабушке № 2 , которая разрешила такие идейные "вольности", покажут за такой подарочек - «кузькину мать». А раритет сгорит в печи на даче Карельского перешейка, или закончит жизнь в клочках на мусорке. Мои старики отчётливо помнили 1937 год, да и последующие лихолетья, … Конспирация и тайник. Вот единственное решение по трофейной карте, которое, я своей юной головой придумал. И карта благополучно заняла своё тайное место за панелью динамиков моего личного электрофона «Юность». Доставалась она крайне редко. Как правило, только тогда, когда я был дома один. Но даже тогда я чувствовал трепет и ощущал себя не в своей тарелке. В школе, из иностранных языков мне преподавали немецкий. Вроде и историю знал неплохо, но с этой картой была беда, так и въевшаяся в мою память восьмиклассника. Я смотрел на карту как «баран на новые ворота»: непонятные наименования, размытые государственные границы. Нет Франции, Польши, Чехословакии, нет Прибалтийских республик, не та Белоруссия и Украина, но зато какие-то Богемии, рейхс-ляйтерства, генерал-губернаторства и Франкрайх… . Всё это полностью вводило в ступор. А что стоили эти немыслимые разноцветные жилки дорог с литерами, прямо как плата импортного кассетного магнитофона. Ведь тогда в 1978-м я и не догадывался о практическом и фактическом разделе Европы. Не знал визуально экспликацию границ по пакту Молотова-Ребентропа. А здесь, передо мной, был Третий Рейх! Новая Германия! Вообщем, эту тайну, как меня и не подмывало заорать: «смотрите, что я знаю!» , я бережно хранил. Так как ни хрена, в этой трофейной карте, в те годы, я так и не разобрался. Открытка у меня особого интереса и восторга не вызвала. В мои-то юные годы, а тут открытка, хотя и 1916 года. Ну, деревня на ней изображена, русская деревня, глубинка видно. Автор картины, что на открытке напечатана, М.А. Балунин. Повертел, повертел я её в руках и впихнул в один из распухших домашних альбомов, где хранились разного рода фотографии, письма и открытки. Тем самым, забыв о её существовании. С фотками поступил более осмотрительно и конспиративно. Для их хранения и тайного показа я приспособил жёсткую обложку какого-то учебника, поработав при этом бритовкой. Клад, таким образом, был всегда со мной и можно было не переживать за его изъятие, как идеологически враждебного материала. Зависть и интерес в глазах сверстников по поводу этих самых фотографий был просто неописуем. Держался я долго, но спустя полгода, мой школьный товарищ Миша, еврей по национальности, стал собираться с родителями на ПМЖ в Израиль. Он был романтик и поэт по призванию. Он усмотрел в этих фото: Францию, Австрию и ФРГ и клятвенно обещал посетить эти места и описать мне эти события. В замен, он предложил отдать свою коллекцию марок. Я брыкался. Но всё же стал обладателем нескольких альбомов с тематическими подборками, коими и сейчас горжусь. А Мишка с напоминаниями о холокосте убыл на землю обетованную. Что и как он, я более не знаю. Ах да, помнится, была ещё и картина маслом. Но её наличие или след был утерян. Бабушка № 2, о ней вроде как и слышала, но никогда её не видела. Таким образом, по этой художественной реликвии информация обрывалась. К трофейной карте я вновь вернулся только в 1980-м году. После окончания 10-и летней школы. Так как, по единогласному решению семейного совета, окончательно переехал к бабуле №2 - Татьяне Дмитриевне, по статусу повзрослевшего внука, и по официальной прописке соответственно. Вот теперь, можно было ослабить конспирацию. Там же на Петроградке, я случайно познакомился с одним из нелегалов - «поисковиков», гонимых в те времена сотрудниками КГБ. Тот был в шоке от этой трофейной карты. Просил поменять её аж на кассетник от «SONY». Но я как то охладел к обмену, зацепившись мыслью за посещение ГДР по путёвке «Интуриста». Прикольно было бы привязать её к новой стране и местности, ловил я себя на мысли. Но взрослевший организм, срочно требовал женского присутствия и ласки. Посему, кроме основной работы - на базе «Ленплодоовощь», Ждановского района, куда я был устроен по протекции маман. А вестимо и самостоятельной жизнью, с вечерними уединениями в «будуарах» с моей возлюбленной Оленькой Варфаламеевой, которым я придавался практически ежедневно, так как не мог оторваться – потому что дорвался до нежной девичей плоти, меня, более, ничего не интересовало. Я, погрузился, в захвативший меня целиком интим, и полноценную «жизнь», от праздного гуляки, с есенинской подноготной. Вспоминая те мгновения, до сих пор, мураши по коже бегают. Тогда, я открыл другой мир, иной – высший способ человеческого общения и уединения. На этом месте моих грёз грянул «гром». Снежным ноябрём 1980-го я получил повестку Петроградского военкома и убыл на Дальний Восток, отдав тем самым конституционный долг срочной службой Родине. Служба, она и есть служба. Учитывая своё первое и неудачное поступление в военное училище в июле 1980-го года, для меня, через срочную службу, вновь открылся внеконкурсный шанс исполнить задуманное. И я не прогадал. Забот армейской, а затем и курсантской жизни было столько, что все мои понятия и мечты перевернулись прямо-противоположно. Это был другой мир и другая жизнь, в отличие от пресных повседневных гражданских проблем. Вот в этот круговорот событий я и попал. Прямо в самую гущу, как говорится «из огня да в полымя». Какая уж тут трофейная карта? Если и была она у меня в руках, то для проверки, на месте ли она. Сказать правду?, не лукавя? Только к третьему курсу училища я воистину вошёл в чёткую колею, где всё можно было распланировать: учёбу, зачёты, увольнение, отдых с поцелушками и конечно же отпуск!!!, буквально расписанный по дням и часам. Посему я всё спланировал заранее. Что неделю, (ладно пять дней), точно два дня уделю своей карте. Тем более из предмета «топография» с привязкой к «оперативному искусству» я точно знал, что означали буковки с циферками и стрелочки указанного формата: ;;;;. О коих обмолвился в своих воспоминаниях Дмитрий Николаевич. Да, да. Это маршруты колонн и точки остановок, для «бегунка», есть такая «легенда» к карте. И вот с этой задачкой, да за трёх литровой баночкой «адмиралтейского» пива, непосредственно с завода «Красная Бавария», мне очень хотелось поскорее усесться, разложив перед собой раритет немецкой трофейной картографии. Поверить трудно, но планам не суждено было исполниться. Отпуск был в августе. Но перед ним в июле была войсковая практика в городе Конотоп. А перед этими двумя знатными мероприятиями, в середине мая, мы на полтора месяца убыли в «поле». В гражданском понятии в полевые армейские лагеря под Ленинград. Дабы: стрелять, бегать, ползать по болотам осваивая искусство ориентирования. В общем самая настоящая война с вероятным противником, только в отсутствии подразделений оного. Вернувшись из «поля» и придя домой в увольнение, перед отъездом на практику в Конотоп, я впал с порога в транс. Выхлебав в таком состоянии не одну трёхлитровую банку пива с соседями, и соседками. Дело было в том, что наш дом, дореволюционной постройки, ЖЭК решил капитально отремонтировать изнутри! Поменяв все трубы, батареи, настелив линолеум, покрасив все помещения общего пользования. Таким образом, все квартиры превратились в один огромный погром, а перемещение вещей в комнатах привело к общемировому коллапсу и масштабным посиделкам всех обитателей дома в тех помещениях, где ремонта не было. Какая тут карта? Я даже джинсы и кроссовки среди этого бедлама найти не смог. Я рычал на бабулю как раненый зверь. Где мои вещи? Где это и это, и это…….?????. Бабуля тоже вошла в транс, причитая «...разложила по коробкам, сундукам, антресолям, шкафы двигали, ремонт закончится, всё можно будет разложить в комнатах и всё найдётся…». Расстроенный, без должного комплекта гражданской одежды я уехал в Конотоп. Пикантные украинские вечера с горилкой и пышногрудыми фуриями помахали мне ручкой заранее. Ведь в погонах разве развернётся душа? А тут ещё Украина, а там если уж душа запела, то сразу в ЗАГС. А если не согласен, ….. «то мы идём к Вам в политотдел»! Спустя месяц, с отпускным билетом на руках, я вернулся в Ленинград из Конотопа. Радостным событием для меня было то, что комнаты, да и весь дом похорошели. В шкафу висела и лежала вся отглаженная, и начищенная одежда и обувь. Не военного образца заметьте! В моём шкафчике лежали знаменитые наборы с марками, кассеты, бабины, пластинки, магнитофон, ну всё в аккурат. Но чёрной папки с трофейной картой НЕБЫЛО!!! Два дня я потратил на поиски чёрной папки и поняв, что с наскока мне её не найти, плюнув в сердцах, устроил себе достойный курсанта отпуск, ни дня не надев военный мундир. В январе 1985 года, я всё же нашёл папку с картой, но впереди была войсковая стажировка и сей раритет пришлось тщательно переложить в место известное только мне, без посягательств от внешних факторов. Далее вновь тема детального рассмотрения карты была отложена. Впереди были: стажировка, дипломная работа, Гос. Экзамены, «золотой карантин», выпуск, погоны офицера, назначение в ТуркВО. Жизнь завертелась ещё с большей скоростью и уже в другом качестве. Тут уже было не до тайн Третьего Рейха. Туда, куда я прибыл по распределению, пролетев 5 часов "Аэрофлотом" до Ташкента, затем отдых, затем ещё час "Аэрофлота и час езды на "шишарике" или "уазике", был другой, не ведомый мне мир, и такой же не ведомый до селе климат. Кроме новоявленных климатических и географических открытий, «за речкой» пограничной, что была в черте города, проистекала настоящая война. А в октябре 1985-го, эта война, а точнее интернациональный долг кадрового офицера, стали моими новыми полномочиями "по предназначению" . Хотелось ли мне тогда вновь прикоснуться к тайне трофейной карты? Да, очень. Но, в данный момент, были другие заботы, армейские, земные, семейные, бытовые. Оставалось только мечтать, что по "замене", из данной «горячей точки», мне, всё же обязательно доведётся попасть в «Группу Советских Войск в Германии». ГСВГ!, Мечта! И вот тогда…….. ……………………………………………………………………. Глава Третья. «Смута» *Мы, войны, осуществляющие в жизнь геополитику, унаследованную приказами и директивами, пытающиеся оспорить произведения знаменитого Редьярда Киплинга, выполнили свой "великий" международный и интернациональный долг. Мы сжались в едином порыве и достойно вышли «из-за реки». И… - нас бросили. Об нас вытерли ноги все: политики, реформаторы, республиканские лидеры, со словами «перестройка, новое мышление, и приказом № /мы вас туда не отправляли/». Повторно, наш четырёхсот тысячный туркестанский контингент, с семьями и детьми, бросил - быдло Ельцин. Бросил росчерком пера, бросил на произвол судьбы в пустынях Туркестана. Многие ушли в никуда, взяв в руки оружие. Тогда жизнь распорядилась по своему: кто в князья-угодники, кто в грязь и пьянство, а кто остался верен присяге, помня, что есть такая работа Родину защищать. Именно Родину, а не узбекам служить, или быть в "карманной армии" зародившегося нувориша. Хотя, сказать откровенно, тем временем, страна погружалась в хаос и гражданские войны, с жестокой бойней националистам всех мастей - неугодного в их ментальном подходе, грамотного и свободолюбивого русского населения. Выход был один, воевать так уж до конца. И мой марш-бросок на штаб ЛенВО, летом 1992 года, закончился успешно. Мой прямой начальник и командующий округом были из тех, кто тоже попробовал водицы «за рекой». Таким образом, был подтверждён мой статус в верности Родине и присяге. Вот только вернулся я, уже в совсем другую страну, испоганенную и поруганную демократами. В другой город, лихо переименованной ими же в Санк-Петербург. Только теперь стало понятно, что сделала новая, "реформаторский-демократичная" власть, с добропорядочным населением. Нашей, (уже моей), семье повезло. Было то, что называется – крыша над головой. А вот мои старики пострадали больше всего. Безумство цен на продовольствие и лекарства, геометрическое падения рубля и полное обесценивание вкладов и пенсий. Это был открытый, ничем не прикрытый геноцид. Засилье всевозможных фондов, проходимцев и нечестных на руку государственных работников социальных служб, привело к тому, что в моём конкретном случае, (моя бабушка), лишилась всех ценных книжных изданий. Спохватилась она, в произошедшем, практически перед самым моим приездом, (фактически я вернулся только в декабре 1992). Таким образом, за полгода, с лета 1992, «разносчиками» просроченных армейских НАТОвских пайков, которые демократическая власть раздавала в качестве гуманитарной помощи; а также представителями фондов, которые разносили продуктовые посылки из Германии; а также волонтёрами, агитаторами, и прочей государственной швалью «новой» России, были похищены ценные раритетные издания из библиотеки Дмитрия Николаевича. Книги похищались, а вместо них во второй и третий ряд ставилась откровенная макулатура. Это открытие, что бабулю медленно, но откровенно обворовали, привело её на больничную койку и сыграло через год роковую роль. Хотя мы и подоспели в принципе вовремя. Но что можно было предпринять в этой ситуации? У меня, от такой наглости, по отношению к собственному населению, у самого «планка» упала. Пришёл в милицию на Скороходова, к стати, в то самое отделение где самые первые серии «Ментов» снимали, а я там свой первый паспорт, к слову будет сказано, получал. Представился. Доложил, безобразие. Так мол и так, давайте данные кто по адресам пожилых людей, на Петроградке, от разного рода «сердобольных» благотворителей и госструктур шастал. Дежурный и ухом не ведёт. Я вопрос повторил. Полупьяная рожа, от которой можно было прикуривать, подняв глаза спросила: «кто такой, чё надо». Сразу стало ясно, последний горбачёвский набор, сплошная необразованная лимита, так и не сумевшая ассимилироваться в с культурными ценностями. Бог миловал, что у меня не было с собой табельного оружия, и вовремя подоспел пожилой капитан, оперативник. Инцидент замяли, а за сломанные стулья я денег дал. Оперативник, Аркадием его звали, отвёл меня в свой кабинет, закрыл дверь, достал из сейфа литр «Распутина», закуску из тех же пайков, и излил свою душу со слезами на глазах. Молил, при каждом слове, только бы дожить до пенсии. Тогда, в этом разговоре «по душам» он от многого меня предостерёг. Описал, что реально в городе происходит, кто за кем стоит. Что умереть на Кировском проспекте от пуль, выпущенных из «калаша», легко, а где-нибудь во дворике так вообще обыденное дело, и что расстреляют всего то, за пару сотен «зелени». Или за то, что оказался в ненужное время и не там где нужно. Или за чрезмерный интерес к переделу социалистической собственности. Напоследок правда обмолвился, если хочешь мол реально, не вернуть, а хотя бы просто сесть на хвост тем, кто тебя обворовал, обзаведись сотней баксов. Сведу тебя с человеком, он ситуацию прокачает конкретно. Если это ему по зубам, доплатишь ещё, и возможно мои пропажи вернутся. Или вора он мне на собственное усмотрение, упакованным представит. Я попрощался. Тогда, так ничего и не смог ему на это ответить. Да, это было другое государство и мне приходилось заново осознать происходящее*. Жизнь в любом случае должна продолжаться и армейская служба и быт вновь взяли меня в круговорот своих событий. Бабулю после первого криза мы выходили, навели у неё порядок, строго настрого предупредили и её и соседей, чтобы без нашего ведома незнакомые её не посещали. А заодно и бабуля мне поведала, что оставшиеся магнитофонные кассеты и бабины попросил мой друг Витя, и она ему их отдала (это были его записи). Коллекцию марок и чёрную папку на которую наткнулась, во время оклейки обоев, (запрятанную между стенкой и фанеркой встроенного шкафа), она положила в мою старою «дипломатку» и отдала моей маме, от греха подальше. К слову будет сказано, это было не самое приятное, что я желал услышать, зная характерные особенности моей мамы всё рассовывать по углам. Последующее посещение квартиры мамы, не прибавило мне оптимизма. Старенький дипломат был уже задействован по архив домашних фотографий и прочие открытки и письма. Альбомы с коллекциями марок были бережно перевязаны бечёвкой и хранились на бельевой полке шкафа. А на вопрос, «а была ли чёрная папка» и где она?, мама не моргнув ответила: «нет, по-моему я её не видела» и добавила: «если на антресоли нет, то точно не видела, там и марки твои лежали, в шкаф недавно положила, а то они там Иванычу (мой отчим) мешались». Взгромоздясь на табурет я заглянул на антресоль. Там явно не «пахло» папкой. Сеё пространство больше походило на шкаф для инструмента. Иваныч тоже подтвердил, что перекладывал тут всё, недавно, но папки не видел. Аргументов больше не было. Тем более мать начала причитать, что точно не видела никакой папки, и у бабули очередной бзиг и старческий маразм. Ну что, подумал я, переезды, коммуналки, перестановки, смена власти и экспроприация библиотеки, благо, что ещё все живы и здоровы, а также пожара с наводнением не было. Совсем немного книг, я, попросил у бабушки, для своей библиотеки, которую собрал в Туркестане. К тому же коллекция марок – воспоминание о былом государстве и моей юности всё же сохранилась. Ну а то, чего не стало, утратили, законно. Не уберегли, значит. Река времени должна течь, а мы выпрыгивая из одного водоворота вновь бывает попадаем в следующий. Хотя, я, всё же ещё раз расспросил бабулю о папке, за воскресным чаепитием. Бабуля подумав, обронила фразу: «а ведь папка какое-то время лежала в книжном шкафу, вместе с марками», (когда она в дипломатку мои вещи собирала). Впоследствии, это откровение, чуть было не стоило мне жизни. Но сегодня было ясно, что моё трофейное наследие от Дмитрия Николаевича, не уберегли. Вот только наследие это, почему-то вновь преследовало меня. Годика через три, в уважаемом мною антикварном салоне, (который я любил посещать как маленький музей), что в районе Литейного проспекта, я наткнулся на книгу «Словарь русских суеверий, гаданий, предсказаний». Это было дореволюционное, теснённое серебром, издание. Точно такое же я видел в библиотеке бабушки после переезда к ней Дмитрия Николаевича. Я хорошо помнил эту книгу. Кроме того помнил, что революция оставили на внутренней стороне задней обложки отметину, в качестве небольшого сального отпечатка детали револьвера. Я попросил сотрудника салона показать мне эту книгу. Она легла передо мной на специально постеленный бархат. «Это очень дорогая книга», сказал продавец. Я провёл рукой по теснённым обложкам, открыл невзначай заднюю обложку. «Да, это очень дорогая книга, для моего кошелька несопоставима », ответил я продавцу. Поблагодарив его, я вышел на улицу. Да! Да! Да! Это была та самая книга из нашей коллекции, сомнений не было. Мысли рассыпались в голове, как упавшее на пол блюдце с горохом. Все по разным углам. Как-то сразу, вспомнился опер Аркадий. Ну и «баксы» конечно. *Последние уже имелись, так как жизнь в «обновлённой» демократической России того периода, привела к тому, что зарплаты были под миллион, сосиски стояли десять тысяч, а бутылка пива две. Сто, двести и пятисот рублёвые купюры превратились в «фантики», а тысячей, иногда, в отсутствие бумаги оной, бычьё подтирало свою пятую точку. «Фантики» для этого не подходили, были уж очень маленькими и жёсткими. Так что «баксы» позволяли отложить часть зарплаты на погребальные нужды, а также на жизненно необходимые предметы гардероба и быта*. Взвесив все за и против, я не стал бараном переть на салон, и поспешил к Аркадию. На Скороходова, коллеги Аркадия поведали, что он не так давно уволился. И поинтересовались, а зачем я ему нужен? Рыбалка была лучшей отмазкой и я получил «проходное свидетельство», как, и где его найти. Увидев его, я понял, что Аркадий давно и долго «сидит на стакане». Увидев меня он опять начал плакаться в жилетку, про державу, про собачью жизнь и пенсию. Про то, что всё у него из рук валится и истина осталась только в стакане. И что даже улицу мести он не умеет, а банде из Смольного прислуживать не собирается. Выслушав риторику я вручил ему пару литровок «Абсолюта» и несколько «хвостов» мурманской рыбки. А затем аккуратно спросил его о том человечке, что может «пробить» информацию по похищенным вещам. Только тут он меня вспомнил. Подарок его тоже очень порадовал и он не став темнить, сразу сказал, куда мне прийти и что нужно при этом сказать. Таким образом, личное расследование вступало в новую, уже в полукриминальную фазу. Игорь, так звали моего ровесника, был тем человечком к которому и направил меня Аркадий. Жил Игорь в Дачном. Стоя перед бронированной дверью его квартиры, я назвал ключевые слова, про «славянский шкаф». Дверь отворилась и за ней, показался на первый взгляд штангист, с меня ростом, но килограмм под 150, и с кулаками словно пивная кружка. Шею Игоря, которой практически не было, украшала золотая цепь, граммов этак в сто-двести. А вот лицо и улыбка были очень добрые. Медленно завязался наш разговор. Оказалось, что Игорь, сейчас, так сказать, тоже не при делах. Что сейчас он сотрудничает с производителями пельменей и прочей заморозки. Организовывая контроль уличной торговли и охрану от нежелательных наездов конкурентов, а также ментовских «крыш». Но пообещал тему провентилировать. Сто «баксов» была сумма на возможные накладные расходы и бензин. Потом мы просто по-человечески разговорились и подружились. Он оказался очень интересным и хорошим человеком. А вишнёвая «пятёрка» стоявшая у него во дворе была выше всех похвал. Прощаясь, я спросил его, не хочет ли он съездить на полигон отдохнуть, да и мне с транспортом помочь, ведь автобусы туда не ходят. (Полигон и стрельбище было тем местом, где я просто отдыхал, снимая накопившуюся усталость. Тем паче, что это мероприятие проходило среди единомышленников и братьев по оружию. Точнее сказать, среди контингента, в свое время, откомандированного «за реку»). Игорь очень живо откликнулся. О таких стрельбах как со мной, (признался Игорь в последствии), он и представить себе никогда не мог. Армия прошла мимо него, и поэтому, данное мероприятие тоже было для него отдушиной. Так вот и получилось, что мы стали товарищами и он во многом мне в последствии помог. Где-то через три или четыре месяца Игорь пришёл ко мне с информацией, что я запрашивал у него во время нашего первого знакомства. Прежде всего, вернул деньги сказав, что туда куда я лезу очень опасная для меня затея, за ней стоят чиновники Смольного и законодатели с Мариинского дворца. А так же их карманные армии включая батальон «дяди Юры-ночного губернатора». И признался, что хорошо знаком с этой тематикой. Оказывается, в своё время он был «бригадным» в одной из криминальных структур. Но отбирать у Ленинградцев их честные коллекции, сбережения, квартиры, подло, и служить в этом лимитным браткам свезёнными сюда «рыночными реформаторами» не собирался. А тут разборка и в ней его шеф получает порцию свинца. Так он и стал ронином, в последствии, примкнув к продуктовым «цеховикам» и торговцам. При этом, вновь и вновь предостерёг меня от скоропалительных решений. Поведав, в откровении, как захватывалась в частности Петроградка. Как исчезали в печах промышленных предприятий и котельных, а также в третьей смене городского крематория пожилые, одинокие и просто неугодные люди. Сколько безымянных могил на южном кладбище. Как штампуются свидетельства о смерти. Как люди попадают в психушку, и исчезают в никуда, заколотые лекарствами, переписав при этом все документы на собственность. Или просто растворяются как прах. И самое главное, с помощью кого переписывается собственность. Кроме сказанного поведал, кто сейчас живёт в этих квартирах и кому сейчас принадлежат коллекции пропавших или безвременно ушедших Ленинградцев. Это было ужасно, но страшнее всего, что это была правда. * В этом месте повествования ради исторической справедливости я делаю вставку. И далее поведаю вам о той страшной правдивой ситуации, с которой мне самому пришлось столкнуться. Как я уже говорил ранее, дом мой, моё родовое гнездо, был дореволюционной постройки. Кроме коммуналок, в нём были и отдельные квартиры. А представляете себе, что такое капитальное строительство при царе батюшке? Это монолит, с потолками высотой более 4-х метров, с каминно-печными блоками в комнатах. Причём блоки идеально вписывались в помещения. А кубатура таких потолков? Кроме того за счёт таких высот можно было соорудить детскую или уютную библиотеку балконного типа во втором ярусе. Тем более без особых хлопот и перепланировок капитальных стен. Напротив нашей коммуналки, в двухкомнатных отдельных апартаментах жил Александр-"главбух". Сашка был старше меня лет на 15-20. Убеждённый холостяк. Без наследников. Правда, женщин в гости к себе приглашал. Любил он повеселиться, не забыв при этом пропустить стаканчик и не один. Сашка был настоящим бухгалтером от бога. Особенно и безукоризненно он подбивал бухгалтерские балансы, даже самые безнадёжные. Ну вы сами понимаете почему? В связи с этим, деньги у него водились всегда. И даже если он пропивал всё до копейки, уходя в загул после очередного баланса, то с лихвой всё возвращал впоследствии. Причём руководители предприятий не только обеспечивали его деньгами, но и продуктами и бытовыми приборами. Последние, он очень любил по дешёвке продавать своим соседям. Квартира у Сашки тоже была знатная. Все окна выходили в зелёный тихий дворик, далее была река - рукав Невы, горбатый мостик и зелёная парковая зона. Тишина, умиротворение и зелёная зона, одним словом и божья благодать во все времена года. Однако, обновления в стране привели к тому, что бухгалтерские проводки становились другими. Предприятий реального госсектора становилось меньше и меньше. Откровенное воровство прикрывалось «фирмочками». Сашку стали забывать. А он, перебиваясь случайными заработками окончательно подсел на стакан. Алкашом он стал тихим, спокойным и интеллигентным. Я же после смерти бабули иногда наведывался в своё родовое гнездо. Любил пропустить стопочку другую и пофлиртовать с соседками в не официальной обстановке. Как-то раз, мне бортом из Узбекистана привезли знаменитые андижанские дыни, виноград и ящик самаркандского коньяка «КВ». Сам бог велел после таких даров узнать, как там поживает родная Петроградка?. Взяв парочку бутылок «КВ» и дыньку побольше, я вошёл в знакомый мне с детства дворик. Смотрю и Сашка идёт, неся в авоське пару бутылок аперитива и какие-то консервы. Мы поздоровались. Сашка вошёл в свою квартиру, а я в свою. Когда моё застолье с соседками было в разгаре, мы все вдруг услышали на лестнице громкий шум и возню. Во благо сработало смотровое окно на лестницу, хоть и закрашенное и плюсом - укреплённое фанерой. Открыв входную дверь, я вдруг увидел абсолютно неожиданную сцену. Сашку в смирительной рубахе, вниз по лестнице, пытались тащить двое санитаров. Квартирный замок его двери был сломан. Сашка с разбитым лицом пытался кричать: «помогите», издавая только безнадёжный хрип. Зная его и соображая, что буквально час назад он был в абсолютно приемлемом виде, я схватил одного из санитаров. Викуля-лапочка (соседка) вцепилась в Сашку, перекрыв тем самым движение этой непонятной процессии. * (Соседка, была просто феей во всех отношениях. Её классическая раковая стойка – с широко поставленными ногами и нежным, бархатистым спелым персиком, даже спустя годы, только в воспоминаниях, способна вскипятить любую замёрзшую плоть. Хотя, в юности, я всегда говорил этой маленькой бестии – «сейчас возьму ремень и надеру тебе задницу». Выходит, спустя годы, как сквозь воду смотрел).* Но вернёмся к санитарам и горемыке – Александру. Все мы, выскочив из квартиры, дружно заорав: «в чём дело». Санитары опешили, но самый шустрый из них стал объяснять про какой-то вызов неотложной психиатрической помощи к данному пациенту. Разговор с санитарами зашёл в тупик. Тогда, смекнув, что дело явно не чистое, я достал из кармана свою трубку сотовой связи. «Дельта Телеком», первые мобилы «Бенефон», это, тогда, было воистину фантастично. В глазах медработников появился реальный страх. А я продолжил концерт, набрав Диму из ГАИ с управы, что на "профессора Попова". Пытаясь, тем самым, объяснить ему случившийся беспредел, прося срочно подъехать. Санитары отодвинув Сашку к стене, сказав, что сейчас свяжутся по рации с клиникой и покажут нам, «что значит препятствовать их службе в оказании неотложной помощи», стали быстро спускаться вниз по лестнице. Немного замешкавшись и я спустился по лестнице к парадной. Спускаясь, услышав только взревевший мотор и визг шин. От машины санитаров остались только отпечатки протекторов и поднятая пыль. Сразу стало ясно, Сашку «выпасли». Кому-то очень приглянулась его квартира. Пробив его одинокое сосуществование и спиртную приверженность, нелюди «демократии», и их сателлиты - продажные менты, а так-же чёрные риелторы, судя по всему решили его «списать». Ну а мы, им в этом помешали. Димка-"гаишник" тоже примчался, но я только развёл руками. Сашку мы развязали и успокоили. Дверь починили, сказав ему, чтобы срочно ставил металлическую и задумался о произошедшем. Хмель у всех как рукой сняло. Вечер закончился скромно, в обсуждениях данного инцидента и полнейшего беспредела. Но даже металлическая дверь и последующие заботы соседей не уберегли Сашку от упырей «новой» России. Спустя год я узнал, Сашка сгорел в своей квартире. Причем пожар был странный, обгорел только диван и он. Хотя все мы знали, что он курил исключительно на кухне. Брандмейстеры и медики с этим не согласились и выдали заключение, что диван загорелся из-за окурка, а Сашка задохнулся продуктами горения. А они «красавцы» вовремя подоспели, спасая дом и квартиру, через окно. (Тайной осталось то, как это они интересно увидели, что диван загорелся? На дереве в парке с биноклем сидели?) Через полгода в его квартире появился новый «хозяин». Истинный упырь, с бычьим выражением лица. С пальцами сосисками, унизанными «желтыми» гайками. А также машиной «Гелендваген», с номерами в обрамлении "трёхцветного флага" и личным, бандитского вида, водителем. * Но вернёмся к информации от Игоря, по поводу похищенной из нашей семейной библиотеке книги. Тогда, своё повествование он закончил словами - «не лезь, это тебе не по зубам, здесь разборки только через «войну» вести можно». Но я ослушался. Воспользовавшись одной зацепкой, которую он проронил в разговоре, я, всё же вышел на некую высокопоставленную мадам, соцработника, которая явно была в теме «обеспечения» пожилых людей, причём исключительно на Петроградке и Васькином острове . И вот эта зацепка, как я упоминал выше, когда вспоминал бабулю, чуть ни стоила мне жизни. Свои секреты мне тоже не хочется приоткрывать, но всё же, личный разговор с некогда работником собеса у меня всё же состоялся. Причём на её территории. Квартира, в которой она проживала, была в историческом центре города и поражала высотой потолков, каминами (причём старинными не новодел) в комнатах, а также антикварным убранством. Но первое, что бросилось в глаза, внутренняя не ухоженность жилья и самой хозяйки. Видно было, что «зелёный змий» здесь бывает очень часто, причем, возможно не только он один. Стоило мне в разговоре с хозяйкой коснуться соцобеспечения немецкими посылками одиноких блокадников, как тема эта тут же переросла в жёсткую конфронтацию. Пришлось банально уходить из её дома не солона хлебавши, «дабы глаза её меня больше не видели». Покинув квартиру, я, понимая, что за мной могут присматривать, предварительно поднялся наверх к чердачной двери. Чтобы не тупо выходить из парадного подъезда в ухоженный и ограждённый дворик. А воспользоваться на случай - «бережённого бог бережёт» дополнительным вариантом. Через крышу или чердак. А далее, импровизируя, через чёрный ход или другой подъезд. Обеспечив себе, тем самым, выход на оживлённую улицу. Там, где меня точно не ждут. Это, я так думаю и спасло мне жизнь. Поднявшись на крышу я запер за собой дверь, благо там был обалденный крючкообразный засов. И уже на крыше я отчётливо услышал визг тормозов в "прекрасном", кованном оградами, дворике. Тихонько выглянув сквозь ниши печных труб я увидел тонированную «девятку» и людей спешивших к парадному подъезду. Медлить было нельзя. Пулей я метнулся в чердачное окно и далее по перекрытиям в противоположный угол дома. Ориентируясь по бельевым верёвкам, которые говорили, что точно есть выход на лестницу, я шмыгнул на заветные ступеньки и далее спустившись по ней вышел через чёрный ход с торца дома. Завернул за угол, сразу оказался на оживлённой улице. Через десять метров нырнул в проходной двор, который также выходил на оживлённую улицу. Но уже с другой стороны и в квартале от злополучной парадной работника собеса. Солнце даже ярче засветило и я моментально сел в подошедший, плотно набитый пассажирами автобус. Который стремительно помчал меня в другой конец города через водную переправу. Переводя дух ко мне вновь вернулись рациональные мысли. Которые чётко дали понять: «Всё батенька, личное расследование, да и вся тема для тебя закрыты. Один ты в поле не воин, а во'йска, в поддержку твоей справедливости у тебя нет». ………………………………………………………………… Глава Четвёртая. «Плоды демократии» Продолжение жизни, точнее, развитие жизни, некоторые ученые сравнивают с некой спиралью. Из чего следует, что когда-нибудь, определённые точки проходят в одной плоскости, но на новом, верхнем или предельно близком, уровне. Видимо наши пропажи, потерянные клады тоже кто-то найдёт в нужной точке и в нужное время. *В 2000 году у меня вновь появилась возможность отвоевать у нынешних властей города право регистрации по месту моего рождения, то есть на родной мне Петроградке. Почему вновь? На пять лет ранее меня лишили этой возможности вновь зарегистрироваться там, где я родился, откуда убыл Родину защищать, ссылаясь на постановление Собчака. В котором в частности говорилось, что если дом старый и подлежит капремонту или расселению и/или одна из комнат (принадлежащих квартиросъёмщикам) имеет ширину два и менее метров то в такие квартиры никого более не пущать и не прописывать, а то что её длинна превышала 5 метров никого не интересовало. Точнее определить интересовало исключительно для скорейшего изжития жильцов с лакомых кусочков старого Питера . К слову будет сказано, эта моя комната-спальня была частью нашей большой комнаты. Но то ли послереволюционное уплотнение, то ли библиотека нэпмановских жителей сделали её самостоятельной единицей. И более того, не сохранилась при бомбовом пожаре, (во время блокады), архивная экспликация оригинала паспорта квартиры и соответствующие разрешительные документы. Таким образом, уже демократическая власть «обновлённой» России вновь поимела коренных Ленинградцев. Поменяв их на иностранных мигрантов, которые вселялись и вселяются в расселённые дома никого не спрашивая, а только платя деньги в муниципальные и федеральные органы власти через выдвиженцев, а точнее «смотрящих» от иноземных диаспор. Причём, в 1995-м году даже судиться было бесполезно. В приёмной администрации, что была на Кировском проспекте - в старинном особняке, мне просто показали на дверь, сказав, что я военнослужащий, к тому же уже зарегистрированный при части. И что пришёл я не по адресу. И что «за реку», лично они меня - не посылали. И что вообще, мне нужно ждить своего служебного жилья, «много вас тут таких военных понаехало», «в Ленобласти для вас уже городки строят, там будите жить». А тут, вдруг, в 2000-м появился шанс. Повоевать как говориться за родное. Ну значится, я заранее и решил подсуетится. Навести порядок в своих комнатах (моя мама, де-юре, там оставалась зарегистрирована). Взял я для этого бригаду бойцов, чтобы всё отдраить до блеска. Дабы при очередном посещении чиновников, было ясно, что о капитальном ремонте и сносе говорить рано, наличие заштукатуренной двери между комнатами реально. Так что давайте ребята чинуши решать проблему по-хорошему, или через суд*. Войдя в комнаты стало понятно, книги советского периода явно перекочевали к маме. Практически освободив своим присутствием два книжных шкафа. Пока бойцы драили окна, полы и двери я решил таки остаток книг аккуратно разместить в импровизированном книжном шкафу. Соорудив его предварительно из чешских полок, что хранились в кладовке. Получилось классно. Два пустых книжных мастодонта, довоенного стиля, окончательно лишившись печатных изданий и сиротливо остались стоять, демонстрируя свои пустые полки сквозь стекла дверей. Теперь они уже явно отжили свой век. И если один из них имел некий шарм старины, то второй шкаф время явно не пощадило. Уборочная бригада лихо разобрала никчёмного мастодонта на составные части и он, разобранный и поверженный, убыл на улицу, в свой последний путь, до светлой площадки строительных отходов. Ребята-армейцы убрались очень хорошо. В комнатах стало светло, чисто и просторно. О ветхости жилых помещений, теперь, не было и речи. Это был ни дом, а вековой монолит. Удручал только неприкаянный, пустой книжный шкаф, сиротливо стоящий в большой комнате. Ну а так как место в кладовке после полок освободилось я решил аккуратно разобрать его и сложить составляющие туда. Быть может на дачу и сгодятся. Для начала снял остеклённые двери и убрал их в кладовку. Разъединил корпусные панели, отправив их туда же. Начал снимать полки. Они были клееные, составные и тяжелые. Всего их было четыре. Взяв сразу две, потащил их в кладовку. Но там, к сожалению, оставлять их было совсем не комильфо. Тогда решил аккуратно поставить полки в нишу импровизированного шкафчика в своей комнате-спальне. Понёс их туда, но при этом одна полка съехала и чётко грохнулась о порожек двери кладовки. Боковой шпон полки отлетел, а клееный брусочек между поверхностями полок съехал в бок. Я вытащил его, чтобы аккуратно вправить на место и тут…….. Поверить трудно, в щели я увидел две очень плотно сложенных светло-коричневых картонки. Я потряс полку, картонки не шелохнулись. Я грохнул полку ещё раз, о порожек, содержимое съехало к щели. Вытянув весь этот запрятанный картонный планшет, я потерял дар речи. Между картонками лежала картина. Портрет девочки с венком из полевых цветов. Тот самый портрет из воспоминаний Дмитрия Николаевича. Это было просто какое-то наваждение. Серый фон. Девочка в рубашке-безрукавке с белыми вязанными рюшечками на плечах . Необычный венок, скорее шапочка. Тонкий ободок из стеблей. Полевые ромашки, колокольчики, васильки, гвоздики. Необычно, просто невероятно прорисованные цветы. А далее глаза и взгляд девочки, толи ухмылка, толи какой-то вопрос. Полутени на открытых руках и лице. А может быть отблеск пожара, заката солнца, побоев или заточение в подземелье? Блин, аж не по себе стало. Это был тот самый портрет, явно тот самый. Но почему в таком потайном месте? Почему? Как? Но ответить на это вопрос уже никто не мог. Осмотрев ещё раз все части шкафа, я успокоился, больше сюрпризов и тайников явно не было. Приложил портрет к стене. Отошёл к окну, отошёл к двери, отошёл в край комнаты. Девочка с портрета со всех точек смотрела чётко на меня. Стиль, сюжет, особенность восприятия рисунка меня удивляли. Передо мной реально возник образ и сюжет, к которым я был явно не готов. Тайна военного трофейного свёртка вновь приоткрылась. …………………………………………………………………………. Заполучив, таким образом, картину, о которой все и думать забыли, я призадумался. Искусствовед из меня никакой, подписи на картине нет, за исключением пометки красным карандашом и ещё одной, по-моему, химическим. Холст явно старый, даже очень, без грунта, без следов реставрации. Картину толи вырезали из подрамника, толи она была нарисована на одном дыхании, как фото. Сиюминутное вдохновение и озарение происходящим двигало живописцем. Мне, в этот момент, нужен был совет профи, да ещё желательно хорошего и знакомого или по влиятельной протекции. Вдруг эта картина с «историей», со своим «скелетом в шкафу», ведь не даром я вспомнил подрамник . Приехав домой, создав должное освещение я аккуратно приложил её к картону. Начал с того, что вертел её так и сяк. Может быть, умная мысль в голову придёт. Ну краски, да задний фон своеобразен, сплошной, как бы затенён. Стен и прочего не просматривается. Похоже, что девочка сидит у окна, но деталей окна нет. Есть только тёмные блики на руках. Красивая, юная, но возраст не определить. Ухоженные длинные русые волосы, не пшеничные. Рубашка, светло-голубая, простая без рукавов, но в то же время светло-голубой материал похоже шёлк или что-то воздушное, а плечевые рюши на рукавах белые как паутинка и связаны крючком. Необычен венок из полевых цветов, скорее это некая шапочка. Цветы, один из основных элементов экспозиции. Второй элемент – взгляд, тени на лице и глаза. Прямо как у «Джоконды», только эта девочка будто сказать что-то хочет, просто «код да винчи» какой-то. И краски, основной фон не броский. Как будто она деревенская или провинциальная девочка? Но ухоженные волосы, и манерная кофточка или ночная рубашка явно выдают высокое сословие. Тут меня осенило. А открытка, с видом деревни? Ну, та самая, которую я благополучно впихнул в один из семейных альбомов и забыл. Пришлось вновь поднимать все семейные архивы родственников. Ведь альбомы кочевали от дома к дому. Мои опасения были напрасны. Открытка благополучно нашлась. Даже подросшие дети не почирикали её своими очумелыми ручками. Вот эта открытка, теперь она у меня в руках. На лицевой стороне репродукция картины. На обороте начертано: открытое письмо; Любаньское общество попечительства о бедных; М.А. Балунин, «В деревне»; с боку печатное клише «Петроград (ПТГ) дозволено военной цензурой 8 марта 1916 года». На картине деревенский пейзаж. Российская деревня в глубинке. Краски не броские. Да уж, открытка то есть, но по картине всё равно нужен совет профи. Эх, была у меня Любаша с "Ропшинской", художница, умница. Но где она сейчас? Очень уж за рубеж стремилась… Ладно, подумал я. Сам разберусь, чай высшее образование имею. И с этой мыслью, в свободное время, полностью посвятил себя музеям Ленинграда. Крамской, Кузнецов, Репин, все композиции этих художников чём-то были схожи с моим полотном. Хотя больше всего схожести было у Серова в его портрете «С.М. Драгомирова». Уж очень цветы похоже прорисованы и цепляют глаз. Хотя и рисовальная школа Петроградского общества художников тоже по стилю близка. Есть однако, что-то и от Ленинградской Школы Живописи 30-х, да-да, тоже есть. Ну вот. Какой из меня искусствовед, спрашивается? И тут я вспомнил об одном чиновнике, который был близок к теме искусства. Николай?..., Николай Буров! Знакомство сработало. Николай дал мне протекцию прибыть с картиной в назначенное время, в экспертный отдел музея «Эрмитаж». Причём всё решилось так оперативно, что мне пришлось в армейской форме прыгнуть в свою «семёрку» и помчаться в музей, не раздумывая. Здесь провидение вновь было ко мне благосклонно. Пропуск мне был оставлен и я прошёл в экспертный отдел, зарегистрировавшись по удостоверению личности офицера. В кабинете за дубовым столом накрытым зелёным сукном восседала худощавая женщина, искусствовед, лет 55-ти. «Нусс, молодой человек, что у вас?» – спросила она. Я достал из чертёжного тубуса свою «Незнакомку». «Да-а-а-а, холст старый» – резюмировала хозяйка кабинета. «Подписи нет, красненьким карандашиком что-то помечено. Довоенная работа, возможно ленинградская школа живописи, но может быть и раньше…» – как бы сама себе под нос тихо говорила она. Решив блеснуть собственными изысканиями, я показал ей открытку и поведал свои познания о рисовальной школе ОПХ. Она подняла на меня глаза и позвонила по телефону. В кабинет зашёл чудаковатый мужичок лет 50-ти и ещё один искусствовед, женщина, очень похожая на директрису, в массивных роговых очках. Они вертели полотно и тихо переговаривались между собой. Их термины были мне непонятны, а так как они стояли у окна, а я сидел возле двери, слышимости не было никакой. Похоже, у них возник какой-то спорный вопрос. Затем двое вновь пришедших удалились, оставив нас вновь наедине . Многозначительно помолчав какое-то время, владелица кабинета произнесла: «Вообще музей очень ограничен в средствах на покупку полотен. Похоже, что это Ленинградская Школа Живописи 30-х годов. Нужно это полотно показать экспертам Русского Музея. Ведь русские живописцы это непосредственно их тематика, их экспертная оценка не помешает. Но она займет какое-то время, ведь нет подписи, и вы представляете собой частное лицо. Оставите работу? Расписочку мы вам оформим». Но какая-то фальшь в её голосе, или что-то подсознательное покоробило меня. Сказав, что подумаю над предложением, я быстро встал и погрузил полотно в чрево тубуса. «Молодой человек, я бы посоветовала вам принять моё предложение» - ещё раз произнесла она. Ещё раз сказав, что я обдумаю предложение, и поблагодарив владелицу кабинета, быстро покинул помещение экспертного отдела. Что-то не так, кажется, или действительно что-то не так? Вертелось у меня в мыслях. Очень уж не хочется под «расписочку» отдавать «Незнакомку», тем более на неведомое время. Под «расписочку», так-так. Думая об этом я спустился по лестнице и вышел на набережную. Не знаю, но почему-то, мой взгляд зацепился за только что подъехавшую «бэху», с хищным оскалом бампера. И фары какие то не добрые, и тонировка крутая. На этой мысли, сев в «семёрку», я двинулся по набережной в сторону Кировского моста. В салоне у меня стояло спортивное зеркало заднего вида, с улучшенным обзором, и я четко засёк, что «бэха» тронулась следом за мной. На хрена они тогда парковались, коль опять поехали, мелькнуло в голове. Как-то всё не комильфо. Я свернул у моста направо, к Марсову Полю. Ещё раз свернул влево, к Лебяжьей канавке. «Бэха» через несколько машин висела на хвосте. Да уж, хрень какая-то, подумал я и вспомнил Игоря. Подъехав к Инженерному замку, я включил левый поворот. «Бэха» продублировала мои действия. Так, спокойно, нужно уйти в плотный поток, нужно прямо по Садовой и на право, на Невский, решал я. Если по мою душу то будут пасти, ведь машина по гендоверенности, а хозяин в Прибалтике, а может уже и в Германии, пробить проблематично, паспортных данных в музеи не осталось. К Бурову сунутся? Он вряд ли знает как меня найти. Мысли промелькнули в голове как выстрел. Медлить было нельзя, ГАИ на перекрёстке у Инженерного не было. И как только позволила обстановка я рванул прямо, на Садовую. «Бэха замешкалась и это дало мне фору. Не нарушая больше правил движения, свернув на Невский, я устремился на Петроградку, усыпляя бдительность сидевших в «бэхе». Мне нужна была только фора, только фора, метров в 200-ти. Тогда я затеряюсь во двориках, в районе улицы Пионерской, или Большой Зелениной. Мой «Жигуль», явно меня не подведет. Первая, вторая, третья, полутора литровый двигатель конструкции дотошных итальянцев, взорвал скаты колёс, сжигая не граммы, кружки бензина. Я был в эйфории отрыва. Все эти укромные места и местечки я хорошо знал, когда в молодости гулял и обнимался там с девушками. Расчёт оправдался, я затерялся на трилистнике в районе Барочной улицы . Опешившая «бэха», «уверенная» , что я рвусь на Крестовский, пролетев мимо меня в последствии развернулась и помчалась к Разночинной. Так и не заметив моё исчезновение в укромной арке длинного проходного двора. Полностью контролируя с этого момента дорожную ситуацию, я благополучно впихнул машину, в другой дворик, к товарищам гаишникам, что арендовали не броские площадки вдоль улицы профессора Попова. А далее, в хорошем расположении духа, пешочком пошёл к метро «Петроградская». Стало ясно одно, картина мне ничего не поведает, а больше рисковать не хотелось. Да и следы мои в Питере буквально через месяц затерялись. Квартиру, точнее комнату, где мы жили с семьей и плюс ещё две семьи соседей, благополучно расселил бизнесмен. Семья переехала в другой конец города, но без моей регистрации. Так нужно было, для скорейшей приватизации. *Спустя полгода началась очередная война криминала. Яковлев не смог удержать город сваливающийся в пропасть. И очередной отстрел тех, кто привёл столичный бизнес к власти в Питере, покатился с новой силой. «Валили» без разбора, за любую «причастность» к прежним «заслугам». Московские воевали с питерскими не на жизнь, а на смерть, но уже за заводы, банки, порты, пароходы. Добивали, так сказать, с животной ненавистью, все передовые производства, верфи, оборонку, науку, культуру, градостроительство. Валили министров, директоров крупных предприятий. Которые на отдыхе вдруг начинали страдать лунатизмом и выпадали из окон пансионатов. Свалили и дядю Юру. Ушёл в мир иной и «великий» демократ Анатолий, который был причастен к геноциду Ленинградцев, (древо он уж такое имел: получех, полуполяк, полуукраинец, с узбекской молодостью. Отсюда и у нас тогда в Питере всё было только на половинки и четвертинки. Лебедь, Рак и Щука, да ещё мартышка с зеркалом, слон в посудной лавке и засилье западного капитала. Ещё видимо, сыграли свою роль 33-и серебряника. Вместо того, чтобы поддержать чаяния народа при ГКЧП, не истерить демократическими речами, а разобраться в ситуации и дать отпор столичному дерьму рвавшемуся во власть, ( и развалившему по сути страну). Он, однако, поддержал Ельцина и столичный, голодный до западного образа жизни бомонд. «Бомонд» который часами стоял на Пушкинской площади в забегаловку «макдональдс», как будто стояли в мавзолей . Есть такое поверье, что предав единожды, предательство к предателю бумерангом возвращается. В любом случае, мир прахом ему). Когда «войны» всю «надстройку» до основания практически разрушили, был построен «новый мир», уже со столичным уклоном. Заведовать, точнее смотреть за этим поставили тётю Валю*. О чём это я? А, прошу простить за некое отступление от мысли. Сеё отступление необходимо для того, чтобы вам было понятно, куда подевались те, кто расчистил дорогу, перераспределил ценности, построил другой миропорядок. Исказив при этом и практически растоптав Ленинградский менталитет. Далее, в жизни, в мечтах, на практике, был просто быт. Нужно было растить детей, помогать близким и как я уже сказал выше, лезть в очередной раз на рожон с признанием эксклюзивности полотна и его непростой истории, мне, честно не хотелось. Мне хотелось, как можно скорее, разместить портрет «Незнакомки» в красивой оправе, у себя дома. И я добился своего. Багетных дел мастер, которого мне посоветовали, сделал своё дело безукоризненно. И сейчас взгляд «Незнакомки» ежедневно радует всех моих окружающих. Такое вот получилось завершение таинства этого полотна. Трофейной, но русской картины кисти неизвестного (а может быть и очень знаменитого) живописца. ……………………………………………………………………. Глава Пятая. «Наши дни» Что ещё поведать вам, уважаемый любитель приключений? Кажется поведал всё, что прошёл, узнал, пощупал. Да вот только тайна фронтового трофейного схрона так и не отпустила меня из своих «цепких лапок», и на этот раз. И постучалась в мою дверь три года тому назад. На семейном совете, во время капитального ремонта квартиры Иваныча и мамы, было принято решение разобрать/сломать «потолочного слонопотама» по кличке «антресоль». Так как с современными угловыми встроенными шкафами антресоль уже больше не могла тягаться и висела как пережиток старины, некий ненужный в хозяйстве пузырь над головой. Сию миссию я взял на себя, иначе, как сказала дочь, все железяки и еже с ними могут напрямую угодить в утиль. Вооружившись гвоздодёрами, пилами и топорами я приступил, к сей неблагодарной и дармовой работе. Но прежде чем обрушить поверженного «слонопотама» на пол, я принялся выкладывать госхран антресоли Иваныча на кухню. Так сказать, для проведения детальной ревизии, какой инструмент сгодиться для авто, а какой займёт своё место в сарае на даче. Скажу честно, чего там только не было. А точнее, было всё, плюс вагон пыли. Чихая и кашляя я смотрел на груду «всего понемножку», занявшую половину свободного пространства кухни. Нет, подумал я, без литрушки светленького пивка для дезактивации лёгких здесь не обойтись. Вернувшись с пивом и наполнив добрый бокал, я чинно стал разбирать, и дефектовать каждую коробочку, каждый пенал. Очередь дошла до тёмно-коричневого дерматинового пенала, которые, как правило, предназначались для больших комплектов торцевых ключей. Развязав тесёмки и откинув полы пенала, я тут же поперхнулся глотком пива. Среди девственного набора всевозможных головок и головочек торцевых ключей лежала чёрная, потертая, кожаная папка. К ней даже упаковочный листок от этого комплекта ключей приклеился. Представляете, сколько лет она там пролежала без единого движения?! Сомнений не было, это она – трофейная карта! Да, действительно это была карта. Карта дорожных коммуникаций Третьего Рейха! Самой закрытой общественной организации Германии – DDAC. *(Не путайте только с ADAC или дамским клубом. Немцы хорошо знали как шифроваться, а вот «Net» выдаёт «желаемое за действительное»)*. Сколь долгим было её тайное несуразное путешествие и вот. Трофейная карта вернулась обещанному владельцу. Сколько впоследствии вечеров провёл я над картой, разглядывая эти хитросплетение дорог. Сверяя географические названия местности и названия городов, и населённых пунктов. Определённо понятно было одно, в руках у меня составляющее ключа. Теперь оставалось «найти» дверь. А вот вход в эту дверь, скорее всего, находиться, через жерло одной из архивных коморок России, Германии, Украины, а может быть и ещё какой-нибудь европейской державы. Пока что, это тайна, которую, кому-нибудь, возможно, удастся раскрыть. Слишком поздно сложился пазл трофейного схрона. Для того чтобы решить этот ребус, необходимо поднять и перелопатить целый архивный пласт. Но средств, для этого, к сожалению нет. Для решения этой фронтовой загадки, по моему, нужна команда и ещё серьёзная инвестиция. И вот тогда, за этой дверью, откроются до сих пор не распакованные, хранящиеся в тайниках и штольнях ящики. Или предстанут, на суд людской, баснословные и необъяснимые по происхождению частные коллекции, какого-нибудь из нынешних Дитрихов. К которым, был причастен оперативный штаб А.Розенберга «по вывозу культурных ценностей из СССР» в годы второй мировой войны. Но это, возможно только будет. А сегодня, карта, в качестве единственного экспоната от Третьего Рейха, находиться в моей коллекции. Коллекции великого государства – «Германия 1941». Государству, которому благодаря Красной Армии, не суждено было существовать. Но эти расследования, ещё только ждут своего часа. ЭПИЛОГ. Прежде всего, детальное окончание эпопеи фронтового трофея. Фотографии из холщовой сумки убыли на «землю обетованную», их судьба сегодня неизвестна. Хотя одну из них, я хорошо запомнил и посему проводя расследование с картой, листая материалы о штаб квартире А. Розенберга я вспомнил, где видел ранее этот особняк. Это тот самый особняк, что был изображён на одной из моих фотографий. Но того фото, в моём наследии уже нет. Зато есть коллекции марок, которые ждут своего часа для подрастающего внука. Кроме того, к маркам приложена коллекция состоящая из моделей всех серийных легковых автомобилей советского периода, начиная с серийных: НАМИ, НАТИ и ГАЗ-А. Считаю, что такой подход к воспитанию, намного лучше, чем безумство гаджетов с заложенной в их чипы виртуальной жизнью. Мои коллекции осязаемы, причём всеми клетками человеческой сущности, в отличие от «новомодного» электронного барахла. Возможно, когда внук вырастет, то со своими сверстниками, на основании этих коллекций, будет создано совсем другое авто, отечественное до винтика. Авто, которое будет поражать весь мир мягким шорохом своих шин, грацией и одушевлённостью от русской души, преимуществом и недосягаемой инженерной мыслью от русского человека. Открытка это тоже часть коллекции. Чтобы спустя десятилетия все мы смогли увидеть русскую деревню – стержень русского менталитета. Так же как видели этот стержень издатели и художники тех лет. А не так, как навязывают сей стержень сегодняшние телевизионные недоумки. * Отвлекаясь от тайны трофея, отмечу, вся представленная повесть – документальна. Сохранены все реальности и имена. Была бы возможность, то снял бы фильм. Без бойни и выстрелов. Без недоумков ментов. Без пухнущей, от западного стремления к обогащению, рожей властного чиновника. Ведь даже животных у власти можно снять с человеческим лицом, но с должной толикой аллегории. И ещё, фильм этот, должен быть без выпускничков Кембриджа, спустивших страну оптом и в розницу. Ведь кто кроме нас знает, как всё это было на самом деле. Включая и мои комментарии о происходящих вокруг нас исторических событиях. Как бы не хотели столичники, но вычеркнуть эти события из нашей памяти и жизни невозможно. Так как, только мы знаем - кто и зачем отправил в мир иной господина Маневича, продавшего не только кварталы исторического центра Ленинграда, но и землю под зданиями. Кто и зачем избавился от «демократа» Старовойтовой, устроившей междусобойные аукционы по реализации элитных квартир в исторических зданиях. *(В любом случае мир им прахом. Да и будущим поколениям в напутствие, что жизнь на деньги не меняют)*. Как Правительство Петербурга похитило у населения два миллиона ваучеров, выдав фиговый листочек обязательств от фонда «Петровский». И как, пухнувший от нефтедолларов «Газпром», с тех времён и посей день, ни копейки не заплатил владельцам своих акций, выданных в замен, тех же ваучеров. А старики и старушки бережно хранят эти акции, веря, что когда-нибудь «Аврора» снова выстрелит. И они смогут передать их для благосостояния своих внуков. Потому что очень хочется, чтобы хотя бы у внуков была достойная старость. Как сорвавшиеся с катушек столичные своры рыночных лжереформаторов, стали рубит окно из Европы, прямо противоположно Петровскому. Захватив каждый кусочек морского порта и прочих логистических ленинградских терминалов. И как через эту брешь, в Россию, хлынули миллионы тонн неучтённого, низкосортного, но обработанного вкусовыми добавками табака. И миллионы декалитров не обложенного акцизом спиртного. Как Ленинградский порт был завален миллионами тонн синтетического продовольствия и мясными запасами западного стратегического резерва, которые подлежали утилизации/переработке, в наших "оголодавших" - по ГОСТУ, за советские годы, желудках. С датой закладки оных НАТОвских "резервов" с 73-го* по 83-год*. Далее, всё это «добро» рассредоточивалось по стране, а сам Ленинград превратился в огромный помоечно-утилизационный хаб. Да господа, всё это мы дружно утилизировали за счёт собственных сбережений и желудков. И запили спиртом «ROYAL». Это был демарш «хлеба» и «торжество зрелищ от демократии». Труба??? Какая труба? О чём вы говорите? Вот с чего начался «рынок» а точнее «базар» устроенный «почётными» владельцами с московской пропиской. Труба и энергосети это уже ваучеры, «подарки» от «реформаторов». Похмелье, так сказать. После «демократического» банкета. В сущности, правильно всегда говорилось, Москва?, а, это которая большая деревня с купи - продай?. Так она и осталась сегодня, большой единой площадью «Трёх Вокзалов», и по контингенту, и по менталитету. И никакими дешёвыми плитками, уложенными кривой лапой наёмного малограмотного гастера, напыщенным лоском, «документальными» телешоу, и гипсовым новоделом соборов, эту позорную страницу нашей истории не закроешь. Всё это можно было бы объяснить. Историко-художественно, без фальши и грязи. Чтобы все помнили имя своё. Но информационное пространство выжжено столицей и одного режиссёрского таланта здесь мало. Предложенный сценарий, скорее всего подойдёт для темы следующей революционной ситуации*. Это конечно лирика, а у нас эпилог. Итак, картина. Портрет «Незнакомки» занял своё ключевое место в семейной коллекции из четырёх полотен. Ещё одно полотно, которое и создаёт понятие коллекции, это ранний Юрочкин и его натюрморт «Букет роз». И всё же, с «Незнакомкой», не всё так просто. Прежде всего, покопавшись в архивах на Арсенальной набережной, я выяснил следующее. Во время «красного террора», (первые расстрельные списки государевых и церковных сановников), сотрудники ВЧК-ГПУ делали пометки на: бланках, описях, ценностях - красным или химических карандашом. А если учесть, стиль написания портрета, затенённый задний фон картины, то возникает предположение, что после подрамника была так называемая художественная накладка в качестве овала или полуовального окна. А затем уже шла рама картины. Да и сама картина «Незнакомка», скажу вам по секрету, очень странная по энергетике. Это реально некий портал, другой мир, который проявляет себя в реальности вопреки законам окружающего мира. Причём, проявляет так, что порою не по себе становится. Но это не негативная энергия, это энергетика живого существа! Реальная энергетика и присутствие возможно молодой женщины! Возможно, Дмитрий Николаевич тоже столкнулся с этим. Поэтому и хранил эту картину столь секретным кодом. Хотя, это уже философия совсем другого рассказа. Философия близкая к мистике. Возможно, что просто ещё не настало время, чтобы «Незнакомка» поведала эту свою тайну. Кроме того, сегодня, моё личное мнение склоняется к тому, что эта картина, должна быть более широко доступна любителям живописи. Хотел бы я решить этот вопрос с финансовой подоплёкой? Возможно. Так как у многих приходящих в наш дом гостей, она вызывает разные ассоциации восхищения. Но для более широкого показа её, необходим порядочный аукционист. Такой, который сможет предложить приемлемый алгоритм широкого круга пожеланий. Но такого, сегодня, в моём окружении к сожалению не просматривается. И конечно же трофейная карта. Точнее будет сказано, самая фантастическая и длительная эпопея её унаследования. Заполучив карту в 2012 году, пришлось проделать многое, чтобы понять, цель её предназначения. О чём и поделюсь с вами. Прежде всего сама карта. Это некое составляющее звено одного целого механизма относящегося к штабу ERR, который отвечал за вывоз культурных ценностей из СССР. Часть документов штаба, точнее, его картотека «Z» (Россия, Украина, Белоруссия), была захвачена Красной Армией и сейчас хранится на Украине, в Киеве, в «Государственном архиве высших органов Власти и управления». О чём свидетельствует релиз, согласно рассекреченных документов в 2007 года, составленный Зинич М.С и опубликованный под литером УДК 341.385/341.384 (47+430). Согласно данных, из документов, ведомство А.Розенберга, имело все оперативные полномочия и необходимые без досмотровые пропуска для передвижения по всем дорога Рейха. А в военное время, это верх любых полномочий!. Кроме того, воспоминания и подтверждения о криптографических записях типа: В23; С6 ;А;, свидетельствуют о маршрутах движения транспортов, их остановках и конечных пунктах (согласно легенд топографии). И пожалуй самое примечательное и ключевое: - карта отпечатана типографией DDAC, самой закрытой общественной организацией Германии 1934-1945 гг. Председателями и сопредседателями этого клуба по интересам являлись: Г.Геринг (второе лицо Рейха) и всё тот же А.Розенберг. С началом второй мировой войны структура DDAC превратилась в полноценную военизированную структуру с собственной униформой! О чем свидетельствуют знаки и нашивки. Даже на пуговицах этой структуры был изображён «орёл держащий в когтях свастику». В последствии, с 1941 года эта военизированная организация входила в состав соединения «Die Grose Deutschland» (Великая Германия), в качестве структурного подразделения в составе: «V Generalstabsoffizier». В Прибалтийской Операции 1944-го года, какая-то часть этих подразделений или отдельных механизированных групп вошли в состав моторизованной дивизии «Курмарк» (Panzergrenadier-Division «Kurmark») – январь 1945-го. Последние месяцы войны дивизия провела в ожесточенных боях в Восточной Пруссии, но некоторые ее подразделения были успешно эвакуированы морем в Шлезвиг-Гольштейн и избежали советского плена. Только охранный полк был полностью уничтожен в последних боях за Берлин. Ни эту ли эвакуацию в Восточную Пруссию готовили для транспорта, который должен был встретить гауптманн Клаус, с сотоварищами по оружию, на хуторе близ Таллинна? Ведь в таком случае можно объяснить присутствие в группе офицеров «люфтваффе» из ведомства Геринга? А быть может след ведёт в секретные тоннели помеченные на территории Польши? Такая вот получилась головоломка, на сегодняшний день. Дабы приблизиться к разгадке трофейной головоломки необходимо «большее», чем одно только желание и энтузиазм. Для разгадки головоломки необходимы: желание, призвание, уйма свободного времени, вхожесть в различные архивы, визы от иностранных государств и достаточная финансовая подпитка или инвестиции. Это обязательный комплект для конкретной задачи. Словом, как совершенное глубоководное оборудование, для исследования, а затем и поднятия золотых слитков, с исчезнувшего в глубинах океана судна. У меня есть только первое. Исходя из сказанного, сегодня, я рассматриваю трофейную карту как чисто исторический раритет, мне принадлежащий. Хотя возможно, что этот раритет послужит материалом для написания ещё одной приключенческой повести. Но это уже будет «день завтрашний». Если у кого-то есть то «большее», милости просим, быть может, договоримся. В.Смирнов 2015 год. httr://nick-name.ru/sertificates/1041819
  5. Всем ВАМ дорогие мои ШУРАВИ! БЕЛЫЙ ТАНЕЦ: http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Pqc7tPvl4SE Согласно Директиве №312/12/001 от 24.12.1979 года, 25-27 декабря 1979 года, в Афганистан вошли войсковые подразделения СССР. Основные колонны были сосредоточены на направлениях: - Кушка – Тургунди (Туркмения); - Термез – Хайратон (Узбекистан); - Айвадж – Айваджский мост (Таджикистан). - Аэродром Тузель (Ташкент-Восточный, Узбекистан). Декабрь, январь, 15-е февраля и ещё 9 лет той далёкой, но не менее кровопролитной войны за геополитику. Вновь и вновь всплывают перед глазами памятники. Лица друзей на чёрном полированном камне, в тиши последних «полигонов». Вся их жизнь замерла, и остановилось здесь. Всё происходящее сегодня, это, лишь наша память, которая особенно уязвима в эти три зимних месяца. Мы вновь вместе с вами, среди оград, обелисков и просто надгробий, с укором и слезой на глазах. Хочется присесть на одинокую поминальную скамью, среди снега и кладбищенской умиротворённости, обхватить руками голову, и выключить этот безумный, круговой, многосерийный «фильм», преследующий тебя из прошлого. «Фильм» - реалия: со всхлипом дизельных моторов; рёвом необъятных чревом транспортников и стрекотом «вертушек»; с запахом пороха и авиационного керосина; с бесконечными брызгами и гирляндами от трассеров; с белыми полосками тепловых отстрелов во время взлёта и снижения…. Сколько дней и ночей мы провели вместе с Вами под палящим солнцем, под медной луной с россыпью звёзд Шахерезады, там, далеко: - в снегах и пронзительным холоде Саланга; - в песчаных бурях Хайратона и Кундуза; - в виртуозном снижении на ВПП Баграма и Джелалабада …. В этой чужой, для нас европейцев, стране Востока. И только сейчас понимаешь, сколь мало встречались, здесь, на родной земле Северной Пальмиры…. Эти три зимних месяца и девять лет разделили нас по живому…. Впоследствии, в феврале 89-го, об нас «вытерли ноги» Новым Мышлением, и ещё раз поделили: на «Князей» - беспошлинно-винокуренных и табачных льгот, и тех, кто с опалённой душой, и открытым сердцем остался верен флагу, гимну и присяге. Но и этих испытаний оказалось для нас мало. «Мышление» от Новой Политики предало нас ещё раз уже на Родине. Затем предало неугомонных в Югославии, втоптало в грязь и бросило на произвол судьбы при подписании Хасавюртовских соглашений, открестилось от нас в Белграде осенью 99-го. Надо отдать «должное», о нас вспоминают. 15-го февраля и тогда, когда вновь вытаскивают из запасников /АЗБУКУ/ патриотизма и профессионализма, забытую 26-ть лет тому назад Приказом № «Мы вас туда не посылали». А мы всё чаще задумываемся, а зачем нам эта фальшь сегодня? Разве мир за окном изменился к лучшему? Ведь то, чему мы противостояли тогда, сегодня вползло в наш Дом нечестью и с новой силой порабощает молодое сознание ныне живущих. В любом случае, наши воспоминания, записи и дневники, должны быть в открытом доступе, пусть и для ограниченного числа читателей из-за размежёванного информационного пространства. «Князья» сделали своё дело, они и здесь поделили патриотические субсидии, вверглись в «подковёрные» интриги, скрылись за вывесками: «это закрытая группа» - так что соизвольте пройти фейс контроль. Однако для большинства из нас, нет, и не было разделений на той войне. Работал ли ты в оперативно-тактической группе - по караванам. Был ли командиром «вертушки». А может просто: НачТыл, НачПрод, ВОСОвец, вылетевший на организацию доставки и выгрузку барж с боеприпасами и продовольствием в гарнизон Кундуз, и сбитый «стингером» или из ДШК, на обратном подлёте к Хайратону. Посему, окружающие нас люди должны знать, почему мы именно такие, как это было, включая и то, что не заслуженно забыто, поделено «патриотами», замылено современными масс-медиа, скрыто под «благовидными» предлогами. А в максимальной сущности своей: - незаслуженно оболгано и нахлобучено современными «блогерами масквабада», меряющими нашу причастность к той войне исключительно «Панасониками», «Шарпами» и джинсами от «Левис»….. НИКТО НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАБЫТ, СЛЫШИТЕ?, НИКТО: Завершена афганская война… Что в ней нашли мы? Что в ней потеряли? И вообще, а что мы в ней искали? И чья страна, и кем побеждена? И слезы, чьи?, на скорбных обелисках, Погибших не по собственной вине? Кто составитель этих черных списков? Кто попросту нажился на войне? На их щеках, лоснящихся восторгом, Блеск высших государственных наград, И тут же неотвязный запах морга … Застой и тлен, и разложение, распад … Что защищали мы, и что мы там губили, Интернациональный долг платя? Какую славу мы, и для кого добыли, Венец, сомнительных героев обретя? Тлен, разложенье, неизбывная вина … Творцы преступных и неправедных решений, Вы никогда не знавшие сомнений, И наши осквернили имена… Я не прощаю вас. Я весь ваша вина. Пусть я и глас, стенающий в пустыне, Солгали вы, что кончилась война. А я на ней убит. Но я в строю доныне. Я просто офицер или солдат. Погиб от ран и умер от болезней. На той войне, которую не рад, Считать неправедной, бесполезной. Я не живу. Мне взять нетрудно в толк, Нетрудно подвести итог печальный: И дома мы смешали с грязью долг - Патриотический, интернациональный … Зачем твердить о нем в чужих горах? Война смертельно трудная работа. Я - результат её, могильный прах, Но я ещё сказать имею что-то: - Я был сапером, слышали? - в Рухе. Имел два ордена. И я не ждал подрыва. Но вверх взлетел, на сущей чепухе. Поверите? Я не услышал взрыва. - Я был разведчиком. Прославленный спецназ. Мы знали дело, забивали караваны. В тот раз не повезло. Они забили нас. И гнусно, грязно осквернили мои раны. - А я был – не поверите, НачПрод. Но на войне нет должности без риска … Когда с горы ударил пулемет, Я лишь подумал : - «Это слишком близко»… Я не прощаю вас. Я весь ваша вина. Пусть я и глас, стенающий в пустыне. Солгали вы, что кончилась война. А я на ней убит. Но я в строю поныне. /Б. Уранов?/ МОНОЛОГ: http://www.youtube.com/watch?v=M1Q40WqLknk ЭПИЛОГ: (просмотр только через сохранение на своём ПК, после скачивание с моего «яндекс-диска»). https://yadi.sk/d/uiMdj0wuk7ga9 http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В. Смирнов Декабрь 2015
  6. Вспомним, одним из первых действий Ельцина на посту президента был указ о роспуске Народного контроля. Но Советы оставались. Они имели многоступенчатую структуру, охватывавшую всю страну. Именно Советы стали последним препятствием, не позволявшим жуликам и мерзавцам разворовать и растащить собственность, которую народ наживал почти тысячу лет. Что произошло после расстрела Верховного Совета, все мы прекрасно знаем. Чубайсовская приватизация и лихие 1990-е стали сегодня притчей во языцех. Первыми же указами были отданы на разграбление золотовалютные резервы страны и все фонды, включая пенсионный. Одних только стратегических запасов на случай военной опасности имелось на $200 млрд — все их растащили по частным лавочкам. С невиданного ограбления страны начиналось первоначальное накопление капитала в России. Колоссальная собственность перешла в руки группки людей, которые составили костяк зарождающейся олигархии. Ресурсы богатейшей страны мира отныне были обречены на то, чтобы их варварски разворовывали и в конечном счете попросту пропивали и проматывали. Намерения Ельцина были недвусмысленны. Задолго до «кровавого» октября он пошел по пути эскалации насилия и утверждения режима личной власти. Государственный переворот 1993 года завершил капиталистическую реставрацию в бывшей РСФСР, что было закреплено в новой "танковой" Конституции, на базе которой вырос "обновленный" режим Ельцина, продолживший разграбление страны, утопивший армию в крови и дерьме в ходе Чеченской войны и позоре Хасавюртского мира. Некогда общенародная собственность была сосредоточена в руках узкой группы олигархов, ценой продолжающегося обнищания населения. В России сформировался специфический вариант капитализма, который называют компрадорским/либерально-олигархическим/периферийным. Сегодня, всем тем, кто клянут Ельцина, хочется сказать: Вы за кого тянули руки к небу и бросались под БМП в 91-м, блажа «демократия» - «долой тоталитаризм» и обзывая АРМИЮ антинародной, втаптывая её последующие два года в грязь? Вы кому грозили палкой, клюкой или жалкой «жёлтой» газетёнкой, выпущенной на «дерьмократические» транши от пендосов, горланя при этом как резанные: «руки прочь от Ельцина»? Вы сами выбрали "танковую конституцию" и тот строй, который был на ее основе сформирован. Вы так яростно ненавидели всю советскую власть и коммунизм, что готовы были даже перед их призраками, броситься в объятия капиталистической олигархии основанной на грабеже, криминале, унижении и развращении человека, получив пакетом все то, что вы сейчас так выспренно обличаете. Так что хлебайте "стабильность", кушайте "духовность", под какофонию законов написанных одна манда – тными «избранниками», вы эти блюда и аранжировку полностью заслужили. А теперь, чтобы окончательно оболванить молодое поколение, перевернуть всю историю Державы с ног на голову – Музеи и Центры посвящённые му_аку – открывайте. А главной смотрительницей и экскурсоводом этих бред-центров будет та, ……..которая перед телекамерами котлеты субпродуктные в масквабадских универсамах рекламировала, …в поддержку «избирательной» компании, на 101% срежиссированной пендосами по своим сценариям. Россия год 1993-й, части I – II – III – Реквием. В. Смирнов
  7. Господин Даген! А нам что: из Анкары, Брюсселя Вашингтона, Парижа, за прошедшие сутки, кто-нибудь, принёс официальные извинения, соболезнования или раскаяния в содеянном????!!! В.Смирнов
  8. …..Боль. Она приходит, как правило, ночью. Боль на пограничном уровне пробуждённого подсознания, боль и её верный спутник страх. Объединившись вместе, они рвут в клочки нейроны мозга, выжигают тончайшие электролитные нити сердца. Память начинает лихорадочно ворошить страницы прошлого, словно в неуправляемом калейдоскопе….. Вновь и вновь всплывают перед глазами памятники, вырезанные профили на чёрном полированном камне – красавцы офицеры со всем регалиями, которые лежат теперь в тишине последних «полигонов». Вся ваша жизнь замерла, и остановилось. И всё, что теперь осталось - лишь наша память…. Хочется выть, кричать, скулить, обхвативши голову, чтобы выключить этот безумный многосерийный, круговой фильм под названием: «аэродромы базирования Ханабад, Какайды….». Фильм в полной проекции: - со всхлипом моторов; с предстартовым хлопком реактивных двигателей «Сушек», с рёвом транспортников и стрекотом вертушек; с запахом пороха и авиационного топлива, с белыми полосками тепловых отстрелов…. Неужели всё снова?! Неужели, как и тридцать лет назад, поднимутся на крыло «чёрные тюльпаны» взяв курс на Родину?! В последний свой полёт?!. Теперь уже с аэродромов ближнего Востока. А мы, будем лицезреть, как нам лицо смеётся: евросрань; пендосы; тюркские гастарбайтеры оккупировавшие стройки масквабада и нефте-газовых приисков Сибири? Как над трупами наших пилотов вновь будет звучать «Аллах Акбар», а власть будет молчать или утирать сопли и слюни ссылаясь на рыночную экономику?!..... Пробуждение. Сердце зашкаливает за 150 ударов. Вот - вот выключится сознание. Нет-нет!, надо тянуть, не всё ещё успел, не всё! Что залить в себя? В душу? Лекарство? Водку? Что?!....... Вчера – 24.11.2015, армейское Братство, вновь переступили черту в невозвращении наших коллег с боевых заданий из стран басмаческого Востока. Какие выводы мы сделали? Готовы ли мы к этим утратам сегодня, точно копирующим Афганскую войну вчера? Что сделает Власть сиюминутно, немедленно, завтра, если до этого банально упивалась в бравадных кадрах и репортажах во всех новостных лентах?! Или вновь демагогическая говорильня, а на деле подлизывание задницы нашими буржуа своим тюркским партнёрам?! Ради чего?! Ради туриндустрии?, дешёвых товаров в бутики?, дешёвого продовольствия в оффшорный ритейл? А может быть ради рабочей силы в 1,5 млн. человек, которая сегодня заняла отнюдь не низкооплачиваемые места в нашей экономике, отжав с этих мест наших сограждан?... Или Государство в состоянии экономически и политически, невзирая на формы собственности причастных к вчерашней трагедии, противопоставить на Земле Отеческой свои интересы, интересы и жизни своих сограждан, басмаческому гамбиту Анкары и подвываниям из Брюсселя?! Други наши младшие, с базы Хмеймим! Вы вчера до конца остались верны долгу, чести и присяге. Вечная Вам память. Наши соболезнования Вашим родным и близким увидевшим всё произошедшее своими глазами. Это чудовищно и подло. Это и наша боль, возведённая в геометрическую прогрессию на основании боевого опыта….. Поверьте, к Власти, от нас - прошедших подобные «мясорубки», вновь открыт отдельный счёт…..... http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В.Смирнов
  9. Чтобы окончательно определиться со смыслом эссе, чтобы поставить все точки над "И", я, предлагаю вам ознакомиться с полной версией: Война за умы. Часть II – Экспансия http://www.proza.ru/2015/11/18/1666 В. Смирнов
  10. Давайте без эмоций, спокойно и рассудительно подумаем, что же означает засевшая в мозгах, путём срежиссированных медиа атак, информационная субстанция под аббревиатурой - запрещённое «ИГ»? Отеческие Средства Массовой Дебилизации (как ярко их квалифицировал коллега), впереди планеты всей, касательно трактовки и методологии дуста для этой свалившейся на нашу голову БЕДЫ. Денно и ночно, государевы люди: бдят, укрепляют, достойно отвечают, нормализируют, борются, запрещают, обсуждают эту тему. Причём, исключительно по всем мыслимым источникам информации, воспринимаемо-пихаемой нам через всё. Не было бы туалетной бумаги и через ЭТО тоже, в качестве газетного листка. Некогда продуманный гибридный вброс, сегодня, идёт один за одним. Иногда чуть менее настойчивее. Иногда с бравадой дошколёнка, которого посадили на игрушечную лошадь-скакалку. Иногда в качестве откровенного бреда. Но вчерашний, вторничный информационный вброс, по поводу «Мочить всех в сортире II», превзошёл информационно-интеллектуальный порог в восприятии окружающего. Журналисты ряда каналов договорились до того, что откровенно начали нести бред по поводу армии державных киллеров, там за бугром, которая всех и вся покарает. Зачем? В нашем менталитете, в нашем военном искусстве касательно данной категории прописано: всё делать на «мягких лапах». Что за бандитско-хулиганское ребячество и полное отсутствие компетенции в обсуждаемом осином гнезде? Но и этого масквабадским постановщикам спектакля «как правильно нам всем думать», показалось мало. В течении как минимум четырёх часов по всем каналам демонстрировался в онлайн документальный «боевик» - как мы «утюжим» этот самый «ИГ» на Ближнем Востоке. Не безумство ли это? Зачем мы всё это в подробностях показываем? Для поддержания духа наших лётчиков? Или картинка для реабилитации горя семей причастных к трагедии А321-го над Синаем? Или это «блицкриг», о котором мы не догадываемся? А быть может мы решили таким способом узаконено утилизировать авиационные БП с истёкшим сроком хранения? А может, ….??? Вот видите, одни только вопросы, а вразумительного, логического ответа, или должного, военно-информационного повествования нет. Бравада, очковтирательство, «лапша» - есть. Логики нет. А ведь по этому поводу есть веские причины задуматься. Тем более нам – спецам. Поверьте, я не беру предыдущие дни и месяцы. Не беру в учёт другие группировки. Оперирую только конкретикой. Прежде всего реалии 16.10.15: - сделано более 100 самолётовылетов стратегическими бомбардировщиками Ту-160, Ту-95, Ту-22, бомбовая нагрузка каждого из которых составляла более 6 тонн. Получаем 6х100=600 тонн, (в вагон по технологии разрешено загрузить не более 25 тонн данного РГ, соответственно получается целый состав). Открываем талмуд-дневник подобных военных операций: целый состав БП, (25-30 вагонов арт. снарядов и авиабомб необходимы для однократного потребления подразделениями при совершении войсковой операции в прорыве и уничтожении не эшелонированной пассивной обороны противника на фланге в ширину до 100 км и глубину операции до 20 км.) А что получается на деле? Только вчерашние цели. Рекогносцировка наземной операции так сказать: Латакия – полоска земли вдоль Средиземного моря. Плотность населения 500 чел на кв.км.!!! Державная база и порт Тартуз! Аэродром Правительственных Сил который более 3-х лет держит оборону! Данного разового удара хватит, чтобы утопить весь приморский город с большинством его жителей. Не катит! Эр-Ракка – на Ефрате. Плотность населения 77 чел на кв.км. Основа платина и ГЭС Табка! Основной объект всей энергосистемы страны!!! Не катит! Алеппо – площадь 190 кв. км. Получается, что: входе вчерашнего авиаудара мы полностью сровняли с землёй город Алеппо, так как использовали КАБ-250 или ранее производимые аналогичные АБ. Или утопили всю Латакию в море, вместе с нашей базой Тартуз, аэродромом Правительственных сил и всем гражданским населением. Или камня не оставили от ГЭС Табка? Которая питает электроэнергией более трети не безызвестного государства, тем самым ещё и затопив всю прилегающую территорию с местными жителями? (Возьмите наставление и посчитайте сами, если не верите, можете даже «сеточку» на карту наложить, благо карты сейчас в открытом доступе). Так как господа, сотоварищи? Кто прав в этом безумном калейдоскопе от наших СМИ, простите СМД? А сорвавшиеся вчера с цепи бред-эксперты по поводу А321-го? Эти полоумные специалисты, по-видимому рассчитывающие на премиальные 50 млн.$, с нашей национальной трагедии? Политика – грязное дело! Сегодня она превратилась в мазохизм целого информационного пласта стоящего в вершине созданной вертикали, сходящего потоками на наши головы. Но население державное – не быдло безумное, чтобы в очередной раз на нас ставить эксперимент «Мочить в сортире»! После этого «мочения» мы потеряли тысячи наших сограждан от бездействия структур и от необъявленной этнической экспансии. Сегодня всё по другому скажите? Да нет, кукишки! Сегодня этнические анклавы, после мочения в 2000-е, выросли в разы. Создана целая сеть неприкасаемых рабочих мест, мест обитания и проживания, мест питания, чёрных касс взаимопомощи, кураторов незаконных миграционных потоков. Всё это вне правового поля. Всё это скрыто этническими кланами и тейпами. По сути своей это уже заложенная бомба с запущенным часовым механизмом, причём с ежегодным привесом от подрастающей поросли. Северная Пальмира: - Окраины города. Расселённые дома, при строительства КАД. Здания до сих пор подключены к электроэнергии, газу и водоснабжению. Местные чиновники стригут на этом финансовые купоны, а «правоохранители» боятся туда соваться. Менее недели тому назад в одном из анклавов вспыхнули брожения. Этому послужила очередная смерть, очередного вне законного мигранта, мать которого добралась до нашего города минуя все ФМС на «ковре-самолёте». При этом, в защиту её незаконного права пребывания пустился небезызвестный всем масквабадский омбудсмен. Такая позиция и происходящие процессы оскорбительны и унизительны, прежде всего для коренного населения. Кто за это в ответе? - Исторические районы города. Улицы и переулки Достоевского. Повсюду выкупленные для реконструкции, но замороженные для проведения работ здания. Коммуникации не отключены. Анклавы те же. Причём с рекламными щитами «Мехмонхона»! Где губернаторская рать? В чьей СТРАНЕ простите мы живём? - Спальный район. Околоточный- участковый, очередной «Амиджон», в ста метрах от своего кабинета «не замечает», более 20 своих соплеменников незаконно проживающих в двухкомнатной-резиновой квартире, оборудованной трёхэтажными нарами от «добропорядочных» собственников. Каким вселенским истинам их там исповедуют и обучают? - Оживлённый район на востоке города. Пенсионерка в 62-года среди бела дня вываливается и погибает под колесами городского автобуса. Водитель-басурманин забывает закрыть двери и начинает движение. Кондукторша-басурманка не умеет объясняться на нашем родном языке и не предотвращает трагедию. Незаконная миграция и показушные экзамены от ФМС просто выдавливают наших соплеменников с маршрутов городского транспорта, а в то же время оплата за проезд неуклонно растёт! Миллиардные суммы наличности питательная среда для подобной клановой толерантности. Масквабад: - Центр города. Частная охраняемая территория. На входе ЧОП-держиморды, допуск без санкции прокурора запрещён, чисто цепные псы. Глухие ворота, через которые туда-сюда шмыгает народ, причём явно не славянской внешности. За воротами этакий частный автовокзал-хаб. Из которого отправляются и куда прибывают автобусы со всех мыслимых заграничных и приграничных земель. Всё: график движения, билеты, паспортный кордон - вне контроля власти Державной. Там своя власть – этническая. Движутся эти автобусы по своим маршрутам, через свои посты. Сколько они могут привезти бородатых автоматчиков, со всей боевой экипировкой, одному аллаху известно. Сей литерный, по вертикали «власти» оплачен и постовые в накладе не остаются. Хотя техническое состояние автотранспортных средств, багажные отделения, личные вещи, личности перевозимых ни кем не контролируются! А что поёт «колокольчик»? В Багдаде всё спокойно?! Мы своей беспечностью уже практически догнали «лягушатников», которые своими безумными идеями: толерантности, демократии, европейских ценностей, превратили свои процветающие города в этнические анклавы куда уже сегодня необходимо вводить регулярную армию и проводить тотальный контроль всех проживающих. Потому что «бомба с часовым механизмом» сработала и коренное население в одночасье стало не правоверным. Я такого, на своей Родной земле, не хочу! Это моя Родина! И я настаиваю, чтобы на моей земле жили исключительно по укладу и менталитету моих предков! Без басурманских чужаков и ужимок в вере. Алгоритм говорильни и реалии происходящего накладываем друг на друга. Сразу возникает вопрос, зачем простому обывателю втирать и муссировать великую идею под нескончаемую какофонию непрерывных самолётовылетов и ракетно–бомбовых ударов, когда он, простой гражданин, прекрасно осознаёт, что это самое «ИГ» может ежесекундно произрасти из любого вышеуказанного семени. И если это случится бороться с этим «ИГ» он будет один на один. Так как сразу, как черти из табакерки выскочат разного рода омбудсмены, правозащитники, политики. Так как безумие от законов, взяточничество, коррупция, муссируемая толерантность, уже притащили эту заразу на землю его предков. Но вместе с тем, он, гражданин в арифметическом поколении, достучатся до безмозглой власти на местах не может. Его не желают слышать и воспринимать как законную власть. Хотя в это же время, спущенное с верхов показушное усиление-увеселение, только нервирует и демонстрирует всю беспомощность в избранной идеологии. http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В.Смирнов
  11. Переаттестация прошла успешно. Скотское это место - красное здание в конце Ириновского проспекта. Глухое, пьяное и беспредельное, за счёт обитающих там «крышивателей». Вроде и город и в то-же время уже как пригород, с частными постройками и прочей «клубничкой» и «малинкой». Но именно там, после бахвальства Верховной жандармерии по всем мыслимым каналам нашего ТВ. После немереного количества спиртного, выпитого за себя и в честь себя «атестированными» милицейскими в старо-новый профпраздник. Именно в ночь этого уходящего дня произошло жуткое убийство. Первая версия случившегося конечно же была таковой стандартной: - в ночь на 11 ноября 2015 года в 26 отделе полиции УМВД России по Красногвардейскому району Санкт-Петербурга, из табельного оружия совершил самоубийство житель Петербурга Дмитрий Демидов. Его нашли прибывшие медики с огнестрельным ранением в рот. До гибели с ним общался оперуполномоченный Андрей Артемьев. После «общения» с «правоохранителем», задержанный выхватил пистолет который лежал на столе во время «беседы» и сам покончил жизнь самоубийством. Он осознал свою вину перед обществом, и понял, что ему грозит неминуемая смертная казнь за ранее «содеянное». Однако на деле, благодаря дотошным медикам, камерам, и думающим, не равнодушным к таким инцидентам согражданам, всё оказалось гораздо мрачнее. Мужчина, он же Дмитрий Демидов, был вроде как ранее судим, после чего попал в ранг так называемых «информаторов», (говорят, что это глаза и уши наших современных «правоохранителей») . В итоге, в ходе «совместных» действий по «информированию», убиенный был банально застрелен капитаном Андреем Артемьевым, в собственном кабинете последнего. После вскрывшихся и не подлежащих замазыванию фактов питерский главк «правоохранителей» рухнул. В отношении опера возбудили дело по статье «убийство». Отмечается, что оперативник, кроме всего прочего находился в состоянии алкогольного опьянения и начал угрожать задержанному. А для пущего антуражу вставил свой табельный пистолет Макарова «информатору» в рот и …….нечаянно нажал на спусковой крючок…… Уважаемые сограждане! В день 10 и 11 ноября постарайтесь не выходить из своих жилищ. А если и придётся, пытайтесь незамедлительно спешить домой и желательно в сопровождении всей семьи и адвокатского сотрудника. Страшное это дело/тело в этот день «переаттестованные» сотрудники нашей правоохранительной системы. И ещё, постарайтесь их обходить стороной в день получки и аванса, а то вдруг пять тысяч разменять попросят, или в околоток зайти…. http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В.Смирнов
  12. Уважаемые коллеги! Вношу маленькое уточнение для нашего партийно – общественного собрания: 44-х летний «Коммунист» избил 66-и летнего пенсионера из-за отказа пропустить его авто на парковку во дворе винно-водочного сепермага. Избил ни где бы - как бы, а в одном квартале от места стоянки крейсера "Аврора", и в двух кварталах от особняка «Аппарата Полномочного представителя Президента РФ в СЗО»! По меркам масквабада, так всё равное - что у собора Василия Блаженного. Кроме того, за год со дня своего душещипательного рассказа об общественном автопроме и старых костюмах, Коровин, успел с "Жигулей" пересесть на "малюсенький" такой лимузинчик, с водителем-охранником. http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В. Смирнов
  13. Открытое партийно-общественное собрание участников форума. Кто как отметил 98-ю годовщину Великой Октябрьской Социалистической Революции. Вот только беда в том, что вновь прославился наш депутатский корпус с «народными» избранниками. Так, к примеру, парламентарий-коммунист петербургского парламента Игорь Коровин напал на охранника магазина, который мешал ему проехать прямо к входу в винно-водочный магазин. Трубы у депутата в дни торжеств видимо «яростно» горели», руки тряслись. Боялся видно болезный: либо тару уронит, либо из горла в магазине, прямо у прилавка, оприходует, а руки то все заняты. Инцидент произошел в одном из дворов Петербурга, так удобнее питерским депутатам грузить «хмельные апельсины бочками». Избранник ударил пенсионера-служащего, который подвернулся ему в не нужное время, в не нужном месте. Причём ударил кулаком, а затем, несколько раз с размаха пнул ногой. Вот до чего похмелье и управление транспортным средством в таком состоянии доводят. Клиническая «белочка» - попрыгунчик. Всё бы было шито-крыто, и менты хотели замазать, ан-нет, не вышло. Камера помогла. Об инциденте моментально узнали в руководстве ЗакСа. «Вячеслав Макаров в курсе. Меры будут приняты по итогам проверки, проводимой правоохранительными органами», - сообщила СМИ начальник управления по информации и общественным связям петербургского парламента Елена Тимошенко. Историческая справка данного «коммуниста»: Одиозная это фигура - Коровин. Не так давно у него пытались отобрать мандат депутата в связи с тем, что парламентарий является действующим руководителем ряда юридических лиц, о чем сообщил руководитель петербургского ФБК Дмитрий Сухарев. Сухарев вспомнил музей ретро-автомобилей. А также долги господина Коровина и просил лишить его мандата. «Мы обратимся в прокуратуру с целью дать правовую оценку коммерческой и некоммерческой деятельности товарища Коровина. Обратимся в законодательное собрание Петербурга с требованием лишить мандата депутата-коммерсанта Коровина», - говорил Сухарев весной 2014 года. Коровин демонстрировал спокойствие и за свой мандат не опасался, впрочем как и отрицал наличие незаконного бизнеса и собственности. «Они взяли отрывочные данные из разных источников и изложили это в своей интерпретации. Уже прокуратура неоднократно проверяла, и все коллеги перетрясли на предмет коммерческой деятельности. Наличие юрлица, где я числюсь только потому, что директора не могу найти, который скрывается и не хочет вносить изменения в налоговую инспекцию. Так это не противоречит законодательству. Я написал заявление о выходе из этого общества и легко проверить — это общество никогда не работало», - отговорился в своё время Коровин. Кроме того, год назад, «коммунист» Коровин сокрушался, что ему приходится ходить в старых костюмах и ездить на Жигулях: «Я живу на одну зарплату. Езжу на Жигулях советских», - говорил он. В результате партийца пожалели и он так и остался депутатом. Что же произошло вновь, спустя год, в день сегодняшний: «Коммунист» избил пенсионера из-за отказа пропустить его авто на парковку во дворе винно-водочного сепермага. Прибывшие на место полицейские не стали задерживать народного избранника. Ксива сработала. А вот пострадавший 66-летний мужчина оказавшийся в нокауте, является инвалидом 3 группы, да ещё и при исполнении своих обязанностей, в то время как, народный избранник пытался заехать на переполненную парковку во дворе на "Тойота-Камри". Естественно, если свободных парковочных мест нет, 66-летний охранник-инвалид отказался пускать депутата. Откуда деду было ведомо, что этот страждущий до элитного алкоголя, ещё и «слуга» народа, кто «законы» для обычных сограждан пишет. Несмотря на запрет, депутат припарковался наперекор этой стоянке. После выхода из машины между народным избранником и пожилым человеком, выполняющим свою работу не смотря на преклонный возраст, произошла драка, в которой депутат банально избил деда - оппонента, в знак своей партийной принадлежности и депутатского статуса. А после он спокойно, словно ничего не случилось, пошёл в магазин. Правду говорю, трубы «горели». Когда депутат отправился в магазин, охранник, придя в себя, вызвал полицию (защитников значит наших), однако прибывшие на место происшествия сотрудники правоохранительных органов не стали задерживать депутата. Зачем им плохая статистика. В этом случае, всё же просто: дед – охранник, по старости и слепоте своей упал, а когда падал, несколько раз ударился об ботинок депутата-коммуниста. Зачем бучу поднимать? К чему эти разбирательства? Так и премию к 10-ноября не дадут. С «правоохранителями» всё ясно, их как не называй, а основа с конца 80-х одна -О-НО! Но вот кто же они, сегодняшние коммунисты нашей Державы? Геннадий Андреевич?! Открытое партийно – общественное собрание, просит разъяснить случившееся? И меры принять, и по партбилету «данного» ….. , сами сформулируйте господин Зюганов, кто он после этого. И по личности депутатской, коя втаптывает в грязь не только имя КОММУНИСТ, но и все Ваши достижения в построении социально справедливого общества и государства. Потому как итогам проверки, проводимой правоохранительными органами по данному инциденту, категорически не доверяем. У нас в Питере это одна, простите «б/м анда»…. Ответ ждём официальный и с выводами от КПРФ. http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В. Смирнов
  14. Собрать «правду» в одном месте и каак … Сегодня, некогда наша Валюша отличилась! Она предложила создать единый сетевой ресурс, на котором русскоязычные СМИ получали бы правдивую информацию о Державной политике в условиях информационной войны! ……………………………………… Какой, какой войны простите????? Подавляющее большинство нашего населения имеет телевизор. Из них 40%, а это наша глубинка, обычный, с тремя-пятью официальными каналами. Хоти или не хотим мы этого, в любом случае, одним глазом в течении получаса мы его смотрим. Как правило, это федеральные и муниципальные новости о погоде, и чуток об окружающей нас жизни. Вот только война, в этих информационных ящиках, развёрнута Державными политиками за наши умы, извините за грубость. И не просто война, а жёсткая бредятина. Не так разве? Посмотрите на эти министерские и чиновничьи рожи в блоках официальных новостей! Это ж упыри, гоблины, это ожившие ночные кошмары. Посмотрите в их глаза, пусть не вживую, а на помутневших, запылённых экранах, вглядитесь в пустоту. Такие глаза в суде следует считать отягчающим вину обстоятельством и давать за них самое суровое наказание – пожизненную езду в общественном транспорте, в электричках, в часы пик без права на помилование и на собственный или служебный автомобиль. Семь минут просмотра и поневоле становишься монархистом. Нам упорно говорят официально то, что, как не крути, в жизни мы не видим! Или разворачивают факты так, что оторопь берёт. Или используют такие словосочетания, что задумываешься: - либо ИНОПЛАНЕТЯНИН; - либо ГОВОРЯЩАЯ КУКЛА, причём с полным отсутствием собственного серого вещества; - либо безродная зажравшаяся сволочь, из подворотни, отрицающая всю культуру нашего бытия ради кресла в которое попала. Простите меня, но ответьте, как появились эти мутанты взявшиеся неоткуда? И что же получается? Теперь все они будут втиснуты в единый сетевой ресурс ради очередной «правды» с утра до вечера? А может быть лучше втиснуть их в одно место, а потом каак……? http://nick-name.ru/nickname/id1041819/ В. Смирнов
  15. Российская газета. Официальный рупор государственных институтов: Все они, как говорит не безызвестный нам продукт полиграфического станка: ........А если вы сюда приплетаете мигрантов из Азии и Кавказа, то они не москвичи. Они приехали на заработки - сегодня есть, а завтра нет........ (Думается комментарии излишни?). Данный по 15-му году, будут позднее, я надеюсь. В. Смирнов Не вцепить ссылку: http://www.rg.ru/2014/02/10/prestupleniya-site.html РГ, официальный обзор Яковенко за 02.10.2014 г.