HitMaster

Участник
  • Публикации

    633
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Days Won

    22

HitMaster last won the day on 14 мая

HitMaster had the most liked content!

Репутация

582 Отлично

О HitMaster

  • День рождения

Посетители профиля

9991 просмотр профиля
  1. Кому должны все страны мира источник
  2. В Калуге создали не имеющую аналогов в мире винтовку с дальностью стрельбы до 4 км Компания Lobaev Arms (Таруса, Калужская область) разработала не имеющую аналогов в мире винтовку СВЛК-14С «Сумрак», способную поражать цели на дальности свыше 3 км, сообщил RNS директор компании Николай Лобаев на выставке «Интерполитех-2016». «В прошлом году мы успешно отстрелялись на дальность 3400 метров. После этого внесли ряд усовершенствований, немного удлинили ствол, сделали более тяжелую пулю. В этом году надеемся показать новую рекордную дальность», — сказал Лобаев. Он отметил, что фирма готовится к испытательным стрельбам и рассчитывает, что оружие поразит уже цели на дальности 4000–4200 метров. Он отметил, что одна из проблем связана с тем, что в европейской части России трудно найти оборудованное стрельбище, позволяющее вести прицельный огонь на такую дальность. Директор отметил, что, по оценке экспертов, ни одно снайперское оружие в мире не способно показать такой результат. В частности, компания проводила сравнительные испытания своего оружия и немецкой дальнобойной снайперской винтовки AMP DSR-1, которая стоит на вооружении ряда европейских спецподразделений и стоит в РФ примерно 2,5 млн рублей. При этом российский образец показал значительно лучший результат по стрельбе на максимальную дальность. Лобаев сообщил, что тарусская компания планирует существенно нарастить объемы производства снайперского дальнобойного оружия. Сегодня в месяц производится примерно 25 единиц стрелкового оружия. К концу года фирма рассчитывает выйти на производство 50 винтовок в месяц, а к середине 2017 года — порядка 100 единиц. Стоимость одного образца в зависимости от комплектации составляет от 360 тыс. рублей до 2 млн рублей. Уступающие по характеристикам тарусским винтовкам американские аналоги продаются в США по цене примерно $70 тыс. Прицельная дальность обычной снайперской винтовки, стоящей на вооружении силовых структур, составляет порядка 1000–1200 метров. Ранее СМИ сообщили, что в России ведется разработка «умной пули» для снайперского оружия, способной поражать цели на дальности в 10 тыс. метров. О том, каких результатов удалось достичь, не сообщалось. Тема «Фломастер» носит закрытый характер. источник
  3. Американское агентство сообщает о возможном обмене тактическими ядерными ударами в Сирии Американское новостное агентство Newsroom в статье"URGENT: Military Told Prepare for Tactical Nuclear Exchange with Russia in Syria! Stateside Military told to Prepare for Intercontinental one-for-one Nuke exchange!" сообщает, что военных специалистов из Соединенных Штатов, которые находятся в Сирии и вокруг нее, вместе с членами их семей срочно отзывают на родину. "Нам сказали, чтобы мы подготовились к обмену тактическими ядерными ударами с Россией в Сирии, а силам в США было приказано подготовиться к аналогичному обмену ударами межконтинентальными баллистическими ракетами с Россией после того, как в Сирии вспыхнут боевые действия " Кроме того, эти указания включили в себя предупреждения семьям военнослужащих немедленно переместиться подальше от американских военных баз, которые, как ожидается, могут быть объектами возможного межконтинентального нападения. Агентство подтверждает эти сведения контактами с тремя членами семей военнослужащих, которые находятся на различных военных базах на Ближнем Востоке. По утверждению агентства, Пентагон отказывается комментировать эти сообщения, что достаточно странно. Как правило, Пентагон категорически отрицает ошибочные сообщения. Но только не в этот раз. Сейчас Пентагон отвечает "без комментариев".По состоянию на 8:25 вечера EDT 4 октября эта информация подтверждается из кулуаров дипломатических переговоров по Сирии между США и Россией. Также утверждается, что США собираются непосредственно атаковать сирийские силы вокруг президента Сирии Башара Асада и, возможно, самого Асада. Такое решение якобы было сделано потому, что усилия по свержению Асада с помощью "мятежников", из-за России потерпели неудачу, и США не будут принимать эту реальность. Далее в статье описываются этапы развития конфликта вокруг Сирии, цели сторон и достигнутые сторонами результаты. Особо акцентируется информация о том, что министерство по чрезвычайным ситуациям России 4 октября начала трех-этапную операцию "Drill" (Сверло), в ходе которой будут отработаны радиационная, химическая и биологическая защита персонала и населения во время чрезвычайных ситуаций на критически важных и потенциально опасных объектах. Также будет проверены пожарная безопасность, гражданская оборона и защита гражданского населения в социальных учреждениях и общественных зданиях. Агентство особо подчеркивает, что в ходе этих учений будут привлечены более 40 миллионов человек из гражданского населения, 200 000 специалистов аварийно-спасательных подразделений и около 50 тысяч единиц техники. Эти факты позволяют агентству обвинить правительство США и президента Б.Обаму в преступной бездеятельности, так как для защиты гражданского населения США не делается ничего. Не знаю, на сколько эти сообщения отражают истину, но явная озабоченность американских СМИ говорит о серьезности ситуации. источник
  4. Альянс Третьей мировой Саммит глав государств и правительств стран НАТО в Варшаве. Фото: Zuma\TASS НАТО собирает ударную группировку для нападения на Северо-Запад России, чтобы отрезать Москву от Санкт-Петербурга 8 июля в Варшаве стартовал двухдневный саммит Североатлантического альянса. В нем принимают участие главы 28 стран — участниц НАТО, главной темой саммита стало усиление альянса на восточном направлении, по периметру российских границ, осуществляемое под разговоры о «российской агрессии». Очевидно враждебная риторика НАТО подкрепляется и совершенно недружественными действиями, что напоминает начало сороковых годов прошлого века, когда объединенная Европа во главе с Гитлером готовила блицкриг против СССР. Политические лидеры западных государств не скрывают своих намерений. Незадолго до начала саммита канцлер Германии Ангела Меркель пообещала прибалтийским странам и Польше всестороннюю поддержку по обеспечению безопасности, атмосферу которой якобы подрывает Россия. 6 июля вице-президент США сделал аналогичное выступление, заявив о «непоколебимой решимости США защищать своих союзников в Восточной Европе». Генсек НАТО Йенс Столтенберг и постпред США при альянсе Дуглас Льют во время пресс-конференции, состоявшейся во вторник, сообщили о наступлении новой эпохи, «третьей фазе» мирового противостояния, после холодной войны и спокойного для Запада периода, последовавшего за падением Берлинской стены. Основной угрозой западный мир, как и полвека назад, считает Россию. Йенс Столтенберг. Фото: Zuma\TASS Стальной капкан НАТО Альянсом уже принято решение о размещении в странах Прибалтики и Польше четырех многонациональных батальонов — по одному на каждое государство. Численность батальона относительно невелика — от 400 до 800 человек. Но нельзя исключать того, что под прикрытием данных подразделений в регион будут тайно переброшены дополнительные войска НАТО. По мнению польского министра обороны Антони Мациревича, эти военные помогут восточноевропейским государствам задержать продвижение российской армии — вероятность прямого военного столкновения с Россией рассматривается на Западе совершенно всерьез. НАТО планомерно готовится к войне с Россией на протяжении последних лет, постепенно наращивая силы, в том числе ядерного характера, на восточных рубежах РФ. За последние два года НАТО провел множество военных учений на территории Прибалтики, Польши, а также в Балтийском море и на Скандинавском полуострове. Из последних маневров можно назвать, к примеру, учения «Анаконда-2016», в которых принимают участие 31 тысяча военных из 18 стран НАТО, 3 тысячи боевой техники, 105 самолетов и 12 кораблей. Кроме того, недавно в Литве состоялись международные полевые тактические учения «Железный волк», являющиеся элементом масштабных маневров НАТО в Прибалтике Saber Strike — 2016. Вместе с тем осуществляется постепенный перенос к российским границам ядерного арсенала США. В прошлом году Вашингтон заявил о намерении разместить в Европе ракеты наземного базирования, нацеленные на российские военные объекты, сославшись на якобы имевшее место нарушение Россией договора о от 1988 года о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД). Ожидается, что в рамках саммита представители альянса сообщат о выходе его европейских систем ПРО на начальный уровень готовности, с таким анонсом выступил в понедельник Столтенберг. НАТО игнорирует заявления Москвы об угрозе международной безопасности, возникающей вследствие нарушения ядерного баланса. К таким шагам можно отнести, в частности, модернизацию ядерных сил в Европе, включающую поставку новых ядерных снарядов B61-12 на основе существующих с 1960-х бомб серии B61 и пригодных как для стратегической, так и для тактической авиации. Кроме того, в высшей степени тревожно выглядит участие в военных учениях на территории Норвегии американских стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress. Во время варшавского саммита НАТО будет окончательно согласована американская концепция ЕвроПРО, а также решен вопрос о дополнительном увеличении масштабов проводимых в Восточной Европе учений. Следует отметить, что усилия Североатлантического альянса по консолидации своих участников в борьбе с Россией вполне успешны. Несмотря на то что в последние годы Евросоюз демонстрировал прохладное отношение к НАТО, в рамках саммита стороны подписали общую декларацию, и даже Великобритания, стоящая на пороге выхода из ЕС,заявила о своей поддержке восточноевропейских инициатив военного блока. Конечно, на саммит был приглашен и Петр Порошенко — накануне украинский президент в очередной раз озвучил жалобы на Россию, которая якобы «намеренно провоцирует нестабильность везде, где может, надеясь расколоть Запад и продвинуть свои геополитические интересы». Украине отводится важная роль в планах НАТО по наступлению на Россию. Во-первых, продолжающееся кровопролитие на Донбассе дает западным политикам тему для спекуляций более вескую, нежели просто тема «нарушений прав человека», которую использовали против России ранее. Войну на Донбассе преподносят населению стран — участниц НАТО в качестве прямого доказательства агрессивных намерений России: очевидно, что это способно впечатлить рядового американца или европейца. Второй аспект — военный. Концентрация войск враждебного государства у южных границ России вынудила Москву перебросить дополнительный военный контингент в Ростовскую и Белгородскую область, что способно отчасти ослабить остальные направления. Не исключено, что именно по вышеозначенным причинам Киев категорически отказывается выполнять Минские соглашения, искусственно продлевая конфликт. Судя по действиям НАТО, альянс постепенно готовит «план Барбаросса» по наступлению на Россию — получится ли у Запада обмануть Москву, нанеся неожиданный удар? И откуда Москве ждать провокаций? В связи с этим, выглядят неправдоподобными квазиизвинения Эрдогана за сбитый самолет, котором предшествовали многочисленные визиты стран — членов НАТО в Турцию. Ответ России Судя по шагам, предпринимаемым российским командованием, в Москве прекрасно осознают истинные цели действий НАТО на наших западных границах. Во-первых, следует отметить резкий рост числа проводимых в РФ военных учений, а также их масштабность. Например, в маневрах «Центр-2015» приняли участие 100 тысяч военных, 7 тысяч единиц военной техники и 20 военных судов. Накануне варшавского саммита НАТО Владимир Путин поручил провести внезапную проверку боеготовности армии, которая продлилась до 22 июня. Недавние кадровые чистки в руководстве Балтийского флота говорят о том, что работа в деле укрепления западных рубежей России идет. К сожалению, именно БМФ является «слабым звеном» в данном случае. Он остро нуждается в новых судах, но российская судостроительная отрасль не в состоянии обеспечить быстрое переоснащение флота. Например, ранее газовые турбины для фрегатов поставлялись с Украины, после разрыва связей с Киевом, Россия оказалась перед необходимостью экстренного импортозамещения ряда комплектующих, что, разумеется, затормозило оснащение БМФ новыми кораблями. Кроме работы по укреплению военного флота, Минобороны формирует три новые дивизии, две из которых размещены на территории Западного военного округа, а еще одна — вблизи украинской границы. Впрочем, Россия не использовала пока все доступные ей аргументы в противостоянии, пока, к счастью, бескровном, с НАТО. Например, давно говорится о необходимости размещения в Калининграде и в Крыму ракетных тактических комплексов «Искандер», но это до сих пор не сделано. Вероятно, из опасений ухудшить отношения с Западом, при том что хуже они быть уже просто не могут. Такую же нерешительность проявляет Москва и в ситуации с Донбассом, позволяя сохраняться у своих границ горячей точке, с которой в любой момент может начаться большой пожар. Вместо того чтобы ждать исполнения Киевом Минских соглашений, следовало бы просто присоединить к РФ весь Донбасс еще весной 2014 года, согласно проведенному среди жителей референдуму. источник
  5. Прощание с «Пройдохой», или Как Штаты закрыли ОКБ Мясищева Проведенный 55 лет назад, 9 июля 1961 года воздушный парад в Тушине не уступал сталинским авиашоу. Советским гражданам и иностранцам, прежде всего дипломатам, военным атташе, была продемонстрирована почти вся крылатая техника, составлявшая тогда основу воздушной мощи СССР. К этому времени Хрущев наговорил много лишнего об отмирании военной авиации в пользу ракетного оружия. И сам понимал, что переборщил. Поэтому главной целью парада было показать, что речи – это одно, а реалии – несколько другое и Западу обольщаться не стоит. Хотя за хрущевскими словами последовали и действия – например, в СССР попросту уничтожили в одностороннем порядке множество легких реактивных бомбардировщиков Ил-28, которым было еще летать да летать. Однако эти машины уже считались устаревшими (притом что некоторые из них – Ил-28А – являлись носителями тактических ядерных бомб РДС-4), а управляемые ракеты пришли и в авиацию. Тому убедительным доказательством стали не только промчавшиеся в небе над Тушином сверхзвуковые истребители с ракетами «воздух-воздух», но и выступившие в новом качестве тяжелые турбовинтовые Ту-95. С подвешенными под фюзеляжами Х-20 класса «воздух-земля» они величаво, с надрывным гулом могучих двигателей прошли над трибунами. Зарубежные атташе только успевали щелкать затворами фотоаппаратов. Диктор, комментировавший парад, особо подчеркнул, что для поражения целей этим ракетоносцам нет необходимости входить в зону досягаемости средств ПВО противника. Это было не совсем так, тем не менее сверхзвуковая ракета Х-20, прозванная в НАТО «Кенгуру», «прыгала» на 600 километров, неся термоядерный заряд мегатонного диапазона мощности. Она являлась грозным оружием, а сам оснащенный ею бомбардировщик модификации Ту-95К представлял собой стратегическое средство советских ВВС, позволявшее наносить удары на межконтинентальную дальность. Правда, в этом плане мы несколько уступали американцам: их тяжелый турбореактивный B-52 Stratofortress («Стратосферная крепость») нес не одну, а две или даже четыре сверхзвуковые крылатые ракеты Hound Dog («Гончая») c термоядерным зарядом W-28 мощностью до четырех мегатонн. Эти СКР одолевали расстояние в тысячу километров от точки пуска. Утешало то, что «Гончая» могла быть с достаточно высокой вероятностью сбита советскими ЗРК средней дальности вроде С-25, прикрывавшими Москву и оснащенными ракетами в ядерном снаряжении. Но упорные янки, дабы обеспечить прорыв B-52 и соответственно «Гончих» к цели, cнабдили B-52 еще и реактивными дронами Quail («Перепел»), игравшими роль ложных целей. Как бы там ни было, тушинский парад 61-го показал, что отнюдь не все свои стратегические оборонные усилия Советский Союз сосредоточил на баллистических ракетах, авиация как средство доставки ядерного оружия тоже развивается. Лебединая песня Изюминкой парада стали тем не менее не туполевские бомбовозы (в том числе и новейшие сверхзвуковые Ту-22) и не одолевающие два числа Маха истребители Микояна и Сухого или дозвуковые реактивные боевые гидросамолеты Бериева. Наибольшее впечатление уже своим футуристическим видом произвел тяжелый дальний бомбардировщик конструкции Мясищева М-50. Когда он, сопровождаемый парой истребителей МиГ-21, появился в поле зрения, диктор объявил: «Внимание! Перед вами самолеты новейших конструкций». Разумеется, ни обозначения крылатых машин, ни фамилии руководителей опытно-конструкторских бюро не назывались. Тогда это было секретом, как и то, что создавшее сверхзвукового гиганта с треугольным крылом ОКБ-23 уже прекратило самостоятельное существование. Парадный полет 9 июля 1961 года стал для М-50 последним – лебединой песней. В серию он не пошел, хотя на самолете были внедрены многие ноу-хау (например первая в нашей стране полностью автоматизированная комплексная система управления). Фото: google.com М-50 должен был дать путевку в жизнь своей усовершенствованной модификации М-52, а по инициативе Хрущева – еще и беспилотному стратегическому бомбардировщику М-51 (тяжелой крылатой ракете класса «земля-земля»), который нес бы вмонтированный в фюзеляж термоядерный боеприпас особо большой мощности. Но ничего этого не состоялось. Еще осенью 1960-го ОКБ-23 было передано в состав ОКБ-52 ракетчика Челомея, а самого Мясищева перевели на должность начальника ЦАГИ – разумеется, высокую, но после руководства самостоятельным ОКБ это выглядело как некая опала. А ведь в заделе у мясищевцев был целый ряд перспективных проектов, включая самолеты с ядерными силовыми установками. Более того, оказалось свернуто производство находившегося в серии мясищевского же дозвукового тяжелого турбореактивного бомбардировщика 3М («Три Эм») – соперника заокеанского B-52. Гостайна в свежем номере 12 августа 1955-го Советом министров СССР было принято постановление, поставившее перед авиационными ОКБ-23 (главный конструктор – Мясищев) и ОКБ-156 (Туполев), а также двигательными ОКБ-165 (Люлька) и ОКБ-276 (Кузнецов) задачу разработки стратегических бомбардировщиков с ядерными силовыми установками. По удивительному совпадению в том же месяце свежий номер «Техники – молодежи» поведал отечественному читателю в самых общих чертах об атомном самолете будущего: «…смогут летать практически как угодно долго, месяцами не опускаясь на землю, совершая десятки беспосадочных кругосветных полетов со сверхзвуковой скоростью». Тем самым журнал прямо подчеркнул прежде всего военное назначение проекта, ведь гражданским машинам с пассажирами и грузом на борту нет необходимости долго летать без посадки. Созданием авиационного ядерного реактора занимались коллективы атомщиков под руководством академиков Курчатова и Александрова. Замышлялось получить машину, которая, взлетев с территории нашей страны, могла бы наносить удары по объектам в любом районе земного шара. Коллектив Мясищева сразу взялся за решение самой сложной задачи – создание атомных сверхскоростных тяжелых бомбардировщиков. Это были проекты «60», «60М» (атомный гидросамолет), «62» и «30». Их характеристики внушают уважение и сегодня. Так, для бомбардировщика «30» (его «сердцем» должен был стать ядерный реактор с литиевым теплоносителем) предусматривалась максимальная скорость 3600 километров в час, что выше, чем у современного истребителя-перехватчика МиГ-31. Что касается сверхзвукового тяжелого бомбардировщика М-50 с классическими турбореактивными двигателями, то им ОКБ-23 занималось в соответствии с более ранним постановлением Совмина от 30 июля 1954 года. Художества разведки На Западе подозревали, что в СССР работают над проектами атомных самолетов. Возможно, туда просачивалась какая-то отрывочная информация. И 1 декабря 1958-го американский журнал Aviation Week («Авиационная неделя») сообщил о разработке в СССР стратегического бомбардировщика с ядерными двигателями, что вызвало заметный ажиотаж в США и, говорят, даже способствовало поддержанию уже начавшего понемногу угасать интереса к аналогичной штатовской программе ANP. Этот журнал, связанный с военно-политическими кругами США, в том числе непосредственно в Пентагоне, именовался еще и Aviation Leak («Авиационная утечка») с намеком на подачу информации из закрытых инстанций. Но на сопровождавших статью рисунках редакционным художником был довольно точно изображен разрабатывавшийся в то время мясищевский бомбардировщик М-50, хотя и не проходивший по тематике ядерных силовых установок. Притом что проект держался в строжайшем секрете и первый полет М-50 совершил только в октябре 1959-го. А широкой публике был представлен как раз на воздушном параде в Тушине. Каким образом визуальная информация о проекте М-50 попала в распоряжение Aviation Week, неизвестно. Есть основания предполагать, что ее «слила» в журнал американская военная разведка. Что касается атомных двигателей, то, видимо, редакция выступила с такой статьей, смешав более или менее соответствующие действительности сведения о М-50 и совершенно недостаточные данные о проектах советских самолетов на ядерной тяге. У бомбардировщика, разрабатывавшегося по атомной тематике, и М-50 были разные конфигурации. Зачем американским спецслужбам или имеющим связи с ними правительственным и деловым кругам США потребовалось раскрыть находившиеся под грифом сведения о том, что их разведка добыла кое-какую информацию об М-50 еще на стадии проектирования? Здесь могут быть две версии. Не исключено, что обе верные. Во-первых, любая такая информация позволяла ставить, причем публично, вопрос о соответствующем ответе США на «вызов Советов», а это пухлый портфель заказов для военно-промышленного комплекса. Во-вторых, почему бы не предположить, что тем самым американская разведка преследовала цель парализовать работу ОКБ-23 разбирательствами из-за утечки секретной информации. Ведь в итоге советское правительство вскоре – менее чем через два года после той публикации – ликвидировало ОКБ-23. Вместе с этим были похоронены проекты не только М-50, М-51 и М-52, но и мясищевских тяжелых боевых самолетов с ядерными силовыми установками. Кстати, в НАТО бомбардировщику М-50 на случай его запуска в серию присвоили кодовое название Bounder («Пройдоха»). Оно, вне сомнений, перекликается с названием созданного чуть раньше американского сверхзвукового стратегического бомбардировщика B-58 Hustler («Шустрила»). Но если турбореактивный «Шустрила» в 1960-м поступил на вооружение ВВС США – таких машин выпустили более сотни, то наш М-50 удостоился всего лишь чести стать экспонатом авиационного музея в Монине. А проекты бомбардировщиков с ядерными двигателями и в СССР, и за океаном так и остались на бумаге, несмотря на опытные образцы с атомными реакторами на борту. Константин Чуприн источник
  6. В России создают две мощнейшие снайперские винтовки Конструкторы тульского Центрального исследовательского КБ охотничьего и спортивного оружия (ЦКИБ СОО) разрабатывают две модели новых снайперских винтовок с повышенной баллистикой и мощью патронов при более малых размерах и весе. Одна из будущих винтовок представляет собой современную реинкарнацию советского противотанкового ружья, используемого во времена Великой Отечественной. Она будет иметь тот калибр 14,5 мм, однако новый механизм подавления отдачи сделает ее схожей с известной 12,7-миллиметровой винтовкой «Взломщик» и даже менее ощутимой. И это при том, что гильзы планируется использовать от пушки малого калибра. С ними станет возможна прицельная стрельба на расстояние до 3,5 км. В стрельбе на сотни метров снаряд будет способен пробивать стены зданий. Вторая модель будет представлять собой легкий вариант мощной винтовки с нетрадиционным калибром 11,7 мм. Это будет более легкое и компактное оружие, по сравнению со «Взломщиком», обеспечивающее более мягкую отдачу. Однако новые патроны для неё не должны уступать в характеристиках пулям «Взломщика» и, вероятно, будут способны также пробивать броню до 10 мм на расстоянии выстрела до 2 км. Они уже созданы в различных модификациях и успешно проходят испытания. источник
  7. Почему в России строятся два различных типа станций раннего обнаружения пуска ракет и почему они так странно, на первый взгляд, расположены? Почему две различные станции «Воронеж-ДМ» и «Воронеж-М/ВМ» называются одинаково, хотя кроме названия у них мало чего общего? Давайте поищем ответы вместе. Действительно, что общего между этими двумя станциями, кроме названия? Это станция «Воронеж-ВМ» в Иркутской области. А это «такая же» двухсекционная РЛС «Воронеж-ДМ» под Армавиром. Много схожего нашли? Вот и я о том же. Так почему они так отличаются друг от друга и почему их везде называют одним названием и говорят, что решают они одни и те же задачи? Как всегда всему виной секретность. Правда, секретность эта какая-то странная. Ведь достаточно просто заглянуть в историю создания советских загоризонтных РЛС и на карту расположения самих станций с секторами их обзора, как все секреты сразу становятся открытой книгой. Для начала одно из последних сообщений: Минобороны восстановит радиолокационную станцию системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) «Днепр», расположенную под Севастополем. Как сообщил источник «Известий» в военно-промышленном комплексе, модернизированный объект сможет фиксировать запуски как баллистических, крылатых, так и гиперзвуковых ракет из акватории Черного и Средиземного морей, обеспечив защиту территории России на южном и юго-восточном направлениях. Об этом говорят уже с 2014 года. В то же самое время все интересующиеся данной тематикой отлично помнят, как СМИ сообщали, что станция «Воронеж» под Армавиром заменит собой не только азербайджанский «Дарьял», но и севастопольский «Днепр». Тогда зачем его восстанавливать? Вот карта размещения с секторами обзора современных загоризонтных РЛС России (клик): Зеленым обозначены станции «Воронеж-М/ВМ» (построенные и запланированные), красным, «Воронеж-ДМ» (построенные и запланированные), красным размытым (№12) станция «Волга» под г. Барановичи (Белоруссия), под номером 11 — станция «Днепр» в Севастополе, синим — РЛС «Дон-2Н »в Подмосковье (центр ПРО г. Москвы), красный круг, окрашенный в зеленый цвет, — это месторасположение РЛС «Дарьял» в районе г. Печора. Эта история началась намного раньше. В 1972 году был заключен договор, оговаривавший ограничения на создание систем противоракетной обороны США и СССР. Согласно нему, страны могли развернуть не более двух (с 1974 года — одного) узла ПРО на своей территории: либо для прикрытия столицы, либо для прикрытия стартовых площадок МБР. СССР выбрал вариант «прикрытие столицы», и был создана система ПРО Москвы. А США развернули свой сегмент для прикрытия стартовых площадок МБР. Приоритеты, однако. Но это детали. Обе стороны пытались обмануть друг друга и это им с переменным успехом удавалось. США смогли разместить у себя систему «Пэйв Пос», которая очень быстро превратилась в элемент ПРО, а СССР … просто не успел этого сделать. Распад СССР создал в США уверенность, что это их шанс и что наступило время раз и навсегда показать всем, кто в мире главный. В конце 1990-х ряд испытаний противоракет показал работоспособность данного метода борьбы, и 23 июля 1999 года президент США Билл Клинтон подписал одобренный сенатом законопроект о развертывании национальной системы ПРО. В 2001 году, пользуясь опцией, прописанной в договоре 1972 года, США в одностороннем порядке вышли из него. Перчатка была брошена. В это самое время на территории бывшего СССР США, где только могли, уничтожали остатки противоракетного щита своего бывшего главного противника. В начале мая 1995 года была взорвана принимающая РЛС станция «Дарьял-УМ» в Скрунду (Латвия). В 1998 году эта станция была полностью закрыта В начале 2000-х те же американцы заставили навсегда замолчать станцию в Мукачево. Тогда же фактически перестали работать на Россию станции в Севастополе и Азербайджане. Единое поле наземных дальних РЛС СССР распалось. И мало кто обратил внимание на то, что в 1997 году возобновилась достройка РЛС «Волга». Вы ничего не знаете о «Волге»? Давайте познакомимся поближе. Узнаете? Нет, это не очередная РЛС «Воронеж-ДМ», а ее прототип РЛС «Волга», возведение которой было начало в далеком 1986 году как ответ на размещение на территории Европы американских ракет средней дальности «Першинг-2». О станции «Воронеж-ДМ» никто не любит писать подробности — это большой государственный секрет. Но в России государственные секреты хранить не умеют, а потому они написаны открытым текстом в «Википедии», правда, в другом разделе, что и понятно. Читаем страницу о станции «Волга» и узнаем много интересного. Оказывается, эта станция (далее из «Википедии» со ссылкой на очень авторитетный труд) — не просто еще одна РЛС обнаружения пуска ракет: Запоминаем выделенные слова. Они нам еще пригодятся. Итак, высокопотенциальные станции метрового диапазона, которые как раз и должны были обнаруживать ракеты и боеголовки противника на больших дистанциях (до 6000 км), было решено дополнить не очень далекими, но такими, которые позволяли бы наводить на обнаруженные боеголовки свои противоракеты. И была создана НИИДАР станция «Волга» как первая станция по борьбе с ракетами противника. А это узнаете? Нет, это не РЛС «Волга» и не дециметровый «Воронеж», это РЛС «Дунай-3М», глаза или уши развернутой в конце 1970-х системы ПРО Москвы (А-35М). Именно эта станция должна была отслеживать на расстоянии 2 500 км ракеты противника и их боевые блоки, а также наводить на них противоракеты. И именно эта станция обнаружила вместе с ДОН-2Н и американской COBRA DANE в 1994 году 10 см шарики… РЛС «Дунай-3М» и послужил основой для создания РЛС «Волга» — упрощенной и быстровозводимой версией этого радара ПРО. Если мы посмотрим на «фирмы»-разработчики РЛС «Воронеж-М/ВМ» и «Воронеж-ДМ», то мы уже, конечно, не удивимся. Первую разрабатывал РТИ им. академика А. Л. Минца, разработчик метрового уникального комплекса «Дарьял», а вторую – НИИДАР, разработчик дециметровых РЛС для ПРО «Дунай» и «Волга». И тут все встало на свои места, а значит, это уже не версия, а почти доказанная гипотеза. Чтобы уж совсем отбросить все сомнения, предлагаю посмотреть, как работает противоракетная мысль в США. В конце 1970-х они начали разворачивать свою систему предупреждения о старте баллистических ракет (PAVE PAWS). Кстати вот она: Нет, она была не дальнобойной и могла различать головные части не далее чем на 3 000 км. Станция работала в дециметровом диапазоне (как раз в том же, что и РЛС «Воронеж-ДМ»). Затем ее возможности и дальность были расширены, и сегодня эти станции являются основой ПРО США и наводят на цель дальнобойные противоракеты Ground-Based Midcourse Defense. В общем, сегодня это полный аналог «Воронеж-ДМ», как о нем пишут в российской прессе. Только в России почему-то постоянно подчеркивают, что станции «Воронеж-ДМ» не имеют никакого отношении к ПРО. Ну не имеют, так не имеют. Нам то что? Мы, естественно, поверим. Итак, вроде бы со всем разобрались. Хотя нет, не со всем. Есть у «Воронежей» еще один брат близнец – таинственный и неуловимый «Воронеж-СМ». Как в том «Ералаше». Хотя если полистать подшивки старых журналов и изучить гений мысли на Западе, можно об этом таинственном третьем брате кое-что узнать. При описании станции РЛС «Волга» была обронена фраза: Тогда речь шла о работе станции поочередно в метровом и дециметровом диапазонах, что в позднем СССР не было использовано, но какова мысль! В сети есть много информации о том, что разрабатывается РЛС «Воронеж-СМ». Станция должна работать в сантиметровом диапазоне. Для чего это надо? Чтобы очень точно наводить противоракеты в цель. Не исключено, что возможности работы на двух диапазонах (дециметровом и сантиметровом) будут реализованы именно на базе РЛС «Воронеж-ДМ». Кстати, именно также поступили и американцы (статья от 2007 года): Вы будете снова смеяться, но специалистом по созданию РЛС для систем ПРО сантиметрового диапазона в СССР был все тот же РТИ им. академика А. Л. Минца, поставивший в конце 1990-х на боевое дежурство знаменитую РЛС «Дон-2Н», являющуюся сегодня непревзойденным локатором, оберегающим спокойствие жителей европейской части России. Возможно, именно с этим связано то, что соразработчиком станций «Воронеж-ДМ» с НИИДАР является именно это конструкторское бюро. Если все так и есть, а оснований так считать более чем много, то выходит, что, не поднимая лишнего шума, Россия сегодня заканчивает разворачивать не только круговую систему дальнего обнаружения пуска ракет, но и национальную систему ПРО очень высокого уровня. И для ее окончания осталось только переоборудовать/модернизировать станцию «Дарьял» в г. Печора (о которой уже объявлено, не вдаваясь в детали) в станцию дециметрово-сантиметрового диапазона. Вероятно, это будет совершенно новая станция. Ведь зачем буквально рядом иметь две метровые РЛС, направленные в один и тот же сектор? И еще «модернизировать/восстановить» в Крыму РЛС «Днепр». С чего мы и начали наш рассказ. Выводы и послесловие Создаваемая на основе советских наработок новая национальная система ПРО России скоро будет построена. Тихо и без лишнего шума. РЛС в Крыму, вероятно, будет работать в метровом диапазоне, и, возможно, это будет еще один «Воронеж», лучше двухсекционный. Лично я не вижу смысла реанимировать РЛС «Днепр», хотя … все может быть. Вместо «Дарьяла» в г. Печора, логично будет смотреться его дециметрово-сантиметровый брат-близнец. Окончание работ по программе «Воронеж-СМ» станет последним этапом развертывания станций слежения, сопровождения и наведения для создаваемой сегодня системы ПРО России. Как это все вместе будет работать, кто и чем будет поражать супостата, давайте поговорим в другой раз… Автор: Юра Сумы источник
  8. РВСН получат пять машин разминирования «Листва» до 2020 года Пять машин дистанционного разминирования «Листва», разработанные в интересах Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) России, поступят в войска до 2020 года, сообщает управление пресс-службы и информации Минобороны РФ. «До 2020 года в РВСН поступят пять МДР «Листва», – цитирует РИА Новости сообщение пресс-службы Минобороны. Отмечается, что в 2016 году РВСН получат рекордное количество инженерной техники в истории современной России. Так, в четыре соединения, перевооружаемых на ракетный комплекс «Ярс», поступят 12 машин инженерного обеспечения и маскировки и машин дистанционного разминирования «Листва». «Листва» создавалась для повышения живучести и защищенности агрегатов подвижного грунтового ракетного комплекса на маршрутах боевого патрулирования и полевых позициях, для разминирования участков маршрутов движения колонн техники от дистанционных управляемых минных полей, радиоуправляемых мин и фугасов в 2013 году в рамках опытно-конструкторской работы «Ярс». Первые две машины уже поставлены в Новосибирское и Тейковское ракетные соединения. Источник
  9. США готовятся к войне?Пентагон заказал почти 180 тыс пластин для бронежилетов 20.05.2016 - 21:46 Компания U. S. Defense Logistics, входящая в структуру Пентагона, закупила 177 000 пластин для бронежилетов у компании Ceradyne Inc, пишет DefenseWorld.net. Сумма заказа, который должен быть выполнен к началу 2017 года, составила 92 млн долларов. Эта сделка вызвала множество вопросов у экспертов. Количества пластин, заказанного Пентагоном, хватит почти на 90000 бронежилетов. Всего в американской армии, с учетом вспомогательных и тыловых служб, числится 1 400 000 военнослужащих. Поэтому столь крупный заказ наводит на определенные размышления. Некоторые специалисты полагают, что это всего-навсего масштабная замена средств личной защиты военнослужащих, другие уверены что за этим кроется подготовка к боевым действиям. источник
  10. «Сумрак» и «Севастополь» уничтожают врагов на расстоянии более 2 км Заокеанский новостной портал military.com регулярно рассказывает о снайперских дуэлях в Афганистане, в Сирии и в Ираке. При этом отмечается высокая точность стрельбы со стороны боевиков. В частности, большой общественный резонанс получил инцидент в афганской провинции Гильменд, где был застрелен британский военный инженер Даррен Фостер. Он находился на сторожевом посту, оборудованном толстыми пуленепробиваемыми стеклами, был лишь один небольшой зазор — бойница для ответной стрельбы. Именно через неё влетела пуля убийцы. По имеющей информации, выстрел был произведен с большого расстояния. Помимо британца были также убиты два морских пехотинца и еще двое получили тяжелое ранение. Бывший американский «афганец», сержант морской пехоты Карлос Браун, сделал интересное предположение. Мол, речь идет о варминтинг-туризме, слишком профессионально, с чемпионской тонностью производились выстрелы. Видимо, из элитного оружия. На первый взгляд, от этой версии отдает махровой конспирологией. Однако имеются данные о пребывании в Афганистане спортсменов-стрелков из Саудовской Аравии и Катара. «Диванные стратеги считают, что в будущей войне победят боевые роботы, тяжелые беспилотники, точные ракеты, истребители класса «Раптор» и супер-танки, — рассуждает Карлос Браун. — Так оно и будет на первом этапе, когда надо сместить неудобное для Америки правительство. Но потом вражеские фанаты-снайперы, стреляющие за полторы мили, положат конец господству экспедиционных сил. Я знаю несколько крупных военных операций, которые отменили из-за меткой пули боевика. В конце концов, не будем же мы, подобно немцам во Второй мировой войне, проводить репрессии и казнить по сто местных жителей за каждого застреленного «инженера Фостера». Из множества подобных смертельных историй военный корреспондент Джин Кевеллеро написал целую книгу «Снайперы: американские сражения из одиночных выстрелов в Ираке и Афганистане». Судя по описанию, найти убийц зачастую не представляло никакой возможности: они подолгу не задерживались на одном месте и производили по одному выстрелу в день. Самая большая неприятность для спецов по контрснайперской борьбе заключалась в поиске стрелков, «жаливших» издалека — с дистанции 1000, а то и более метров. Так или иначе, но появился тренд на использование непопулярного в прошлом патрона .408 Cheytac (10.3×77мм), который был создан командой Джона Тейлора специально для стрельбы на дальних дистанциях. Для начала объясним его минусы. Во-первых, известных компаний, которые делают оружие под .408 Cheytac, можно пересчитать по пальцам. Как минимум половина из них, грешит кучностью в 1 МОА, хотя и заявляют о 0.3−0.5 МОА. Для сведения, эти винтовки даже в бенчресте (стрельбе со станка), показывают почти 90 см отклонения от цели на дистанции 3 км. На больших расстояниях это все равно, что палить в белый свет, как в копейку. Вторая причина заключается в тяжелейшей отдаче, даже более травмоопасной, чем при стрельбе из крупнокалиберной винтовки, к примеру, Barrett M107A1. Вероятность сломать ключицу для .408 Cheytac, как ни странно, выше. Сказывается массивность крупнокалиберной винтовки, да и начальная скорость пули боеприпаса .50 BMG (12,7×99 мм) поменьше. Несмотря на это, в последние годы произошли определенные изменения в технологии изготовления снайперского оружия, которые выводят .408 Cheytac в число перспективных боеприпасов. Так, проблема травмоопасной отдачи при стрельбе патроном Тейлора с самой тяжелой пулей 419 grs (27 грамм) нивелирована в российских снайперских винтовках СВЛК-14 «Сумрак» и DXL-4 «Севастополь», которые были разработаны и выпускаются оружейной фирмой Lobaev Arms. Достигнуто это за счет специальных технических решений, с использованием «сэндвича» из карбона-кевлара-фибергласса в ложе оружия, солидной лапы затворной коробки и особого дульного тормоза. Это позволило стрелкам полностью сосредоточиться на цели, не опасаясь за плечо. Если прибавить к этому техническую кучность «Сумрака» — 0.3 МОА и габариты, близкие к спортивному оружию, то винтовка Владислава Лобаева и впрямь может изменить взгляды профессиональных военных на сверхдальнюю снайперскую охоту. Чтобы иметь представление о точности стрельбы СВЛК-14, поясним, что оружие на тестовых стрельбах с расстояния 2165 метров пять раз подряд поразило мишень 50×50 см. Для таких дистанций винтовке Лобаева, по сути, нет равных в заявленном калибре. В реальности же опытные стрелки, применяя качественные боеприпасы, достигают даже 0.15 МОА. Эти результаты удивляют еще и тем, что винтовки СВЛК-14 «Сумрак», DXL-4 «Севастополь», DXL-3, DXL-2 являются результатом деятельности обычного стартапа, деньги на развитие которого предприниматель получил за счет продажи собственной 4-комнатной квартиры на Арбате. Путь выпускника философского факультета МГУ к производству оружия был тернистый. В 2009 году он был отмечен журналом Forbes как бизнесмен, разбогатевший на своих идеях. В 2010 году на форумах поползли слухи, что Лобаева выдавили из России в результате конфликта интересов с «Ижмашем». В то время об этом было немало публикаций в российских СМИ, мол, его фирма «Царь-пушка» была лишена лицензии из-за потери Ижевским машиностроительным заводом части рынка снайперских винтовок. Не вдаваясь в подробности закулисной борьбы, все-таки отметим, что вряд ли могла иметь место конкуренция между СВЛ (снайперской винтовкой Лобаева), СВ-98 и ORSIS T-5000. Индивидуальное оружие, произведенное «Царь-пушкой», имело средний ценник в полмиллиона рублей, тогда как качественная армейская СВД продавалась за 50 тысяч, а ORSIS T-5000 — порядка 120 тысяч. Так или иначе, но к чести всех участников бизнес-конфликта никто из его участников «не вынес мусор из избы». Об этом, в принципе, можно было не вспоминать, если бы не отъезд команды мастера в Объединённые Арабские Эмираты. «Всё оборудование вывезено, как в годы Великой Отечественной войны. Только уже не за Урал. Намного дальше», — в 2010 году эта фраза разошлась сотнями репостов на самых разных форумах. Не столь важно, что двигало русским оружейником Лобаевым, — обида или иная мотивация. Вопрос в другом: что предприняли наши чиновники, чтобы создать максимально благоприятные условия для уникального изобретателя? В конце концов, борьба за профессионалов и технологии в настоящее время является главнейшей задачей любого правительства, в том числе и российского. Однако вернемся к СВЛК-14 «Сумрак» и DXL-4 «Севастополь». Эти винтовки занимают недооцененную нишу между прекрасной 7.62-мм ORSIS T-5000, а также практичной СВ-98, и крупногабаритными снайперскими винтовками, той же Barrett M107A1. Опыт штатовских кампаний в Афганистане и Ираке показывает, что боеприпас .408 Cheytac имеет неплохой потенциал. Особенно, когда речь идет о сверхдальней снайперской охоте, или контрснайперской борьбе. Таким образом, стрелковое оружие СВЛК-14 «Сумрак» и DXL-4 «Севастополь» не конкурируют с принятыми на вооружение в российской армии снайперскими винтовками, а дополняет их, хотя требуют отдельного обучения и возможно, специальных доработок. источник
  11. Война 08.08.08: кого на самом деле разгромила Россия 20.05.2016 АНАЛИТИКА Геополитика и безопасность Война между Россией и Украиной была запланирована давно. Еще в начале 1992 года, когда военнослужащих, переприсягавших Украине, спрашивали, готовы ли они в случае надобности воевать с Россией, многими это было расценено как неуместная шутка. Но где-то ответственные работники ставили свои галочки, которые одним давали зеленый свет при продвижении по карьерной лестнице, а для других стали «черными метками». Мало кто думал тогда, что когда-то возможно будет представить открытое столкновение Украины и России. А ведь оно могло произойти еще в 2008 году… Рождение альтернативы Он был создан в 1997 году. Вначале он был больше похож на красивую игрушку, которой дали поиграть детям. Затем эта игрушка стала похожа на нечто серьезное. Через несколько лет игрушечный пистолет вдруг превратились в мощное оружие. А если оружие держать в заряженном виде, то оно хотя бы раз да выстрелит. Он - это ГУАМ. ГУАМ - это не только остров в Тихом океане, на котором находится одна из главнейших военных баз США в регионе, но и альтернативный СНГ интеграционный проект, единственной задачей которого еще при его создании стало выстраивание альтернативы любому евразийскому проекту с центром в Москве. В 1918 году Киев виделся Западом как центр альтернативного объединения земель бывшей Российской империи. Гетманат Скоропадского был прообразом нынешней Украины. Если присмотреться повнимательнее, то и сегодня мы не увидим в современном политикуме Киева ничего концептуально нового. Быстрое падение режима гетьмана в первой Гражданской войне - это больше случайность, вызванная поражением его главных спонсоров. Выиграй Германия Первую мировую войну, все в истории той Украины случилось бы совсем по-другому. Евроинтеграия в кайзеровский Евросоюз состоялась бы на 100 лет раньше, но в том же статусе колонии. Кстати, нынешнюю Украину ждет ровно то же самое, что и гетманат Скоропадского. Он падет, сразу после того как его спонсоры проиграют очередную мировую войну. Но мы отвлеклись, вернемся в современность. Что же объединило страны, создавшие ГУАМ? Если присмотреться, то у каждой из них были свои территориальные претензии к России. У Молдавии – Приднестровье. У Грузии – Южная Осетия и Абхазия. У Украины статус Севастополя и… Крыма. У Азербайджана вечная рана потерянного Карабаха, который вернуть было совершенно нереально, пока Москва поддерживала Ереван. И особо никто не скрывал, что ГУАМ создавался как альтернатива СНГ с целью разрушения последнего. А еще был ОДКБ. Новый военный союз бывших республик СССР был создан в 1994 году, а в 1999-м страны-участницы должны были его пролонгировать. Это сделали все страны, кроме Грузии, Азербайджана и примкнувшего именно в этом же году временно к ГУАМ Узбекистана. В Хартии ГУ(У)АМ, принятой в Ялте 7 июня 2001 года, было прописано, что страны нового образования в том числе будут заниматься и вопросами региональной безопасности во всех сферах деятельности. В 14 мая 2002 года менее чем через год было принято решение о создании на базе ОДКБ полноценного военного союза. Таким образом, к началу нового тысячелетия США удалось из бывших республик СССР создать два враждебно настроенных и имеющих массу претензий друг к другу военно-политических образования. Первое с центром в Москве: Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия, Таджикистан. Второе с центром в Киеве: Украина, Узбекистан, Грузия, Азербайджан, Молдавия. На первый взгляд союзы явно несоизмеримы по мощи, но не следует забывать, что за ГУ(У)АМ со всей свой мощью стоял Запад. В качестве усиления в него в 2006 году чуть было не вступила Румыния, а Турция и Латвия стали наблюдателями. Интересный набор участников. И он не случаен. В 2005 году президент Украины Виктор Ющенко заявил, что одной из главных задач ГУ(У)АМ станет решение конфликтов в Приднестровье и на Кавказе… Что имелось в виду? Тогда об этом предпочитали не говорить, но именно к нему и начали усиленно готовиться. Вообще-то именно после 2004 года начинается резкая активизация деятельности ГУ(У)АМ. Причем милитаристские приготовления этой организации были настолько очевидны, что Узбекистан, фактически окруженный со всех сторон членами ОДКБ и не имеющий прямой границы с «союзниками», предпочел перебежать в стан Москвы (в 2006 году). Фото: wikimedia.org ГУАМ: подготовка к войне О том, что Киев снабжал грузинскую армию накануне войны в Южной Осетии, известно всем. Подавляющее большинство военного потенциала Тбилиси на середину 2008 года составляла техника, отремонтированная, модернизированная и проданная Киевом. А между тем точно так же Киев накачивал оружием и Азербайджан. «Смерчи», которые сегодня стоят на вооружении ВС Азербайджана из Киева, многие танки, орудия, вертолеты, самолеты, зенитные системы тоже. Киев отдавал своим союзникам даже вооружения, состоявшие в тот момент на боевом дежурстве. Дивизион «Бук-М1», который попил много крови российским ВВС в небе над Грузией. В 2005 году Азербайджан получил 25 танков, Грузия – 16. В 2006 году Азербайджан – 17. В 2007 году Грузия – 74 танка. Итого, за три предвоенных года на Кавказ своим союзникам по ГУАМ Украина отправила 132 танка. А также 134 единицы легкой бронированной техники, более сотни единиц ствольной артиллерии, десятки РСЗО. А еще часть техники продавалась без вооружения, а потому отследить, сколько реально ее было продано, не всегда возможно. Не забывал Киев и о себе. Именно в период с 2004 по 2008 год началось восстановление боевого потенциала армии Украины. Не проводившиеся много лет учения шли одно за другим. Налет летчиков боевой авиации вырос кратно: в 2002 году он был всего 3,5 часа в год на экипаж. В 2004 году – уже 56,5 часа, в 2005 году – 86 часов для сил быстрого реагирования и до 18,5 и 23 часов соответственно для остальной авиации. В 2007 году средний налет достиг рекордные 44 часа… При этом в том же 2005 году летчики ВВС России имели налет в среднем 33 часа. Причем, боевая авиация РФ имела в среднем меньший налет, так как «транспортники» в 2005 году имели в среднем аж по 60 летных часов. В 2004 году была запущена программа модернизации сухопутных войск Украины. К концу 2006 года была окончена бригадная реформа. С конца 2005 года начались поставки в войска танков БМ «Булат», которых первоначально предполагали сделать аж 400 единиц. Но не справлялся Укроборонпром. Не мог он одновременно «клепать» ежегодно десятки танков в Грузию, Азербайджан и себе. Все готовилось к войне. Примечательно, что в Грузию поток военной техники из Украины «пересох» зимой-весной 2008 года. Столкновение В марте 2008 года произошло наиболее кровавое столкновение в Нагорном Карабахе, «случайно» совпавшее с беспорядками в Ереване. В июне 2008 года Украина начала нагнетать ситуацию вокруг ЧФ РФ. Горячие головы договорились до того, что предлагали, в случае отказа России вывести флот в 2017 году, просить НАТО помочь Украине в этом вопросе. Страсти разгорались нешуточные, и в воздухе пахло конфликтом… ГУАМ нанес свой удар 8 августа 2008 года. В этот день вся мощь грузинской армии обрушилась на Южную Осетию и расположенный там российский миротворческий батальон. Что случилось бы в случае победы Грузии? Россия была бы унижена, Южная Осетия и Абхазия разгромлены. Далее следовало бы ждать кровавой развязки в Нагорном Карабахе, а возможно, и в Приднестровье. Помним, что в 2006 году Румыния хотела присоединиться к ГУАМ, а решение Приднестровского конфликта, наряду с конфликтами в Закавказье, были озвучены как главные задачи нового союза Виктором Ющенко в апреле 2005 года. И почти наверняка что-то бы случилось в Крыму, ситуация вокруг ЧФ РФ в информационном поле нагнеталась с конца весны 2008 и прекратилась сразу же после разгрома грузинской армии в пятидневной войне. А ведь по воспоминаниямпосла Украины в России Константина Грищенко, Киев вполне мог быть втянут в этот конфликт, но Ющенко оказался умнее своего кума (или струхнул). ГУАМ: упадок Уничтожение армии вторжения в Южную Осетию, быстрое, полное и безоговорочное, было шоком для всех. Предотврати Грузия ввод российской группировки через Роккский туннель, финал мог быть совсем иным, как и геополитические последствия. Но вместо разгрома российских союзников и удара по престижу Москвы, одна из главных стран ГУАМ была разгромлена. Престиж России поднялся на небывалую высоту, а Армения избежала больших проблем с Азербайджаном. Украина и НАТО, увидев мощь российской армии, и решимость Кремля в отставании своих интересов быстро свернули информационную накачку по ЧФ, а Молдавия… В январе 2009 году на одной из пресс-конференций президент Владимир Воронин на просьбу украинского журналиста высказать свое мнение по поводу ГУАМа сказал: «Лучше бы я забыл этот вопрос… За восемь лет общения со многими президентами я замечаю, что некоторые из них хотят обязательно руководить какой-либо региональной организацией. И вот они задумывают эти организации, втягивают в это другие страны... Я застал этот ГУАМ, когда только пришёл президентом, и так и не понял основного назначения этой структуры. Я не думаю, что организации, которые не имеют предмет для рассмотрения, жизнеспособны. Было столько попыток реанимировать этот ГУАМ - пока ничего не получается. Надо внимательно рассмотреть, что даёт этот ГУАМ и кому он нужен. Наше участие в этом ГУАМе крайне ограниченно, потому что от его работы нет результатов. Нет проектов, нет никакого консолидирующего начала. На сегодняшний день это бесперспективно. Есть и другие проблемы, связанные с этим ГУАМом, о которых я не хочу и не буду говорить. Но то, что этот ГУАМ ни вчера, ни сегодня не был жизнеспособным, это однозначно». После разгрома в Южной Осетии президенты стран ГУАМ ни разу больше не собрались вместе. Ежегодные саммиты рабочих групп на уровне глав МИДов, которые должны были проходить дважды в год, также канули в лету. За весь 2008-2009 годы Украина поставила Грузии аж один танк, а Азербайджану ноль. В 2010 году Азербайджан начал медленно и бесповоротно входить в орбиту Москвы. После лета 2008 года отношение к Виктору Ющенко на Западе изменилось коренным образом. Его перестали приглашать коллеги, он перестал быть интересным. В прессе начали всплывать факты его незаконных действий по разрушению обороноспособности страны (ему вспомнили все: и танки, и «Буки»). О него просто начали вытирать ноги: Не случайно его личный рейтинг, который весной 2008 года составлял почти 20%, уже осенью превратился в статистическую погрешность (3,5%). Ющенко струсил в самый неподходящий момент, чем разрушил многолетние планы США по сколачиванию альтернативного антироссийского интеграционного проекта на обломках СССР. Источник: http://politrussia.com/
  12. Блоковый подход: НАТО не рискнет состязаться с Россией в танковом биатлоне Берлин, Германия, 17.05.16 - 19:25 The Washington Post подводит неутешительный итог двухдневного состязания танковых экипажей стран НАТО под названием Strong Europe Tank Challenge. Победу праздновал немецкий экипаж на танке Leopard 2A, в то время как американские танкисты, представленные сразу двумя командами на танках M1A2 Abrams, даже не вошли в число призеров. «Танковый вызов» по сути, представляет собой кальку с популярного в России танкового биатлона «Танковый вызов» по сути, представляет собой кальку с популярного в России танкового биатлона. Танкисты стран НАТО преодолевали маршруты с полосой препятствий и различными рубежами, иными словами соревновались между собой в стрельбе и вождении. За преодоление каждого этапа команды получали очки, по итогам которых и определялся победитель. Соревнования проводились впервые с далекого 1991 года. Страной организатором выступила Германия, которая и праздновала победу. Второе место заняли датские танкисты, на третьем месте финишировали поляки. Италия, Словения и два американских экипажа остались без наград. Как отметил командующий сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес, подобные соревнования станут началом новой традиции для США и их европейских союзников, которая позволит вывести партнерство на новый уровень. Почему в Европе решили вернуться к подобным состязаниям, и возможно ли проведение чемпионата мира, объединяющее все страны, «Экономике сегодня» рассказал эксперт по геополитике, член-корреспондент РАЕН Константин Соколов: «Опыт показывает, что такого рода состязания не только помогают выявить лучших из лучших, но и позволяют сравнить подготовку в разных армиях. Танковый биатлон помогает также обеспечить среди союзников дух товарищества. Россия неоднократно приглашала, в том числе страны НАТО, но они к нам категорически отказываются ехать. На мой взгляд, вполне естественно, что западные страны сейчас решили организовать подобные состязания у себя. Они осознают, что подобный подход способствует укреплению союзнических отношений между странами блока, а соответственно повышению их боеготовности. Дело в том, что страны, которые приезжают в Россию или выступают на мероприятиях НАТО, используют однотипную технику. Всемирное танковое состязание на первый взгляд интересная идея, которая позволит не просто сравнить подготовку экипажей, а в том числе и качество техники. Здесь, на мой взгляд, натовцы не рискнут сравнивать свои машины с нашими по одной простой причине. Российская техника, сохранившая лучшие традиции с советских времен в полевых условиях намного более практична и эффективнее, чем западная. Стоит понимать, что сама по себе парадигма проектирования военной техники у нас фокусируется именно на надежности и безотказности. Что касается того непопадания американских экипажей в тройку лучших, то здесь нет ничего удивительного. Здесь, думаю, со мной согласятся и опытные военные – в мире только две танковые державы сопоставимы в своей приспособленности для боя, Россия и Германия. И американская, и британская школа всегда уступали нам, поэтому победу «Леопарда» над «Абрамсом» стоит воспринимать не только в контексте навыков и умений экипажей, но и в контексте превосходства немецкой техники над американской». Андрей Петров - источник
  13. И.В. Вечканов, материал подготовил А.Колотило, газета «Красная звезда», 2013 г. Совместный проект с сайтом «Отвага» Посвящается гвардейцам-танкистам 3-го танкового батальона 6-го танкового полка 90-й танковой дивизии, с отвагой, мужеством и честью выполнившим свой долг. Посвящается павшим и живым… Воспоминания ветеранов боевых действий на Северном Кавказе, в Афганистане, в Закавказье, других локальных войн и вооружённых конфликтов, как уже сообщалось ранее, «Красная звезда» публикует в рамках совместного проекта и в тесном сотрудничестве с администраторами сайта «Отвага» (www.otvaga2004.ru). Сегодня слово предоставляется ветерану боевых действий на Северном Кавказе полковнику запаса Игорю Вечканову. Офицер-танкист честно и откровенно рассказывает о штурме Грозного, о мужестве своих подчинённых и товарищей, об ожесточённых боях и о многом другом… Он назвал свои воспоминания «Новогодней каруселью». Именно в ту новогоднюю ночь мы узнали о беспримерном мужестве наших танкистов, многие из которых были брошены в бой неподготовленными, недостаточно обученными. Но они свои задачи выполнили. Порой – ценой собственных жизней… Для некоторых из них эта «карусель» оказалась смертельной… Визитная карточка Полковник запаса Игорь Викторович Вечканов родился 2 сентября 1967 года в Ульяновской области в семье специалистов сельского хозяйства. В 1988 году окончил Ульяновское гвардейское высшее танковое командное дважды Краснознамённое ордена Красной Звезды училище имени В.И. Ленина. Офицерскую службу проходил в ГСВГ, ЗГВ, СКВО, ПриВО, ПУрВО в должностях командира танкового взвода, роты, начальника штаба – заместителя командира танкового батальона. В последующем – начальник группы хранения вооружения и техники, командир 103-го ОУТБ/469-го ОУЦ, заместитель начальника 469-го ОУЦ, заместитель начальника отдела боевой подготовки 2-й гвардейской общевойсковой Краснознамённой армии. С декабря 1994 года по апрель 1995-го в должности командира танковой роты участвовал в контртеррористической операции в Чечне. Награждён орденом Мужества и медалями. В 2007 году уволен в запас по состоянию здоровья. По стопам Игоря Викторовича пошёл и сын Денис – выпускник Ульяновского гвардейского суворовского военного училища 2007 года и Казанского высшего военного командного училища 2011 года. «НЕ ЗА КОПЕЙКИ И РУБЛИ…» Вечером заступил дежурным по полку. Ходили разговоры, что 81-й гвардейский мотострелковый полк отправляют в Чечню. А наш – гвардейский 6-й танковый полк, – занимался по плану и распорядку дня. После сдачи наряда я с командиром 9 танковой роты «Бадраем» и своим заместителем командира роты по вооружению (ЗКВ) старшим лейтенантом Г. Гудковым зашли в кафе поужинать. Разговоры шли в основном об отправке в Чечню. «Бадрай» сказал, что, возможно, отправят наш танковый батальон на усиление гвардейского 81-го МСП. Парадокс, но год назад танковый батальон 81-го гв. МСП расформировали. 4 танка Т-80БВ (Об.219РВ) я принял к себе в роту. Техника была хорошей, 1988 года выпуска, пробег составлял 200-350 км. Закончив ужин, разошлись по домам. В голове прокручивал мысли о штате моей роты, который не позволял даже элементарно обслуживать технику и вооружение (командир роты, заместитель командира роты по вооружению, 3 механика-водителя, 3 командира танка, остальные – вакант). На следующий день при подходе к месту построения полка (если его так можно было назвать – развал нашей армии шёл в те годы по всей России планомерно…) я обратил внимание, что наш 3-й танковый батальон по численности больше, чем сам полк – ночью привезли из «учебки» из Тоцкого личный состав. Ещё больше удивился, когда ЗКВ доложил мне о готовности 8-й ТР для снятия с хранения техники и вооружения. Командир полка полковник В. Быков на утреннем разводе уточнил задачу по подготовке ВВТ (вооружения и военной техники) к боевому применению… Первой из батальона уходила моя рота. Дали из 1-го ТБ 3-х командиров взводов. Старшину роты – из 2-го ТБ. Мы с ЗКВ проверили каждый танк на готовность к боевому применению. После чего с ним по очереди выгнали 10 танков из полевого парка боевых машин и поставили в колонну для загрузки боеприпасов. Поскольку командиры взводов имели слабые навыки в загрузке боекомплекта, данное мероприятие растянулось… Отправляя в Чечню, денег нам не дали. Задержка зарплаты тогда обычно составляла 3 месяца и больше. Сходил домой на 1 час собраться в командировку. Попрощавшись с семьёй, пошёл в парк боевых машин. Хочется отметить заботу и помощь при отправке моей роты управления и штаба 6-го танкового полка. Капитан О. Богданов снабдил нас на всякий случай селёдкой, позаимствованной в столовой полка. Первоначально конечную задачу мало кто знал. Начальник штаба полка подполковник В. Семёнов сказал, что мы будем стоять вокруг города Грозного в третьем кольце блокирования. В 19.00 13.12.94 г. начали выдвижение на станцию погрузки Красный Кряжок на окраине Самары. По пути следования вышел из строя танк № 187 (поломка механизма распределения на БКП). В посёлке Лопатино на трассе Дубовый Умёт – Кряж ждала нас машина сопровождения ГАИ. Доехали быстро, шли со скоростью 70 км/ч, за исключением 2-х танков (тащили на буксире поломанный танк). С утра 14 декабря началась погрузка на платформы. Такого беспорядка во время погрузки давно не встречал. Помогало грузить технику всё управление штаба ПриВО, насмеялся я до хрипоты. Каждый начальник стремился погрузить технику в первую очередь. Ту, за погрузку которой он отвечал. Я попросил начальника, который «помогал» грузить мою роту, чтобы он не мешал нам. Погрузились быстро, установили танки на шпоры, застопорили башни. Поставил задачу ЗКВ роты лично проверить каждый танк на правильность застопорения башни, тросов, крепящих ствол танковой пушки, постановки танка на тормоз, выключения АКБ, внешнего источника. А в это время произошёл такой вот случай. Один командир ТВ отказался ехать в Чечню. Хорошо, сказал я ему, и доложил командиру 6-го ТП полковнику Быкову. Тот ответил, что взводного заменят. Позже молодой офицер подошёл ко мне и заявил, что передумал и согласен ехать. Я предупредил его, что если есть сомнения в себе, то необходимо принять правильное твёрдое решение сейчас. Дальше будет поздно. Мне как командиру роты данный случай не понравился. Не было теперь у меня уверенности в способности этого командира взвода выполнить боевую задачу. Затем в течение 6-ти часов ждали, когда прицепят плацкартные вагоны. На роту, в количестве 32 человек, выделили 4 (!!!) «плацкарты». В них погрузили 20 пулемётов ПКТ, НСВТ, стрелковое оружие, ящики со стрелковыми боеприпасами (23000 патронов, 100 гранат Ф-1, 10 АКС-74У, ящик с пистолетами, сигнальными ракетами, дымами). Измучены были до предела. Поэтому, когда поступило распоряжение от командира 1-го МСБ (кому мы были приданы) подполковника Перепёлкина выделить личный состав для погрузки щитов от палатки командного пункта управления 90-й ТД, бойцов будить не стали. Всё погрузили во главе со мной офицеры моей роты. 15 декабря утром эшелон тронулся восстанавливать конституционный порядок в Чечню. В Саратовской области на одной из станций неизвестные пытались слить керосин с топливозаправщика КрАЗ-260, приданного моей роте. Спутали с бензином. Я отправил командира танка № 180 с водителем КрАЗа. Если не ошибаюсь – рядовой Николай Абраш. Проинструктировал их: если эшелон тронется, чтобы сидели в кабине до первой станции. Пять раз срывали стоп-кран поезда. Ждали их. На следующей станции солдаты пришли в вагон, сообщив, что на бочке был открыт сливной кран. Около 4 тонн керосина вылилось. НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ 16 или 17 декабря утром прибыли в Моздок. В течение 40 минут разгрузились, благо – мешать было некому. Собрав колонну и проинструктировав личный состав, отдал приказ на совершение марша в район аэродрома. В ходе движения выяснилось, что на КрАЗе-260 не выключается пониженная передача – это был «подарок» от РМО (роты материального обеспечения) 6-го ТП. Прибыв в указанный район, поставил технику в линию взводных колонн. Ночевали под брезентами. На следующий день старшина роты занялся оборудованием палаток для роты. Со вторым эшелоном пришёл танк из 2-го ТБ 6-го ТП взамен вышедшего из строя во время марша на погрузку. Занялись подготовкой танков к боевому применению. Особых трудностей не было, в технике своей роты я был уверен. Готовность каждого танка проверял лично. Солдаты жаловались на меня, что командир роты не даёт им покоя в отличие от других. Они не понимали, куда их судьба забросила, и какие испытания их ожидали… Впоследствии водитель КрАЗа ряд. Абраш и командир танка № 185 (фамилии некоторых танкистов я не называю по их просьбе по известным причинам) приезжали ко мне домой, говорили – больше бы вы нас, товарищ капитан, тогда «драли бы, как сидоровых коз», больше бы в живых осталось. – Умные мысли приходят в сравнении, – ответил я им. – Вы в то время считали меня слишком требовательным, жестоким. За то, что я требовал от вас тщательной и грамотной подготовки техники и вооружения, которую я лично перепроверял, заставляя вас неоднократно переделывать то, что было сделано неправильно. Позже выехали на заброшенный полигон для проверки боем танковых пушек. В ходе выдвижения попался участок, где испытали скоростные характеристики танков. Скорость головного танка по пересечённой местности составляла 80 км/ч. Во время проверки боем танковых пушек командир 3-го ТВ раздробил плечо откатом орудия. Полез через казённик к наводчику-оператору, когда тот не мог выстрелить из танковой пушки… Выяснилось, что наводчик-оператор на самом деле был механиком-водителем. В ходе комплектования подразделения он обманул кадровиков. Так я остался без одного командира взвода. Исполнять обязанности назначил старшину роты. Бывший командир танка Т-80, он знал машину и эксплуатировал её умело. Имел старшина также и хорошие командные навыки. В ходе выдвижения отрабатывали элементы управления танковой ротой по связи. Результаты были слабые. Поэтому в течение недели я ежедневно проводил тренировки. И добился твёрдого управления ротой на технике. Отработано было много элементов, в том числе и ведение залпового огня по моей команде. Впоследствии, при штурме города Грозного, они сыграли положительную роль. А больше всего меня удручала слабая подготовка личного состава. Но в пехоте она была еще хуже. БМП были укомплектованы только экипажами, а как же воевать в городе без пехоты? Вопросов было много. В том числе – и об отсутствии пластин ВВ в коробках КДЗ (коробки динамической защиты). Были и такие начальники, которые мне отвечали, зачем тебе пластины в КДЗ, на танке и так брони 45 тонн… Преступная халатность или «русский авось»?!. Пластины ВВ привезли глубокой ночью, перед совершением марша на Грозный, но мы их так и не получили. Моей роте была поставлена задача сопровождать колёсную технику тыла 81-го МСП. В ходе выдвижения особых трудностей не было. За исключением того, что командир ВМО 3-го ТБ, заблудившись, повёл колонну автомобильной техники на город Владикавказ. Пришлось мне догонять их и разворачивать колонну. Доставила хлопот дозаправка танков. На танковый батальон (31 танк) – было 2 бензовоза-заправщика, технически неисправных. На заправку одного танка уходило до 50 минут. К нам во время заправки подошёл подполковник запаса. Он выходил из Грозного. Офицер рассказал, что в 15 км от нас сгорел с боекомплектом танк Т-80. Если я не ошибаюсь, танк – «ленинградский». По словам рассказчика, причина возгорания – из-за снятого керамического фильтра с системы отопления танка. Стемнело, сгустился сильный туман. Ориентироваться было трудно, но всё-таки доехали до перевала Колодезный. Во время движения запомнилось то, что водители топливозаправщиков из 81-го МСП, которые нас заправляли, были напуганы происходящим и боялись оторваться от танков. Они вклинивались между танками, абсолютно не думая, что их могут раздавить. Пехота в темноте начала стрелять. По кому – неизвестно. Хорошо, что друг друга не постреляли. Наверное, нервы сдали: постоянное напряжение, ведь ждали нападения. Утром командир 81-го МСП повёл колонну, в том числе и нас, в район аэропорта Северный. На перевале я проинструктировал командиров танков и механиков-водителей, как правильно двигаться. После перевала на наши частоты по радио вклинивались дудаевцы, пытаясь сбить с маршрута. Экипаж БМП-КШ из 81-го МСП попался на эту хитрость. Прибыв на место, занялись обслуживанием техники и вооружения после марша. Спали, если можно назвать это «сном», в танках. Начались тренировки штурмовых групп, отрядов методом ТСЗ – тактико-строевых занятий без техники. Такого маразма я ещё не встречал, вспоминать не хочется… С большим трудом, через командира 1-го ТВ моей роты, мне удалось найти офицера из 131-ой ОМСБр, который знал Грозный. Встретившись с ним, я детально по выданной карте уточнил у него весь маршрут движения в городе. Где, какие дороги, варианты обхода, чего нет на карте. Большое ему спасибо. Благодаря ему, мы не «бродили» по городу в поисках нужных улиц и дорог. Вечером 30 декабря командиров рот и батальонов повезли в штаб группировки для уточнения задач. Палатка, макет местности с аэрофотоснимками, спящие, дремлющие за столом генералы, офицеры. Мне показалось, что они сами не верят в то, что говорят нам. Моей роте была поставлена ближайшая задача – уничтожить противника во взаимодействии с соседними подразделениями в опорном пункте аэропорта Северный и овладеть им. Там по данным разведки были закопаны 14 танков дудаевцев. Мои возражения по поводу наступления – необходимо хотя бы трёхкратное превосходство, – слушать не стали. Но задачу уточнили – вскрыть оборону противника и уйти. Но куда уйти и каким образом, не сказали. Сомнения по поводу «русского авось» начали подтверждаться. Прибыв в район, сходил к месту переправы через арык. Обследовал, насколько было возможным, местность. Пообщался с разведчиками. Информации о противнике не было. Всё – в общем, а конкретно – ничего. Представитель из вышестоящего штаба в чине полковника довёл до нас оперативную обстановку в городе: мосты, коммуникации выведены из строя, листовки разбросаны по городу. Особенно меня рассмешил порядок сдачи боевиков в плен. Они должны были с поднятыми руками, в которых находятся автоматы, выходить на наши позиции и массово сдаваться. Я уточнил у него: магазины должны быть пристёгнутыми или отстёгнутыми? Этот вопрос поверг его в ступор. «Доведу позже», – ответил он. В печати, когда рассказывалось о боевых действиях Майкопской бригады, проскальзывала фраза – «жилые дома не занимать и не разрушать». Такую задачу, видно, получил её личный состав. Но у нас подобных указаний и ограничений не было. Командир 90-й дивизии чётко поставил задачу: «На каждый выстрел противника отвечать десятью». Ночью, после отдачи боевого приказа командиром 81-го МСП, нам выдали «аванс» медалей «За отличие в воинской службе» на всю роту (12 – 1 степени, 20 – 2 степени). Внутренний голос мне подсказал не брать их. И я ответил, что когда выполним задачу дня, пусть тогда их вручит нам командование. Впоследствии, разыскивая эти медали, я выяснил, что их отдали миномётной батарее. ВМЕСТО АЭРОДРОМА СЕВЕРНЫЙ – ВОКЗАЛ В 5.00 31.12.94 г. я взял таблицу позывных сети полка у начальника связи. Построил личный состав роты, поставил боевую задачу – отдал боевой приказ. Начали выдвижение к городу. Проходов через арык (канал Алханчуртский) заранее подготовлено не было, преодолевали его по деревянному мосту шириной 3 метра. На момент нашего подхода к нему с него уже свалилась БМП, зацепившись гусеницами за край моста. Возможно, боевая машина была из 131-ой ОМСБр… Я вышел из танка и стал руководить проходом техники своей роты через мост с целью предотвращения её сваливания в канал. После моста, перестроившись в боевой порядок, продолжили выполнение поставленной задачи. Противника на подступах к аэропорту обнаружено не было. Перестроившись во взводные колонны, начали выдвижение к мосту через Нефтянку. Подъехав к нему, остановились. Была информация – возможно, мост заминирован, что подтверждали и местные жители. Запомнились злые чеченцы, подходившие к нашей колонне: «Зря входите в город, поворачивайте обратно…» Я доложил обстановку по радио командиру полка. – Жди машины разминирования! – ответил он. Прошло 40 минут, а их всё нет. Принял решение преодолеть мост на максимально высоких скоростях. Первый танк проскочил удачно, затем – и остальные танки моей роты и БПМ 1-й МСР. Перестроились в боевой порядок первого штурмового отряда и начали выдвижение. Впереди, слева и справа, – 2 танка. Сзади, на удалении 50 – 100 метров, – мой танк по центру. За мной – «Тунгуска». Затем ещё 2 танка слева и справа и ещё одна «Тунгуска». Далее, за ними, – БПМ-2 1-го МСБ. Слева на обочине горела САУ «Гвоздика». Вероятно, 131-ой ОМСБр или «волгоградцев». Случайно я попал на их частоту. Оказалось, что у неё неисправность двигателя, поэтому они решили её подорвать. При подходе к перекрестку ул. Богдана Хмельницкого пехота спешилась, перестроилась в боевой порядок штурмовых групп. Шли глупо вдоль дороги, ещё глупее выглядели мы на технике, загромоздив дорогу на всю ширину (результаты тренировок под руководством высокопоставленных начальников), являясь прекрасными целями для стрельбы из гранатомётов, СПГ. Необходимо было менять построение боевого порядка в ходе выдвижения, что я и сделал. За перекрестком с 9-этажного здания начался массированный обстрел первого штурмового отряда из гранатомётов и стрелкового оружия, появились первые раненые в первой штурмовой группе. Определив местонахождения боевиков, произвели одновременно 3 залпа из 5-ти танков по выявленным огневым точкам противника в многоэтажном здании. Три верхних этажа были снесены, огневые точки замолчали. Врезалась в память дальность до дома – 1400 метров (по дальномеру). Сыграли положительную роль занятия, проведённые с экипажами перед штурмом по правилам, режимам стрельбы из танков. Особенности стрельбы на дальностях менее 500 м.: в пылу боя некоторые наводчики-операторы забывали выключать «вычислитель» при стрельбе на коротких дистанциях из танковой пушки, неправильно выбирали прицельную марку при стрельбе из ПКТ. После первых выстрелов, очередей приходилось корректировать их по радио. Справа за перекрёстком стоял и горел танк Т-72 131-й ОМСБр (возможно, «волгоградский»)… Наводчик стрелял, пока башню взрывом не сорвало. Один убитый лежал у танка, думаю, что механик. Обгоревший командир танка (возможно, фамилия Балет или Иванов, позывной точно не помню, может быть, «Каток») дворами частного сектора вышел к нашей колонне, я его подобрал. Он был в шоковом состоянии и пытался влезть ко мне в люк. Рядом с моим танком находились БТРы приданных огнемётчиков. Я посадил его в БТР. Там долго не открывали люки. Пришлось БТР заблокировать танками, опустив танковую пушку на наклонный лист смотровых приборов. Выяснилось, что у них нет топлива – всего 20 л., поэтому я сказал, чтобы выезжали в хвост колонны. С правого фланга (частный сектор) начался обстрел колонны из переносных СПГ-9. Боевики – 12 человек, – вели стрельбу со двора дома. Огнём из танковой пушки они были уничтожены. Больше всего запомнилось, как местные жители выходили из города через боевые порядки первого штурмового отряда. Они нас не боялись, не видели в нас врага. На перекрёстке стоял дед-чеченец с небольшой коляской и наблюдал за нами в течение 30-ти минут, затем достал из коляски гранатометы «Муха» и стал стрелять по бронетехнике… Там, где горела «72-ка», справа по улице начали стрелять в нас из гранатомётов. Огневые точки чеченцев были подавлены. Разведрота полка, встретив сильное сопротивление превосходящих сил противника и потеряв одну единицу бронетехники возле школы, ввязалась в бой и начала отходить. Она вышла на линию огня 1-го ШО. Мы в это время подавляли огонь гранатомётчиков в 9-этажном здании. Разведчики обозначили себя флажками. Молодец, командир разведроты! Прекратив огонь, мы пропустили их через свои боевые порядки. В это время по ул. Маяковского в нашем направлении мчались на высокой скорости машины. Одна была с изотермическим фургоном. Она уже начала въезжать в наши боевые порядки. По моей команде «Тунгуска» её уничтожила. И вовремя. Взрыв был большой мощности. Машина была начинена взрывчаткой. От УАЗика остался только передний бампер. Я доложил обстановку на данный момент командиру полка и попросил поработать артиллерии полка в наших интересах… В это время в колонну бронетехники 1-го ШО начала вклиниваться бронетехника 2-го МСБ. Такое столпотворение в течение 30 минут творилось… Если бы боевики сообразили, то можно было бы весь полк ещё там сжечь. После артналёта мы выдвинулись вперёд, тем самым выполнив задачу дня. Если бы мы не двигались дальше, всё было бы очень хорошо! Так как в тот момент все боевики, что передвигались в частном секторе, были хорошо видны. И мы их уничтожали, стирали с лица земли в прямом смысле этого слова. Я с танками роты оказался впереди, пехота наша отошла назад. Командир полка даёт команду – «Вперёд!» Я уточнил – куда «вперёд», задача дня выполнена, пехоты для прикрытия танков нет… Он говорит: «Каток», это приказ Пуликовского, пойми правильно, идти вам на вокзал…» «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ – В АД»… Недоброе предчувствие меня не обмануло. В приборы наблюдения я видел наглухо «обкуренных» боевиков, которые медленно передвигались вдоль домов, но в противоборство не вступали. Ещё тогда я понял, что они нас пропускают на «новогоднюю карусель». Я понимал, если пойдет что-то не так, выбраться с вокзала будет тяжело. Но мне и в голову не приходила мысль, что на маршруте ввода, после прохода штурмовых групп, не будет наших постов. Поставив задачу 2-м танкам прикрывать нас, на трёх машинах я выдвинулся к 9-этажному дому для подавления огневых точек на 1-м этаже и в подвале. При движении наш штурмовой отряд начала обгонять бронетехника, как выяснилось, 131-й ОМСБр. «Народ» у них сидел по-походному – на броне… Во время движения к проспекту Орджоникидзе возросла интенсивность и плотность огня противотанковых средств противника. После третьего попадания по навесному оборудованию моего танка я понял, что по танкам, и моему в частности, ведётся плотный огонь. Подал команду своим экипажам, чтобы следовали за моим танком. Ушёл вправо в частный сектор, затем по нему вышли к площади Орджоникидзе, тем самым не дали противнику вести прицельный огонь на заранее подготовленных огневых точках. Маневр был удачным, не ждали боевики, что мы пойдём параллельно, по частному сектору. При выходе на проспект Орджоникидзе уничтожили в частном секторе 3 огневые точки гранатомётчиков СПГ-9, расстреливавших технику 81-го МСП, подходившую к площади Орджоникидзе. Выход на высокой скорости в тыл был для них последней неожиданностью на этой непонятной войне. Сказались преимущества Т-80, шум работы двигателя в условиях боя спереди не слышен. Исход скоротечного боя был в нашу пользу. Далее выдвинулись на проспект Орджоникидзе. Во время движения (ехали на второй передаче, притормаживая) подавляли выявленные огневые точки. Плотность огня противотанковых средств противника была средней. Все их машины, на которых перевозились группы боевиков, мы расстреливали по пути. Боевики, конечно, не ожидали такого стремительного развития событий. Они бросали машины посреди дороги, убегали в дома. Естественно, откуда вёлся огонь, те огневые точки сразу подавлялись. Наши жители на верхних этажах высовывали из окон и балконов красные флаги. Старший лейтенант Гудков (танк № 189) по радиосвязи доложил, что внутри машины появился дым. Подъехав к его танку сзади, я убедился, что танк не подбит. Выяснилось, что сгорела электропроводка двигателя механизма заряжания в башне танка. Если мне не изменяет память, это было в районе здания МВД. А рядом с перекрёстком горела БМП-2. Проехав перекрёсток – улица Рабочая – проспект Оржоникидзе, примерно в 11.20-13.20 вышли на привокзальную площадь. Запомнилось – по проспекту Орджоникидзе от площади до вокзала – 1600 метров. Там уже находилась техника 131-й ОМСБр и 1-го МСБ 81-го МСП. Блокировав ул. Табачную до моста через реку Сунжа, уточнил задачу у начальника штаба 81-го МСП. Получив приказ на занятие обороны в районе строящегося здания вокзала, организовал занятие обороны и взаимодействие. Место для обороны было неудобным во всех отношениях. Незнание истинной обстановки о противнике ещё более усугубляло сложившуюся ситуацию. К вокзалу вышли танки №№ 180, 185, 186, 187, 189. Сам я находился в танке № 180. С нами были также две «Тунгуски». Перед штурмом, во время подготовки к нему, я дал распоряжение стереть третьи цифры строевых номеров на танках для исключения возможности определения боевиками командирских машин. Впоследствии это сыграло положительную роль. На каждом танке, на башне, были закреплены в снаряженном состоянии по два ящика гранат Ф-1, в трубы ОПВТ (оборудование для подводного вождения), в ЗИПы (запасной инструмент и принадлежности), в навесное оборудование были уложены в цинках стрелковые боеприпасы. Дополнительно гранатометы «Муха», для удобства стрельбы, были расположены в местах возле люков командира и наводчика, чтобы не высовываться полностью при стрельбе из люков. Экипажи были проинструктированы – прежде чем выйти из танка, в случае необходимости, – применять гранаты и гранатомёты… Остальные танки моей роты остались у нефтяного института, за исключением экипажа № 188, который первоначально должен был идти со мной. Утром 31 декабря механик-водитель танка № 188 доложил по радио, что они «разулись». У них слетела гусеница. Чтобы «восьмидесятка» «разулась» – нужно очень постараться… Впоследствии, после возвращения из Чечни в пункт постоянной дислокации, выяснилось, что экипаж открутил 3 или больше гребней траков… ЗКВ 7-й танковой роты организовал работы по устранению неисправности. Во второй половине дня механик-водитель танка 188 вышел на связь по радио, доложив, что находится в районе нефтяного института и не знает, как прибыть к железнодорожному вокзалу. К этому времени проспект Орджоникидзе был блокирован, и вряд ли они смогли бы к нам пробиться. Скорее, наоборот – могли стать лёгкой добычей дудаевских гранатомётчиков. «Спасибо» тем, кто снабдил ими боевиков, да ещё – в таком количестве… Противник стрелял из гранатомётов даже по отдельным военнослужащим. Позже мне пришла в голову мысль: нас послали в Грозный не побеждать, а погибать. И весь штурм – бездарная операция. А жизнь солдат, прапорщиков, офицеров и некоторых генералов – «разменная монета» в чьей-то игре. Позже по радиосвязи на меня вышел снова механик-водитель танка 188: – Товарищ капитан (в пылу боя забыл мой позывной), по нашему танку ведётся гранатомётный огонь, а командир с наводчиком не могут выстрелить из пушки, я уже замучился маневрировать! Механик был хорошо подготовленным. Он-то и спас свой экипаж. Пришлось временно устранится от управления ротой. По радиосвязи стал руководить командиром и наводчиком-оператором танка № 188. Дал алгоритм правильного включения СУО (системы управления огнём), устранения возникших задержек и неисправностей. В результате – послышался радостный возглас механика: «Выстрелили!!!» Поставил задачу ему, чтобы нашёл командира батальона и действовал согласно полученным указаниям. Первоначально передний край обороны моей роты проходил по частному сектору одноэтажных зданий (дома отдыха железнодорожников). Левый фланг: проспект Орджоникидзе – «Вулканизация». Правый фланг: ул. Комсомольская – правое крыло строящегося вокзала. В глубину: по периметру здания. Минут через 40 начался бой. Противник открыл плотный огонь из гранатомётов, стрелкового оружия, а также из пушек. Площадь перед вокзалом напоминала разворошенное осиное гнездо. Первоначально было трудно ориентироваться в этом хаосе. Огонь вели осторожно, чтобы не зацепить своих. Поставил задачу командирам танков на выявление огневых точек противника. Через 30 минут у меня уже была скудная обстановка по противнику и соседям справа. Но для ведения обороны этих данных было мало, пехоты для прикрытия танков я не нашёл… Поставил задачу командиру 3-го танкового взвода и старшему лейтенанту Гудкову наращивать разведку огневых средств противника. Наблюдая в ТКН (прибор наблюдения и целеуказания) и триплексы, я заметил на привокзальной площади движение 3-х танков Т-80 1-го танкового взвода моей роты под командованием командира 1-го взвода. В это время по радиосвязи на меня вышел начальник штаба 81-го МСП. Мне необходимо было прибыть к его БТРу. НШ находился у «Вулканизации». Это где заканчивалось строящееся здание вокзала. А далее – само здание вулканизации. Привокзальная площадь была полностью в дыму, я не мог определить, где находится НШ. Я вылез из люка, чтобы осмотреться. Тут командир 1-го танкового взвода по радио доложил, что по моему танку ведётся огонь. Он мне говорит: «Быстрее садись, по тебе стреляют из гранатомётов и стрелкового оружия, трассера ложатся под крышку люка!» Тем самым он спас меня. Я ведь не мог видеть, откуда по мне вёлся огонь. После отражения атаки боевиков поставил задачу командиру 1-го ТВ следовать на площадь Орджоникидзе, к подразделению, которому он придан. Он не хотел уходить туда, потому что управления и взаимодействия с командиром МСР там не было… Но приказ выполнил. В этой суматохе, возможно, ушёл с ними и танк № 186. Дальнейшая судьба экипажа этого танка печальна. Танк подорвался на мощном фугасе: башню нашли во дворе жилого сектора – перелетела через 2 пятиэтажных дома. Часть передней брони с направляющими колесами нашли в воронке после взрыва. По распоряжению начальника штаба 81-го МСП выдвинулись в квартал, который находился левее «Вулканизации». Дом «Слава … железнодорожникам» обошли, прочесали, подавили все огневые точки противника в данном квартале, а также на верхних этажах здания ДГБ. На параллельной улице вели бой танки 7-й ТР и один или два танка 9-й ТР. Могу ошибаться в номерах машин, но танки были из нашего батальона. Повернули вправо на улицу Рабочую, затем – на проспект Орджоникидзе, чтобы спускаться к вокзалу. В этом месте, на перекрёстке, образовался затор. Через триплекс я увидел подбитые танк Т-72 и БМП-2, а на мой танк упали троллейбусные провода. Они зацепились за пулемёт НСВТ и не давали двигаться. При попытке движения командирскую башенку сорвало со стопора. Дальше двигаться было невозможно. Меня начало закручивать с командирской башенкой… Встав на перекрёстке, мы превратились в лёгкую добычу для дудаевских гранатомётчиков. Но и здесь удача была на нашей стороне. Пулемёт НСВТ (зенитный пулемёт) в результате падения проводов повернуло в сторону дома «Слава … железнодорожникам» на уровень 3 – 4 этажей, откуда боевики вели огонь. А у нас прижало механизм спуска, и 100 патронов калибра 12,7 мм длинной очередью выстрелили в этом направлении. Я отдал распоряжение командиру 3-го танкового взвода на прикрытие выхода моего командира танка из башни. Приказал также остальным танкам открыть залповый огонь из всех видов оружия по выявленным огневым точкам. Со второй попытки мой командир танка при помощи лома снял упавшие на броню провода. Возле частного сектора, ближе к ул. Комсомольской, горели танк бригады и БМП нашего полка. В частном секторе – дома отдыха железнодорожников – ул. Рабочая, боевики разворачивали противотанковую пушку. Огнём из танков №№ 187, 189 они были уничтожены. Стрельба по перекрёстку велась со всех сторон. Подавляя огневые точки противника, мы вели разведку боем. Я уже имел представление, какие силы и средства дудаевцев находятся на нашем направлении. При подходе к улице Табачного в направлении здания вулканизации стояла посредине дороги «Тунгуска». Увидев нас, экипаж попросил уничтожить её выстрелом из танковой пушки, так как после попаданий из гранатомётов она имела повреждения и была неисправной. Я отказался. Согласись выполнить их просьбу – потом «припишут» её на наш счёт. Найди потом свидетелей, докажи, что это была необходимость, а не умышленное уничтожение своей техники – по ошибке, по случайности… Мы снова заняли оборону по периметру строящегося вокзала, танки расположил я по углам и впереди стройки, под частичным прикрытием забора из ЖБИ. Интенсивность огня со стороны противника возрастала. В течение 2 – 3 часов боевики предпринимали активные боевые действия, уничтожали технику и живую силу… Мы ответным залповым огнём из танковых пушек поражали противника. Тактика залпового огня появилась не сразу. Я заметил, что после выстрела боевики тут же выпускали по танку от 2 до 5 выстрелов из противотанкового оружия, при этом ещё щедро поливая его огнём из пулемётов и автоматов. Тем самым они не оставляли шансов экипажам на спасение. А при нашем залповом огне они не могли одновременно стрелять по всем танкам роты. Поэтому во время сосредоточения боевиками огня по одному танку мы совместно с другими экипажами определяли местонахождения их огневых точек и беглым огнём из танковых пушек, ПКТ (спаренный пулемёт с танковой пушкой), НСВТ их уничтожали. Для большего ввода противника в заблуждение мы ещё и чередовали виды огня. Справа от нас оборонялась Майкопская бригада. Потихоньку начал я организовывать с ними взаимодействие. Командира 131-й ОМСБр полковника Савина я знал. В своё время проходил службу в 42-м АК СКВО. Во время боёв на вокзале его ранило осколками мины. В это время я находился на трансмиссии танка – лежал за башней, снаряжая пулемётные ленты. По-моему, он был с замполитом бригады. Они, вероятно, хотели забежать в здание вокзала. Осколками посекло полковнику ноги. Ему выдернули осколок, и зря это сделали. Осколок артерию перекрывал, видимо. Когда его извлекли, кровь как хлестанёт… Офицера утащили внутрь вокзала… БМП, полностью израсходовавшие боекомплект, «майкопцы» ставили в две колонны перед зданием старого вокзала. Некоторые «умники» впоследствии обвиняли командира бригады в том, что он выстроил технику, как на парад… «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны»… Таким образом, он защитил широкие окна первого этажа от прямого обстрела боевиками уже ставшей бесполезной техникой. Танкисты бригады воевали грамотно, мужественно, хладнокровно. Частично заняв оборону по периметру вокзала – частично короткими контратаками на защищённых участках. Один или два танка выезжали на максимальной скорости от дома «Павлова» на ул. Комсомольской, делали по несколько выстрелов по противнику и задним ходом возвращались на исходную позицию. Насколько это было возможным, мы прикрывали их манёвры огнём из танковых пушек. Заметив это, боевики сосредоточили огонь на левом фланге роты. В течение часа, без поддержки пехоты, мы с трудом сдерживали натиск противника. Перегруппировались уступом влево – ближе к «Вулканизации». Один танк по моей команде откатился назад с задачей не дать возможности дудаевцам вплотную подойти к танкам с бортов и сзади. Экипаж № 185 -командир танка, наводчик-оператор, механик-водитель Котляр, – справились с задачей успешно. При этом получили два попадания из гранатомёта. Одно – в левую часть башни. Срезало кумулятивной струёй установку «Туча» (для постановки дымовой завесы), коробки АТ и датчик ветра – «уши». Второе попадание – в правый борт в районе ведущего колеса, – не причинило существенного вреда. Экипаж № 187 получил 3 попадания из гранатомётов: правый борт, башня, навесное оборудование ОПВТ. Были повреждены передние внутренние топливные баки, воздушные баллоны. Экипаж № 189 получил 2 попадания: в правый борт в районе натяжного механизма гусеницы и в наружные топливные баки слева, вдоль полки спереди. У экипажа № 180 – 2 попадания: в левую сторону переднего наклонного листа и в заднюю часть башни через воздухозаборник системы ОПВТ. После докладов командиров танков о техническом состоянии машин выяснилось – вся техника исправна и боеготова. ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ Стало темнеть. А вместе с наступавшими сумерками прибавилась ещё одна головная боль. При стрельбе из ПКТ, НСВТ трассирующие пули демаскировали танки. По радиосвязи дал команду экипажам трассирующие патроны не заряжать, имевшиеся в лентах заменить на Б-32. Необходимо было пополнить боекомплект пушек, пулемётов. Используя относительное затишье со стороны дудаевцев, сменили огневые позиции. Теперь передняя линия обороны проходила: дом «Чмирёва» – перекрёсток проспекта Орджоникидзе – улица Табачного. На время перегрузки боекомплекта из отделения управления назначил дежурные огневые средства. Во время перегрузки боекомплекта боевики, разгадав наш замысел (заметили в приборы ночного видения), решили захватить танки. Самоуверенность их и погубила. По радиосвязи начали докладывать командиры дежурных танков, что в направлении левого фланга – поликлиника – 5-этажный жилой дом, в глубину – частный сектор, – выдвигаются дудаевцы до 20-ти человек с СПГ-9. Первым заметил их экипаж № 189. Приборы ночного видения у них почти все были исправны. Отдав команду на уничтожение дудаевцев, ускорили, насколько это было возможно при обстреле, перегрузку боеприпасов. Попав под кинжальный огонь 2-х танков, оставшиеся боевики рассредоточились во дворах домов. Поступили доклады от командиров танков о завершении перегрузки. В ТКН я видел в частном секторе, вдоль улицы Рабочей, передвижение боевиков, пытавшихся развернуть две противотанковые пушки. Достать их выстрелами из танковых пушек из-за особенностей рельефа местности и расположения танков нам не удалось. Но всё-таки в секторе 26-34 по азимутальному указателю мы не давали им подобраться к нам. Примерно в три часа ночи противник, воспользовавшись отсутствием нашей пехоты и темнотой, сумел скрытно подойти к нашим танкам. От экипажей танков № 187 и № 189 поступили доклады о том, что боевики залезли на башни и расстреливают из стрелкового оружия приборы наблюдения. Эти две машины стояли ближе всех к поликлинике. Вот дудаевцы и прорвались с этого направления и сзади залезли на танки. Предлагали сдачу в плен. Экипажи запустили двигатели, включили СУО, начали крутить башни, ведя огонь из ПКТ. Мне стало ясно – дудаевцам нужны наши танки. В это время по радиосвязи на меня вышел чеченец. Представился он Масхадовым. Затем – известный в те годы «правозащитник» Ковалёв. Оба предлагали сдаться в плен с техникой. Они точно дали штатно-должностную характеристику моей роты. Взамен предлагали офицерам «Мерседесы», а остальным – денежное вознаграждение. Получили достойный ответ: «…», русские не сдаются!» Они знали все наши фамилии. Не знали только номера танков. Послал я их крепко и подальше… Они спросили: «Ты ёлку видел, как входил?» Отвечаю: «Видел». Они: «Вот в 5 утра твои «причиндалы» на ней висеть будут». После этого у них нервы сдали, и мы перешли на взаимные оскорбления. Пришлось сменить свой позывной на «Палыч». Для работы во внутренней сети. Положение становилось критическим. Запросил «Сокола» (начальника штаба 90-й ТД полковника Никулина): «Прошу огня артиллерии по отметке 129,9». Одним словом, на себя. На этой же частоте работали боевики, требовали от меня («Катка») сдачи в плен. Дудаевцы прекрасно поняли, что я вызываю огонь артиллерии на свои танки. Они начали забивать эфир. Переход на запасные частоты тоже глушили быстро. Но всё-таки удача была с нами. И я смог передать координаты. Личному составу роты по радиосвязи сказал: «На нас обрушат огонь артиллерии…» И распределил, кто будет командовать ротой в случае гибели её командира, а также командиров взводов и танков. В этот момент с улицы Рабочей боевики открыли огонь из противотанковых пушек. Проехав через деревянный сарай на своем танке, мы вышли на улицу Комсомольскую и уничтожили артиллерийский расчёт. Дудаевцы не ожидали такого маневра – выхода в левый фланг. По радиосвязи старший лейтенант Гудков сообщил, что по моему танку ведётся перекрёстный огонь из гранатомётов. Я тут же дал команду механику-водителю младшему сержанту Аверьянову на отход задним ходом. Отстреливаясь, начали отходить через дома частного сектора. Проезжая через сарай, танк провалился в какой то погреб. А сверху на него обрушилась крыша. Это нас и спасло. Они из гранатомётов сверху лупили, а над нами – шифер, перекрытия, вся эта дребедень. Вот их выстрелы и срабатывали в этом хламе, не причиняя танку существенного вреда. Но самостоятельно танк выйти не мог… Пушка упёрлась в постройку, танк застрял, буксует, гусеницы скребут. Остальные танки роты вели огонь, прикрывая нас. Запросил «Сокола» – когда же заработает артиллерия? Разбираясь с начальством уже в ППД, я узнал, что артиллерия в это время отмечала новый год. Начальник артиллерии дивизии поехал к ним, подготовил данные, после чего они и открыли огонь. Я скорректировал первые залпы. Сбоку и сзади где-то разорвались 2 снаряда. Счастье, что на танки роты не попали. Землю рядом с моим танком разрыли, танк затрясся, весь подбой в башне отлетел, все плафоны дежурного освещения полопались. Я запросил механика: – Саня, живой? – Да. – Первая передача, правый рычаг зажимай – вперёд! Воронка от артснаряда с правого борта помогла выехать нам из сарая. Артудар уничтожил много боевиков. Остальные – разбежались. А мы тем временем восстановили оборону. В частном секторе я познакомился с капитаном Чмирёвым, из 131-й ОМСБр. Во дворе частного сектора стояла их БМП с попаданием гранатомёта в правый борт в районе двигателя. С его слов я понял, что двигатель повреждён. Он показал мне убитого украинского наёмника отряда «УНА-УНСО», заваленного обломками стены, с оторванной головой. Его приняли за «своего» – форма одежды и экипировка соответствовали нашему обмундированию и снаряжению. Воспользовавшись этим, он и убивал наших солдат. Но недолго. Организовав с капитаном Чмирёвым взаимодействие, совместно отражали атаки боевиков. Командир танка № 185 доложил по радиосвязи, что по его машине ведётся гранатомётный огонь, а экипаж не может определить, с какого направления их обстреливают. После очередного попадания из гранатомёта он сообщил, что механизм заряжания в автоматическом режиме не работает. Лоток с зарядом и снарядом во время заряжания танковой пушки упал в окно выдачи. Я объяснил ему, как исправить неисправность механизма заряжания и как в дальнейшем работать с «дублером заряжания». Надо отдать должное командиру танка и наводчику-оператору – в сложнейших условиях под непрекращающимся обстрелом, срывая в кровь до костей кисти рук, они быстро устранили неисправность и открыли огонь из танковой пушки по противнику. Чтобы определить, из каких домов по их танку ведётся огонь, я сменил позицию. Стрельба велась с 3-го и 4-го этажей дома «Слава … железнодорожникам». Выстрелы ложились недолётом перед правым бортом танка. Подав целеуказания экипажам 3-го танкового взвода на подавление огневых точек боевиков, я стал руководить по радиосвязи механиком-водителем танка № 185 рядовым Котляром. От разрывов, ярких вспышек в темноте он плохо ориентировался. По моей команде Котляр с третьей попытки задним ходом протаранил железобетонный забор и въехал на половину корпуса танка в строящееся здание вокзала. «ПРОХОРОВКА» У ВОКЗАЛА Утром в течение 40 минут было относительное затишье. Поэтому мы успели перегруппироваться. Начальник штаба 81-го МСП по радиосвязи вышел на меня. Он просил помочь вывезти раненых из района квартала домов с транспарантом, сам он тоже имел тяжёлые ранения. Я запросил старшего лейтенанта Гудкова доложить подробную обстановку на данном направлении. Ведь именно его танк № 189 был ближе всего к этому месту. Попытка экипажа № 189 пройти во двор домов не дала желаемого результата. После 2-х попаданий из гранатомётов – в правый борт и переднею часть башни, повредивших блок ГТН-36, – танк отошёл на исходную позицию. В полуразрушенном доме частного сектора мы с ним обсудили обстановку. Без прикрытия пехоты нам было не обойтись. Я попросил капитана Чмирёва помочь пехотой. С третьей попытки, на трёх танках и «Тунгуске», завязав отвлекающий бой на правом фланге (в направлении перекрёстка ул. Рабочая – проспект Орджоникидзе), нам удалось к ним пробиться и вывезти НШ и раненых к вокзалу. Сержант Фёдор Гребнёв, попавший в плен тяжело контуженным и публично казнённый бандитами на площади Минутка 4 января 1995 г. 31.12.1994 г. Прослушивая переговоры танкистов нашего батальона, услышал Юру Галкина, командира 3-го танкового взвода 7-й танковой роты. Он просил помощи: танк подбит, сам ранен, самостоятельно не выбраться. Его взвод в составе 3-х танков – 177 (166), 178 (713), 179 (камуфлированный), – повернул на ул. Табачного, за ним пошли две БМП-2 1-й МСР, (КВ Мочалин, Сид-ик). Они сбились с маршрута и вышли через Беликовский мост на ул. Субботников, где в районе школы попали в засаду. Вырваться удалось 177 (166) и 179, при этом командир танка Фёдор Гребнёв после попадания одного выстрела РПГ в стык командирской башенки, а второго – в левую часть башни в районе прицела, – выскочил в шоковом состоянии из танка. Он попал в плен и его публично казнили бандиты на площади Минутка 4 января 1995 года. Местный житель похоронил сержанта Фёдора Гребнёва в парке на ул. Нагорной. 1 марта 1995 года могилу вскрыли, опознали тело, (занимался начальник особого отдела 2-й армии п/п-к Макарин). 177 (166) получил три попадания ПТС в башню, люк у КВ был приоткрыт, Галкин получил контузию и ранения. Танк поставили в районе восточного крыла вокзала и вели огонь по дому «Павлова». Механик и наводчик-оператор перенесли Галкина в железнодорожный вокзал, где совместно и оборонялись. Механик и наводчик 179 присоединились к 2-му взводу 7-й ТР, затем – к моей роте. Экипаж Галкина 1 января выходил в составе 131-й ОМСБр. БМП, на которой выходили, подбили. Механик Медведев в перестрелке был убит. Галкин, наводчик-оператор и военнослужащие 131-й ОМСБр попали в плен. Командир взвода и наводчик-оператор были доставлены в ДГБ, затем – в «Реском». Позже их разделили, наводчика освободили из плена 13 февраля 1995 года. otvaga2004_redstar_sxema1 «Сокол» вышел по связи на меня и сообщил, что к нам на вокзал идёт помощь. Примерно в промежутке с 9.00 до 11.00 она пришла: 3 – 5 танков Т-72 и несколько БМП. При этом долгожданная «помощь» открыла ураганный огонь по нашим танкам и всему, что движется. Я приказал экипажам поднять пушки вверх и обозначить себя дымами. Стремительно ворвавшись на вокзальную площадь, обстреляв всех и вся, она, эта «помощь», так же стремительно куда-то и исчезла, оставив танк Т-72 напротив моей машины. Этот танк первоначально подъехал вплотную к торцу «дома Павлова», выстрелил в стену дома, плиты и кирпич посыпались на него. Отъехав от здания задним ходом, танк заглох. Экипаж покинул машину после неудачных попыток запуска двигателя. Мы перегрузили с неё боеприпасы к танковой пушке на наши танки, но не все. Перегрузили то, что успели, пока боевики не опомнились. Забрали пулемёт ПКТ на танк № 189. Т-72 мы всё же завели, топливо там «зависало». Отогнали машину ближе к забору из ЖБИ. Впоследствии, когда окончательно подбили мой танк, я пересел в этот Т-72. Но и его подбили. Сначала – попадание в трансмиссию, потом – в борта. И в левый, и в правый. Там боеприпасов было мало, это и спасло нас от детонации оставшегося боекомплекта в немеханизированной укладке. Эвакуацию экипажа прикрывал танк № 189. И мы опять начали биться. Там эти нелюди привязали нашего пленного солдата к БТРу и пополам разорвали его на наших глазах… Вторая колонна подкрепления прорывалась на вокзал со стороны улицы Комсомольской. Мы заметили их, когда боевики подбили одну БМП на перекрёстке с улицей Рабочей. В ТКН я видел, как механик, пытаясь покинуть машину, сгорел на «ребристом» листе БМП. Из-за угла пятиэтажки по ул. Комсомольской появилась тройка боевиков: снайпер, гранатомётчик, пулемётчик. Огнём из ПКТ танков №№ 180 и 187 они были уничтожены. Врезалась в память убойная сила пуль Б-32: угол дома срезался, крошился под длинными очередями. Остальная уцелевшая техника стала прорываться по разным направлениям. 31.12.94 г. Два танка 2-го танкового взвода 7-й ТР, № 174 (командира 2/7 ТР) и № 176, вышли на привокзальную площадь и вели активные боевые действия в районе перекрёстка проспекта Орджоникидзе – ул. Поповича. С его танками к вокзалу пришли дополнительно БТР огнемётчиков и две БМП. Танк командира взвода № 174 был подбит и взорвался. Погиб наводчик рядовой Аитов, находившийся рядом с танком, в результате детонации боекомплекта. Выстрел из РПГ по башне танка был произведён с 4-го или 5-го этажа дома. Также был выведен из строя и танк № 176. Наводчик получил осколочные ранения в ноги. Оставшись без техники, танкисты 2-го взвода 7-й ТР под руководством командира взвода обороняли поликлинику в составе мотострелков 81-го МСП. 31.12.94 г. По ул. Рабочей горела «72-ка», мы хотели вытащить механика и командира, но не успели. Только подъехали, только поперёк для прикрытия от обстрела танк № 189 поставили, как машина взорвалась и башню оторвало… Возвратившись на исходные позиции, восстановили оборону. С 5-этажного дома по ул. Комсомольской, со стороны ул. Рабочей, начали беспокоить нас гранатомётчики. Огнём танков №№ 180, 185, 187, 189 эти точки были уничтожены. Разбили огнём автобус «Цирк», стоявший в стыке между двумя пятиэтажками. Потом зашли во двор и уничтожили группу боевиков. Во втором подъезде этого дома находилась огневая позиция противника, там был захвачен в плен дудаевец. В здание вошли, а там – пулемётчик, гранатомётчик, снайпер. Кинули гранату. Двоих убило, только гранатомётчик остался. Допросив его, уточнили расположения огневых групп противника, всё перепроверили. Решил с капитаном Ч. организовать дальнейшее взаимодействие, но, к сожалению, они отошли, не успев нас предупредить. Оставаться без прикрытия пехоты в частном секторе под перекрёстным огнем из пятиэтажек – означало стать лёгкой добычей «национального вида оружия» дудаевцев – гранатомётов. Запросил по радиосвязи «Сокола», начали разбираться с ним, где же всё-таки наша пехота?! Я ему доложил, что не могу её найти. Он говорит: «Вот тут и тут». Я отвечаю: «…И тут, и там я всё объездил вдоль и поперёк. Березуцкого я так там и не встретил». Во время поисков нашей пехоты командир 1-й МСР 1-го МСБ 81-го МСП вышел единственный раз на связь и указал, где находится. Как я понял, они в гаражи свои БМП загнали и там где-то за пятиэтажкой стояли возле поликлиники. Получается, намного левее нашего фланга. По сути, главный удар наносился на вокзал. Они прикрывали левый фланг от просачивания боевиков. Пехоты я так и не дождался. Не хотелось им, видимо, идти к вокзалу… Я принял решение занять оборону по периметру строящегося здания вокзала и в стыке со зданием вокзала (левый фланг Майкопской бригады), поочередно прикрывая отход назначенными экипажами роты. Во время отхода противник усилил огонь, применяя артиллерийский и миномётный обстрел. Привокзальная площадь превратилась в огневой котёл. В этих сложных условиях танк № 187 потерял ориентацию и начал выдвижение по ул. Табачного, вдоль вокзала в направлении реки Сунжа. Остановив их по радиосвязи, сориентировал – они заняли своё место в обороне. Командиры танков доложили о занятии обороны и наличии боеприпасов. 125-мм артвыстрелов к танковой пушке осталось по пять на каждый танк, патронов к стрелковому оружию было достаточно. Расход артвыстелов взял под личный контроль. К моей роте присоединились танкисты второго взвода седьмой танковой роты. Сам их командир взвода был ранен. В поисках нашей пехоты встретил офицера 81-го МСП, лейтенанта или старшего лейтенанта К. с солдатами. В моё подчинение переходить он отказывался, мотивируя это тем, что меня не знает. Но терять пехоту, с таким трудом найденную, я не собирался. Вышел по радиосвязи на начальника штаба дивизии, доложил сложившеюся ситуацию. Подал К. свой шлемофон, в наушниках прозвучал приказ «Сокола» – переходишь в подчинение «Катка». Радости нашей не было предела – есть пехота, которая нас будет прикрывать, остальное сделаем сами. Дали им стрелковые боеприпасы, гранаты в неограниченном количестве, трофейное оружие. Указал им позицию для обороны, задачу, организовал взаимодействие. К ним присоединились солдаты Майкопской бригады. Вместе мы держали оборону строящегося здания вокзала. Сзади моего танка оборонялась «Тунгуска». Обменялись частотами, организовали связь, взаимодействие. Фамилию капитана не помню, позывной – «Тори». В поисках своих из 81-го МСП встретился в здании вокзала с командиром ОБС 90-й ТД. Он был ранен и контужен, на спине висела Р-159. Во время доклада «Соколу» я услышал: он просил помощи, докладывая, что «коробочки» все сожжены. По радиосвязи я уточнил «Соколу», что четыре катка от моего танка остались целыми, дав понять, что четыре танка пока ещё есть. Боевики постоянно вклинивались в наши частоты, прослушивая нас. «Сокол» обещал помощь. Здание вокзала было на тот момент уже сильно разрушено. Дудаевцы в очередной раз предприняли попытку штурма. На этот раз с применением танков. «Гудок» (позывной старшего лейтенанта Гудкова) доложил, что в створе дома «Павлова» и пятиэтажки по улице Комсомольской видит 2 танка Т-72. Стали наблюдать за ними. Внешне определить их принадлежность было трудно. Один танк раскачивался на месте (выключается передача, перегазовками достигается эффект раскачивания за счёт движения масла в бустерах коробок передач). Любимая забава дудаевских «подобий» танкистов. Заметив, что пушки этих танков становятся на стопор – момент заряжания, подал команду экипажам танков №№ 185, 189 на их уничтожение. «Танкисты» противника, зарядив пушки, после снятия со стопора без прицеливания спешно выстрелили в направлении строящегося вокзала и начали отходить задним ходом. Им вдогонку полетели кумулятивные снаряды наших танков. Поражение этих танков подтвердить не могу, но больше с этого направления они не появлялись. Да, имелись у дудаевцев танки Т-72. Но в этой «Прохоровке», повторяю, очень трудно было сразу определить их принадлежность. Это выяснялось только тогда, когда они по нам уже открывали огонь. То, что подбили или не подбили, – гарантий не даю. Но мы их обстреливали в том случае, когда уже понимали, что это боевики. Некоторые «72-ки» противника мы определяли по своеобразным отличиям (отсутствие коробок АТ, труб ОПВТ, нумерации на башне, раскачивание перегазовками танка на месте со снятым тормозом), не присущим нашим танкам и действиям наших танкистов. Танкистов-дудаевцев, хорошо подготовленных, не было и не могло быть… Боевики, наглухо обкуренные и обколотые, не прекращали ожесточённые атаки, пытаясь любой ценой выбить обороняющихся из вокзала. Порой положение становилось запредельно критическим. Прослушивая переговоры полковника Савина, мне всё больше становилось ясно, что помощи не будет. Ответы «Сокола» тоже были неопределённы. Случайно вышел по связи на командира нашего танкового батальона. Помочь он не мог, так как остатки резервной 7-й танковой роты тоже были заблокированы. Атаки боевиков начались со всех сторон, в том числе и со стороны депо. В пространство между двумя вокзалами «майкопцы» на перрон загоняли БМП для прикрытия с тыла. Когда её подбивали, сталкивали машину танком и загоняли следующую. С пятиэтажки напротив, по улице Комсомольской, продолжали обстрел дудаевские гранатомётчики. Я вышел на «Тори» и попросил поддержать нас огнём. Выстрелом в торец дома на уровне 4 этажа была проломлена стена, в которой осталась пробоина диаметром метра 3 – 4. Гранатомётчиков противника успокоили навсегда. «Тори» сообщил мне по связи, что боекомплект закончился. Тогда я предложил ему использовать ракеты. Первый выстрел пошёл выше дома. Опустив переднюю часть корпуса при помощи ходовой части, успешно произвёл второй выстрел. Экипаж 185 доложил, что сняли снайпера на строительном кране. Трофейная СВД по праву досталась наводчику-оператору. После очередного попадания из гранатомёта по танку № 187 лопнули внутренние топливные баки. Разбило воздушные баллоны. Они-то и спасли ступни механика-водителя, поглотив на последнем этапе энергию кумулятивной струи. Керосин растёкся по днищу танка, начала замыкать электропроводка. По радиосвязи я объяснил механику, какие выкрутить пробки под днищем танка для слива керосина. После очередной атаки боевиков я обратил внимание на то, что на левом фланге Майкопской бригады появились бреши. Прослушав по радиостанции переговоры командира 131-й бригады с вышестоящим командованием, я понял, что они собираются отходить. Я стал запрашивать «Сокола» для доклада сложившейся обстановки, но – безуспешно, мои попытки связаться со своим командованием тоже не дали результата. Во время смены огневой позиции «Тунгуски» противнику удалось её подбить. Экипаж покинул горящую машину. Теперь её оставшиеся ракеты были направлены в корму моего танка. Задним ходом моей машины мы развернули корпус «Тунгуски» в направлении «дома Павлова», чтобы исключить попадание ракет в свой танк во время пожара. По моему танку дудаевцы открыли огонь из пушек. Отказали стабилизатор, МЗ, отлетел приёмник Р-173П, повредив улавливатель поддонов. Необходимо было срочно поменять огневую позицию. Но после очередного попадания танк заглох. Погибший от попадания в танк кумулятивного выстрела ст. мех.-водитель роты гв. сержант Александр Аверьянов Запустив его при помощи «соплей» (провода внешнего запуска), поставил пиллерс на место. Вылез из отделения управления, объяснив механику Сашке Аверьянову, как управлять танком при данной неисправности (повреждении ПУС, АПУ). Прикрывал нас в данный момент экипаж танка № 189. Заняв место командира, вошёл в связь с механиком, но отъехать не успели. Очередной выстрел из ПТС попал в верхние коробки динамической защиты напротив смотровых приборов ТНПО механика. Танк заглох, в боевом отделении пошёл дым, появилось пламя. Выждав, когда дудаевские пулемётчики обработают открытые люки, покинули боевое отделение. Открыв люк механика, с командиром танка увидели, что помочь Саше Аверьянову мы уже ничем не сможем. Кумулятивная струя, разворотив пустые КДЗ, прошла через шахты ТНПО, попав в голову механику. Если бы в КДЗ было изделие 4С20, всё было бы иначе. Почему танки пошли в город с пустыми КДЗ? Ответ прост – «русский авось» и боязнь командования возразить высшему руководству, а также предательство, которое было сплошь и рядом. Так погиб старший механик-водитель роты сержант Александр Аверьянов – светлая память ему!.. Классный был специалист, механик от Бога, неоднократно спасавший танк и экипаж от огня ПТС противника… Стало темнеть… Привокзальная площадь была похожа на «Прохоровку». Боеприпасы к танковым пушкам закончились. После многократных попаданий ПТС противника по танкам многие узлы, системы и агрегаты отказали. По сути – это уже были полуживые тягачи. Связь с командованием отсутствовала, все мои попытки с кем-то связаться были тщетны… ПРОРЫВ Правый фланг оголился, оборонять его было уже некому, остававшиеся соседи начали отход. Положение становилось критическим, нужно было срочно принимать решение. Я поставил задачу собирать раненых, убитых, не только наших, но и из Майкопской бригады. Внутри здания строящегося вокзала стояли две БМП из 131-й ОМСБр. Не знаю, откуда их они пригнали. Зампотех роты старший лейтенант Гудков обратил внимание на то, что на них были АГС. Зачехлённые. А это ведь мощное оружие. Нашли старшего этих машин. Им оказался лейтенант или старший лейтенант. Организовал с ним взаимодействие на выход-прорыв из вокзала. Планировали – первым пойдёт танк, затем – две БМП. И замыкает группу прорыва – танк. Маршрут выхода планировали вдоль железнодорожных путей в обход улиц и проспектов города. Много раненых посадили на БМП. Но пока мы проверяли свой личный состав, они почему-то на моих глазах уехали. Там, в одной из БМП, был тяжелораненный НШ 81-го МСП. Выяснилось это позже, но я могу и ошибаться. Погибший от пули дудаевского снайпера старший мех.-водитель взвода гв. сержант Марат Сактаганов На броне сверху сидело очень много военнослужащих. Столько, что БПМ медленно набирали обороты. Из выхлопных эжекторов валил чёрный дым. Они ушли, а мы остались. Обложив их трёхэтажным матом, организовал оставшимися тремя танками (теперь уже – «тягачами»), солдатами и офицерами оборону здания вулканизации, в стыке левого крыла строящегося вокзала. Боевики атаковали яростно, поэтому долго противостоять им мы не смогли бы. Очередные попытки установить радиосвязь с командованием оказались безрезультатными. Во время обороны здания вулканизации был убит дудаевским снайпером старший механик-водитель 3-го танкового взвода младший сержант Сактаганов. Геройский парень, своим мужеством, храбростью он поднимал боевой дух своим сослуживцам. Механик танка № 189 под снайперским огнём боевиков вынес тяжелораненого Сактаганова с зоны обстрела. Но помочь мы ему уже не смогли. Ранение было в голову, по всему телу шли конвульсии. Я вколол ему два шприц-тюбика промедола, чтобы облегчить его страдания… Из моей роты погибли на тот момент два механика-водителя – младший сержант Аверьянов (танк № 180) и младший сержант Сактаганов (танк № 189). Я принял решение: отправить в прорыв два танка под командованием командира 3-го танкового взвода. Детально проработали маршрут выхода на площадь Орджоникидзе. В этом районе находился командир нашего батальона. Экипажи танков №№ 187 и 185 пошли в прорыв. Механиком на танке № 187 пошёл механик из 7-й танковой роты, если не ошибаюсь – Кулак… Вся надежда была на командира батальона. Отправлял я два танка на прорыв, ставя задачу экипажам разыскать КБ, чтобы он прислал два боевых танка с исправным вооружением и две БМП для эвакуации раненых и убитых. Уже потом узнал от ИО командира 3-й танковой роты – когда он прорвался на пл. Оржоникидзе, он нашёл комбата. Тот послал на вокзал экипаж старшего лейтенанта Аношина и две БМП. Мы их ждали в течение 1 – 2-х часов. Но они к нам так и не прорвались. Танк Аношина, спускаясь к вокзалу, предположительно был захвачен боевиками на ул. Рабочей. Произошла поломка привода управления РСА. Танк вышел на режим «малого газа». Скорость – не более 10км/ч. Подробностей захвата нет. Механик погиб – расстрелян. Наводчик погиб – расстрелян на ул. Рабочей. Лейтенант Аношин – расстрелян. Боевики, закрасив строевые номера, пытались 02.01.95 г. перегнать танк для показа иностранным журналистам. Но танк заглох на ул. Субботников. Судьба двух БМП неизвестна. Во время прорыва танк № 185 получил 4 попадания из ПТС противника. Пробило пушку в районе ресивера. О плотности огня боевиков можно судить по скорости танка во время прорыва. Она составляла 60-70 км/ч. И это – на участке 1400 метров! Экипаж, протаранив завал из подбитой техники, проскочил на площадь Орджоникидзе. При выходе из города он оказался в расположении «волгоградцев». Попадание в МТО вывело из строя двигатель, танк задымил и заглох. Во время выхода экипажа из танка КТ ранило пулемётной очередью в обе ноги. Механик с наводчиком эвакуировали его в БМП с ранеными. С КТ 185 я встретился в госпитале Толстой-Юрта. Механик-водитель рядовой С. Котляр и наводчик-оператор 185 продолжали воевать во взводе лейтенанта Григоращенко. Дайлида – наводчик-оператор 185 танка, нашёл штаб «волгоградцев» и сообщил о нашем расположении и положении. Обещали помочь… Ночью в городе танкисты нашли две «восьмидесятки» из 9-й танковой роты. У одной были пробиты внутренние топливные баки, керосин залил отделение управления и боевое отделение. Вторая заводилась, но не двигалась с места. Зацепили тросами «72-ки» и притащили в расположение «волгоградцев». Затянули во двор, окопали. Вели из неё огонь по девятиэтажке, подавляя огневые точки противника. В эту же ночь танк подбили дудаевцы. Далее танкисты продолжали воевать в составе разведчиков. Ночью ходили на «охоту» с капитаном из разведбата, уничтожили миномётный расчёт и дудаевского снайпера. После они пересели в Т-72 и продолжали воевать. 8 января в 10.00 утра рядовой Котляр погиб во время миномётного обстрела боевиков. Наводчика-оператора танка 185 переправили в 81-й МСП. Это ли не пример мужества, стойкости, самоотверженности и самопожертвования танкистов?!. По крыше здания вулканизации боевики открыли миномётно-гранатомётный обстрел. Очередной выстрел из гранатомёта попал в правый борт танка № 189 в районе пятого опорного катка. Пробив борт, разворотил наружный топливный бак. Под прикрытием танка № 189 (за рычагами сидел старший лейтенант Гудков), пешком начали прорыв в сторону железнодорожных путей. Самым опасным простреливаемым местом был участок напротив пятиэтажного дома и поликлиники. Вместе с нами прорывались остатки экипажей 7-й танковой роты, а также небольшая группа из 131-й ОМСБр. Я благодарен наводчику-оператору 179, который в буквальном смысле заставил меня надеть бронежилет, впоследствии спасший мне жизнь. Мы с механиком-водителем танка 189 прикрывали отход группы. А наш отход прикрывать было некому. Эти 100 метров пробежали с ним под сплошным обстрелом. Уже оставалось где-то 25 метров до выхода из зоны огня, когда обстрел стал настолько плотным, что пришлось упасть на землю-матушку, имитируя, что злые дудаевцы попали в нас и убили. Как только пули перестали свистеть над нами, ползком, на карачках, ломая ногти и сдирая в кровь пальцы рук, преодолели оставшиеся метры. Присоединившись к основной группе, выставил охранение. Пересчитали всех. Потерь не было, только ранения. Отправив вперёд охранение, начали прорываться вдоль железнодорожных путей. Через 500 или более метров в сторону запада во дворе построек обнаружили две или три «80-ки» (по-моему, «ленинградских») и 3 или 6 БМП-2. Убедившись в том, что они принадлежат нашим подразделениям, вышли к ним. Старшим представился офицер без знаков различия. Объяснили ему, кто мы. Он представился полковником из СКВО. На столе была разложена карта Грозного, он выбирал маршрут выхода. Я попросил у него две БМП для того, чтобы мы на них вышли на площадь Орджоникидзе к своим подразделениям. Но он мне ответил, что 2 или 3 часа назад гв. 81-й МСП получил приказ на выход из города, а ему поручено вывести остатки батальона. Какого батальона, я так и не понял… Этого полковника почему-то тянуло выходить самым коротким путём – по «старым промыслам». Но я-то почти за двое суток обстановку узнал прекрасно. Они начали карту крутить-вертеть… Сразу видно – обстановку знали плохо. Говорю ему – нас там всех сожгут. Предложил маршрут выхода по железнодорожным путям. Старший офицер моё предложение отклонил. Они решили выходить через Старопромысловское шоссе. Всех бойцов, которые находились вместе со мной, рассадил по БМП. Механики 174, 179 – мл.с-нт Д. Халиулин, выходили в основной группе 131-й ОМСБр, где был танк Т-72. Начали движение. Впереди шли танки. Система управления огнём на них была неисправна. Соответственно, стрелять они не могли. Сидя в составе десанта БМП в ходе выдвижения, я понял, что мы сбились с маршрута. Наводчик открыл огонь из пушки. Мы, соответственно, – через бойницы из стрелкового оружия. Получили выстрел из РПГ в правый борт в районе башни. БМП заглохла, в десантном отделении появились пламя и дым. Я начал открывать кормовую дверь, но не смог – правая рука не работала. Бронежилет спас мне жизнь, я отделался переломом рёбер. Верхние люки открыть было невозможно, так как на них находились ящики с боеприпасами. После приложенных усилий смогли приоткрыть их наполовину. Механику удалось запустить двигатель, и он начал уводить БМП подальше от места, где нас подбили. Пламя вплотную подбиралось к нам. Открыв кормовую дверь, приготовились к десантированию. Но сделать это мы не успели – получили второй выстрел в правый борт. Загорелся топливный бак. Покинув горящую машину, отошли в частный сектор. Нас начали преследовать боевики. Завязалась перестрелка. Но мы всё-таки сумели от них оторваться. Наша группа выходила в разных БМП, и каждая из них была подбита. Но все танкисты остались живы. Впоследствии, анализируя наличие техники на «товарке», я насчитал 18 – 21 БМП и 4 танка. Если убрать 5 БМП-2 81-го МСП и других, то техники 131-й ОМСБр и 276-го МСП получается минимум 8 – 10 БМП и 2 танка. Почему «Камин-23» так и не пришёл на вокзал к комбригу, находясь в 500 метров от него?.. Ответ прост, многим он не понравится… Почему не пришла и 19-я МСД с приданными подразделениями усиления, находившаяся от бригады в 1500 – 2000 метрах, имея 100 процентов возможности по железнодорожным путям выйти к вокзалу?.. Мнение это, конечно, моё – субъективное. Не берусь утверждать о состоянии обстановки за весь период нахождения их на «товарке», но в промежутке с 16.45 до 18.00 (время требует уточнения) там было спокойно. Мы впервые после выхода с вокзала почувствовали себя там относительно спокойно… Вышли в район старого аэропорта. Дорога была забита выходящей и входящей в город техникой. В этом хаосе были случаи стрельбы по своей технике и личному составу. Нам чудом удалось уцелеть от пулемётной очереди танка Т-72, который входил в город. Мы укрылись в канаве, возле бетонного забора. За ним находились 2 или 3 БМП. Их экипажи спешились и обсуждали план выдвижения в город. Первоначально хотелось рвануть к ним, но пришлось затаиться. Вели они себя нервно, могли, не разобравшись, и «замочить». Запомнился эпизод: Т-72 с дополнительными топливными бочками. Трансмиссия танка горит – из повреждённых бочек льётся, воспламеняясь, топливо… В темноте пламя ослепило и напугало экипаж. И танк ведёт огонь во все стороны по кругу… При подходе к мосту через речку Нефтянку встретил командира миномётной батареи гв. 81-го МСП. Поначалу он не узнал меня… Затем дал нам автомобиль «Урал», чтобы доехать до расположения полка. Прибыв в район расположения, доложил командованию о ходе боевых действий 8-й танковой роты. На следующий день встретил своего зампотеха Гудкова, КВ 1/9 ТР, ЗНШ 1-го МСБ 81-го МСП. Все они были ранены. Нас на ГАЗ-66 отправили в МОСН Толстой-Юрта. Там познакомились с раненными «Альфовцами». В ходе беседы я понял, что и они попали в «переплёт» по вине командования… ОТ АВТОРА Так начиналась и так закончилась «новогодняя карусель» в Грозном. Об этом немало написано. Я рассказал всё, что видел сам лично, и в чём мне довелось принять непосредственное участие. Есть у меня подробная информация и о состоянии техники с точным описанием боевых повреждений каждой машины, есть и списки погибших, пропавших без вести, а также получивших ранения 3-го (сводного) танкового батальона 6-го гвардейского танкового полка, приданного 81-му гвардейскому МСП. Но я не буду о них говорить. Я в заключение лишь приведу такие данные: Вышли из города своим ходом 1 января 1995 года: 7-я танковая рота. Т-80БВ №№ 170 (141), 173. 8-я танковая рота. Т-80БВ №№ 182, 184, 187. Т-80Б № 188. 9-я танковая рота. Т-80БВ №№ 190, 192, 194, 196, 199. Управление 3 танкового батальона (взвод связи). Т-80БВК № 101. Итого за батальон – 12 танков. Эвакуированы из города: 7-я танковая рота. Т-80БВ №№ 171, 172, 175, 176, 177, 178, 179. 8-я танковая рота. Т-80БВ №№ 180, 181, 183, 185, 189. 9-я танковая рота. Т80-БВ №№191,197. Итого за батальон – 14 танков. Сгорели в городе: №№ 174, 186, 193, 195, 198 – 5 единиц техники. Сгорел в районе: № 199. Итого за батальон – 6 танков. Материал подготовил Александр Колотило. «Красная звезда» источник
  14. Уральские войны: «Армата» победила «Терминатора» Нижний Новгород, 10.05.16 - 13:26 Заместитель генерального директора корпорации «Уралвагонзавод» Алексей Жарич отметил в своемTwitter, что на параде Победы в Нижнем Новгороде была представлена новейшая система БМПТ-72. БМПТ-72 сделана на платформе танка Т-72 Это особенно удивительно, учитывая тот факт, что БМПТ-72 не находится сейчас на вооружении Российской армии, а используется в количестве 10 единиц только в вооруженных силах соседнего Казахстана. На сайте «Уралвагонзавода» данное средство фигурирует под своим неофициальным названием «Терминатор», но на деле это не киборг-убийца, а боевая машина поддержки танков, которая предназначена для действий в составе танковых подразделений, где на нее возложены боевые задачи поражения танкоопасных средств противника, а также подавление живой массы, вооруженной гранатометами и стрелковым оружием. Сама платформа выполнена на базе танковой платформы Т-72/Т-90, которая в ближайшие годы будет заменяться бронетехникой, сделанной на основе новейшей платформы «Армата». Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что, скорее всего, в Нижнем Новгороде представлен опытный образец, который сейчас проходит ходовые испытания в войсках. Другой вопрос, что сам этот факт не говорит о том, что эту систему в ближайшем будущем обязательно примут в России на вооружение, поскольку на этот счет у Министерства обороны нет однозначного ответа, а, кроме того, у самой БМПТ-72 есть здесь очень серьезные конкуренты. Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов «Концептуально наши военные пока не могут вписать БМПТ-72 в какие-то действующие планы развития армии, поэтому с приемом данной машины на вооружение и возникли серьезные проблемы. Возможно, что до конца нет понимания, нужна ли эта машина в принципе, поскольку те задачи, которые выполняет БМПТ-72, можно решить другими средствами, не принимая на вооружение эту новую и дорогостоящую боевую систему», - резюмирует Фролов. Здесь можно вспомнить другой проект «Уралвагонзавода», который корпорация сделала в инициативном порядке, а именно танк Т-90МС, который давно готов к серийному производству, имеет новую башню и ряд других систем, но все равно пока не заинтересовал российских военных и сейчас формально планируется на экспорт. «Уралвагонзавод» любит делать такие машины, фактически лоббируя те или иные свои решения Министерству Обороны. Другой вопрос, что в отличие от советского времени, сейчас российские военные не планируют расширять существующий арсенал однотипных боевых средств, поэтому перспективы БМПТ-72 выглядят на сегодня туманно. «Сама концепция тяжелого БМП не является секретом и достаточно давно существует. Например, такие машины стоят на вооружении того же Израиля, хотя там все-таки перед техникой ставятся несколько другие задачи, поскольку израильятне оперируют в очень опасной среде, где много ручных гранатометов и других средств поражения, из-за чего израильские тяжелые БМП были созданы в первую очередь для защиты пехоты. Перед БМПТ-72 стоит задача не защиты, а поддержки пехоты, впрочем, к этой системе существует ряд очень важных вопросов, причем самый главный из них – небольшой калибр орудия. Все-таки для эффективной борьбы с какими-то целями в городской застройке на сегодня 30 мм – это очень мало», - констатирует Фролов. Возможно, именно это и является причиной того, что Министерство обороны РФ не хочет брать эту машину на вооружение. Тяжелая БМП Т-15 «Армата» «То, что эта машина еще не принята на вооружение – это не технический вопрос, а фактический, поэтому, как только наша армия решит какими средствами ей поддерживать пехоту, вероятно, сразу решится с вопрос и с будущим системы БМПТ-72», - заключает Фролов. Также не нужно забывать про то, что наряду с основным боевым танком Т-14 на вооружение российской армии была принята тяжелая БМП Т-15 на базе все той же платформы «Армата». Это было сделано специально для того, чтобы пехота могла действовать на одной линии с танками, имела надежное прикрытие вместе и имела ряд специальных средств, поэтому все ее инструменты соответствуют по уровню и качество тому, что есть на вооружении в такой машине как БМПТ-72. «Т-15 и БМПТ-72 формально действительно являются тяжелыми БМП, но если Т-15 является чисто тяжелым БМП, то БМПТ-72 – это в первую очередь машина поддержки, где, например, серьезно усилена та же огневая мощь. Здесь они дорогу друг другу не перебегают, но, вместе с тем, это не отменяет того факта, что на базе «Арматы» может быть сделан какой-то более совершенный аналог БМПТ-72», - резюмирует Фролов. Дмитрий Сикорский источник
  15. ЭКСКЛЮЗИВ NEWS FRONT. БОРИС ЮЛИН: РОССИЯ ПОКА НЕ ГОТОВА К ВОЙНЕ, А НАТО, ПОЛЬЗУЯСЬ ЭТИМ, УЖЕ ЕЁ НАЧИНАЕТ Эксклюзив ИА News Front. Историк, военный эксперт Борис Юлин считает, что Россия находится в шаге от войны на собственной территории. Методично НАТО сжимало кольцо вокруг нас, отворачивало от России союзников, разжигало конфликты вокруг — все это была подготовка к большой войне, которую Альянс под руководством США уже готов начать, — констатирует эксперт. Борис Юлин уверен, что слабая обороноспособность России – дело рук «пятой колонны» в самых верхах российской власти, а идея российского контроля над Украиной уже неосуществима. News Front: Борис Витальевич, прежде всего, разрешите от нашей редакции, от людей доброй воли поздравить Вас с наступающим Днем Победы! Эта Победа – наша, наших отцов и дедов, и мы рассчитываем, что достойны ее. И Знамя Победы, если будет нужно, пронесем с честью. А сегодня накануне Дня Победы мы живем уже давно в состоянии дежавю — 22 июня 1941 года. Вот тогда Гитлер, начиная с 1939 по 1941, занял спокойно всю Европу, а сейчас мы видим, как Вашингтон делает то же самое, причем под теми же кричалками, что русские опасны, Россия – агрессор, надо спасать Европу, надо защищать Европу. И Европа точно так же сдается без боя, сдает свои территории вот этим настоящим гитлеровцам XXI века. Мы живем в этом состоянии. К чему нам готовиться? На что рассчитывать? Насколько сегодня наша страна готова дать, по крайней мере, политический бой? — Дело в том, что политический бой сейчас в значительной мере уже завершен. То есть, проблема у нас другая – это то, что сейчас назревает бой реальный. А признаками надвигающейся войны всегда считалось: усиление гонки вооружения – мы ее видим налицо; развертывание дополнительных сил, то есть, изменение конфигурации группировки имеющейся — сейчас размещаются американские силы, допустим в Прибалтике, оккупируют территорию Молдавии, думаю, войдут в ближайшее время на территорию Украины. То есть, наступление НАТО – оно тихой сапой велось и раньше, но сейчас все более откровенной. Сначала подмяли под себя страны бывшего Варшавского договора, хотя и обещали не размещать там НАТО. Потом разместили там свою военную инфраструктуру. То есть, сначала в политическом включили, а сейчас в военном плане. Затем развернули НАТО уже на территорию бывшего Советского Союза — на Прибалтику. Сейчас НАТО рассматривает вопрос присоединения нейтральных государств — в первую очередь это Швеция, которая соблюдала нейтралитет два столетия, а сейчас вдруг собирается выйти из нейтралитета. Рассматривается вопрос вступления в НАТО Японии, хотя это просто запрещено Конституцией Японии. Но плевать на Конституцию, когда готовятся к войне. То есть, сейчас картина какая – нарастает напряженность, вырисовываются четко стороны конфликта. Скорее всего, бить собираются нас, Китай, Иран. Насчет готовности нашей к войне – готовность у нас невысокая. То есть, у нас хорошее достаточно состояние вооруженных сил, имеются новые образцы вооружения, но уровень снабжения армии новыми образцами крайне низок — в основном либо старые, либо модернизированные. Новой техники крайне мало. А возможности серьезно развернуть вооруженные силы, у нас сегодня нет. Если Советский Союз имел армию мирного времени, и в случае войны должен был развернуть многократно более сильную армию военного времени, то сейчас разворачивание мирной армии в военное время не предусматривается. Потому что, просто нет ресурсов. Всегда военная мощь государства опирается, во-первых, на людские ресурсы, во-вторых, на экономический потенциал. Сейчас экономический потенциал у нас слабый. То есть, мы обеспечить серьезные боевые действия для массовой армии по уровню промышленной мощи сейчас неспособны. Соответственно, вероятность нападения от этого только возрастает. То есть, поводов у войны много, а причина всегда одна – это когда одна из сторон считает, что ей военным путем решить имеющиеся противоречия будет гораздо проще, чем мирным путем. News Front: В 1939 году Сталин, прогнозируя неизбежность войны, отодвинул наши границы чуть западнее. Тогда мы зашли на Галичину и перенесли оборону. Сейчас насколько Россия в состоянии вернуть Украину в целом? Могли бы в принципе, если бы захотели? — Украину можно было вернуть примерно годика два, три назад. Тогда было достаточно легкого усилия, легкой помощи антифашистским силам на Украине, чтобы свергнуть фашистскую хунту, которая там взяла власть. Сейчас, когда межнациональный конфликт старательно разжигался с обеих сторон на протяжении этих двух лет, отношение на Украине другое. То есть, там лояльность на оставшейся части Украины к властям возросла, а также и неприязнь к России тоже возросла. Дружеские чувства к России сильно уменьшились. Россия воспринимается большинством граждан Украины, по сути, – врагом. Два года в средствах массовой информации они воюют с Россией напрямую – уничтожают российские дивизии, уже истребили большую часть мужского российского населения. Это моменты оседают в головах людей. То есть, монстр, который должен воевать с Россией до последнего украинца на Украине, создан. И они действительно готовы воевать. Давайте вспомним события, когда Крым объявил о своей независимости и на референдуме решил присоединиться к России, тогда министр обороны говорил, что хунта может рассчитывать только на 6 тысяч солдат украинских вооруженных сил. Сейчас украинские вооруженные силы – это порядка 300 тысяч человек: гораздо более боеготовных, имеющих боевой опыт, гораздо лучше оснащенных, чем это было два года назад. News Front: Получается, умышленно украинцев готовили, тренировали на собственных гражданах в АТО, чтобы создать боеспособные силы, готовые противостоять российской армии? Причем, вплоть до того, как они говорят – вот мы сейчас пойдем Краснодар захватим, и до Москвы за две недели дойдем. То есть, шутки шутками, но они действительно готовятся к войне с Россией? — Ну да. Собственно, для этого создавалось изначально само украинское государство. В этом его задача была. Но сначала все это шло не выраженно, потому что в то время рассорить русских и украинцев, сделать их врагами, было довольно тяжело. А сейчас это уже сделано. Создание государства, которое будет воевать с Россией со стороны кордона НАТО, осуществлено. Если еще два года назад была борьба граждан Украины против фашистской хунты, то сейчас это борьба «укропов» с «ватниками». Самой смене идеологии помогли и российские СМИ, и российское правительство, тое есть — они действуют не против киевских властей, а заодно с ними. Вы вспомните, когда в последний раз в официальных сводках упоминалось слово «хунта»? А ведь изначально речь шла о киевской хунте. Четко говорили о незаконном захвате власти, о том, что есть законный президент, о пришедших к власти фашистах. А сейчас – это партнеры. В итоге, у НАТО появилось пушечное мясо, которое можно бросить против русских, и которое само давно уже уверено, что воюет против России. News Front: В июне этого года состоится саммит НАТО в Польше. На Ваш взгляд, примут там решение разместить ракеты, нацеленные на нас, на территории Польской республики? — Ракеты на территории Польской республики – это в основном красная тряпка для быка. Ими просто нас драконят. У Соединенных Штатов, у блока НАТО основная компонента ракетного оружия, как против ракетных систем, так и систем нанесения первого удара, размещается на кораблях. То есть, Соединенные Штаты имеют самую сильную в мире ПРО. Плюс к этому у них есть флоты Великобритании, Франции, более мелкие, которые имеют полностью совместимый с американцами комплекс вооружения. Например, система «Иджис» — она используется и на английских и на японских кораблях. И эта сила мобильная может быть в любой момент развернута на Балтике, на Черном море, на нашем Севере и нанести удар с любого направления, и даже с нескольких направлений. Вот эти компоненты мобильные у нас в СМИ как-то особо не освещаются. А ведь это именно основы и противоракетной обороны Соединенных Штатов и ударная сила. News Front: Страшные вещи я сейчас попытаюсь говорить. Представьте ситуацию, когда президент США Хиллари Клинтон дает команду своим и союзным войскам одномоментно удар нанести по основным городам и местам дислокации российских войск. Насколько мы сегодня в состоянии отразить? И какой процент мы отразим из того, что будет лететь? Или удар может быть нанесен настолько сильный, что те же украинские ребята смогут спокойно заходить и устраивать то, что они на Донбассе сегодня устраивают? — В одиночку – шансов практически никаких. То есть, шансы у нас появятся серьезные противостоять противнику лишь в том случае, если у нас тоже будет создана система союза, противостоящего НАТО. Наши потенциальные союзники, которые находятся под давлением Соединенных Штатов, типа Китая, Ирана, КНДР — они есть. Но работы, чтобы создать серьезный союз, по сути, не ведется. Одно время шло серьезное сближение с Китаем в военно-техническом плане, сейчас оно несколько притормозилось. А должны быть объединены союзом те страны, которые находятся под угрозой удара со стороны Соединенных Штатов. Кроме того, большую роль играет человеческий фактор. То есть, фактор «пятой колонны». При этом «пятой колонны» именно во власти. С одной стороны, у нас есть неплохие комплексы вооружения, которые позволяют, по крайней мере, отразить частично первый удар и нанести удар возмездия. Длительную войну мы вести не сможем, но такая возможность у нас есть. Но у нас до сих пор на крупных государственных постах находятся люди типа того же Чубайса, который отключал, когда руководил РАО ЕЭС, комплексы наблюдения за космическим пространством, предупреждающие о ядерном ударе, на Чукотке и Камчатке за неуплату долгов со стороны Минобороны государственной компании РАО ЕЭС. Вот после этого Чубайса нужно было тупо расстрелять. Он фактически поставил под удар все наше государство. Но он до сих пор руководит. А люди им поставленные держат под контролем все мощности. В этой ситуации обеспечить безопасность нереально. News Front: Инцидент произошел совсем недавно, когда пытались остановить УралВагонЗавод. Ликвидировать за неуплату по процентам кредита, хотя, казалось бы, – оборонное предприятие, которое производит то, что нам крайне важно, без чего мы защищаться не можем, а наши чиновники пытались прекратить его работу. — Так это как раз и есть уничтожение нашей обороноспособности. УралВагонЗавод – это не просто важное оборонное предприятие. Это единственный оставшийся у нас завод, способный выпускать танки! В Советском Союзе таких заводов, крупных, было три. Сейчас у нас остался — один. И его пытаются уничтожить. Кроме того, у нас сейчас объединили все предприятия оставшиеся, которые выпускают вертолеты, в один холдинг «Вертолеты России». А теперь идет речь о приватизации этого холдинга. То есть, по сути, все, что вязано с оборонкой будет приватизировано и окажется в руках наших потенциальных противников. Поэтому я и говорю – «пятая колонна». Особенно та ее часть, которая находится наверху. Все эти либералы, которые бегают по улицам, они как раз таки не опасны. Они не представляют никакой угрозы – с ними справятся сами граждане. А вот что делать с предательством наверху? Ведь полностью парализована возможность сопротивления, что в Ливии, что в Ираке, была предательством части верхушки. Она была подкуплена и работала на врага. Вот у нас сейчас такие люди, которые работают явно не на благо нашей страны, они наверху сидят в большом количестве. Они никуда не делись. Беседовал Сергей Веселовский Текст подготовил Игорь Орцев источник