Перейти к публикации

viclik50

Новичок
  • Публикации

    1
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Нейтральный
  1. viclik50

    Прибытие

    П Р И Б Ы Т И Е Автор:Виктор Лиховид Рисунок автора Проводник толкнул, спящего на верхней полке, укрытого шинелью, пассажира: - Солдатик, подъем. Приехали. Майск . Солдат не спеша, спустился вниз, умылся, побрился и стал готовиться к выходу. За окном, в темноте раннего осеннего утра, проплывали вначале отдельные огни, потом они стали объединяться в грозди и уже яркий свет большого города заполнил собой весь экран оконного проема – Майск... Вступив на перрон нового места службы, солдат, а звали его Иван Белов, по достоинству оценил теплоту, с которой встретил его город: мягкий туман окутывал станционные строения, было совсем нехолодно: - А в Барнауле, в учебке,- подумал Иван,- когда я уезжал неделю назад, была уже настоящая зима со снегом и вьюгой, а тут - Ташкент! Надо будет вместо зимней шапки надеть фуражку, а то запаришься, бегать целый день в ушанке по городу, в такую теплынь. Задумано – сделано. Тут – же из чемодана извлечена фуражка и водружена на голову, а шапка заняла свое место в вещмешке. Вся поклажа сдана в автоматическую камеру хранения, код - Ту-104 , по названию самолета Ту-104.Так легче запомнить, представил себе лайнер и сразу же вспомнил свой шифр. В предписании, выданном Ивану в учебке, указаны только город и воинская часть, куда ему следует явиться, а вот по какому адресу она находится – неизвестно. Майск огромный город, частей тут десятки, попробуй, найди. В привокзальном буфете Иван выпил стакан теплого кофе с молоком, съел большой плоский беляш с мясом – теперь, подкрепившись, можно отправляться в путь. Он вышел на привокзальную площадь, высокий, в длинной шинели, в фуражке с голубым околышком и его взору предстал неизвестный таинственный город, в котором надо будет, перенося все невзгоды и тяготы воинской службы, прослужить полтора года своей жизни. Что-то его ждет? Короче волнующий момент ... Кстати о шинели до пят, в которой Иван смотрелся как Феликс Эдмундович Дзержинский, только без бороды. В это время, в начале семидесятых, в моде были короткие юбки (мини – юбки), короткие пальто (полупальто). Такая мода не обошла стороной и армию. Поэтому, когда в ШМАСе (так называется авиационная учебка) начинающим воинам выдали новые шинели, то они, в угоду моде, принялись их безжалостно кромсать - кто короче! Сержант строго следил, чтобы не укоротили больше положенных сантиметров, но это давалось ему с большим трудом. Сам –же он щеголял в шинелке, больше похожей на курточку. Иван в этой церемонии обрезания участия не принимал. Как раз в этот момент он оформлял очередной «боевой листок» и его в казарме не было, поэтому его шинель осталась полной длины. На следующий день с утра сыграли «тревогу». Всех строем погнали на аэродром, а это километрах в трех от казармы. А тут, как назло, полил непрекращающийся проливной дождь. Вот тут-то и проявились все преимущества необрезной шинели. С укороченных моделей вода, стекая, сначала мочила брюки воинов-модников, а затем по штанинам попадала прямо в сапоги. Так они, бедняги, и шли с мокрыми штанами, хлюпая полными водой сапогами. А у Ивана вода с его длинной шинели, поверх сапог, стекала на землю. Сухо и тепло! Но в полной мере преимущества длинномера проявились во время несения караульной службы, которая, как известно, делится на две части. Первая часть – непосредственно охрана объекта, вторая – отдых. Вот здесь-то, на втором этапе, стало ясно, что во время сна, только шинелью Ивана можно укрыться с головой и ногами, расстегнув предварительно сзади пуговки, соединяющие две разворачивающиеся полы. После того, как выяснилось это обстоятельство, шинель буквально пошла по плечам. Спасало то, что в караул ходили нечасто. А так, каждый, кому предстояло идти в наряд, просил: - Иван, дай свою шинельку? И он не отказывал ни кому. Товарищи по службе даже обвиняли его, мол, ты сознательно не резал, а нам не сказал, а мы-то, дураки, старались, кромсали и никакие объяснения Ивана, что это не так, не могли их переубедить. Постояв немного у вокзала, Иван двинулся в город, который как бы нехотя, не спеша, раскрывал ему свою фантастическую красоту. Он шел по широченному проспекту, и казалось, что нет никого, кроме него, в этом сказочном мире. Было раннее утро, город спал, ни людей, ни машин – ты один. Высоченные здания монументальной послевоенной архитектуры степенно выплывали из тумана, каждый раз удивляя Ивана своими причудливыми элементами. Было полное впечатление, что Иван оказался в гигантском музее. Он шел и наслаждался этой сказкой наяву, подаренным неожиданным маленьким солдатским счастьем и свободой, после длительной изоляции за забором воинской части, затерявшейся где-то в Алтайских степях. Между тем, становилось все светлее и вместе со светом оживали улицы, постепенно заполняясь деловито спешащими людьми и городским транспортом. Наступила пора приступить к выполнению главной задачи – поиску войсковой авиационной части под номером 11174, куда был направлен Иван. Когда он покидал ШМАС и получил направление в г. Майск, то никто ему, пацану, не объяснил, куда и к кому обратиться, чтобы найти свой новый гарнизон. Да он и сам сплоховал – не расспросил, не смог предвидеть такой ситуации. Теперь, первым делом, он решил получить информацию у военных. Много их попадалось ему на пути – офицеры с зелеными, красными и черными погонами. - Их можно не спрашивать, - решил Иван, - мне нужны только воины с авиационными знаками различия. Каждого военнослужащего он приветствовал, как положено, по уставу, отдавая честь, прикладывал ладонь к козырьку фуражки. Это были представители всех видов и родов войск, всех, кроме авиации. Иван уже отчаялся встретить кого-нибудь из «своих», когда навстречу ему, из толпы вышел майор с голубыми петлицами. Солдат с радостью кинулся к нему, как к родному отцу, но, к сожалению, майор ничем помочь не смог, он был не местный. Второй офицер – летчик, который встретился Ивану, хоть и служил в этих краях, но по поводу в/ч 11174 ничего определенного сказать не мог. Он знал много населенных пунктов, в которых находятся авиационные части, но где именно расположена часть Ивана, сказать затруднялся и посоветовал обратиться в комендатуру. Теперь надо было искать комендатуру. Но она сама к нему пришла … Внезапно Иван испытал легкий шок – сердце его учащенно забилось и ему вдруг захотелось куда-нибудь скрыться, исчезнуть, побежать прочь и все это потому, что он вдруг прямо перед собой увидел патруль! Любой военнослужащий испытал бы похожие чувства, потому – что у тебя при желании, всегда могут найти какие-нибудь нарушения. Иван слышал, что патрулям дают план по доставке в комендатуру штрафников, которых сажают на гауптвахту с целью использования в дальнейшем на различных хозработах. А тем временем навстречу Ивану неотвратимо двигался Капитан - краснопогонник с двумя курсантами артиллеристами с повязками на руках. Как этого не хотелось нашему солдату, но он смело направился к патрулю, сменив обычный шаг на строевой в непосредственной близости от него, и приложив руку к козырьку, бодро задал вопрос офицеру: - Товарищ капитан, разрешите обратиться? - Обращайтесь, - разрешил капитан. Иван рассказал ему о возникших трудностях с поисками своей новой части, заметив при этом, что офицер как-то странно так его разглядывает. - Ваши документы, - потребовал капитан. Внимательно изучив бумаги, которые оказались в порядке, офицер задумчиво произнес, придирчиво глядя на Ивана: - Что же нам с вами делать, рядовой Белов ?... А потом, словно, найдя ответ на свой же вопрос, изрек: - Обратитесь-ка вы в комендатуру. - Давайте я его провожу, товарищ капитан, - вызвался долговязый курсант, но тут же получил отказ: - Он сам найдет, здесь недалеко, за углом. Получив разъяснения, Иван двинулся в сторону комендатуры, которая действительно оказалась рядом, и он без труда нашел проходную с красными звездами на воротах. Напротив возвышалась красивая белая церковь. К воротам комендатуры примыкал маленький домик проходной с турникетом и помещением для дежурного. В тот момент, когда Иван только вошел в проходную и приблизился к вертушке, солдат из открытого окна дежурки воскликнул: - А вот и еще один штрафник! - Как? Почему штрафник? – удивился Иван. - Так ты же не по-форме одет, - ответил дежурный. Ивана как холодный душ окатил, все правильно, он одет не по-форме. Ведь уже был приказ о переходе на зимнюю форму одежды и на голове должна быть не фуражка, а шапка! Одновременно он увидел через открытую дверь проходной, как во дворе комендатуры, на плацу, старательно вытягивая носок, маршируют строевым шагом солдаты и офицеры без ремней – арестанты гауптвахты. На раздумья не было ни секунды. - Ребята, пардон, - только и успел вымолвить Иван и дал деру. Он быстро удалялся от комендатуры, никто за ним не гнался. А в голове роились мысли одна хлеще другой: - Ну и хитер же этот капитан из патруля, он сразу увидел, что я не по форме одет, то-то так меня разглядывал. Но видать, ему было лень возвращаться назад в комендатуру, вот он и направил меня, гад, прямо в пасть этой жуткой гауптвахты. Да, это было бы «прекрасное» начало службы на новом месте – с десяти суток «губы». Такое себе даже в страшном сне представить трудно. Дорогой ценой могла быть добыта информация о части назначения. Слава богу, пронесло … А вот на знаменитый вопрос демократа Чернышевского «что делать?» в создавшейся ситуации, следует элементарно простой ответ – одеть шапку! Но как это сделать, когда та находится в камере хранения на вокзале и до нее надо еще добраться, не попав при этом в лапы коварного и хитрого патруля. Он попробовал было вернуться на вокзал известным уже путем – по центральному проспекту, но как только он с осторожностью приблизился к нему, то сразу же чуть было не попал в руки военных с повязками на рукавах и штык-ножами на ремнях. Иван понял, что патрули курсируют, в основном, по центральной части города и к вокзалу необходимо пробираться по окраинам. Но главная проблема в том, что он не знал Майск.. Он долго блуждал по незнакомым улочкам, порой умиляясь местным колоритом – многие одноэтажные домики напоминали ему западноевропейские постройки с крутыми черепичными крышами, отштукатуренными стенами и с аккуратными заборчиками вдоль тротуаров. Но вскоре он понял – продвижения в сторону вокзала нет, он просто блуждает по старой части города. Стало ясно, что к железнодорожной станции, которая находится практически в центре города, нет иной дороги, кроме как через центр. Придется рисковать - выбора нет. Затратив какое-то время на поиски пути обратно, Иван, к своей радости, вновь очутился на шумных людных улицах центра, наполненных транспортом. Он быстро шел по уже знакомому проспекту к вокзалу, до которого было рукой подать. При этом Иван пристально всматривался в даль, постоянно оглядывался по сторонам – к его радости никакой опасности не было. Осталось пройти совсем немного, каких-то пару кварталов, как вдруг из-за угла, внезапно, как из-под земли, перед ним выросла «прекрасная троица». Душа у Ивана ушла в пятки, его прошиб холодный пот. Все, конец! Добегались! Он увидел, как будто в замедленном кино, что у офицера открылся рот, которым тот, очевидно, приглашал Ивана подойти к себе, как к Ивану медленно двинулись два солдата сопровождения … Решение пришло мгновенно – от остановки, на которой практически находился Иван, отходил троллейбус, двери которого еще не успели закрыться. Наш солдат, сделав два огромных шага-прыжка, пулей влетел на заднюю площадку, при этом закрывающиеся створки едва не зажали его. В окно уходящего троллейбуса он увидел, что патруль, пробыв какое-то время в замешательстве от такого неожиданного чемпионского прыжка, не предпринял в дальнейшем никаких усилий для его поимки и продолжил неспешное патрулирование по своему маршруту. - Спасибо, земляк, - похлопал с благодарностью поручень троллейбуса Иван, он знал, что данная модель выпускается на его родине. «Земляк» буквально через пару остановок домчал Ивана до привокзальной площади. Тут тоже надо было опасаться патруля, но в вокзальной толчее было легче укрыться. Он даже видел эту ненавистную тройку, но она не заметила его, так ловко он сумел избежать нежелательной встречи. Пробравшись к камере хранения, он быстро нашел там свою ячейку и дрожащими от волнения пальцами стал крутить колесики, набирая код, но дверка, как назло, не открывалась. Вот дела! Иван помнил, что надо набирать марку самолета, что это самолет конструкции Туполева – Ту, но какой номер модели? Есть: Ту-104, Ту-110, Ту-114, Ту- 124, Ту-134,Ту-144, Ту-154 …, не говоря уж о военных. Потом вспомнил, что запоминал-то он не простой самолет, а выдающийся. На эту роль претендовали две марки: Ту-104 - первый реактивный лайнер и Ту-144 – первый сверхзвуковой пассажирский самолет. Два шифра не составляло труда набрать. Дверка открылась на Ту-104. Фуражку в чемодан, шапку на голову – фу-ты, аж дышать стало легче! - Теперь меня не возьмешь, теперь я по форме. Надо же, из-за такой ерунды чуть за решетку не угодил и полдня ухлопал, - подумал Иван, запихивая свое добро обратно в ячейку. После всего случившегося стало ясно, что сведения, интересующие Ивана, имеются в комендатуре, но идти туда почему-то очень не хотелось и, поэтому, он решил действовать по-старому, расспрашивая авиаторов. Надев свой головной убор из искусственного меха, он пошел знакомой дорогой по центру и, странное дело, у него сложилось такое впечатление, что на голове у него не шапка-ушанка, а шапка-невидимка, вернее сказать шапка-патруленевидимка: Ивана видно, а патрулей не видно. Словно вымерли - ни одного. - Наверно, у них перерыв на обед. В таком случае не мешало бы и мне подкрепиться,- решил Иван. Он стал искать глазами какое-нибудь предприятие общественного питания и обнаружил на противоположной стороне улицы вывеску «Столовая-самообслуживание». То, что надо! Взяв пластиковый поднос, Иван поставил на него стакан компота из сухофруктов, на стакан сверху положил заварное пирожное, рядом поставил полстакана густой сметаны. На второе он выбрал бифштекс с яйцом-глазуньей и в качестве гарнира картофельное пюре. На первое пышная румяная дама в белом колпаке и переднике налила по его просьбе большую тарелку горячих ароматных щей с кусочком мяса. Она, чисто символически, дала в щи ложку жидкой сметаны, поэтому Иван, когда поставил тарелку на поднос, добавил в них густой сметаны из своего стакана. Еще он взял тарелочку овощного салата и несколько кусочков хлеба. Кассирша, подсчитав стоимость всех блюд, выбила чек - что-то немногим более рубля. - Дешевая столовая,- отметил Иван. Он ел не спеша, наслаждаясь гражданской пищей, недоступной простому солдату. В армии не дают ни яиц, ни пирожных, ни сметаны. Правда, один раз, в честь выборов в Верховный Совет СССР, вспомнил Иван, давали на завтрак по паре яиц вареных, по паре печенюшек и какао с молоком. Тогда, в день голосования, у них в учебке творились прямо какие-то невероятные дела. Во-первых, не было подъема – спи сколько хочешь, но спать не сможешь, так как ровно в шесть утра врубали на полную мощь громкоговорители с патриотическими маршами и песнями типа «Мы за Лениным идем, славя Родину делами…» Волей-неволей приходилось подниматься и идти на избирательный участок. И никаких тебе в этот день физзарядок, построений, проверок. А на самом участке так там вообще чудеса невероятные творились. Проголосовав, солдаты могли купить себе в буфете бутылку вина и запросто распить ее на глазах у офицеров. И никто тебе слова не скажет, ни наряда, ни «губы» за это не получишь. Такая вот своеобразная «демократия», но это только в честь выборов. Приняв дозу, хмельные воины, проголосовав, под контролем начальства, под бравурные марши, шли назад в казарму и укладывались спать до девяти часов утра. На это время был назначен праздничный завтрак в солдатской столовой, где их и ждали «деликатесы», о которых было сказано ранее. Насытившись обедом, Иван убрал за собой грязную посуду и, выйдя на улицу, продолжил свои поиски. Несколько часов ушло, прежде чем один из опрошенных офицеров дал информацию о том, что в четырех остановках езды на трамвае находится штаб армии, где, может быть, рядовому Белову дадут интересующие его сведения. Не мешкая, Иван сел в трамвай и через несколько минут увидел за окном высокие корпуса зданий воинской части, огороженные красивым металлическим забором. На проходной его встретил солдат с черными погонами и эмблемами в виде двух перекрещивающихся пушек. - Артиллерист, - подумал с сожалением Иван. Но, несмотря на это, все-таки рассказал ему о своих поисках. Выслушав его, солдат, ничего не говоря, снял трубку телефона и куда-то позвонил. Переговорив недолго, он сказал: - Пройди вон в тот корпус, видишь? Может там тебе помогут. Когда Иван вошел без особой надежды в указанное здание, то внезапно его настроение резко изменилось, и радости его не было предела – в одном из помещений он увидел сразу двух офицеров-авиаторов: один небольшой лысоватый майор, другой – красивый, высокий, словно киногерой, полковник лет тридцати пяти. Выслушав Ивана, полковник взял его документы и, изучив их, сказал: - Ты, в общем-то, попал по адресу, правда, не совсем. Сейчас иди в столовую поужинай, скажешь – командированный. Потом, когда поешь, мы тебе объясним, как действовать дальше. - Да, выходит, надо было расспрашивать артиллеристов, чтобы найти авиаторов. Как все смешалось в этой жизни,- подумал Иван. В столовой он чувствовал себя как «белая ворона» - там было полно солдат-чернопогонников. Они удивленно и как-то недоброжелательно поглядывали в его сторону - как это попал сюда этот чужак с голубыми погонами? Сказав, как учил полковник, что он командированный, Иван получил в раздаточной алюминиевую миску каши с куском хека и чай, а в хлеборезке ему дали по куску черного и белого хлеба, кусочек масла и пару кусочков сахара. Быстро проглотив свой скромный ужин, он, стараясь не привлекать к себе внимание, что было в принципе невозможно, покинул столовую. - Ну что, герой, наелся? – встретил с улыбкой Ивана полковник, - теперь слушай. И он рассказал, что Иван находится в штабе Армии ПВО (противовоздушной обороны), которая состоит из ракетчиков - зенитчиков и авиаторов. Главное положение занимают ракетчики, поэтому и черный цвет погон у солдат обслуги. А направлен Иван в одну из авиачастей, которая обслуживает этот штаб, он назвал ее «придворной», находиться она в двадцати километрах от Майска. - Туда надо ехать на двадцать восьмом автобусе с автовокзала, который находится рядом с железнодорожным. - Все понял? – закончил свой рассказ полковник. - Так точно, - ответил Иван. - Ну, раз понял, тогда счастливого пути, - сказал на прощание полковник и пожал Ивану руку. Согласно предписанию Иван должен был попасть в часть до десяти часов вечера, поэтому надо было поторапливаться, но на душе все же стало спокойнее, ведь он знал теперь место нахождения своей цели, к которой он с такими трудностями стремился весь этот день. До казармы своего нового места службы Иван добрался поздно вечером, когда все уже спали. Он доложил дежурному по части о своем прибытии и тот указал ему на свободную койку. Через несколько минут наш воин, усталый, но довольный, отключился в глубоком молодецком сне.
×
×
  • Создать...